Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

XVI. ГОСПОДЬ ЛИХУЮ ШУТКУ УЧИНИЛ, КОГДА СЮЖЕТ ЕВРЕЯ СОЧИНИЛ

Читайте также:
  1. II. И вот эти два поэта, которые когда-то были в Париже любовниками устраивают пикник около туалетов.
  2. VII Обычай употребления евреями христианской крови в обрядах брака и обрезания, в покаянии и при смерти
  3. VIII Обычай употребления евреями христианской крови в праздник Пурим и в праздник Пасхи
  4. XI Что Талмуд повелевает евреям относительно христиан
  5. XIII. ВОЖДИ ДОРОЖЕ НАМ ВДВОЙНЕ, КОГДА ОНИ УЖЕ В СТЕНЕ
  6. Амбивалентность маятника: эго неэффективно, когда соперничающие богини борются за господство

 

 

Везде, где не зная смущения,

историю шьют и кроят,

евреи – козлы отпущения,

которых к тому же доят.

 

И сер наш русский Цицерон,

и вездесущ, как мышь,

мыслит ясно: "Цыц, Арон!

Рабинович, кыш!"

 

По ночам начальство чахнет и звереет,

дикий сон морозит царственные яйца:

что китайцы вдруг воюют, как евреи,

а евреи расплодились, как китайцы.

 

Евреи собирают документы,

чтоб лакомиться южным пирогом;

одни только теперь интеллигенты

останутся нам внутренним врагом.

 

Везде, где есть цивилизация

и свет звезды планету греет,

есть обязательная нация

для роли тамошних евреев.

 

Туманно глядя вслед спешащим

осенним клиньям журавлей,

себя заблудшим и пропащим

сегодня чувствует еврей.

 

Льется листва, подбивая на пьянство;

скоро снегами задуют метели;

смутные слухи слоятся в пространство;

поздняя осень; жиды улетели.

 

В любом вертепе, где злодей

злоумышляет зло злодейства,

есть непременно иудей

или финансы иудейства.

 

Евреи клевещут и хают,

разводят дурманы и блажь,

евреи наш воздух вдыхают,

а вон выдыхают – не наш.

 

Во тьме зловонной, но тепличной,

мы спим и слюним удила,

и лишь жидам небезразличны

глухие русские дела.

 

В года, когда юмор хиреет,

скисая под гласным надзором,

застольные шутки евреев

становятся местным фольклором.

 

Везде, где слышен хруст рублей

и тонко звякает копейка,

невдалеке сидит еврей

или по крайности еврейка.

 

Нет ни в чем России проку,

странный рок на ней лежит:

Петр пробил окно в Европу,

а в него сигает жид.

 

Царь-колокол безгласный, поломатый,

Царь-пушка не стреляет, мать ети;

и ясно, что евреи виноваты,

осталось только летопись найти.

 

Любой большой писатель русский

жалел сирот, больных и вдов,

слегка стыдясь, что это чувство

не исключает и жидов.

 

Евреи продолжают разъезжаться

под свист и улюлюканье народа,

и скоро вся семья цветущих наций

останется семьею без урода.

 

Сегодня евреи греховны

совсем не своей бухгалтерией,

а тем, что растленно духовны

в эпоху обжорства матерей.

 

Кто шахматистом будет первым,

вопросом стало знаменитым;

еврей еврею портит нервы,

волнуя кровь антисемитам.

 

Верю я: Христос придет!

Вижу в этот миг Россию;

слышу, как шумит народ:

Бей жидов, спасай Мессию!

 

Перспективная идея!

Свежий образ иудея:

поголовного агрессора

от портного до профессора.

Им не золото кумир,

а борьба с борьбой за мир;

как один – головорезы,

а в штанах у них обрезы.

 

Везде, где есть галантерея

или технический прогресс,

легко сей миг найти еврея

с образованием и без.

А слух – отрадный, но пустой,

что ихний фарт покрылся пылью,

навеян сладкою мечтой

однажды сказку сделать былью.

 

Свет партии согрел нам батареи

теплом обогревательной воды;



а многие отдельные евреи

все время недовольны, как жиды.

 

У власти в лоне что-то зреет,

и, зная творчество ее,

уже бывалые евреи

готовят теплое белье.

 

В российской нежной колыбели,

где каждый счастлив, если пьян,

евреи так ожидовели,

что пьют обильнее славян.

 

В метро билеты лотереи.

Там, как осенние грачи,

седые грустные евреи

куют нам счастия ключи.

 

Раскрылась правда в ходе дней,

туман легенд развеяв:

евреям жить всего трудней

среди других евреев.

 

Случайно ли во множестве столетий

при зареве бесчисленных костров

еврей – участник всех на белом свете

чужих национальных катастроф?

 

Не в том беда, что ест еврей наш хлеб,

а в том, что проживая в нашем доме,

он так теперь бездушен и свиреп,

что стал сопротивляться при погроме.

 

Как все, произойдя от обезьяны,

зажегшей человечества свечу,

еврей имеет общие изъяны,

но пользуется ими чересчур.

 

Любая философия согласна,

что в мире от евреев нет спасения.

Науке только все еще не ясно,

Загрузка...

как делают они землетрясения.

 

Изверившись в блаженном общем рае,

но прежние мечтания любя,

евреи эмигрируют в Израиль,

чтоб русскими почувствовать себя.

 

Новые затеявши затеи

и со страха нервно балагуря,

едут приобщаться иудеи

к наконец-то собственной культуре.

 

Евреев не любит никто, кроме тех,

кто их вообще не выносит;

отсюда, должно быть, родился наш смех

и пляски на скользком откосе.

 

Об утечке умов с эмиграцией

мы в России нисколько не тужим,

потому что весь ум ихней нации

никому здесь и на хер не нужен.

 

Вечно и нисколько не старея,

всюду и в любое время года

длится, где сойдутся два еврея,

спор о судьбах русского народа.

 

Есть тайного созвучия привет

в рифмованности вечности и мига.

Духовность и свобода. Свет и цвет.

Россия и тюрьма. Еврей и книга.

 

Когда российский дух поправится,

вернув здоровье с ходом времени,

ему, боюсь я, не понравится,

что часть врачей была евреями.

 

Христос и Маркс, Эйнштейн и Фрейд –

взрывных учений основатели,

придет и в будущем еврей

послать покой к ебене матери.

 

Что ели предки? Мясо и бананы.

Еда была сыра и несогрета.

Еврей произошел от обезьяны,

которая огонь добыла где-то.

 

Евреи, чужую культуру впитав

и творческим занявшись действом,

вливают в ее плодоносный состав

растворы с отравным еврейством.

 

Евреи размножаются в неволе,

да так охотно, Господи прости,

что кажется – не знают лучшей доли,

чем семенем сквозь рабство прорасти.

 

По всем приметам Галилей,

(каким в умах он сохранился)

был чистой выделки еврей:

отрекся, но не изменился.

 

Еще он проснется, народ-исполин,

и дух его мыслей свободных

взовьется, как пух из еврейских перин

во дни пробуждений народных.

 

Усердные брови насупив,

еврей, озаряемый улицей,

извечно хлопочет о супе,

в котором становится курицей.

 

Евреи лезут на рожон

под ругань будущих веков:

они увозят русских жен,

а там – родят большевиков.

 

Евреи топчут наши тротуары,

плетя о нас такие тары-бары,

как если сочиняли бы татары

о битве Куликовской мемуары.

 

Вождям ночные мысли сон развеяли,

течет холодный пот по неглиже;

америки, открытые евреями,

никак не закрываются уже.

 

Сибирских лагерей оранжерея,

где пляшет у костра лесное эхо –

вот лучшая теплица для еврея,

который не созрел и не уехал.

 

Во всех углах и метрополиях

затворник судеб мировых,

еврей, живя в чужих историях,

невольно вляпывался в них.

 

В любых краях, где тенью бледной

живет еврей, терпя обиды,

еврейской мудрости зловредной

в эфир сочатся флюаиды.

 

Всегда еврей легко везде заметен,

еврея слышно сразу от порога,

евреев очень мало на планете,

но каждого еврея – очень много.

 

Наскучив жить под русским кровом,

евреи, древние проныры,

сумели сделать голым словом

в железном занавесе дыры.

 

Сквозь бытия необратимость

евреев движет вдоль столетий

их кроткая неукротимость

упрямства выжить на планете.

 

Евреи даже в светопреставление,

сдержав поползновение рыдать,

в последнее повисшее мгновение

успеют еще что-нибудь продать.

 

 


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 317 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: V. Если жизнь излишне деловая,функция слабеет половая. | VI. Кто томим духовной жаждой,тот не жди любви сограждан | VII. Увы,но истина – блудница,ни с кем ей долго не лежится | VIII. Счастливые потом всегда рыдают,что вовремя часов не наблюдают | IX. Увы,но улучшить бюджет нельзя,не запачкав манжет | X. Живу я более,чем умеренно,страстей не более,чем у мерина | XI. ВОТ ЖЕНЩИНА: ОНА ГРУСТИТ,ЧТО ЗЕРКАЛО ЕЕ ТОЛСТИТ | XII. НЕ СТЕСНЯЙСЯ, ПЬЯНИЦА, НОСА СВОЕГО, ОН ВЕДЬ С НАШИМ ЗНАМЕНЕМ ЦВЕТА ОДНОГО | XIII. ВОЖДИ ДОРОЖЕ НАМ ВДВОЙНЕ, КОГДА ОНИ УЖЕ В СТЕНЕ | XIV. СКОЛЬ ПЫЛКИ РАЗГОВОРЫ О ГОЛГОФЕ ЗА РЮМКОЙ КОНЬЯКА И ЧАШКОЙ КОФЕ |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
XV. ПРИЧУДЛИВЕЕ НЕТ НА СВЕТЕ ПОВЕСТИ, ЧЕМ ПОВЕСТЬ О ПРИЧУДАХ РУССКОЙ СОВЕСТИ| XVII. ВО ТЬМЕ ДОМОЙ ЛЕТЯТ АВТОМОБИЛИ И ВСЕ, КОГО УЖЕ УПОТРЕБИЛИ

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.062 сек.)