Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

XVII. ВО ТЬМЕ ДОМОЙ ЛЕТЯТ АВТОМОБИЛИ И ВСЕ, КОГО УЖЕ УПОТРЕБИЛИ

Читайте также:
  1. XVII. Act out the situations.
  2. XVII. Вечный муж
  3. Автомобили - идеальный пример эмпирического продукта
  4. Автомобили и Их Влияние на Чувство Территории
  5. АВТОМОБИЛИ УЧАСТНИКОВ И ЗАЧЕТНЫЕ ГРУППЫ.
  6. Весь день муж сидит в офисе и смотрит на коллег женского пола, разряженных в пух и прах. А вечером он приходит домой и видит жену в растянутой футболке и тренировочных штанах.

 

 

Творец, никому не подсудный,

со скуки пустил и приветил

гигантскую пьесу абсурда,

идущую много столетий.

 

Успехи познания благостны,

хотя и чреваты уронами,

поскольку творения Фаустов

становятся фауст-патронами.

 

Чувствуя добычу за версту,

по незримым зрению дорогам,

бесы наполняют пустоту,

в личности оставленную Богом.

 

С пеленок вырос до пальто,

в пальто провел года,

и снова сделался никто,

нигде и никогда.

 

Привычка греет, как постель,

и гасит боль, как чародей;

нас часто держит на кресте

боязнь остаться без гвоздей.

 

Устройство торжествующего зла

по самой его сути таково,

что стоны и бессильная слеза

способствуют лишь прочности его.

 

Когда устал и жить не хочешь,

полезно вспомнить в гневе белом,

что есть такие дни и ночи,

что жизнь оправдывают в целом.

 

Из мрака вызванные к свету,

мы вновь расходимся во мрак,

и очень разны в пору эту

мудрец, мерзавец и дурак.

 

Поскольку творенья родник

Творцом охраняется строго,

момент, когда нечто постиг, –

момент соучастия Бога.

 

Очень много лиц и граждан

брызжет по планете,

каждый личность, но не каждый

пользуется этим.

 

Какая цель отсель досель

плеститсь к одру от колыбели?

Но если есть у жизни цель,

то что за цель в наличьи цели?

 

Неужели, дойдя до порога,

мы за ним не найдем ничего?

Одного лишь прошу я у Бога:

одарить меня верой в Него.

 

Строки вяжутся в стишок,

море лижет сушу,

дети какают в горшок,

а большие – в душу.

 

Господь сей миг откроет нашу клетку

и за добро сторицею воздаст,

когда яйцо снесет себе наседку,

и на аборт поедет педераст.

 

Век увлекается наукой,

наука жару поддает,

но сука остается сукой

и идиотом – идиот.

 

Ушиб растает. Кровь подсохнет.

Остудит рану жгучий йод.

Обида схлынет. Боль заглохнет.

А там, глядишь, и жизнь пройдет.

 

Из-за того, что бедный мозг

распахнут всем текущим слухам,

ужасно засран этот мост

между материей и духом.

 

Время льется, как вино,

сразу отовсюду,

но однажды видишь дно

и сдаешь посуду.

 

Не в силах я в складках души

для веры найти нечего,

а Бога, должно быть, смешит,

что можно не верить в Него.

 

Мир столько всякого познал

с тех пор, как плотью стала глина,

что чем крикливей новизна,

тем гуще запах нафталина.

 

Ничто не ново под луной:

удачник розов, желт страдалец,

и мы не лучше спим с женой,

чем с бабой спал неандерталец.

 

Создатель дал нам две руки,

бутыль, чтоб руки зря не висли,

а также ум, чтоб мудаки

воображали им, что мыслят.

 

Восторжен ум в поре начальной,

кипит и шпарит, как бульон;

чем разум выше, тем печальней

и снисходительнее он.

 

В каждую секунду, год и час,

все понять готовый и простить,

Бог приходит в каждого из нас,

кто в себя готов Его впустить.



 

Судить человечество следует строго,

но стоит воздать нам и честь:

мы так гениально придумали Бога,

что, может быть, Он теперь есть.

 

В разумном созревающем юнце

всегда есть незаконченное что-то,

поскольку только в зрелом мудреце

поблескивает капля идиота.

 

У Бога нет бессонницы,

Он спал бы как убитый,

но ночью Ему молятся

бляди и бандиты.

 

В тех битвах, где добро трубит победно,

повтор один печально убедителен:

похоже, что добру смертельно вредно

подолгу оставаться победителем.

 

Если все, что просили мы лишнего,

все молитвы, что всуе вершили мы,

в самом деле достигли Всевышнего,

уши Бога давно запаршивели.

 

Из-под грязи и крови столетий,

всех погибельных мерзостей между,

красота позволяет заметить,

что и Бог не утратил надежду.

 

С моим сознаньем наравне

вершится ход планет,

и если Бога нет во мне,

его и выше нет.

 

В корнях любого взрыва и события

таится, незаметный нам самим,

могучий, как желание соития,

дух общей подготовленности к ним.

Загрузка...

 

А так ли ясен Божий глаз

в делах немедленно судимых,

когда Господь карает нас

бедой и болями любимых?

 

Вглядись: из трубы, что согрета

огнем нашей плоти палимой,

комочек нетленного света

летит среди черного дыма.

 

Куда кругом ни погляди

в любом из канувших столетий,

Бог так смеется над людьми,

как будто нет Его на свете.

 

Вон злоба сочится из глаз,

вот некуда деться от лая;

а Бог – не боится ли нас,

что властвует, нас разделяя?

 

Наш дух изменчиво подвижен

в крутых спиральностях своих;

чем выше он и к Богу ближе,

тем глубже мы в себе самих.

 

Принудить Бог не может никого,

поскольку человека произвел,

вложив частицу духа своего,

а с нею – и свободы произвол.

 

Стечение случайных обстоятельств,

дорогу изменяющих отлого, –

одно из чрезвычайных доказательств

наличия играющего Бога.

 

Судьба способна очень быстро

перевернуть нам жизнь до дна,

но случай может высечь искру

лишь из того, в ком есть она.

 

У тех, кто пылкой головой

предался поприщам различным,

первичный признак половой

слегка становится вторичным.

 

Успехи нынешних наук

и все ученые дерзания

пошли от Каина: свой сук

ломал он с дерева познания.

 

Не боялись увечий и ран

ветераны любовных баталий,

гордо носит седой ветеран

свой музей боевых гениталий.

 

Когда природе надоест

давиться ядом и обидой,

она заявит свой протест,

как это было с Атлантидой.

 

Нисколько прочих не глупее

все те, кто в будничном безумии,

прекрасно помня о Помпее,

опять селились на Везувии.

 

Мы после смерти – верю в это –

опять становимся нетленной

частицей мыслящего света,

который льется по Вселенной.

 

 


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 235 | Нарушение авторских прав


 

 

Читайте в этой же книге: VI. Кто томим духовной жаждой,тот не жди любви сограждан | VII. Увы,но истина – блудница,ни с кем ей долго не лежится | VIII. Счастливые потом всегда рыдают,что вовремя часов не наблюдают | IX. Увы,но улучшить бюджет нельзя,не запачкав манжет | X. Живу я более,чем умеренно,страстей не более,чем у мерина | XI. ВОТ ЖЕНЩИНА: ОНА ГРУСТИТ,ЧТО ЗЕРКАЛО ЕЕ ТОЛСТИТ | XII. НЕ СТЕСНЯЙСЯ, ПЬЯНИЦА, НОСА СВОЕГО, ОН ВЕДЬ С НАШИМ ЗНАМЕНЕМ ЦВЕТА ОДНОГО | XIII. ВОЖДИ ДОРОЖЕ НАМ ВДВОЙНЕ, КОГДА ОНИ УЖЕ В СТЕНЕ | XIV. СКОЛЬ ПЫЛКИ РАЗГОВОРЫ О ГОЛГОФЕ ЗА РЮМКОЙ КОНЬЯКА И ЧАШКОЙ КОФЕ | XV. ПРИЧУДЛИВЕЕ НЕТ НА СВЕТЕ ПОВЕСТИ, ЧЕМ ПОВЕСТЬ О ПРИЧУДАХ РУССКОЙ СОВЕСТИ |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
XVI. ГОСПОДЬ ЛИХУЮ ШУТКУ УЧИНИЛ, КОГДА СЮЖЕТ ЕВРЕЯ СОЧИНИЛ| XVIII. ЛЮБОВЬ – СПЕКТАКЛЬ, ГДЕ АНТРАКТЫ НЕМАЛОВАЖНЕЕ, ЧЕМ АКТЫ

mybiblioteka.su - 2015-2022 год. (0.063 сек.)