Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

XVIII. ЛЮБОВЬ – СПЕКТАКЛЬ, ГДЕ АНТРАКТЫ НЕМАЛОВАЖНЕЕ, ЧЕМ АКТЫ

Читайте также:
  1. А как же любовь?
  2. А КАК ЖЕ ЛЮБОВЬ?
  3. А) сыновья любовь и братские отношения
  4. Беседа I. Что такое любовь?
  5. БРАК С ЛЮБОВЬЮ БЕЛОЗЕРСКОЙ.
  6. БРАТСКАЯ ЛЮБОВЬ

 

 

Один поэт имел предмет,

которым злоупотребляя,

устройство это свел на нет,

прощай любовь в начале мая!

 

Ни в мире нет несовершенства,

ни в мироздании – секрета,

когда, распластанных в блаженстве,

нас освещает сигарета.

 

Красоток я любил не очень,

и не по скудости деньжат:

красоток даже среди ночи

волнует, как они лежат.

 

Что значат слезы и слова,

когда приходит искушение?

Чем безутешнее вдова,

тем сладострастней утешение.

 

Мир объективен разве что на дольку:

продуктов нашей мысли много в нем;

и бабы существуют лишь постольку,

поскольку мы их, милых, познаем.

 

Когда врагов утешат слухом,

что я закопан в тесном склепе,

то кто поверит ста старухам,

что я бывал великолепен?

 

Пока играл мой детородный

отменных данных инструмент,

я не семейный, а народный

держал ему ангажемент.

 

В любые века и эпохи,

покой на земле или битва,

любви раскаленные вздохи –

нужнейшая Богу молитва.

 

Миллионер и голодранец

равны становятся, как братья,

танцуя лучший в мире танец

без света, музыки и платья.

 

Мы женщин постигаем, как умеем:

то дактилем, то ямбом, то хореем,

встречаясь то и дело с темпераментом,

который познаваем лишь гекзаметром.

 

От одиночества философ,

я стать мыслителем хотел,

но охладел, нашедши способ

сношенья душ посредством тел.

 

Грешнейший грех – боязнь греха,

пока здоров и жив;

а как посыплется труха,

запишемся в ханжи.

 

Лучше нет на свете дела,

чем плодить живую плоть;

наше дело – сделать тело,

а душой снабдит Господь.

 

Учение Эйнштейна несомненно,

особенно по вкусу мне пришлось,

что с кучей баб я сплю одновременно,

и только лишь пространственно – поврозь.

 

Мы попираем все науки,

всю суету и все тревоги,

сплетя дыхания и руки,

а по возможности – и ноги.

 

Летят столетья, дымят пожары,

но неизменно под лунным светом

упругий Карл у гибкой Клары

крадет кораллы своим кларнетом.

 

Наших болей и радостей круг

не обнять моим разумом слабым;

но сладчайший душевный недуг –

ностальгия по непознанным бабам.

 

Сегодня ценят мужики

уют, покой и нужники;

и бабы возжигают сами

на этом студне хладный пламень.

 

Я живу, как любой живет, –

среди грязи, грызни и риска

высекая живот о живот

новой жизни слепую искру.

 

Я – лишь искатель приключений,

а вы – распутная мадам;

я узел завяжу на члене,

чтоб не забыть отдаться вам.

 

Не нажив ни славы, ни пиастров,

промотал я лучшие из лет,

выводя девиц-энтузиасток

из полуподвала в полусвет.

 

Мы были тощие повесы,

ходили в свитерах заношенных,

и самолучшие принцессы

валялись с нами на горошинах.

 

Теперь другие, кто помоложе,

тревожат ночи кобельим лаем,

а мы настолько уже не можем,

что даже просто и не желаем.

 



Обильные радости плоти,

помимо других развлечений –

прекрасный вдобавок наркотик

от боли душевных мучений.

 

Тоска мужчины о престиже

и горечь вражеской хулы

бледней становятся и жиже

от женской стонущей хвалы.

 

Увы, то счастье унеслось

и те года прошли,

когда считал я хер за ось

вращения Земли.

 

Хмельной от солнца, словно муха,

провел я жизнь в любовном поте,

и желтый лист со древа духа

слетел быстрей, чем с древа плоти.

 

В лета, когда упруг и крепок,

исполнен силы и кудрей,

грешнейший грех – не дергать репок

из грядок и оранжерей.

 

По весне распустились сады,

и еще лепестки не опали,

как уже завязались плоды

у девиц, что в саду побывали.

 

Многие запреты – атрибут

зла, в мораль веков переодетого:

благо, а не грех, когда ебут

милую, счастливую от этого.

 

Ты кукуешь о праве и вольности,

ты правительствам ставишь оценки,

но взгляни, как распущены волосы

вон у той полноватой шатенки.

 

Природа торжествует, что права,

и люди несомненно удались,

когда тела сошлись, как жернова,

Загрузка...

и души до корней переплелись.

 

Рад, что я интеллигент,

что живу светло и внятно,

жаль, что лучший инструмент

годы тупят безвозвратно.

 

Литавры и гонги, фанфары и трубы,

набат, барабаны и залпы –

беззвучны и немы в момент, когда губы

друг друга находят внезапно.

 

Как несложно – чтоб растаяла в подруге

беспричинной раздражительности завязь;

и затихнут все тревоги и недуги,

и она вам улыбнется, одеваясь.

 

Давай, Господь, решим согласно,

определив друг другу роль:

ты любишь грешников? Прекрасно.

А грешниц мне любить позволь.

 

Приятно, если правнуку с годами

стихов моих запомнится страница,

и некоей досель невинной даме

их чтение поможет соблазниться.

 

Когда грехи мои учтет

архангел, ведающий этим,

он, без сомнения, сочтет,

что я не зря пожил на свете.

 

Молодость враждебна постоянству,

в марте мы бродяги и коты;

ветер наших странствий по пространству

девкам надувает животы.

 

Я отношусь к натурам женским,

от пыла дышащим неровно,

которых плотское блаженство

обогащает и духовно.

 

Витает благодать у изголовий,

поскольку и по духу и по свойству

любовь – одно из лучших славословий

божественному Божьему устройству.

 

Не почитая за разврат,

всегда готов наш непоседа,

возделав собственный свой сад,

слегка помочь в саду соседа.

 

Мы в ранней младости усердны

от сказок, веющих с подушек,

и в смутном чаяньи царевны

перебираем тьму лягушек.

 

Назад оглянешься – досада

берет за прошлые года,

что не со всех деревьев сада

поел запретного плода.

 

Наш век становится длиннее

от тех секунд (за жизнь – минут),

когда подруги, пламенея,

застежку-молнию клянут.

 

От акта близости захватывает дух

сильнее, чем от шиллеровских двух.

 

Готов я без утайки и кокетства

признаться даже Страшному Суду,

что баб любил с мальчишества до детства,

в которое по старости впаду.

 

Спеши любить, мой юный друг,

волшебны свойства женских рук:

они смыкаются кольцом,

и ты становишься отцом.

 

Я в молодости книгам посвящал

интимные досуги жизни личной

и часто с упоеньем посещал

одной библиотеки дом публичный.

 

Когда тепло, и тьма, и море,

и под рукой – крутая талия,

то с неизбежностью и вскоре

должно случиться и так далее.

 

Растущее повсюду отчуждение

и прочие печальные события

усиливают наше наслаждение

от каждого удачного соития.

 

Как давит стариковская перина

и душит стариковская фуфайка

в часы, когда танцует балерина

и ножку бьет о ножку, негодяйка.

 

В густом чаду взаимных обличений,

в эпоху повсеместных злодеяний

чиста лишь суть таких разоблачений,

как снятие подругой одеяний.

 

В любви прекрасны и томление,

и апогей, и утомление.

 

Мы не жалеем, что ночами

с друзьями жгли себя дотла,

и смерть мы встретим, как встречали

и видных дам, и шлюх с угла.

 

А умереть бы я хотел

в то миг высокий и суровый,

когда меж тесно слитых тел

проходит искра жизни новой.

 

Случайно встретившись в аду

с отпетой шлюхой, мной воспетой

вернусь я на сковороду

уже, возможно, с сигаретой.

 

 


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 300 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: VII. Увы,но истина – блудница,ни с кем ей долго не лежится | VIII. Счастливые потом всегда рыдают,что вовремя часов не наблюдают | IX. Увы,но улучшить бюджет нельзя,не запачкав манжет | X. Живу я более,чем умеренно,страстей не более,чем у мерина | XI. ВОТ ЖЕНЩИНА: ОНА ГРУСТИТ,ЧТО ЗЕРКАЛО ЕЕ ТОЛСТИТ | XII. НЕ СТЕСНЯЙСЯ, ПЬЯНИЦА, НОСА СВОЕГО, ОН ВЕДЬ С НАШИМ ЗНАМЕНЕМ ЦВЕТА ОДНОГО | XIII. ВОЖДИ ДОРОЖЕ НАМ ВДВОЙНЕ, КОГДА ОНИ УЖЕ В СТЕНЕ | XIV. СКОЛЬ ПЫЛКИ РАЗГОВОРЫ О ГОЛГОФЕ ЗА РЮМКОЙ КОНЬЯКА И ЧАШКОЙ КОФЕ | XV. ПРИЧУДЛИВЕЕ НЕТ НА СВЕТЕ ПОВЕСТИ, ЧЕМ ПОВЕСТЬ О ПРИЧУДАХ РУССКОЙ СОВЕСТИ | XVI. ГОСПОДЬ ЛИХУЮ ШУТКУ УЧИНИЛ, КОГДА СЮЖЕТ ЕВРЕЯ СОЧИНИЛ |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
XVII. ВО ТЬМЕ ДОМОЙ ЛЕТЯТ АВТОМОБИЛИ И ВСЕ, КОГО УЖЕ УПОТРЕБИЛИ| XIX. ДАВНО ПОРА, ЕБЕНА МАТЬ, УМОМ РОССИЮ ПОНИМАТЬ!

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.095 сек.)