Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

ИССЛЕДОВАНИЕ ЖАЛОБЫ I КЛИЕНТА 4 страница

Читайте также:
  1. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 1 страница
  2. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  3. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  4. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  5. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  6. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница
  7. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница
Помощь ✍️ в написании учебных работ
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь

Фрагмент 11

Клиентка: Он давно и прочно женат, и все эти годы я живу в соседней квартире и прислушиваюсь к каждому шороху, каждому звуку... радуюсь каждой ноте его голоса, доносящейся до меня... живу, словно превратившись в его тень...

Консультант: Вы хотели бы, чтобы он разошелся с женой и вы могли быть вместе.

Фрагмент 12

Клиентка: Он давно и прочно женат, и все эти годы я живу в соседней квартире и прислушиваюсь к каждому шороху, каждому звуку... радуюсь каждой ноте его голоса, доносящейся до меня... живу, словно превратившись в его тень...

Консультант: Вы впали в зависимость от него и не можете сами от этой зависимости избавиться.

Фрагмент 13

Клиентка: Он давно и прочно женат, и все эти годы я живу в соседней квартире и прислушиваюсь к каждому шороху, каждому звуку... радуюсь каждой ноте его голоса, доносящейся до меня... живу, словно превратившись в его тень...

Консультант: У вас депрессия. Вы чувствуете, что он женат, и от этого вам плохо.

Фрагмент 14

Клиент: В школе, где учится мой сын, — настоящий бардак. В одном классе с ним обретаются дочь и племян­ница классной руководительницы, и им все позволено, зато с остальных дерут три шкуры. Я считаю это вопиющей несправедливостью и уже много раз пытался переломить эту ситуацию, но успеха, к сожалению, не достиг... пока.

Консультант: Вы опечалены, что с вашим сыном обходятся не так, как он того заслуживает.

Фрагмент 15

Клиент: Жена, конечно, немного преувеличивает, она человек эмоциональный и склонна сгущать крас­ки. Однако в наших отношениях за последние полгода и вправду не все ладно. Собственно, и обращение к вам связано с необходимостью разобраться в сложившейся ситуации.

Консультант: Вы чувствуете, что не можете спра­виться с проблемами, возникшими в ваших отношениях, самостоятельно.

Фрагмент 16

К л и е н т: Я не хотел бы, чтобы о том, что я приходил к вам сюда, знала моя мама... Она вас посещает по поводу якобы моего гомосексуализма, на котором она свернута и которым вам, наверное, уже весь мозг вынесла... Прошу вас, не говорите ей ничего! Я очень боюсь за ее здоровье. В последние годы у нее одна за другой сверхценные идеи: сначала это было то, что отец — подлец, бросил ее и т. д., потом свихнулась на религии, всем попам доставалось от нее, теперь вот мой «гомосексуализм»... Мы с сестрой уже до смерти устали, что ни день, то допрос с пристра­стием, вопли...

Консультант: Мамино подозрение в гомосексуа­лизме возмущает вас, и вы говорите, что это неправда.

Фрагмент 17

Клиентка: Он то звонит мне каждый вечер, говорит со мной часа по полтора-два, при этом мало меня слушает, ему надо самому выговориться... Говорит о вещах, которые интересны только ему самому, но никак не мне... Может при мне начать ругать женщин, что они все до единой эго­истки, собственницы, или начать прохаживаться по адресу учителей, мол, они все слушать не умеют, замшели и так далее. Ему даже в голову не приходит, что я тоже жен­щина, что я тоже учительница, и мне может быть обидно слышать все эти слова. Один раз позвонил, когда я была больна, лежала с температурой под сорок, и тоже безоста­новочно болтал языком целый час, хоть и знал, что я бо­лею. То вдруг пропадает, когда я уже привыкну к нему, пропадает на месяц или полтора, и так противно бывает, такое мерзкое ощущение того, что тебя используют... ис­пользуют, как унитаз, в который все можно слить и он все примет... К одиноким женщинам у мужчин отношение такое, что они стерпят все, что угодно, что их общество — самый лучший подарок для такой женщины!

Консультант: Вас злит такое отношение к себе.

Задание. Ознакомьтесь с приведенным отрывком. Опишите чувства и эмоциональные состояния действующих лиц: а) автора повествования; б) Вити; в) Лобза.

Попробуйте назвать эмоциональные состояния дей­ствующих лиц рассказа, обращаясь к ним в первом лице, как если бы они были вашими клиентами в психологической консультации. Начните со слов: «В этой ситуации вы... Эта ситуация была для вас... Вы чувствовали...»

«Витя приехал за своими вещами.

Вообще-то упаковывала и собирала я их сама. Еще де­сять дней назад я сообщила Вите, что окончательное решение принято — я расстаюсь с ним. Мне кажется, он не поверил мне, но, тем не менее, видеть его, выяснять с ним отношения — выше моих сил. Не хочу, чтобы он хо­дил по квартире в поисках своих книг, носков и рубашек, разговаривал с Барвинушкой, ругался со мной.

Целую неделю я складываю его одежду, туалетные принадлежности, книги, посуду, постельное белье. Все эти вещи пахнут Витей, его особенным запахом, и я злюсь и на эти вещи, и на этот запах. Это — запах обманутых ожиданий и разбитых надежд, это запах человека, который защищал только свое спокойствие и свое Я, это запах пре-дательства. Это — запах Витиной обиды на меня, Витиной агрессии.

Совершенно некстати вспоминаю я, как в солнечный день свадьбы Витя злобно огрызнулся на смеющихся теток в парке, требовавших за меня выкупа.

Сейчас все не то. Хмурый замурзанный апрель, мало света, везде мокро, грязно... По всей квартире наставлены сумки, ящики и свертки с Витиными вещами. Я спотыка­юсь о них, как о могильные камни на кладбище. Никогда не думала, что их окажется так много.

Витя приедет вместе со старым другом, которого он называет Лобзом — непонятно почему. У Лобза, ровесника Вити и убежденного холостяка, мягкий характер, Витю он обожает еще с институтской скамьи и находится у него в полном подчинении.

Сегодня Лобз призван перевезти Витю на собственной машине.

Точно в назначенный час (я отправила Барвинушку к родителям, чтобы она ничего не видела) раздается зво­нок в дверь. Открываю. Совершенно несчастный Лобз затравленно смотрит на меня своими добрыми глазами. За его понурой спиной — Витя, почему-то с палкой в руке (палки он носит только из пижонства) и такой злой, каким я его никогда не видела. Не здороваясь, он пинает Лобза:

— Живей давай! Вон то бери!

Лобз суетливо хватает вещи и кидается с ними к лифту.

Витя зловеще прохаживается по квартире, резко обора­чивается ко мне.

— Ты все решила?

— Да, — мой голос звучит хрипло и безжизненно. Мне хочется, чтобы он ушел, но я не могу его прогнать.

— Ты уверена в том, что делаешь?

-Да.

Витя прохаживается еще раз по коридору — взад и впе­ред. Его начищенные туфли звонко стучат каблуками по вымытому мною полу.

— Значит, ты выбираешь предательство?

— Хочется сохранять спокойствие, но оно изменяет мне — на слове «предательство* меня буквально взрывает:

— Кто бы говорил о предательстве!!!

— Дина?

Долгая пауза. Он смотрит мне в глаза. Он весь налит злобой.

— Да. Я выбираю предательство. Уходи.

Он все еще смотрит на меня, словно не веря. Вернув­шийся Лобз прерывает эту тягостную сцену.

Чем он так напуган, этот добрый, безгранично пре­данный Вите человек? Может быть, он думает, что я со­бираюсь вцепиться ему в глотку? Витя злобно указывает на вещи, стоящие в соседней комнате, и Лобз послушно трусит туда с видом побитой собаки.

— Не то! — орет Витя, когда Лобз берет ящик с моей швейной машинкой, и тот, подхватив два тюка с одеждой, рысцой вылетает на лестницу.

Витя находит две полиэтиленовые сумки полегче и злобно шагает за ним.

Я стою у окна, и мне кажется, что меня бьют, и это из­биение прекратить нельзя, его надо перетерпеть. Онемели и руки, и ноги, я плохо вижу и плохо соображаю. Больше всего мне хочется, чтобы вся эта процедура поскорее за­кончилась.

Они таскают вещи еще минут двадцать.

Наконец, нагруженный двумя одеялами и подушкой, упакованными в мешок, совершенно деморализованный Лобз покидает квартиру, явно не зная, стоит ли ему попро­щаться или это неуместно... Витя пихает замешкавшегося на пороге Лобза на лестницу и с двумя баулами в руках вихрем влетает на порог кухни, где я стою, с тоской ожи­дая, когда же все это закончится.

Витя останавливается, злобно подбирается, и я пони­маю, что он сейчас сделает что-то ужасное.

Ударит меня?

С ненавистью глядя мне прямо в глаза, Витя громко, на весь дом выплевывает:

— Я желаю... чтобы и с тобой так... Я ЖЕЛАЮ ТЕБЕ ПОТЕРЯТЬ ВСЕ, ЧТО ТЫ ИМЕЕШЬ!!!

И, оглушительно хлопнув входной дверью — штукатур­ка полетела, — исчезает.

Внутри так пусто, что даже нет слез» (3. Люта. «Скрипт»)

Задание. Ознакомьтесь с приведенным отрывком. Это — рас­сказ девочки 13 лет (обращение по поводу сложностей во взаимоотношениях с классом). При этом опишите чувства и эмоциональные состояния действующих лиц: а) автора повествования; б) Рустама; в) детей в раздевалке; г) учитель­ницы английского языка.

Попробуйте кратко пересказать отрывок («вернуть ска­занное»). При этом назовите эмоциональные состояния ав­тора рассказа, обращаясь к ней в первом лице, как если бы она была вашей клиенткой в психологической консультации. Начните со слов: «В этой ситуации ты... Это было для тебя... Ты чувствовала...»

«Я выходила из кабинета английского языка. Очень спешила, поэтому не заметила, как мне подставили подножку, и я полетела и почувствовала сильную боль в правой коленке. Я увидела, как Рустам убегает и смеет­ся... мне послышалось слово «наркоманка». Я заплакала, очень было больно... от унижения... я не могла защитить себя. Учительница английского вышла на шум и помогла мне войти в кабинет. Она притворно вздыхала, говорила, что накажет Рустама, в ответ я выругалась и, несмотря на боль в ноге, пошла догонять его. Я не помню, как до­шла до раздевалки. Рустама я увидела — он стоял у входа в раздевалку спиной ко мне. Несколько секунд я не зна­ла, что мне делать, собиралась, как мне напасть на него. Потом я схватила его сзади правой рукой за шею. Через несколько секунд до меня дошло, что он рассказывал сто­явшим перед ним одноклассникам о том, что он сделал со мной. Я стала вжимать его в стену. Ребята с криками выбежали. Я стала возить его головой по стене. Он стал отбиваться, пытался схватить меня за руки. Я старалась расцарапать ему лицо, но у меня никак не выходило. Я схватила его и вышвырнула из раздевалки... он летел и приземлился на одну ногу, неловко, на скамейки, сто­явшие у раздевалки. Помню, послышался смех. Я схватила свои веши и, продолжая плакать, выбежала из школы. Дальше я очень плохо помню. Помню, я шла домой, он догнал меня и пытался выяснить, что произошло. Я его ударила и пошла дальше. Я шла большими шагами, почти бежала. Потом он опять меня догнал, что-то начал гово­рить, я опять его оттолкнула и пошла еще быстрее. Злость проходила, я чувствовала пустоту... ко мне возвращался контроль эмоций. Больше он меня не пытался догнать. Я ушла домой. Я не помню, что было потом... вообще...»

4.2. Расспрос клиента

Вопросы являются вторым инструментом, которым пользуется психолог на этапе ориентации в жалобе кли­ента. Обсуждая данную тему, нельзя не остановиться на следующих основных моментах, которые касаются применения вопросов.

В психологическом консультировании слушание имеет приоритет над постановкой вопросов («спрашиванием»). Внимательно слушая, часто можно получить гораздо больше информации, чем задавая вопросы. Начинающему консультанту может показаться, что именно с помощью вопросов он сможет лучше разобраться в ситуации клиен­та, и, едва выслушав пару фраз о проблеме, он немедленно кидается «в бой», засыпая его вопросами. Однако сущест­вует общее правило психологического консультирования, утверждающее, что вопросов в консультировании не долж­но быть много.

В консультативной беседе вопросы выполняют следую­щие основные функции.

1. Получение информации о клиенте и его проблеме: а) о фактах; б) о восприятии фактов, отношении

к ним и к тем или иным людям, явлениям, о чувствах клиента и т. д. То есть это получение информации о том, что условно можно обозначить как «объек­тивная реальность» (факты) и «субъективная реаль­ность» клиента (его чувства, личностные смыслы, отношения к чему-то или кому-то и т. д.).

2. Управление беседой, переключение ее в то или иное русло.

3. Уточнение правильности понимания сказанного клиентом.

По своей форме вопросы, которые использует кон­сультант, делятся на две большие группы — это вопросы закрытые и вопросы открытые.

Закрытые вопросы построены таким образом, что пред­полагают короткий однозначный ответ. Например, это во­просы: «Как вас зовут?», «Сколько лет длится ваш брак?», «Есть ли у вас дети?», «Какую должность вы занимаете на работе?», «Вино какой марки вы предпочитаете в это время суток?», «Обращались ли вы уже хотя бы раз к пси­хологу по поводу данной проблемы?», «Принимаете ли вы в настоящее время какие-либо лекарственные сред­ства?*, «Вы обрадовались этому известию?». Отдельную подгруппу закрытых вопросов составляют вопросы аль­тернативные, которые как бы предоставляют возможность выбора одного из нескольких вариантов ответа. Например: «Простите, я не услышал — вас зовут Ирина или Ирэ- на?», «У вас дети разнополые или оба — мальчики?», «Вы предпочитаете белое, красное или розовое вино?», «Так я — третий или четвертый по счету психолог, к которому вы обратились?*, «Вы принимаете растительные препара­ты или «химию»?», «Это известие вас больше обрадовало или удивило?»

Закрытый вопрос при его преимущественном исполь­зовании в консультативной беседе дает (помимо возмож­ностей получения информации) целый ряд дополнитель­ных психологических эффектов.

Консультация при большом количестве закрытых вопросов превращается в допрос («Вопросы здесь задаю я!»), утрачивается атмосфера доверительности и диалога, сама беседа формализуется.

1. Преобладание закрытых вопросов приводит к тому, что психолог начинает занимать в беседе более активную, доминирующую позицию, принимает на себя большую часть ответственности за процесс и одновременно как бы снимает значительную ее часть с клиента. Клиент покорно отвечает на вопросы, которые задает психолог (подоб­но тому, как врач собирает жалобы пациента: «На боли в сердце жалуетесь? Одышка бывает? Когда последний раз анализ крови сдавали?*), и надеется, что так же, как врач ставит диагноз и выписывает лекарства, психолог поставит ему диагноз и сделает или скажет что-то такое (выдаст рецепт решения проблемы), после чего его жизнь волшеб­ным образом наладится.

2. Ценность закрытых вопросов с точки зрения воз­можностей получения психологической информации, информации относительно «субъективной реальности клиента» незначительна, они удобны и полезны в первую очередь как инструмент извлечения информации о фак­тах («объективной реальности»). Знания фактической картины для психолога недостаточно для того, чтобы вместе с клиентом разобраться в его проблеме, ведь ключ к ситуации клиента лежит не в плоскости фактов, а в пло­скости отношения к ним, чувств и личностных смыслов. Например, одна и та же ситуация супружеской измены партнера после двадцати лет внешне благополучного брака может переживаться как предательство, наносящее удар по доверию, или как некоторое облегчение длительно пе­реживаемого чувства вины (партнером, который изменял сам), или как обстоятельство, дающее долгожданную воз­можность для постановки вопроса о расторжении брака, или как что-то, позволяющее психологически укрепиться в роли семейного мученика, и т. д. Ситуация, которая одним человеком рассматривается как невыносимая, приносящая страдания, для другого человека может и не являться таковой, третий увидит в ней вызов, жизненную задачу, которую ему предстоит решить.

Психолог, вопрошающий клиента: «Вас эта ситуация обрадовала?» — «Не очень.» — «Удивила?» — «Да нет, я ожидал что-то подобное». — «Значит, она не вызвала у вас особых эмоций?» — «Да нет, эмоции вызвала, в об- щем-то». — «Положительные?» и т. д., мог бы получить развернутую информацию о чувствах клиента, задав ему один-единственный открытый вопрос (какой именно — сформулируйте, читатель, самостоятельно).

В связи с перечисленными соображениями закрытые вопросы в консультативной беседе используются в огра­ниченном объеме — в основном с целью получения фак­тической информации и уточнения правильности понима­ния услышанного.

Открытые вопросы устроены так, что предполагают воз­можность развернутого ответа и получения, таким образом, большого количества информации. Примеры открытых вопросов: «В связи с чем (вы сделали то-то или не сдела­ли того-то, случилось так, что...?», «Что (вы думаете о..., вы чувствуете в связи..., происходит, когда..., послужило причиной того, что...) ...?», «Как (вы понимаете..., вы объясняете..., вы делаете..., происходит...)...?» В консуль­тативной беседе открытые вопросы выполняют следующие основные функции:

1. Побуждение клиента к активному участию в диалоге. Открытые вопросы незаметно вовлекают клиента в беседу, так как односложно на них ответить в большинстве случа­ев нельзя.

2. Получение информации. Открытые вопросы несрав­нимо ценнее закрытых в том плане, что дают возможность для получения информации как о фактах («объективной реальности»), так и о субъективном отношении клиента к ним, его эмоциях, чувствах, личностных смыслах. Так. отвечая на вопрос «Как складывались ваши отношения со свекровью до сих пор?», клиентка упомянет о том, что в первые годы ее брака они с мужем жили отдельно от свекрови и съехались лишь полгода назад, что свекровь год назад вышла на пенсию (факты), а также о том, что, с ее точки зрения, то участие, которое принимает свекровь в семейной жизни клиентки, расценивается ею как из­лишнее, как бесцеремонное вмешательство и вызывает обиду, раздражение и протест; клиентка считает, что после выхода на пенсию у свекрови освободилось много энер­гии, которую она расходует не по назначению и которую стоило бы переключить в какое-то иное русло.

3. Открытые вопросы дают консультанту информацию о чувствах и переживаниях клиента, контакт с которым он будет углублять по ходу беседы с использованием техник активного слушания, в основном — «Эхо* и «Отражение чувств*. Открытые вопросы и техники активного слуша­ния великолепно взаимно дополняют друг друга в ходе работы с личностными смыслами клиента и его пережи­ваниями.

Для того чтобы исследовать вместе со слушателями привычные для них способы получения информации с помощью вопросов, на тренинге подготовки консуль­тантов обычно я использую игры с прояснением скрытого мотива.

Играть в них можно вдвоем или втроем, можно и всей группой. В начале игры группа получает описание игро­вой ситуации. В ситуации обычно есть одно действующее лицо, мотивы поведения которого не вполне ясны. Соб­ственно, прояснение мотива действующего лица и есть задача, стоящая перед участниками игры.

Из числа членов группы назначается кто-то, кто будет исполнять роль главного действующего лица, ему дается информация о его мотивах в игровой ситуации; задача остальных членов группы — прояснить скрытые мотивы главного действующего лица, работая с помощью вопросов.

Примером игровой ситуации может служить следую­щий сценарий.

Ситуация: Отец в категорической форме заявляет два- ДЦатилетнему сыну о том, что он против его отношений с девушкой, которую тот только сегодня привел домой и познакомил с родителями.

Мотивы отца (информация выдается только игроку, ис­полняющему данную роль):

1. Неделю назад отец видел эту девушку на бульваре в обнимку с другим мужчиной. При этом девушка вела себя развязно, громко материлась. Отец подо­зревает, что девушка плохо воспитана и распущенна. Однако этот мотив — не основной, есть и другой, более важный.

2. Внешность этой девушки, ее манера поведения очень напоминают отцу одну женщину, с которой он был знаком около двадцати лет назад. Несколько лет назад он, кажется, видел эту девушку в компании ее матери, хотя и не был тогда до конца уверен, что это именно его давняя знакомая. Эта знакомая была ко­гда-то его любовницей. Отец подозревает, что девуш­ка, которую привел домой сын, — его единокровная сестра. Однако это только подозрения, хотя и очень серьезные. Отец снимет свой запрет, если познако­мится с матерью девушки и убедится, что это не его давняя пассия.

Попробуйте поиграть в эту игру, читатель, со своими знакомыми или коллегами (однокурсниками). Имеет смысл тщательно протоколировать все заданные вопросы (непосредственно в ходе игры). При анализе игры вам по­надобятся именно эти записи. Просмотрите их и подсчи­тайте общее количество открытых и закрытых вопросов, отметьте те вопросы, которые максимально продвинули отгадывающих к решению стоявшей перед ними задачи, и те, которые оказались практически бесполезными.

Как правило, анализ игр с прояснением скрытого мо­тива демонстрирует особенности использования вопросов, характерные для большинства из нас.

1. Закрытых вопросов задается гораздо больше (иногда на порядок), чем открытых. Закрытые вопросы задавать легко, они «вылетают на автомате», формулировать открытые вопросы не­привычно и для многих не очень комфортно.

2. Закрытые вопросы дают мало информации, часто после серии закрытых вопросов возникает ощущение тупика, потому что с их помощью разобраться в си­туации не удается.

Все три отмеченные закономерности очень характерны и для работы начинающих консультантов, осуществляю­щих ориентацию в жалобе клиента. Поэтому практика подготовки психолога-консультанта обязательно включает в себя развитие умения оперировать вопросами.

Вторая возможная классификация вопросов, исполь­зуемых на этапе ориентации в жалобе клиента, — подраз­деление их на вопросы о фактах («объективной реальности») и вопросы об отношении к фактам, интерпретации фактов, эмоциях и чувствах, возникающих в связи с фактами (во­просы относительно «субъективной реальности»). Для того чтобы получить представление о проблемной ситуации клиента, нам нужна и та и другая информация. На основа­нии фактов клиент делает определенные выводы, интерпре­тирует факты тем или иным образом (порой совершенно ошибочно). Так, например, неработающая жена расцени­вает неразговорчивость и неласковость возвратившегося с работы мужа как признак того, что чувства его угасли, хотя, вполне вероятно, что дело просто в том, что он устал, что ему не нравится работа, которой он занят и на которой удерживается только потому, что может за счет нее достой­но обеспечивать семью, и т. д. Достаточно часто сложности в жизни клиентов, их взаимоотношениях с окружающими связаны с неверными интерпретациями тех или иных про­явлений и поступков других людей. С другой стороны, не­внимание психолога к субъективной реальности клиента, его чувствам и эмоциям не дает ему возможности увидеть и почувствовать восприятие конкретных фактов данным конкретным человеком, не позволяет прояснить его зна­чимые потребности и мотивы, понять внутреннюю логику действий клиента в той или иной ситуации.

Поэтому в процессе исследования жалобы психологу важно с помощью вопросов (и с помощью техник слу­шания) получить информацию как о «субъективной*, так и об «объективной реальности» клиента.

Примеры вопросов, адресующихся к «объективной реальности* клиента: «Ваш брак зарегистрирован офи­циально?*, «Когда вы переехали жить в Ташкент?», «Это случилось до того, как родился ваш ребенок, или после?*, «Кто сообщил вам о том, что директор вызывает вас в школу?*, «Какие именно слова были произнесены в этой ситуации вашим коллегой?*, «Что именно вы нашли в его тайнике?», «Каков был конкретный диагноз?».

Примеры вопросов, адресующихся к «субъективной реальности» клиента: «Что вы подумали (почувствовали) в этой ситуации?», «Что означало это для вас?», «Как вы объяснили для себя такое поведение супруги?», «Вы гово­рите, что сделали для себя определенные выводы... если это не секрет, — какие именно?*, «Вы говорили — быть как за каменной стеной... а какой именно смысл вы вкла­дываете в эти слова?», «Вы назвали свои отношения с ма­мой терпимыми... терпимые отношения — это какие?*, «Каковы ваши предположения — чего именно хотел ваш сын, когда говорил вам эти слова?».

Отдельная категория вопросов, относящихся к «субъ­ективной реальности* клиента, — так называемые па­радоксальные вопросы. Они адресуются к утверждениям клиента, которые воспринимаются им самим как очевид­ные, не подлежащие сомнению. Парадоксальный вопрос формулируется обычно фразой «А почему бы и не...?*; от­вет на него позволяет прояснить внутреннюю логику рас- суждений и поступков клиента в тех или иных ситуациях.

Разберем несколько примеров использования консуль­тантом техники парадоксальных вопросов.

1. Клиентка: Не говорить же мне на эту тему с папой!

Консультант: А почему бы и не поговорить с ним об этом?

(Возможные варианты ответа клиентки: «Папа всегда отгораживается от меня, не интересуется моими делами, я могу говорить только с мамой», «Он разорется и ничем не поможет, а будет только хуже», «Это неприличная тема», «Это интимная тема, а я не настолько близка с от­цом», «Такие темы вообще можно обсуждать только с жен­щинами» и т. д. Обратите внимание, какой широкий раз­брос вариантов ответа, и каждый показывает очень разное восприятие клиенткой ситуации. Именно для прояснения этой самой внутренней логики и задается парадоксальный вопрос.)

2. Клиент: На работе так и подмывает поставить некоторых своих коллег на место, как они того заслужи­вают... если бы вы знали, скольких усилий мне стоит изоб­ражать милого, покладистого, всем довольного человека каждый день!

Консультант: А почему бы и не поставить их на ме­сто, тем более что они этого заслуживают?

3. Клиентка: Муж очень жесток с нашим сыном. Разве можно оставлять плачущего двухлетнего ребенка одного в комнате?

Консультант: А почему бы и не оставить? Что мо­жет произойти, если оставить?

4. Клиентка: Ну не позволять же ей краситься в школу! Вы что, на это мне сейчас намекаете?

Консультант: А почему бы и не позволить дочери краситься?

Задание 8. Ознакомьтесь с приведенными ниже утверждениями

клиентов. Сформулируйте парадоксальный вопрос там, где

это необходимо.

1. Не могу же я ему позволить самому решать вопрос, с кем ему дружить... я мать и лучше знаю, что ему на пользу, а что во вред.

2. Отец часто критикует моих молодых людей. Меня это обижает, вообще — бесит, и сдерживаться бывает очень трудно...

3. Я отправила ему по коммуникатору сообщение: «Привет! Как дела?» А он почему-то молчит.

И я как дура весь день сидела ждала от него ответа. Ну не доставать же его повторными сообщениями, в конце концов!

4. Иногда, когда она ест, я на нее смотрю, и так и под­мывает бросить ей в лицо: «Это из-за тебя и я, и дети страдаем!* Глупо, конечно.

5. Мы продолжаем принимать у себя дома всех наших друзей, перезваниваемся с ними. Но о том, что мы с мужем фактически уже давно не муж и жена, они, естественно, не знают. Изображаем счастливую се­мейную пару.

6. Я, зрелая женщина, уже не могу позволить себе такой одежды (прямая юбка до колена).

7. Девочка, естественно, должна играть с девочками, а не носиться с пацанами по буеракам.

8. Чтобы не показать им (одноклассникам), что я вот- вот разревусь, я убежала и спряталась в раздевалке.

9. Я вообще стараюсь уберечь сына от лишних пере­живаний. Поэтому и в школе никому не сообщила, что у нас неполная семья, и Ване сказала, чтобы никому не говорил.

10. Ну и о его (мужа) маме мы заботимся, естествен­но, — как положено. Каждые субботу и воскресенье проводим у них со свекром, хотя иной раз и тяжело бывает, отдохнуть хочется, сами понимаете.

Существуют определенные технические нюансы по­становки вопросов, адресующихся к фактам, и вопросов, адресующихся к восприятию этих фактов.

Вопросы, касающиеся фактов из жизни клиента («Сколько лет длится ваш брак?*, «Обращались ли вы ко­гда-либо к психологу по поводу этой проблемы?», «Ваши дети живут вместе с вами?*), клиентом обычно воспри­нимаются достаточно спокойно (с точки зрения многих клиентов, логика этих вопросов продиктована профес­сиональными обязанностями психолога и вполне им по­нятна). Вопросы, касающиеся восприятия фактов, а также чувств и переживаний клиента, могут в отдельных случаях быть болезненными, встречать сопротивление и даже вос­приниматься как вторжение, поэтому, задавая их, важно соблюдать осторожность. «Вы говорите, что ваш сын от­казался представить вас своим друзьям. Скажите, что это означало для вас?*; «Вы сейчас назвали увлечение вашей супруги странным. Скажите, пожалуйста, а что именно в нем кажется вам странным?»; «Никогда я не был с со­бой в ладу, никогда не жил так, как мне хотелось бы!.. — Как хотелось бы? Скажите пожалуйста, а как бы вам хо­телось жить?*; «Он сказал, что между нами все кончено, и долго еше зачем-то стоял и смотрел на меня... — Сказал, что все кончено... Что именно вы почувствовали, когда услышали эти слова?»

Вопросы, адресующиеся к «субъективной реальности» клиента, имеют одну ярко выраженную особенность. Их использование позволяет «заманить» клиента в его внутренний мир, углубить его контакт с собственными переживаниями, помочь ему осознать свои мотивы и по­требности. Эти вопросы и ответы на них способны вызвать в душе клиента мощный резонанс, и, даже выйдя из кон­сультации, он, возможно, еще много раз будет их обдумы­вать. Именно эти вопросы способствуют продвижению вперед в консультативной работе, именно они дают эф­фект погружения клиента в собственную «субъективную реальность», ее осознание и трансформацию.

Существуют типовые, наиболее распространенные ошибки начинающих консультантов, связанные с поста­новкой вопросов в ходе консультативной беседы. Рассмот­рим их.

1. Консультант задает несколько вопросов одновремен­но. Пример: «Когда я забираю сына из школы или секции, и мы едем домой в машине, он сразу включает радиоспек­такль и слушает его, и ему, видимо, хорошо, а я думаю — ему словно не хочется или не о чем со мной разговари­вать... и самое ужасное, я сама и хотела бы, но не могу с ним говорить, не знаю, о чем, не знаю, как... и ведь так не должно быть, я теперь это понимаю... — И вас это рас­страивает? То, что вы не можете с ним говорить? Но вы сами — вы не хотите или вы не можете с ним говорить? И только ли говорить или еще и что-то делать?» Клиент не может одновременно держать в голове несколько во­просов и отвечать на них, у него создается ощущение хао­са. Несколько вопросов одновременно консультант обыч­но задает, если по каким-то причинам «спешит вперед» и/или суетится и нервничает; небольшая пауза, которую делает консультант после очередной реплики клиента, помогает ему сформулировать тот вопрос, который должен быть задан.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь

Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 237 | Нарушение авторских прав


 

 

Читайте в этой же книге: ВВЕДЕНИЕ | ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ: ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ И БАЗОВЫЕ ПРИНЦИПЫ | Базовые принципы психологического консультирования | Организационные моменты психологического консультирования | Разбор заданий | СТРУКТУРА КОНСУЛЬТАТИВНОЙ 1 БЕСЕДЫ | Установление контакта с клиентом на начальном этапе беседы | Помощь клиенту в переходе к изложению жалобы | ИССЛЕДОВАНИЕ ЖАЛОБЫ I КЛИЕНТА 1 страница | ИССЛЕДОВАНИЕ ЖАЛОБЫ I КЛИЕНТА 2 страница |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
ИССЛЕДОВАНИЕ ЖАЛОБЫ I КЛИЕНТА 3 страница| ИССЛЕДОВАНИЕ ЖАЛОБЫ I КЛИЕНТА 5 страница

mybiblioteka.su - 2015-2022 год. (0.08 сек.)