Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

ОПТИНА ПУСТЫНЬ. СТАРЦЫ

Читайте также:
  1. V Старцы
  2. V. Старцы
  3. Одним из лучших, великих и прекрасных первых образов был образ Деда Мороза. Его придумали самые мудрые старцы, Волхвы Древней Руси, и воплотили в Великом Устюге.
  4. Православные старцы: пророчества и о спасении в последние дни

«Благодатное старчество есть одно из высочайших достижений духовной жизни церкви»[80]

 

Впереди жизнь. Необходимо принятие серьезного решения, от которого зависит будущая судьба. «Я окончил курс наук в 1903 г. и должен был избрать себе жизненный путь. Сердце влекло меня в монастырь, но я колебался сделать решительный шаг»[81]. О той поре юности вспомнит уже старик: «образование получил в духовной семинарии, затем поступил в Соловецкий монастырь»[82]. Веками у русского народа, да и у всех верующих людей, существует древний благочестивый обычай, когда в серьезные жизненные моменты, перед принятием важных решений, за советом и помощью человек обращался к мудрым, уважаемым, авторитетным старцам.

В описываемый период времени, наиболее известными духовными руководителями в России были оптинские старцы. К ним стремились со всех концов страны, как бедные, так и богатые, простые неграмотные крестьяне и представители высших слоев общества, интеллигенция, чиновники, военные, духовенство, мещане, все кто имел нужду. Поэтому, естественной была поездка молодого человека в Калужскую губернию в Свято-Введенский монастырь, приобретший с первой половины XIX столетия всероссийскую известность благодаря традиции старчества. Этот монастырь в то время не славился ни знаменитыми реликвиями и святынями, не обладал архитектурными красотами и т.д., но привлекал живой традицией духовного руководства и старчества.

Основание обители относится к XV столетию, когда здесь поселился бывший разбойник и предводитель шайки Опта, раскаявшийся в грехах и посвятивший свою дальнейшую жизнь исправлению и молитвенному подвигу. В XVIII веке монастырь пришел в запустение, было даже время, когда здесь проживало всего два старика монаха, причем один из них был слепой. Однако, известный святитель Филарет (Амфитеатров)[83], будучи епископом Калужским, потрудился над созданием скита при монастыре. Этот скит послужил к возрождению всего монастыря, благодаря принесенной, учениками знаменитого старца преподобного Паисия Величковского[ii] традиции старчества.

Известный святитель российской Церкви, ныне канонизированный митрополит Московский Филарет (Дроздов) (1782 - 1867), провидя значение Оптиной, всячески поддерживал и способствовал возрождению православной монашеской мистической традиции. Православная Церковь, в лице оптинских старцев нашла утраченный за предыдущие столетия, общий язык с интеллигенцией, восстановила связь с образованными слоями общества. В Оптину к старцам стремились тысячи людей, в том числе побывали здесь Николай Гоголь, Федор Достоевский, Константин Леонтьев, Владимир Соловьев, Лев Толстой и многие другие. Братья Иван и Петр Киреевские стояли у истоков знаменитого оптинского книгопечатания. По всей России славилась пустынь своими изданиями святоотеческой литературы, скитская библиотека насчитывала более 30 тысяч книг и рукописей. В начале XX века при монастыре действовали книжный склад и лавка, гостиница для паломников, странноприимный дом, больница, черепичный и свечной заводы[84].



Путь паломника из Архангельска пролегал до северной столицы Санкт-Петербурга, затем по железной дороге на поезде до ближайшей к монастырю станции. Дабы у читателя сложилось более полное представление о времени и описываемых событиях, позволю привести отрывок из воспоминаний некоего путешественника, бывшего у старцев в 1903 г.: «Прибыв в город Козельск Калужской губернии, в пяти верстах от Оптиной пустыни, мы пошли пешком через прекрасный, покрытый зеленью, луг. Он раскинулся перед нашим взором, как прекрасный ковер, украшенный разноцветными цветами. А на склоне горы над рекой Жиздрой виднелась Оптина – эта великая Пустынь, «Фиваида» наша, «Заиорданье»…

Подошли к Жиздре. Там паром нас ждал, готовый переправить нас через реку. Его обслуживали смиренные иноки Оптиной. И вот вступаем на почву святой обители, где все овеяно трудами, подвигами оптинских пустынножителей, их слезами и молитвой – непрестанной… Сойдя с парома, идем по шоссе к гостиницам, их было шесть… отвели нам скромный номер… Спрашиваем, - как пройти в скит к старцу… Идем … через монастырский фруктовый сад, минуем ограду монастырскую, попадаем в монастырский лес – сосновый, величественный, деревья в два-три обхвата. Идем дорожкой, ведущей прямо в скит.

Загрузка...

Вот, наконец, подходим. Видим колокольню скита. Направо – хибарка. Это дом, где жили великие старцы Оптинские. Еще направо – домик скитоначальника. Подходим к воротам. Стучим…»[85]. Другой путешественник, добавляет в своих воспоминаниях: «Когда я приехал в обитель, то прежде всего лег спать, так как в вагоне провел бессонную ночь. Колокол к вечерне разбудил меня. Богомольцы отправились в храм на богослужение, я же поспешил в скит, чтобы иметь возможность побеседовать, когда всего менее было посетителей. Расспросив дорогу в скит, а там келию старца Иосифа, я, наконец, пришел в приемную хибарки. Приемная - это маленькая комнатка с весьма скромной обстановкой. Стены украшены портретами разных подвижников благочестия и изречениями святых отцов... Через несколько минут меня позвали к старцу. Вошел я в убогую его келейку, полумрачную, с бедной, только деревянной обстановкой...»[86]. По одному из монастырских изданий начала прошлого века узнаем о жизни в обители: «Церковная... служба велась по уставу. Пение столповое. В будние дни утреня начиналась в половине второго часа и продолжалась до половины пятого, ранняя обедня с 6 до 8, вечерня с 5 до 7. В праздники - служба более продолжительная...»[87]. В другом источнике сообщается: «Вообще же жизнь монастырская была очень насыщенная и организована по строгому распорядку, так что некогда было отвлекаться. Наиболее полно содержание жизни послушников можно представить, прочитав распорядок дня Оптиной пустыни конца XIX века, описанный в документе, найденном в рукописном отделе РГБ. Распорядок дня в Оптиной пустыни в конце XIX века. Вставать в 6 часов: от 6 до 6.30 Умывание. Уборка, от 6.30 до 8 Часы. Чтение Св. Евангелия и чай, от 8 до 10.30, что повелят по расписанию, от 10.30 до 11 чтение. После трапезы: от 12 до 13.15, что повелят по расписанию, от 13.15 до 14.15 отдых и чай. По приходе от вечернего правила: Воскресенье, до трапезы: Чтение Св. Евангелия и Апостольских посланий. Запись и сводка вопросов при откровении старцу. Составление вопрошаний на духовные вопросы. После трапезы: Запись из книг, запись недоразумений из прочитанных книг, а также запись мыслей из них...»[88]. Выше приведенная цитата заимствована из книги посвященной местночтимому в Калужских пределах подвижнику благочестия архимандриту Амвросию (Иванову)[iii], который проходил свое послушание и готовился к принятию монашества в Оптиной пустыни. Будущего старца Амвросия звали Василием, в 1902 г. ему исполнилось 20 лет. Этот простой русский парень, в последствии, таким образом, записал свои первые впечатления, о осмотре монастыря, которое проходило под руководством одного из братии: «...отец... водил нас везде и даже на дачу ходили, и нужно сказать, что всюду было чинно, хозяйственно и благодатно, чего, пожалуй, и не увидишь в мирской жизни... Паломники по благочестивому обычаю должны были начать осмотр монастыря в первую очередь с братского кладбища. Как учил при жизни старец Макарий, необходимо было поклониться почившим старцам, помянуть их и просить прощения и благословения на дальнейшее пребывание в обители»[89]. Из воспоминаний составленных по словам другого святого старца, современника и возможного сотоварища по Оптинскому паломничеству, узнаем подробности монастырской жизни, о том, как проходили «…самые различные послушания: и на кухне, и в пекарне, и на свечном заводе, и в поле»[90].

Вполне вероятно, что помимо Василия Иванова, будущего старца схиархимандрита Амвросия, мог встречаться в Оптиной Пустыни, во время своего паломничества, Трофим Мелетьев с еще одним будущим святым, - Георгием (Герасимом Лавровым)[91], который до назначения настоятелем Георгиевского монастыря в городе Мещевске[92], проходил здесь свое монашеское делание.

Помимо Оптиной пустыни посетил наш выпускник еще и Казанский женский монастырь в Шамордино[93], где молился на могиле знаменитого старца иеросхимонаха Амвросия (Гренкова) (+1881).

Павел писал о своей поездке в Оптину: «Я открылся одному из старцев и сообщил ему обо всех своих планах, заверив его, что я всецело последую его советам»[94].

В это время в Оптиной традиции старчества продолжали известные преподобные отцы. Один из них старец Иосиф (Литовкин И.) (1837 - 1911), ближайший ученик и продолжатель традиций преподобного старца Амвросия. «Он жил в келье отца Амвросия, и, своей кротостью, смирением и преданностью памяти своего наставника, приобрел общую любовь. Про него святой Амвросий говорил своим духовным чадам: «Я поил вас вином с водой, а отец Иосиф будет поить вас цельным вином»[95]. Как писал исследователь оптинской истории И.М. Концевич: «Распорядок дня о. Иосифа был заведен раз и навсегда. С утра он принимал посетителей. После трапезы немного отдыхал, а затем опять принимал народ. К себе он был всегда строг и никогда не позволял себе никаких послаблений. В обращении он был ровен со всеми. Его краткие ответы и сжатые наставления были действительнее самых продолжительных бесед. Кроме влияния своим благодатным словом на душевное расположение человека, о. Иосиф имел еще несомненный дар исцеления болезней душевных и телесных. Случаев, в которых ясно обнаруживается его дар прозорливости, так много, что не возможно их передать»[96].

Скитоначальником тогда был отец Венедикт (Дьяконов)[97], в последствии ставший архимандритом Свято-Пафнутьева Рождества Богородицы монастыря в древнем городе Боровске[98] и благочинным всех монастырей Калужской епархии, а настоятелем самого монастыря являлся отец архимандрит Ксенофонт. Сохранилось свидетельство об этом священнослужителе: «Ксенофонт, архимандрит и настоятель Оптиной пустыни, смиренный, строгий, молчаливый и благоговейный хранитель оптинских преданий, из крестьян»[99].

Известны имена старцев проживавших в Иоанно-Предтеченском скиту при Оптиной пустыни, - это преподобный иеросхимонах Нектарий (Тихонов) (1857 (8?) - 1928), усердный делатель молитвы Иисусовой, любивший уединение. Отца Нектария еще называют последним оптинским старцем, т.к. он пережил трагические революционные события и был свидетелем разорения обители.

В то время, когда Трофим Мелетьев совершал паломничество в Оптину, келейником старца Нектария был, находившийся еще в сане иеромонаха преподобный Варсонофий (Плиханков П.И.) (1845 - 1913). О старце Варсонофие свидетельствовали современники, - он был «истинный старец… Господь ему непосредственно открывает прошлое, настоящее и будущее людей. Это и есть прозорливость»[100].

Еще один ученик святого старца Амвросия, жил в то время в монастыре, - это отец Анатолий младший (Потапов А.) (+1922), «по своему внешнему согбенному виду, и по своей манере выходить к народу… и смиренному обращению с людьми, напоминал преподобного Серафима Саровского»[101]. Как свидетельствует житие отца Анатолия, он «многие годы провел в скиту келейником у великого старца Амвросия. После его смерти, будучи еще иеродиаконом, старчествовал в скиту, и вскоре стал общепризнанным старцем Оптиной пустыни»[102].

Будучи выпускником Архангельской духовной семинарии, молодой человек, впрочем, как тысячи подобных ему простых русских людей, приезжая к старцам, общался со святыми людьми. В наше время Церковь прославила, наряду со старцем Амвросием многих из его учеников и среди них, как раз те самые священники, монахи, духовники к которым обращался за духовным советом в важный переломный момент своей жизни будущий епископ Павел. В православном церковном календаре, издания Московской Патриархии, под 24 октября по новому стилю, указывается праздник именуемый: «Собор преподобных Оптинских старцев», который объединяет память известных нам святых, бывших старшими современниками двадцати трех летнего Трофима Малетьева, это: преподобные Иосиф, Варсонофий, Анатолий, Нектарий[103].

Старческое благословение передавало волю Божию, которая заключалась в принятии Трофимом иноческого пути. Преподобный отец «… нашел, что мне подходит монашеская жизнь. Следуя его совету, я просил, чтобы меня приняли в Соловецкий монастырь, что и было исполнено»[104], - рассказывал позднее владыка.

 


Дата добавления: 2015-08-13; просмотров: 185 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Колупаев Владимир Евгеньевич | От автора | БЛАГОЧЕСТИВАЯ МАТЬ | ОТЕЦ ИОАНН КРОНШТАДТСКИЙ | МИССИЯ В ЗАПОЛЯРЬЕ | КАТАСТРОФА (1917-1920) | БОЛЬШЕВИКИ | СОВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ В АРХАНГЕЛЬСКЕ | МУЧЕНИЯ | СУДИЛИЩЕ |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
СЕМИНАРИЯ| Преподобный Зосима Соловецкий

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.008 сек.)