Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

VI. Кто томим духовной жаждой,тот не жди любви сограждан

Читайте также:
  1. А без настоящей любви могут заключаться браки, но не будет настоящей пары.
  2. Автоматы благодати и любви
  3. Аиалектика любви
  4. Ароматы любви
  5. Будем делать добро от любви ко Христу
  6. В Пространстве Любви женщины происходят настоящие чудеса!

 

 

Человек – это тайна,в которой

замыкается мира картина,

совмещается фауна с флорой,

сочетаются дуб и скотина.

 

Взрывы – не случайный в мире гость;

всюду то замедленно,то быстро

воздух накопляет нашу злость,

а она – разыскивает искру.

 

По странам и векам несется конница,

которая крушит и подчиняет;

но двигатель истории – бессонница

у тех,кто познает и сочиняет.

 

На безрассудства и оплошности

я рад пустить остаток дней,

но плещет море сытой пошлости

о берег старости моей.

 

Глядя,как играют дети,

можно быть вполне спокойным,

что вовек на белом свете

не пройдут раздор и войны.

 

Когда усилия науки

прольют везде елей и мед,

по любопытству и со скуки

все это кто-нибудь взорвет.

 

Служа истории внимательно,

меняет время цену слова;

сейчас эпоха,где романтика

звучит как дудка крысолова.

 

Весомы и сильны среда и случай,

но главное – таинственные гены,

и как образованием ни мучай,

от бочек не родятся Диогены.

 

Бывают лица – сердце тает,

настолько форма их чиста,

и только сверху не хватает

от фиги нежного листа.

 

Душой своей,отзывчивой и чистой,

других мы одобряем не вполне;

весьма несимпатична в эгоистах

к себе любовь сильнее,чем ко мне.

 

Когда сидишь в собраньях шумных,

язык пылает и горит;

но люди делятся на умных

и тех,кто много говорит.

 

Всегда сильней и выше песенник,

и легче жить ему на свете,

в ком веселей и ярче висельник,

всегда таящийся в поэте.

 

Воспев зачатье и агонию,

и путь меж ними в мироздании,

поэт рожден прозреть гармонию

в любом и всяком прозябании.

 

В стихах моих не музыка живет,

а шутка,запеченная в банальности,

ложащаяся грелкой на живот,

болящий несварением реальности.

 

Нельзя не злясь остаться прежним

урчаще булькающим брюхом,

когда соседствуешь с мятежным

смятенно мечущимся духом.

 

Жрец величав и строг. Он ключ

от тайн,творящихся на свете.

А шут – раскрыт и прост. Как луч,

животворящий тайны эти.

 

Владыка наш – традиция. А в ней -

свои благословенья и препоны;

неписанные правила сильней,

чем самые свирепые законы.

 

Несмотря на раздор между нами,

невзирая,что столько нас разных,

в обезьянах срослись мы корнями,

но не все – в человекообразных.

 

Наука наукой,но есть и приметы;

я твердо приметил сызмальства,

что в годы надежды плодятся поэты,

а в пору гниенья – начальство.

 

Я повзрослел,когда открыл,

что можно плакать или злиться,

но всюду тьма то харь,то рыл,

а непохожих бьют по лицам.

 

Жизнь не обходится без сук,

в ней суки с нами пополам,

и если б их не стало вдруг,

пришлось бы ссучиваться нам.

 

Слишком умных жизнь сама

чешет с двух боков:

горе им и от ума

и от мудаков.

 

Талант и слеп и слишком тонок,

чтоб жизнь осилить самому,



и хам,стяжатель и подонок

всегда сопутствуют ему.

 

Когда густеют грязь и мрак,

и всюду крик: "Лови!,

товарищ мой! Не будь дурак,

но смело им слыви.

 

В эпоху страхов,сыска,рвения -

храни надменность безмятежности;

веревки самосохранения

нам трут и душу и промежности.

 

Чтоб выжить и прожить на этом свете,

пока земля не свихнута с оси,

держи себя на тройственном запрете:

не бойся,не надейся,не проси.

 

Добро уныло и занудливо,

и постный вид,и ходит боком,

а зло обильно и причудливо,

со вкусом,запахом и соком.

 

Пугаясь резких поворотов,

он жил и мыслил прямиком,

и даже в школе идиотов

его считали мудаком.

 

Чтобы плесень сытой скудости

не ползла цвести в твой дом -

из пруда житейской мудрости

черпай только решетом.

 

Определениям поэзии

спокон веков потерян счет,

она сечет сердца,как лезвие,

а кровь у автора течет.

 

Сколь часто тот,чей разум выше,

то прозябал,то просто чах,

имя звук намного тише,

чем если жопа на плечах.

 

Устройство мироздания жестоко

Загрузка...

по прихоти божественной свободы:

убийствами поэтов и пророков

к их духу причащаются народы.

 

В цветном разноголосом хороводе,

в мелькании различий и примет

есть люди,от которых свет исходит,

и люди,поглощающие свет.

 

Есть люди: величава и чиста

их личность,когда немы их уста;

но только растворят они уста,

на ум приходят срамные места.

 

Люби своих друзей,но не греши,

хваля их чересчур или зазря;

не сами по себе мы хороши

а фону из гавна благодаря.

 

Бесцветен,благонравен и безлик,

я спрятан в скорлупу своей типичности;

безликость есть отсутствие улик

опасного наличия в нас личности.

 

Властей пронзительное око

отнюдь не давит сферы нижние,

где все,что ярко и глубоко,

свирепо травят сами ближние.

 

Всегда среди чумы и бедствий

пируют хари вместе с ликами,

и не смолкает смех в соседстве

с неумолкающими криками.

 

У нищих духом струйка дней

журчит ровней и без осадка,

заботы бедности скудней

богатых трудностей достатка.

 

В года кошмаров,столь рутинных,

что повседневных,словно бублики,

страшней непуганых кретинов

одни лишь пуганые умники.

 

Прости,Господь,за сквернословья,

пошли всех благ моим врагам,

пускай не будет нездоровья

ни их копытам,ни рогам.

 

О чувстве дружбы в рабской доле

сказал прекрасно сам народ:

кого ебет чужое горе,

когда свое невпроворот?

 

Наши дороги – простор и шоссе,

легок житейский завет:

думай,что хочешь,но делай,как все,

иначе – ров и кювет.

 

Сквозь вековые непогоды

идет,вершит,берет свое -

дурак,явление природы,

загадка замыслов ее.

 

Не меряйся сальным затасканным метром

толпы,возглашающей славу и срам,

ведь голос толпы,разносящийся ветром,

сродни испускаемым ею ветрам.

 

Кто хоть недолго жил в тюрьме,

чей хлеб неволей пах,

те много знают о дерьме

в душевных погребах.

 

Есть индивиды – их участь сурова,

жизнь их легко увядает;

камень,не брошенный ими в другого,

в почках у них оседает.

 

Вновь,как поганки в роще мшистой,

всегда внезапны,как нарывы,

везде растут марксималисты

и жаждут жатвы,сея взрывы.

 

Всегда и всюду тот,кто странен,

кто не со всеми наравне,

нелеп и как бы чужестранен

в своей родимой стороне.

 

Те души,что с рождения хромые,

врачуются лишь длительным досугом

в местах,где параллельные прямые

навек пересекаются друг с другом.

 

Чем дряхлый этот раб так удручен?

Его ведь отпустили? Ну и что же.

Теперь он на свободу обречен,

а он уже свободно жить не может.

 

Если крепнет в нашей стае

климат страха и агрессии,

сразу глупость возрастает

в гомерической прогрессии.

 

Не гаснет путеводная звезда,

висевшая над разумом и сердцем

тех первых,кто придумал поезда,

пошедшие в Дахау и Освенцим.

 

Откуда столько псов с кипящей пастью,

я понял за прожитые полвека:

есть холод,согревающийся страстью

охоты на живого человека.

 

На людях часто отпечатаны

истоки,давшие им вырасти;

есть люди,пламенем зачатые,

а есть рожденные от сырости.

 

Опять стою,понурив плечи,

не отводя застывших глаз:

как вкус у смерти безупречен

в отборе лучших среди нас!

 

 


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 166 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: I. Как просто отнять у народа свободу: ее надо просто доверить народу | II. Среди немыслимых побед цивилизации мы одиноки,как карась в канализации | III. В борьбе за народное дело я был инородное тело | IV. Семья от бога нам дана,замена счастию она. | VIII. Счастливые потом всегда рыдают,что вовремя часов не наблюдают | IX. Увы,но улучшить бюджет нельзя,не запачкав манжет | X. Живу я более,чем умеренно,страстей не более,чем у мерина | XI. ВОТ ЖЕНЩИНА: ОНА ГРУСТИТ,ЧТО ЗЕРКАЛО ЕЕ ТОЛСТИТ | XII. НЕ СТЕСНЯЙСЯ, ПЬЯНИЦА, НОСА СВОЕГО, ОН ВЕДЬ С НАШИМ ЗНАМЕНЕМ ЦВЕТА ОДНОГО | XIII. ВОЖДИ ДОРОЖЕ НАМ ВДВОЙНЕ, КОГДА ОНИ УЖЕ В СТЕНЕ |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
V. Если жизнь излишне деловая,функция слабеет половая.| VII. Увы,но истина – блудница,ни с кем ей долго не лежится

mybiblioteka.su - 2015-2018 год. (0.022 сек.)