Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

ЧАСТЬ 2 ШОТЛАНДИЯ 5 страница

Читайте также:
  1. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 1 страница
  2. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  3. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  4. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  5. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  6. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница
  7. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница

А Дэйгис внизу грозил зеркалу кулаком и что-то орал.

Драстен закрыл глаза.

Подождал, открыл и с отчаяньем посмотрел в направлении душа, где плескалась его обнаженная жена.

А потом посмотрел в окно.

И мрачно выдохнул.

– Нет, любимая. Извини! – крикнул он. – Похоже, Дэйгис по какой-то необъяснимой причине ведет жаркий спор с зеркалом на нашей лужайке перед замком.

– Дэйгис ведет что с зеркалом на нашей лужайке? – переспросила она из душа.

– Спор, милая, спор, – ответил он.

– Что?

Драстен снова вздохнул.

– Дэйгис разговаривает с зеркалом, – уже громче объяснил он. – Я должен выяснить почему.

– Разговаривает с… А! На газоне перед замком? Дэйгис? Правда? Подожди меня, Драстен! Я выйду через минутку! – закричала Гвен в ответ. – Это звучит просто захватывающе.

Драстен покачал головой. Захватывающе, сказала его женщина. Иногда ее взгляд на вещи просто поражал его.

Он слабо улыбнулся, и внезапно его охватила досада на очередной шум в его жизни. В конце концов, что такое жизнь?

Шум, его причины и последствия.

А если мужчина благословен Небесами, то у него есть такая жена, как Гвендолин, и с ней всегда можно поделиться своими мыслями.

 

Подними меня, осел криволапый. Это хреново солнце слепит мне глаза! – прорычало зеркало.

Дэйгис заморгал на зеркало. Оно лежало на газоне, стеклом вверх, а в стекле бесновался Кейон МакКелтар.

Одной рукой он держался за край рамы изнутри, другой заслонял от солнца сощуренные глаза.

Некоторое время Дэйгис просто не мог найти слов, чтобы внятно ответить. Затем выдавил:

– Какого черта ты там делаешь?

В зеркале был мужчина. Его родственник. Дэйгис считал, что видел все на свете, но никогда не сталкивался ни с чем подобным. Десятки вопросов роились в его мозгу.

– Солнце. Ослепляет. Подними меня, – огрызнулся предок. Дэйгис посмотрел вверх. Солнце стояло в зените.

Посмотрел вниз. Озадаченно поднял зеркало и поставил его вертикально, напротив себя. Дэйгис очень осторожно касался рамы, стремясь свести прикосновение к минимуму. Из-за того, что он не решался как следует сжать пальцы, зеркало выскользнуло и чуть не упало обратно на землю. Горец едва успел поймать его вовремя.

– Ради бога, будь поосторожнее с этой проклятой штукой! – зашипел Кейон. – Она сделана из стекла. В странном значении этого слова. Ты всегда такой неуклюжий?

Дэйгис напрягся.

– А ты всегда такая злобная задница? У тебя ужасные манеры. Неудивительно, что ты заработал такую поганую репутацию.

– У меня плохая… – Его предок осекся, поднял руки, словно отказываясь дальше говорить на эту тему. – Забудь. Я не хочу знать, что обо мне говорят. – Он оглянулся. – Куда ты меня притащил?

– В замок Келтар. – Дэйгис подумал минутку, потом уточнил: – Во второй замок Келтар, не в тот, который ты знаешь.

На скулах предка заходили желваки.



– И как далеко этот замок Келтар от Инвернесса?

Дэйгис пожал плечами.

– Полчаса пути или около того.

– Дай угадаю, варвар ты чертов. Ты по какой-то причине взял мою машину? – Зеркало явно злилось.

– Это я варвар! Кто бы говорил, – высокомерно отозвался Дэйгис.

– Идиот проклятый, вернись туда и забери мою женщину. Немедленно.

– Твою женщину? Девочку, что была с тобой в магазине?

– Айе.

Дэйгис медленно покачал головой. Это было слишком.

– Нэй. До тех пор пока ты не расскажешь мне, что происходит, и не объяснишься с моим братом. Что ты делаешь в зеркале? Я прекрасно знаю, что это такое. Это Темное Стекло, Реликвия Невидимых, а Келтары стараются не иметь дел с Реликвиями Невидимых. Как ты его использовал? Ты практикуешь темные искусства? Мой брат не позволит такого на своей земле. Драстен не…

Кейон замолотил кулаками по внутренней поверхности стекла, да так, что оно чуть не задрожало в раме.

Привези мою женщину! Ты оставил ее без защиты, сукин ты сын!

– Нэй. Сначала ответы, – сухо сказал Дэйгис.

– Ни слова, пока она не окажется здесь, – так же сухо ответил Кейон.

Загрузка...

Они уставились друг на друга, понимая, что зашли в тупик.

Внезапно Дэйгис подумал кое о чем. Почему его темпераментный, невероятно талантливый предок не выйдет из стекла и сам не отправится за своей женщиной? Что могло остановить такого сильного друида, как Келтар?

– Ты застрял там, верно?! – воскликнул он.

– А как ты, мать твою, думаешь? Стал бы я тут сидеть, если бы мог что-то сделать? Привези. Мою. Женщину.

– Но раньше ты был снаружи. Как? Почему…

– Ты сказал, что у тебя есть женщина, – грубо перебил его Кейон. – Как бы ты себя чувствовал, если бы она осталась одна в незнакомом городе, а за ней охотились убийцы? Моя женщина в опасности черт бы тебя побрал! Ты должен отправиться за ней! А потом я расскажу тебе все, что пожелаешь!

Словно кулак сомкнулся на сердце Дэйгиса, когда он подумал о Хло в такой ситуации. Он вспомнил, как она оказалась в такой же опасности и это чуть его не убило. Любимая женщина была для него превыше всего. Забота о благополучии любимой была для него на первом месте.

Всегда.

– Ох, черт побери, я же не знал. Я привезу твою женщину, – немедленно ответил Дэйгис.

И, снова подхватив зеркало под мышку, торопливо зашагал к замку.

 

– Мы идем не туда! – в третий раз выкрикнуло зеркало, когда Дэйгис поднялся по ступеням и вошел в замок.

– Туда, туда. Я же сказал, что не возьму тебя с собой, – сухо отрезал Дэйгис. – Я гораздо быстрее найду твою женщину, если не буду волноваться о том, что могу тебя разбить. Я знаю, как она выглядит. Я найду ее, клянусь.

Он и правда не хотел беспокоиться о том, как бы не разбить зеркало, но куда больше он не хотел оставаться в непосредственной близости к Темной Реликвии. Дэйгис подозревал, что странное притяжение, которое по дороге домой не отпускало его, возрастет, как только он снова окажется во внедорожнике. На поиски может понадобиться не один час, а сидеть в метре от Реликвии в замкнутом пространстве ему никак не хотелось.

Запрокинув голову, Дэйгис заорал:

– Драстен! – так громко, что в ответ должны были загрохотать карнизы.

– Дэйгис, господи, да я же над тобой, – моргая, ответил его брат. – Не надо изображать иерихонскую трубу.

Дэйгис посмотрел вверх. Его брат-близнец стоял на лестнице, которая вела к главному входу, и смотрел вниз.

– Да откуда я знал? Почему ты там стоишь, Драстен?

– А почему ты разговариваешь с зеркалом, Дэйгис? – очень-очень тихо спросил Драстен.

– Я же сказала «подожди меня»! – раздался голос Гвен.

Дэйгис покачал головой. У него не было времени на объяснения. Имя женщины, о которой говорил ему Кейон всю дорогу до замка, перемежая разговор все более яростными требованиями взять его с собой в Инвернесс, было Джессика Сент-Джеймс. Она была ни в чем не виновата, и ей грозила смертельная опасность.

Ему нужно идти. Немедленно.

Прислонив зеркало к стене у двери, Дэйгис махнул в его сторону рукой.

– Драстен, это Кейон МакКелтар. Кейон – Драстен МакКелтар.

Дэйгис, – голос Драстена стал мягким, как бархат, что всегда было плохим знаком. – Почему ты представляешь меня зеркалу?

– А ты посмотри в зеркало, Драстен, – нетерпеливо выдохнул Дэйгис, наклоняя Темное Стекло так, чтобы его было видно сверху.

У его брата отвисла челюсть.

Дэйгис слабо улыбнулся. Приятно было осознавать, что не только он был сбит с толку, увидев человека в зеркале.

– Я не думаю, что он сможет выбраться, Драстен, так что, скорее всего, он не представляет для нас опасности. Однако тебе лучше спрятать его подальше от женщин и детей до тех пор, пока мы не узнаем больше.

Драстен хватал ртом воздух.

Зеркало зарычало:

– Подальше от женщин и детей? Я никогда не представлял опасности для женщин и детей, дурень!

– Честно говоря, родственник, мы о тебе ничего не знаем, – ответил Дэйгис. – Почему бы тебе не объяснить все моему брату, пока меня не будет? Тогда, быть может, мне расскажут о тебе, когда я вернусь.

– Не оставляй меня здесь, – прошипел Кейон. – Возьми с собой.

– Я же сказал, что найду твою женщину, и я ее найду.

Драстен наконец снова обрел дар речи.

– Кейон МакКелтар! – загремел он. – Ты говоришь о нашем предке Кейоне? Жившем в девятом веке?

– Айе. А это Темное Стекло, Драстен, одна из Реликвий Невидимых, – кратко объяснил Дэйгис. Поскольку его брат не обладал знаниями Драгаров, Дэйгис сомневался, что он сможет опознать, что перед ним. – Тебе лучше поменьше касаться зеркала. Оно чувствует магию, которая есть в нашей крови, и тебя будет тянуть к этому стеклу. – Он добавил, отступая от темы: – Я нечаянно оставил его женщину без защиты. И должен отправиться за ней. Я вернусь, как только смогу.

И, не медля больше ни секунды, Дэйгис выскочил из замка.

 

 

Джесси прикончила третий гамбургер, скатала в шарик бумажную обертку и сунула ее в сумку.

– Тебе лучше, девочка? – спросил Дэйгис.

– О да, – ответила она, подавив вздох.

Она еще не ела таких вкусных, невероятно сочных гамбургеров, но подозревала, что все дело в том, что более суток у нее маковой росинки во рту не было. Джесси жадно глотала свою большую колу: сегодняшняя беготня и нервное напряжение чуть не привели к обезвоживанию.

Откинувшись на спинку кресла во внедорожнике, она вытянула ноги. Теперь ей определенно было лучше: еда придала ей сил, сообщение о том, что Кейон в безопасности, ее успокоило, а больше всего Джесси радовалась тому, что ей не придется сегодня ночевать под мостом, укрывшись газетами вместо одеяла.

– О Господи, я уже сказал, как мне жаль?

– Наверное, раз сто.

– Это потому, что я чувствую себя засранцем, девочка. Я бы ни за что не забрал зеркало, если бы знал, что ты окажешься в опасности. Пожалуйста, поверь мне.

– Я верю, – ответила она. – Все в порядке. Все закончилось хорошо. Я здесь, Кейон в безопасности, и никто не пострадал. – Хотя, мысленно добавила Джесси, она не будет чувствовать себя на все сто процентов хорошо, пока не увидит Кейона собственными глазами.

Она посмотрела на Дэйгиса. На улице было уже темно, и единственный свет в кабине давали зеленоватые огоньки на приборной доске. В смутном свете Дэйгис был очень похож на Кейона, те же черты лица, длинные волосы, мощное тело. Его бережное отношение к ней тоже напомнило ей о Кейоне.

Когда они наконец встретились, Дэйгис сказал, что искал ее несколько часов.

Чувствуя себя полностью потерянной после исчезновения автомобиля, Джесси методично осматривала улицу за улицей, парковку за парковкой, бродила по Инвернессу и вопреки всему надеялась, что обнаружит пропажу. Это был отвратительный план, и она это знала, но ей нужно было что-то делать, хоть что-то делать, чтобы не сойти с ума.

На самом деле она не рассчитывала найти украденный автомобиль и, когда на закате заметила его у бордюра, очень удивилась.

Джесси не задумываясь помчалась к машине, как только заметила ее. И опасливо остановилась в нескольких метрах от автомобиля.

Из машины вышел потомок Кейона.

Эй! – крикнула она ему в спину. – Я тебя знаю! Что ты делаешь с нашей машиной?

Внезапно ее обожгло страхом, потому что Джесси подумала, что он может оказаться плохим парнем. Но когда Дэйгис обернулся и посмотрел на нее, на его лице отразилось такое облегчение, что страх исчез.

Слава богу! Вот ты, где, девочка. Я повсюду тебя ищу! – воскликнул он.

Уставшая и голодная, Джесси чуть не расплакалась.

Потерявшись в Шотландии, она была не одна. Кто-то искал ее. Кто-то был рад ее видеть.

Дэйгис рассказал, постоянно извиняясь, что взял внедорожник только потому, что заметил в нем Темное Стекло и беспокоился о том, что они могут сделать с Реликвией. Он уже добрался до дома, когда обнаружил в стекле Кейона и взбешенный предок отправил его на поиски Джесси.

Взбешенный предок, сказал он. Он знал. И ничуть этому не удивлялся!

Еще в магазине «Тайдеманнс» Дэйгис назвал Кейона родственником, однако Джесси решила, что он имеет в виду дальнее родство в современности, считает Кейона своим кузеном или вроде того.

Но уж определенно не далеким предком, который застрял в зеркале на одиннадцать веков. Ну кто бы вот так сразу смог поверить в подобный абсурд? Она бы точно не поверила. Джесси сопротивлялась до последнего и позволила себе поверить только тогда, когда ее собственная жизнь была поставлена на кон.

У Дэйгиса же с этим не было никаких проблем. Что приводило лишь к одному логичному выводу.

– Насколько я понимаю, среди вас, МакКелтаров, нет ни одного нормального? – уточнила Джесси.

Дэйгис слабо улыбнулся.

– Нэй, не совсем. Я уверен, что моя жена объяснит тебе это лучше, чем я, но мы с моим братом, которого ты скоро увидишь, родом из шестнадцатого века.

Джесси моргнула.

– Ты тоже превратился? И поэтому попал в наше время?

– Превратился?

– В темного колдуна, – уточнила она. – Именно так вы с братом сюда попали? Вы тоже застряли в каких-то предметах?

Дэйгис подавился воздухом.

– Во имя всего святого, девочка, ты хочешь сказать, что Кейон стал темным колдуном?

– А разве вы ничего не знаете о своем предке?

– Одиннадцать веков назад его имя было стерто из всех анналов Келтаров. До недавнего времени, пока мы не открыли тайную комнату в подвале, мы считали его просто легендой. Так он темный колдун?

– Похоже, он именно так и думает. Я не уверена.

– Как он оказался в зеркале?

– Я не знаю. Кейон не говорил об этом. Пока, – жестко уточнила она.

Сегодня, когда она искала Кейона и с ужасом думала о том, что может больше никогда его не увидеть, Джесси многое поняла. День казался бесконечным, она осталась наедине со своими мыслями и страхами, и поэтому некоторые факты проступили очень четко.

Она хотела узнать о Кейоне МакКелтаре все, что только можно было узнать. Все, плохое и хорошее. По отрывкам его историй, которыми он пытался успокоить ее в ту ночь, когда уничтожил убийцу, замаскированную под работницу отеля, Джесси знала, что он провел прекрасное детство в горах. И знала, что в какой-то момент произошло нечто жуткое и необратимое. Джесси хотела выяснить, что это было, как он оказался в зеркале, почему считал себя темным колдуном, ведь каждый раз, когда она смотрела на Кейона, она видела свет.

Нет, не чистый, ослепительный свет. Ничего подобного. Кейон МакКелтар был мужчиной иного типа и никогда не изменится. Да ей никогда и не нравились святоши. Кейон не был плохим – но мог стать при необходимости, без промедления и раздумий.

Однако «плохой парень» не был основной частью его личности. Кейон был тем, кого физиологи и антропологи называли альфа-самцами, а им присуща определенная аморальность. Они подчиняются лишь собственному кодексу, а если этот кодекс в чем-то совпадал с общепринятыми законами, то лишь благодаря случайному совпадению. Никто и никогда не мог бы предсказать, как поступит альфа-самец, если он или те, кого он считает своими, окажется в опасности. Можно было лишь надеяться на то, что ты окажешься в кругу его защиты, – или же как можно дальше от него, чтобы он тебя не заметил.

Джесси знала, где она хочет быть. В самом центре круга, который защищает Кейон. И не только потому, что за ней кто-то охотится, но и потому, что сам Кейон хочет видеть ее там при любых обстоятельствах. Это было второе открытие, которое Джесси сделала, охотясь за ним сегодня.

– Но ты не считаешь его темным, да, девочка? – Голос Дэйгиса вывел ее из задумчивости. – Ты думаешь, что он хороший человек? Ты веришь в него? Всем сердцем?

Она с любопытством посмотрела на горца. Что-то странное было в его голосе, словно этот вопрос очень много для него значил.

– Ты меня даже не знаешь. Какая разница, верю ли я в него?

– Большая разница, Джессика. Мысли и чувства женщины всегда важны для мужчин Келтаров.

Хм-м. С каждой минутой Келтары нравились ей все больше и больше.

– И все же? Ты ему веришь? – настаивал Дэйгис.

– Да, – честно ответила Джесси, – верю.

 

Когда они добрались до замка – черт возьми, она в замке! – Дэйгис потащил Джесси внутрь с такой скоростью, что у нее все расплывалось перед глазами и она не могла разобрать ни одной детали.

Джесси удалось лишь краем глаза взглянуть на великолепный зал, в который с верхнего этажа спускались две сказочные лестницы, отметить доспехи в нише, потом скользнуть взглядом по обшитой темным деревом комнате, которая служила оружейной. Там хранились клейморы, секиры, копья, палаши, развешанные по стенам и создающие сложный геометрический узор. Джесси не терпелось схватить стул, стянуть оружие и начать проверку на аутентичность. Хотя она и без того подозревала, что все оружие в комнате было настоящим.

Почему бы вещам в этом замке не принадлежать далекому прошлому?

Дэйгис затащил ее в библиотеку и оставил там, а сам умчался, заявив: «Соберу остальных членов клана и принесу твоего мужчин) Мой брат и наши жены скоро к тебе присоединятся».

Оставшись в одиночестве, Джесси принялась зачарованно осматриваться.

Библиотека была прекрасной, обширной и в то же время уютной. Она во многом превосходила элегантность кабинета профессора Кини.

Высокие окна, обрамленные бархатом, выходили на идеально подстриженный сад. Вишневые книжные шкафы были утоплены в стены. Одну из стен занимал огромный камин из темно-розового камня и мрамора. Здесь было множество вычурных парчовых стульев и оттоманок, уютно расставленных вокруг резных журнальных столиков с кожаными вставками. Тройной потолок был обрамлен тремя лентами элегантных молдингов. Отличный бар был оформлен под одну из секций книжных полок.

Судя по тому, что Джесси удалось рассмотреть по дороге, этот замок был мечтой любого историка. Он был битком набит антиквариатом, и библиотека была ему под стать.

На стенах висели старинные гобелены. Комнату освещали изысканные – и Джесси могла бы побиться об заклад, что настоящие, – настольные лампы «Тиффани», витражные стекла окрашивали библиотеку в розовый и янтарный цвета. Большая часть книг на полках была переплетена в кожу, некоторые переплеты выглядели очень древними, фолианты были заботливо разложены горизонтально. Целый угол занимал массивный стол с резной столешницей, разделенной на три части кельтскими узлами, за ним располагалось массивное кожаное кресло. Над столиками висели подсвеченные портреты предков Келтаров. Поблекшие антикварные ковры придавали комнате уютный вид, перемежаясь с овечьими шкурами. Красивая лестница, перила которой были покрыты резными завитушками, могла скользить на колесиках по периметру деревянного пола.

Джесси как раз направилась к ней, надеясь добраться до стопки манускриптов, когда в библиотеку вошли две прелестные блондинки. За ними следовал мужчина, которого она поначалу перепутала с Дэйгисом.

– Добро пожаловать в замок Келтар, – задыхаясь, сказала одна из блондинок. – Я Гвен, а это мой муж Драстен. Это жена Дэйгиса, Хло.

– Привет, – неуверенно ответила Джесси. – Я Джесси Сент-Джеймс.

– Мы знаем. Дэйгис сказал нам, – произнесла Гвен. – Мы ждем, когда ты расскажешь нам свою историю. Можешь начинать прямо сейчас, – радостно продолжила она. – Мы весь день тебя ждали.

Вошел Дэйгис. Он нес зеркало, осторожно придерживая его за края рамы.

Джесси ожидала услышать яростные ругательства, которые возвестили бы о приближении Кейона, и удивилась тому, что зеркало молчало.

Дэйгис пересек комнату и прислонил зеркало к книжному шкафу, рядом с собравшейся компанией.

Джесси уставилась на зеркало. Поверхность была серебристой, и не было ни намека на присутствие Кейона.

Она торопливо шагнула к стеклу, инстинктивно протягивая к нему руку.

И в тот же миг из серебра потянулась ладонь Кейона, он шагнул вперед, снова став видимым.

За спиной Джесси раздались восхищенные возгласы.

– Так вот он какой! – воскликнула одна из женщин. – Он не только отказался отвечать на наши вопросы, он даже не показывался, пока ты не появилась в замке.

Мир вокруг Джесси сузился, и в нем не осталось никого, кроме Кейона. Его глаза цвета старого виски метали громы и молнии.

– Ох, Джессика, – сказал он хриплым низким голосом. Потом помолчал, неотрывно глядя на нее. – Никудышный из меня мужчина. Я даже не могу защитить свою женщину. Это проклятое стекло забрало меня, и я не смог к тебе вернуться!

Свою женщину. Джесси видела по его глазам и слышала в его голосе, что этот день был очень тяжелым и для него. Ей было жаль, и в то же время она была довольна. Радовалась, что не только она сходила с ума. Радовалась, потому что это означало: ее чувства были взаимными.

– Неправда, ты отличный, – страстно заверила его она. – Ты настоящий мужчина. Ты дважды спас мне жизнь. Если бы не ты, я была бы уже мертва. К тому же ты не мог предположить, что твой глупый потомок украдет тебя. Кто бы мог такое подумать?

Кто-то за ее спиной прочистил горло. Это мог быть Драстен, но они с Дэйгисом были так похожи, что Джесси не могла бы сказать наверняка. А потом поняла, что это все-таки Дэйгис, потому что он с деланным весельем в голосе сказал:

– Глупый потомок хотел бы знать, как ты освобождаешь его оттуда, девочка.

Джесси прижала к стеклу вторую ладонь. Кейон с другой стороны зеркала повторил ее жест. Они с жадностью смотрели друг на друга. Джесси не терпелось коснуться его, ощутить вкус его поцелуев. Почувствовать, как его руки обнимают, присваивают ее. Свою женщину, сказал он, а ведь Джесси знала, что такими словами горцы из девятого века не разбрасываются.

– Можно им это сказать? – спросила она у Кейона.

Кейон пожал плечами.

– Айе, думаю, что да.

Она обернулась через плечо:

– Есть заклинание, Lialth bree die bree, Кейон МакКелтар, drachme se-sidh, но оно сейчас не сработает, потому что…

Она собиралась объяснить, что с сегодняшнего утра, когда Кейон выбрался из зеркала, прошло еще слишком мало времени, но руны на резной раме засияли изнутри, а пространство показалось искаженным. У Джесси отвисла челюсть.

Кейон был изумлен не меньше. И почти сразу же в его глазах засияло торжество.

– Может, это потому, что последние два раза были такими короткими, девочка! – хрипло воскликнул он. – Какая разница, почему это произошло?

Он рванулся вперед, потянулся к ней. Мгновение назад ладони Джесси касались холодного стекла, затем по ним мазнуло холодом, и вот уже сильные руки горца обнимали ее. Он отделился от зеркала, словно вынырнул из серебристого пруда, шагнул вперед, и в его взгляде светилась страсть и желание, которое не потерпит возражений.

Джесси задрожала от предчувствия.

Где-то вдалеке раздавались удивленные голоса Хло и Гвен, а потом Кейон склонил голову, жадно впился губами в ее губы, и Джесси больше ничего не слышала. Она растаяла в его руках, прижалась к его большому твердому телу, запустила пальцы в его волосы и раскрыла губы, отдаваясь поцелую.

Внезапно он отстранился.

– Этот замок защищен, родственники? – бросил Кейон через плечо.

Один из близнецов ответил:

– Ну, айе…

– Как вы думаете, два слабеньких друида смогут удержать эту защиту на одну ночь? – прервал его Кейон.

– Мы, два слабеньких друида, – выплюнул один из близнецов, – сможем держать…

–…эту защиту целую вечность, если пожелаем, – закончил второй.

– Хорошо. Вот и займитесь. Выметайтесь отсюда к чертям.

И он снова поцеловал Джессику.

Драстен, стоящий за страстной парочкой, опасно сощурил глаза, его ноздри раздувались от гнева.

– Ах ты надменный…

– Любимый, помнишь тот день, когда я заперла тебя в туалете и ты наконец вспомнил, кто я такая? – мягко вмешалась Гвен.

Драстен проглотил окончание фразы. Помнит ли он! Да он с ума сходил от желания. Ничто на свете не могло остановить его, он хотел овладеть Гвен. Они тогда разбросали снятую одежду прямо в большом зале, и до сегодняшнего дня Драстен не знал, были ли у них зрители. И до сегодняшнего дня его это не волновало.

Именно это, судя по всему, переживали сейчас Кейон и Джессика. Над головами Келтаров пролетела мужская рубашка и приземлилась на одну из ламп. Изящный абажур опасно зашатался, но не упал.

У Драстена не было ни малейшего желания смотреть на обнаженного предка.

«Разве что… – подумал он, изучая мускулистый торс Кейона. – Черт побери, что это за татуировки?» Еще один Келтар пошел против совести? И как далеко он зашел? У Драстена был клан, который он должен защищать, его маленькие дочки спали наверху, и он хотел знать, чего ожидать. Кто этот человек, что он из себя представляет, что он здесь делает? Как он заполучил Реликвию Невидимых? Драстен хотел объяснений, и, видит Бог, он их заслуживал] Это был его замок, его мир. В конце концов, он же старший Келтар! То есть… был старшим Келтаром еще несколько минут назад.

Драстен нахмурился еще больше. Если его предок из девятого века считает, что может узурпировать обязанности лэрда только по праву старшинства, то он сильно ошибается.

Но стоило ему взглянуть на Кейона, и его раздражение исчезло.

Кейон и Джессика целовались так, словно мир мог взорваться в любой момент.

И Драстен прекрасно знал это ощущение. Каждый раз, когда он целовал свою жену, каждый раз, когда он брал на руки дочерей, ему казалось, что всего времени мира будет недостаточно, чтобы насладиться ощущением этой любви, и даже вечности будет мало.

Некоторые вещи не требовалось объяснять.

Единение Кейона с его женщиной было именно таким.

Драстен услышал металлический звук расстегивающейся молнии. Его или ее джинсов, он так и не понял. И он не собирался стоять здесь и смотреть, чтобы это выяснить.

Ему придется подождать.

Он развернулся и выпроводил родственников из библиотеки.

 

 

Как только Джесси услышала щелчок, с которым закрылась дверь библиотеки, ее тело напряглось, а пульс нервно зачастил.

Они были одни, Кейон был свободен, она касалась его. Она не могла желать большего, но внезапно чего-то испугалась.

Инстинкт прирожденного хищника подсказал Кейону, что значит эта внезапная перемена. Он прервал поцелуй и отстранился, глядя на девушку сверху вниз. Его влажные губы были приоткрыты, дыхание было жарким и страстным, глаза опасно мерцали.

Джесси попятилась и уставилась на него, тоже пытаясь восстановить дыхание.

Кейон протянул руку и погладил ее по щеке костяшками пальцев. Когда он заговорил, его голос был хриплым.

– Я что-то упустил, девочка?

Она покачала головой.

– Не думаю, что справлюсь с собой, если ты вздумаешь играть со мной, Джессика.

Она громко сглотнула и снова покачала головой.

– Так в чем же дело?

Джесси беспомощно пожала плечами. У нее не было слов. Она не могла объяснить. Она хотела его, хотела так, как никогда и ничего не хотела в жизни, и в то же время чувствовала себя так, словно пятится от края пропасти, не понимая, как оказалась здесь. Ее вел внутренний голос, приказывающий отступить, поискать более устойчивую почву.

Она не понимала этого. Джесси не была трусихой. И уж точно не собиралась просто дразнить Кейона. Она хотела его. Не только для секса, в ее желании крылось гораздо больше. Она чувствовала именно то, что представляла. Перед ней стоял мужчина, которого она хотела, и он тоже ее хотел. Уже дважды она чуть не отдалась ему. Так что же с ней происходит?

Кейон внимательно разглядывал Джессику. Сейчас было самое время положиться на внутреннее чутье, но он не мог этого сделать, поэтому сосредоточился на ее теле, а не на ее сознании.

В ее зеленых глазах бушевала гроза. Поза выражала откровенный вызов: подбородок был вздернут, тонкие ноздри раздувались, ноги были расставлены на ширину плеч, как у маленького воина.

Однако этому вызову противоречил чисто женский призыв: посмотри на меня. Ее спина была выгнута, ягодицы напряжены, тяжелые груди вздымались.

Соски набухли и четко вырисовывались под обтягивающим белым свитером.

Джесси опять облизала губы. А потом вскинула голову, призывно глядя на него.

Не трогай меня /приди и возьми меня, говорил каждый дюйм ее тела.

Кейон шагнул к ней, пригнул голову и резко втянул в себя воздух. Джесси снова попятилась, но не раньше, чем он получил то, что хотел. Кейон улыбнулся, радуясь этой двойственности. Он прекрасно ее понимал.

Джесси пахла изысканной смесью страха, вызова и отчаянного желания. Это был запах, которого он ждал всю жизнь, и желание ощутить его в последние дни обострилось просто до боли.

Он предполагал, что, несмотря на свою образованность, Джесси не понимала, что с ней происходит.

А он понимал. Прекрасно понимал.

Это было то, на что он не смел и надеяться.

Джессика Сент-Джеймс приняла его, как своего мужчину, и не только на ночь. Если бы это было не так, она не пахла бы такой уникальной смесью. Женщина, которая ищет удовольствия на одну ночь, пахнет только желанием, и ничем больше. И определенно не страхом и не вызовом, если мужчина не делает что-то неправильно, то, чего женщина не хочет, а такого ублюдка нужно наказать. Женщины – это ценность, о которой следует заботиться.


Дата добавления: 2015-07-10; просмотров: 203 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: ЧАСТЬ 1 ЧИКАГО 3 страница | ЧАСТЬ 1 ЧИКАГО 4 страница | ЧАСТЬ 1 ЧИКАГО 5 страница | ЧАСТЬ 1 ЧИКАГО 6 страница | ЧАСТЬ 1 ЧИКАГО 7 страница | ЧАСТЬ 1 ЧИКАГО 8 страница | ЧАСТЬ 1 ЧИКАГО 9 страница | ЧАСТЬ 2 ШОТЛАНДИЯ 1 страница | ЧАСТЬ 2 ШОТЛАНДИЯ 2 страница | ЧАСТЬ 2 ШОТЛАНДИЯ 3 страница |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
ЧАСТЬ 2 ШОТЛАНДИЯ 4 страница| ЧАСТЬ 2 ШОТЛАНДИЯ 6 страница

mybiblioteka.su - 2015-2018 год. (0.905 сек.)