Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ I В КОНСУЛЬТАТИВНОЙ БЕСЕДЕ 4 страница

Читайте также:
  1. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 1 страница
  2. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  3. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  4. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  5. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  6. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница
  7. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница
Помощь ✍️ в написании учебных работ
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь

Задания. Ознакомьтесь с приведенными ниже фрагментами консультативных ситуаций. Определите, насколько оправ данным является использование приема конфронтации в каждом из них. Сформулируйте конфронтирующие выска­зывания психолога там. где это нужно, или альтернативные варианты реагирования консультанта.

1. Клиент, мужчина 34 лет, на прием пришел по на­стоянию жены, которая на прошлой неделе прихо­дила по поводу проблем в их отношениях. С ее слов, супруг крайне равнодушен по отношению к ней Клиент уверяет, что в их семейных отношениях вес «отлично», при этом настойчиво повторяет это слово с раздражением в голосе.

2. Клиентка, женщина 53 лет, пришла с просьбой ока­зать помошь в воздействии на дочь 26 лет, которая, по ее словам, встречается с молодым человеком, который ей «не подходит», так как младше ее на два года и работает мясником в магазине.

3. На приеме мама мальчика 8 лет, который в послед­ние несколько недель несколько раз был инициа­тором жестоких драк в школе. Именно эти драки и явились поводом для обращения к психологу. Од­нако каждый раз, когда психолог просит подробнее

рассказать о драках, мама упорно переводит разговор на неуспеваемость сына.

4. На приеме клиент 40 лет, высокооплачиваемый ме­неджер. Несмотря на проговоренное в начале приема разделение ответственности, неоднократно заяв­ляет психологу: «И как вы бы решили эту пробле­му?» Психолог начинает чувствовать себя неуютно, тем более что он и сам не знает, как «эту» проблему можно решить.

5. Клиентка, женщина 32 лет. Жалуется на то, что не мо­жет заставить сына 9 лет учиться, на то, что в послед­нее время он стал грубым, дерзким и непослушным. В пылу конфликтов она хватается за ремень. «Да, я бью его, — говорит клиентка. — Я знаю, что это плохо, но, поверьте, он сам вынуждает меня к этому».

6. «Вы же понимаете, — плачет клиентка, женщина 25 лет, — после его измены наша семья просто не мо­жет существовать! Как гром среди ясного неба! Это конец всему!»

7. Молодой человек 21 года. Жалуется на то, что его «никто не любит», при этом упоминает о том, что живет с родителями, для которых является «светом в окошке»; во время консультации мать клиента звонит, чтобы узнать, где он находится, обедал ли и все ли у него в порядке.

1.Молодой человек 23 лет, студент заочного отделения вуза, бывший спортсмен. На консультации просит позаниматься с ним «по развитию ума», рассказывает о том, что читал, будто занятия спортом притупляют умственные способности. Крайне низко оценивает уровень своей памяти, внимания, мышления. На во­прос об академической успеваемости в школе и вузе говорит, что всегда был хорошистом, но это «ничего еще не означает» — преподаватели, с его слов, созна­тельно завышают оценки, так как молодой человек играл за сборную школы, а после и вуза.

2.Определите, являются ли приведенные реплики психолога примерами эффективной или неэффективной конфронта­ции. Попробуйте переформулировать неудачные высказы­вания.

1. Я же вам уже два раза сказала, что вашему мужу не хватает вашего внимания, и дело здесь вовсе не в том, что он избалован.

2. Как же вы сможете успешно пройти собеседование с такими страхами? Вы сами себя обманываете.

3. Называть так свою жену — в глаза или за глаза — означает не уважать ее.

4. Вы говорите, что ваш начальник активно провоциру­ет конфликты с вами, придирается, но в вашем рас­сказе я не услышала ничего, что говорило бы в пользу этой точки зрения. Наоборот, он в ситуации, которую мы обсуждали, вел себя очень сдержанно.

5. Вам надо принять свой возраст, принять себя в том возрасте, в котором вы находитесь, а не делать пла­стическую операцию. Это было бы попыткой отри­цать реальность и насилием над вашей индивидуаль­ностью.

6. Вы называете мужчин козлами. А козлы живут с кем?... с козами. Вы не задумывались об этом?

7. Вам удобно чувствовать себя жертвой, терпящей от мужа-преследователя страдания и унижения. Но у меня отчетливое ощущение, что преследовате­лем является не он...

8. Вы ничего не рассказали о чувствах дочери, хотя в начале беседы заявили, что именно они беспокоят вас больше всего. Вы больше озабочены собой?

9. Ваш сын — невротик, а вы никак не хотите этого признавать!

10. Вы сидите в закрытой позе. Это говорит о вашей неготовности к контакту. Не надо убеждать меня в обратном: факты говорят сами за себя.

11. Вы всерьез интересуетесь хиромантией, но ведь это лженаука.

12. Ваши надежды необоснованны, ваша забота даже вредна вашему мужу... Он будет принимать нарко­тики и дадьше, пока не дойдет до дна иди не захочет преодолеть свою проблему сам.

13. Почему вам так важно убедить меня в том, что ваш супруг психически болен? Ведь никаких оснований для таких выводов нет. Это принесло бы вам ка­кую-то выгоду?

14. Вы все время играете со мной в какие-то игры... Не хочется прекратить?

3. Ознакомьтесь с приведенными ниже утверждениями.

Определите, являются ли они примерами психологических

ограничений или нет. Сформулируйте конфронтирующие

высказывания там, где это уместно.

1. Учиться чему-то новому хорошо до 40-45 лет, потом это и бесполезно, и смешно.

2. Инициативу в отношениях полов всегда должен проявлять мужчина; женщина ее либо поддержива­ет, либо отклоняет. Мужчина должен знакомиться, звонить первым, приглашать даму в театр, кафе, на прогулку и т. п.

3. Стабильные отношения мужа (жены) «на стороне» только укрепляют отношения супругов в семье.

4. Разведенная женщина с ребенком имеет меньше шансов на повторный брак, чем бездетная.

5. Дети, которые воруют, всегда имеют моральный де­фект.

6. Если человек воспитывался в неполной семье, он не сможет быть счастлив в собственной семейной жизни.

7. Ребенка может травмировать факт развода родите­лей. Поэтому этот факт лучше не сообщать ребенку, по крайней мере, до поры до времени.

8. Никто, кроме родителей, не защитит ребенка. По­этому родители должны покрывать и оправдывать любые проступки ребенка перед другими людьми.

8. Ребенок ничего не должен знать о проступках или проблемах, которые были у родителей в их дет­стве (низкая успеваемость, трудности отношений со сверстниками, грубость по отношению к учите­лям). Иначе он не будет уважать родителей.

9. Партнер, изменивший хотя бы раз, обязательно изменит снова или, по крайней мере, будет желать этого.

10. Настоящая любовь — единственная, она может быть лишь раз в жизни.

11. В гармоничных отношениях партнеры хорошо чув­ствуют друг друга и в состоянии предугадывать же­лания друг друга без слов.

12. После определенного возраста (50-60 лет, а для не­которых и раньше) человек теряет способность к лич­ностным изменениям.

13. Подростковая грубость в отношении родителей явля­ется возрастной нормой.

14. Из ребенка, пережившего тяжелые психологические травмы в детстве, вырастает невротичный взрослый, неспособный справляться с жизнью и ее трудностями.

15. Хорошая мать всю себя посвящает детям.

16. При общении с клиентом психолог должен всегда сохранять спокойствие.

17. Дети, растущие в неполных семьях, плохо адаптиро­ваны и чаще детей из полных семей имеют психоло­гические проблемы.

18. Детям не нужно знать о разногласиях и ссорах между родителями. Поэтому при детях родители не должны ссориться и проявлять недовольство друг другом.

19. Крепкий и гармоничный брак приносит супругам постоянное ощущение счастья и радости жизни.

20. Бывают подходящие и неподходящие брачные парт­неры. Залог счастья в браке — правильный выбор спутника жизни.

5.1.4. Информирование клиента как средство психологического воздействия

Информирование клиента является одним из средств психологического воздействия, близким к интерпрета­ции. При информировании консультант передает клиенту в приемлемой для него форме информацию о психологи­ческих закономерностях и явлениях, которой тот до на­стоящего момента не владел. Предполагается, что, имея эту новую информацию, клиент сможет лучше понимать поведение свое и других людей и, в свою очередь, действо­вать более адекватно.

Информирование может быть полезным, когда клиент неверным образом интерпретирует ситуацию или поведе­ние — свое и окружающих.

Пример 1. На приеме — женщина средних лет, обратив­шаяся по поводу проблем во взаимоотношениях с неве­сткой. В адрес последней прозвучало немало нареканий, одно из которых — неумение воспитывать ребенка (внука клиентки). С ее слов, само поведение ребенка свидетель­ствует о том, что его мать — психически неуравновешен­ный, неадекватный человек, «не умеющий прививать ребенку элементарные правила поведения». Клиентка приводит многочисленные примеры того, что ребенок не умеет играть с другими детьми, бывает агрессивным, постоянно бегает и кричит, а потом упоминает, что ребе­нок имеет диагноз — СДВГ (синдром дефицита внимания с гиперактивностью). С ее точки зрения, в возникновении У ребенка СДВГ виновата мать, которая неправильно его воспитывала и «мало с ним занималась».

Из приведенного примера видно, что клиентка не по­нимает сути СДВГ, механизмов его возникновения и коррекции; ее претензии в адрес невестки в данном отно­шении неоправданны. Разъяснение клиентке этой инфор­мации помогло ей занять в отношении данного вопроса более адекватную позицию.

Пример 2. На консультативном приеме — мама мальчика •О лет, левши. Мама — организованный, целеустремлен­ный и волевой человек, генеральный директор небольшой коммерческой фирмы. Ее основные претензии к поведе­нию ребенка (к сожалению, в том виде, в котором они звучали, их трудно было назвать жалобами — это были именно претензии) сводились к тому, что мальчик неор­ганизован, ленив, невнимателен на уроках в школе, скло­нен «витать в облаках», неряшлив и равнодушен к своему внешнему виду. На этапе исследования жалобы клиентки, а также диагностической работы с ребенком стало очевид­ным, что: а) со стороны матери имеет место эмоциональ­ное отвержение ребенка, разочарование им; собственный детский опыт клиентки был крайне травматичным, спо­собствовал формированию у нее независимости, само­стоятельности, агрессивности, презрения к любым прояв­лениям слабости; парадоксальным образом клиентка, всю жизнь обижавшаяся и злившаяся на свою мать, переняла ее модели поведения по отношению к детям, и «рохля»-сын попросту раздражал ее; б) мать не понимала, что проявле­ния в поведении ребенка, которые так ее раздражали, с од­ной стороны, являлись прямым следствием ее отвержения в сочетании с гиперпротекцией, а с другой стороны — от­части были обусловлены специфическими особенностями левши (развитая фантазия, впечатлительность, ранимость, особенности внимания и самоорганизации и др.). Психо­логическое воздействие в данном случае было комплекс­ным и включало в себя в том числе информирование ма­тери о данных особенностях, причинах их возникновения и возможных путях развития.

Пример 3. На консультативном приеме — студентка третьего курса психологического факультета, суть жалобы сводится к недовольству собой и неуверенности в себе, которая проявляется практически во всех сферах ее жизни. Поводом для обращения послужило практическое занятие по психодиагностике, на котором студенты проходили тестирование. По итогам прохождения шестнадцатифак­торного опросника Кеттелла стеновые баллы клиентки по десяти шкалам из шестнадцати находилось за пре­делами среднестатистических значений. Этот результат был воспринят ею крайне болезненно как доказательство ее невротизированности и «ненормальности». «Впору веревку намыливать... Я ненормальная, и это, наверное, уже для всех очевидно... В клинику неврозов лечь?» Ин­формирование клиентки как одно из составляющих пси­хологического воздействия в данном конкретном случае было направлено на разъяснение ей назначения данного опросника, а также того, что он никакого отношения не имеет ни к диагностике психической «нормальности» или ненормальности, ни к определению степени невроти­зированности, а также того, что данные любого тестирова­ния имеют достаточно условный характер.

На примере приведенных случаев можно убедиться в том, что:

1. Информирование практически никогда не является единственным средством психологического воздействия в консультативной беседе, обычно оно дополняется дру­гими средствами воздействия.

2. Информирование представляет собой передачу клиенту в доступной для него форме собственно психоло­гического знания, психологических понятий. Очевидно, что важно при этом, чтобы психолог говорил на языке клиента, а не использовал малопонятных специальных терминов и выражений. Передаваемая информация долж­на быть подстроена под картину мира клиента и «переве­дена на его язык*. В противном случае информирование бесполезно и даже вредно, так как разрушает консульта­тивный контакт и/или вводит клиента в заблуждение.

3. Информирование — это не только передача инфор­мации о том, «что было» и «что есть* в жизни клиента или окружающих его людей. В целом ряде случаев это и информация о том, «что будет» и «что с этим можно сделать». Например, для родителей ребенка-левши или ги­перактивного ребенка важно знать возможную динамику психологических особенностей ребенка, связанных с лев- HiecTBOM (СДВГ), о том, с какими сложностями ребенку придется столкнуться, вероятно, в дальнейшем. И, конеч­но же, получить информацию о том, каким образом они могут выстраивать свое собственное поведение, чтобы по­мочь ребенку лучше адаптироваться, или скорректировать его особенности развития. В этом случае информирование тесно связано с предоставлением профессиональных пси­хологических рекомендаций.

4. Информирование клиента не имеет ничего общею с навешиванием на него, его близких или ситуацию в це­лом ярлыков. Информирование — это не реплика: «Ваш ребенок ведет себя так во многом потому, что он левша», это предоставление развернутой информации, в кото­рой были бы разъяснены механизмы данного явления и/или его развития, доступно и обоснованно описаны варианты его динамики и, если нужно, преодоления. Ин­формировать означать передать в доступной форме суть, а не название.

5. Возможности психолога-консультанта в отношении использования информирования как средства воздействия определяются зоной его компетентности в соответствую­щих областях психологии — возрастной, клинической, дифференциальной, психодиагностики и т. д. Психологу, не владеющему информацией о СДВГ или особенностях детей-левшей, не знающему, что такое шестнадцатифак­торный опросник Кеттелла, информирование по данным вопросам будет не под силу.

6. По возможности информирование клиента должно дополняться ссылками на популярную психологическую литературу, содержащую развернуто изложенные сведения по соответствующему вопросу.

7. Так же, как и интерпретация, информирование не должно быть авторитарным, назойливым, вторгающим­ся во внутренний мир клиента, оно осуществляется из по­зиции «на равных» и в диалоге с клиентом. Поэтому, осу­ществляя информирование, психолог всегда поддерживает «обратную связь» с клиентом. «Что вы об этом думаете?».

Мне показалось, что то, что я сейчас сказал, вызывает вас некоторое напряжение, может быть, недоверие... Это так?»* «Что вы скажете об этом?» — вот несколько приме­ров реплик консультанта, направленных на поддержание диалога. Информирование нельзя превращать в монолог, клиента необходимо побуждать к активному участию в бе­седе, прояснению того, что было непонятным, выражению эмоиий и т. п.

Задания на освоение информирования как средства психологического воздействия на клиента

Задание 1. Попробуйте перевести на «житейский», повседнев­ный язык приведенные ниже психологические понятия, объяснив в популярной форме их смысл. При необходимо­сти воспользуйтесь психологическим словарем. Вам будет удобнее оценивать качество выполнения этого задания, если вы будете объяснять смысл психологических понятий какому-то конкретному человеку, желательно не психологу, который согласится побыть для вас помощником. Внима­тельно следите за его реакцией.

1. Самоактуализация.

2. Трансфер.

3. Ненормативный кризис семейной жизни.

4. Психопатия.

5. Негативизм.

6. Психологическая коррекция.

7. Референтная группа.

8. Конгруэнтность.

9. Синдром эмоционального выгорания.

10. Посттравматическое стрессовое расстройство.

11. Психологическое консультирование.

12. Гиперпротекция (гиперопека).

13. Шизоидный тип характера.

14. Гиперкомпенсация.

15. Нарциссизм.

Задание 2. Разъясните для клиентов смысл психологических

понятий

1. СДВГ (бабушке гиперактивного ребенка).

2. Акцентуация характера (мужчине 35 лет, сыну пожи­лого отца со старческим заострением акцентуации по застревающему типу).

3. Психологическое слияние (девушке, находящейся в отношениях сверхблизости со своим гражданским мужем и страдающей от необъяснимых, на ее взгляд, чередований взаимного упоения с внезапной отчуж­денностью и взаимным раздражением в отношениях)

4. Психологическая сепарация от родителей (маме юноши 17 лет, который не расстается с девушкой, которая «ему не подходит, это же ежу понятно*).

5. Послеразводная депрессия (женщине, уговариваю щей свою взрослую дочь «не печалиться»).

6. Внешний локус контроля (клиенту, который видит причину своих несчастий в том, что он родился под знаком Девы).

7. Аффект (уравновешенному и хладнокровному моло­дому человеку, которого девушка в припадке беспоч­венной ревности публично оскорбила).

8. Самореализующееся пророчество (начинающему психологу, ведущему тренинги, панически боящему­ся провала).

9. Эгоцентризм (студентке со страхом выступлении перед аудиторией).

10. Бихевиоральная терапия (склонному к паранойе молодому мужчине, которому приятель-психолог по­советовал обратиться к бихевиоральному терапевту, но не объяснил, что это такое).

11. Комплекс «свергнутого принца» (матери, жалую­щейся на то, что после рождения второго ребенка ее шестилетний сын стал капризным и упрямым, ведет себя «как маленький», чем вызывает сильное ее раздражение. Женщина пытается преодолеть эти реакции, побуждая сына заботиться о новорожденном — «Ты же старше, ты должен его защищать, оберегать, заботиться о нем».).

12. Психологические границы семьи (женщине, не­годующей по поводу того, что после женитьбы ее взрослый сын стал гораздо меньше прислушиваться к ней, а также запирается с молодой женой в комнате на ночь).

5.2. Эмоциональное отреагирование

Клиенты, которые приходят за получением консуль­тативной помощи, обычно имеют более или менее дли­тельный опыт жизни со своей проблемой. Нередко они пытаются справиться с ней самостоятельно, однако такие попытки обычно безуспешны (или человек не обращается к психологу). Сама по себе психологическая проблема человека создает у него фон повышенного эмоциональ­ного напряжения, которое со временем имеет тенден­цию накапливаться. Это напряжение усиливается также сознанием того, что с проблемой справиться в одиночку не удается.

Некоторые проблемы напрямую связаны с накопле­нием эмоционального напряжения, которое длительное время не находит себе выхода.

В процессе консультативной работы необходимо дать накопившимся эмоциям возможность выйти, проявиться, быть отреагированными. Необходимо дать возможность клиенту соприкоснуться со своими эмоциями, войти в прямой контакт с ними. Только в этом случае произой­дет спад эмоционального напряжения.

Для того чтобы работать с эмоциями клиентов, кон­сультанту важно не бояться их (эмоций), уметь принимать без попыток отрицания или подавления. Консультанту важно иметь хороший контакт и с собственными эмоция- МИ, хороший доступ к собственным непосредственным переживаниям. Если консультант плохо осознает собственные эмоции, то он оказывается неспособным к рабоь. с эмоциями клиентов. Важно, чтобы консультант отно­сился к эмоциям без предубеждения и не делил их на «хо­рошие* и «плохие*, был способен переносить остры0 эмоциональные состояния — и свои, и чужие.

Таким образом, в консультативной работе психоло| выстраивает диалог таким образом, чтобы клиент макси­мально соприкасался со своими эмоциями, мог исследо вать и выражать их. Из материала предыдущих глав мы знаем, что эмоции клиента в консультативном диалоге являются своеобразным индикатором его потребностей: настоящие (а не воображаемые) мотивы человека в тех или иных жизненных ситуациях проявляются именно че рез эмоции — как отрицательные, так и положительные Внимание к эмоциональному состоянию клиента позво­ляет по-настоящему сориентироваться в его проблеме С другой стороны, выражение (отреагирование) эмоций дает положительный психологический эффект: человек избавляется от накопившегося напряжения и чувствует облегчение, освобождение; по меткому выражению одном клиентки, «душа проясняется как небо после грозы».

Эмоциональное отреагирование редко бывает един­ственным направлением психологического воздействия в консультативной беседе: психологическая проблема обычно не решается за счет того, что клиент освобож дается от эмоционального груза, необходим собственно анализ ситуации и выявление внутренних ее механизмом, создающих и поддерживающих проблему. Однако самая лучшая консультативная работа, при которой консультант старался максимально сдерживать и подавлять эмоции клиента, оставляет у последнего ощущение смутной не­удовлетворенности .

Эмоциональное отреагирование является важнейшим механизмом психологической помощи людям, привыкшим или вынужденным в силу определенных обстоятельств сдерживать собственные эмоции, особенно негативные Вместе с тем его ценность существенно ниже в работе с лицами, склонными к неупорядоченному проявлению эмоиий и демонстративному поведению, агрессивными, 0тдичаюшимися импульсивностью и т. д. — то есть с ли­цами, для которых важно скорее не научиться прямо вы­ражать свои эмоции, а овладеть умением контролировать иХ и выражать в конс груктивной форме.

Нередким выражением сильных эмоций, охвативших клиента, являются слезы. Начинающего консультанта они часто пугают, создают ощущение сильного дискомфор­та, беспомощности, иногда — чувства вины («Это я его до слез довела»); такой консультант, слушая рассказ оче­редного клиента, заранее начинает тревожиться по поводу того, что тот может заплакать, избегать тем, которые вы­зывают у клиента выраженную эмоциональную реакцию, и таким образом работа приобретает крайне поверхност­ный характер. Среди наиболее частых реакций неопытных консультантов на слезы клиента, по данным проведенного нами неофициального опроса, лидируют: предложить воды, призвать клиента к тому, чтобы он «не плакал», пообещав обязательно помочь (консультант впадает в по­зицию заботливого родителя и берет на себя излишнюю ответственность), сделать перерыв, сменить тему. Все эти варианты поведения отражают тревогу консультанта и же­лание справиться с ней.

Вместе с тем слезы клиентов в консультации — очень распространенное явление; слезы сопровождают пережи­вание клиентом сильных чувств. Наиболее часто клиенты плачут, испытывая душевную боль (возникшую в контек­сте их переживания собственной проблемной ситуации), от жалости к себе, от злости. В слезах также нередко вы­ражаются накопившееся общее напряжение и душевная Усталость. Все эти реакции не имеют отношения лично к консультанту и возникли не из-за его профессиональных ошибок, поэтому фантазии «Это я довел (довела) клиента До слез» не имеют в данном случае под собой реальной почвы: клиент уже «сам себя довел» до этих слез («жизнь Довела»), в консультативной ситуации они лишь получают в°зможность пролиться.

Иногда клиент начинает плакать из-за того, что кон­сультант и в самом деле допускает ошибку. Обычно это си­туации, когда клиент остро нуждается в психологической поддержке, а консультант не замечает этого или не знает, как поддержать, и говорит (делает) что-то такое, от чего клиент начинает чувствовать себя одиноким, брошенным и несчастным. Например, клиентка рассказывает о том, что иногда она чувствует настоящую ненависть к своей сестре; по ее тону слышно, что она с трудом признается в этом, считая это чувство «плохим». В этот момент она остро нуждается в поддержке: ее переживания — открытая рана, которой можно касаться только «теплыми руками» и очень осторожно. Консультант может причинить кли­ентке сильную боль, если допустит в этот момент ошиб­ку — например, посмотрит на часы или начнет расспра­шивать, как часто и как сильно проявляется ненависть (в какое время суток и в какие месяцы года), или начнет рассуждать о том, что среди сиблингов такие чувства — не такая уж большая редкость, или скажет что-то, что про­звучит для клиентки как осуждение или упрек. Ведь в этом состоянии больше всего ей хотелось бы услышать, что ее чувства поняты и приняты, что ее не упрекают, что это признание не делает ее в глазах консультанта «плохой» или «ненормальной»; тогда можно будет расслабиться и через некоторое время сделать шаг вперед. Ошибоч­ные же реакции консультанта приводят к усугублению душевной боли клиента и разрушают консультативный контакт. Клиент замыкается в себе, перестает отвечать на вопросы, плачет и не может успокоиться, в наиболее тяжелых случаях — встает и покидает помещение, где осу­ществляется консультация.

Какие средства работы с накопившимся эмоциональ­ным напряжением клиента имеются в распоряжении психолога?

Проявления сильных эмоций обычно можно заметить еще на начальных этапах консультативной беседы, когда осуществляется ориентация в жалобе клиента. Расска­зывая о тех или иных аспектах собственной жизненной ситуации, клиент начинает волноваться, меняются его манера говорить, интонации, поза, нередко плачет. Здесь необходимы техники эмпатического слушания, которые как раз и позволяют клиенту проявить и осознать свои эмоции. Когда клиент «выговаривается», это само по себе дает явный эффект сброса эмоционального напряжения; эффект становится во много раз более ярким, если слу­шатель не осуждает, не интерпретирует, не оценивает, словом, не совершает тех ошибок слушания, о которых мы говорили в соответствующей главе. Эмпатическое слу­шание во много раз усиливает эффект сброса напряжения клиента еще на этапе расспроса и исследования жалобы. Особая роль при этом принадлежит техникам молчаливой поддержки и отражения чувств клиента — называя его чув­ства вслух, консультант помогает ему осознать, что с ним происходит, отреагировать переживания, а затем и успо­коиться.

Вторым средством снятия эмоционального напря­жения являются суггестивные формулировки, которые может использовать психолог для того, чтобы снять груз накопившихся отрицательных эмоций. Например: «В этой ситуации вы действительно сделали все, что могли, все, что от вас зависело», «Вы поступили в этой ситуации как ответственная мать», «Вам не в чем себя винить — эти обстоятельства от вас лично не зависели». Суггестивные формулировки включаются в речь психолога естествен­ным образом, не связаны с наведением трансовых со­стояний; они произносятся твердым, уверенным тоном, интонационно выделяются и сопровождаются взглядом в глаза клиенту.

Эмоциональному отреагированию способствуют любые формы активности клиента, в которых приветствуется пря­мое выражение чувств. Поэтому хорошую службу сослужат Домашние задания, заключающиеся, например, в предло­жении клиенту написать письмо тому или иному человеку, по отношению к которому есть сильные чувства (письмо предназначается не для отправления адресату, а именно Для выражения чувств), или вести дневник, в котором клиент будет высказывать свои чувства и эмоции по отно­шению к определенным людям или событиям. Такие за­дания можно использовать для работы, например, с неза­вершенными отношениями, с расставаниями и потерями, для проработки травматического детско-родительского и межличностного опыта. Эти письма и дневники клиен­ты не обязаны показывать психологу, но могут принести с собой на очередной прием, если захотят это сделать; довольно часто, если консультативный контакт достаточно глубок, они испытывают потребность прочитать письмо или отрывок из дневника консультанту.

Решению задачи эмоционального отреагирования спо­собствуют также специальные приемы и техники различ­ных направлений психотерапии и психологического кон­сультирования, например постановка психодраматической сцены, в которой клиент, обращаясь к воображаемому партнеру, высказывает свое отношение к нему и свои эмо­ции, или гештальттерапевтическая техника пустого стула. При этом консультант всячески поощряет выражение эмо­ций клиентом, демонстрирует их принятие. Важно добить­ся именно эмоционального отреагирования, максимально полного и глубокого вхождения клиента в контакт с его эмоциональным состоянием и проживания его во всей полноте, а не просто произнесения тех или иных слов.

Эмоциональное отреагирование клиента как средство психологического воздействия возможно лишь при усло­вии внимательного, бережного и принимающего отноше­ния консультанта к чувствам и переживаниям клиента, его стремлении не осудить, а понять их. В противном случае не достигает своей цели ни одна из перечисленных техник.

При обнажении чувств и переживаний, особенно если до этого они недостаточно хорошо осознавались клиен­том, он становится чрезвычайно уязвимым и нуждает­ся в эмоциональной поддержке со стороны психолога. Особенно это касается ситуаций, когда клиент входит в контакт с чувствами, которые он сам осуждает и счи­тает «плохими» — например, зависть, сильная неприязнь или даже ненависть, раздражение, ревность, страх, обида и т. п. В такие моменты клиент особенно чувствителен к реакциям консультанта, и малейшие нотки осуждения, дистанцирования или морализаторства воспринимает Крайне болезненно; консультативный контакт при этом . страдает, а доверию клиента к консультанту наносится ушерб. Психологу в эти моменты беседы важно транслиро­вать клиенту — через слова, позу, взгляд, выражение лица, интонации — что он понимает и принимает состояние клиента. И если ему это удается, достигается выраженный положительный психологический эффект: клиент стано­вится сам в состоянии принять свои чувства, не борясь с ними, не отвергая их, не пытаясь их вытеснить; это принятие становится мощным толчком на пути работы клиента над собой и своими сложностями. Если же кон­сультант осуждает чувства клиента как «плохие* или не­достойные, он провоцирует соответствующее отношение к своим переживаниям со стороны клиента, внутренний конфликт, сопровождающийся напряжением, защитными реакциями и приводящий к усугублению проблемы и об­щей невротизации.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь

Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 165 | Нарушение авторских прав


 

 

Читайте в этой же книге: Помощь клиенту в переходе к изложению жалобы | ИССЛЕДОВАНИЕ ЖАЛОБЫ I КЛИЕНТА 1 страница | ИССЛЕДОВАНИЕ ЖАЛОБЫ I КЛИЕНТА 2 страница | ИССЛЕДОВАНИЕ ЖАЛОБЫ I КЛИЕНТА 3 страница | ИССЛЕДОВАНИЕ ЖАЛОБЫ I КЛИЕНТА 4 страница | ИССЛЕДОВАНИЕ ЖАЛОБЫ I КЛИЕНТА 5 страница | ИССЛЕДОВАНИЕ ЖАЛОБЫ I КЛИЕНТА 6 страница | ИССЛЕДОВАНИЕ ЖАЛОБЫ I КЛИЕНТА 7 страница | ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ I В КОНСУЛЬТАТИВНОЙ БЕСЕДЕ 1 страница | ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ I В КОНСУЛЬТАТИВНОЙ БЕСЕДЕ 2 страница |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ I В КОНСУЛЬТАТИВНОЙ БЕСЕДЕ 3 страница| ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ I В КОНСУЛЬТАТИВНОЙ БЕСЕДЕ 5 страница

mybiblioteka.su - 2015-2022 год. (0.028 сек.)