Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

ЧАСТЬ 1 ЧИКАГО 9 страница

Читайте также:
  1. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 1 страница
  2. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  3. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  4. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  5. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  6. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница
  7. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница

– Так вот как о нас думают в твоем мире?

– В основном. А ты хочешь сказать, что друиды были колдунами? Как Мерлин или вроде того?

Горец осторожно осмотрел парковку.

– Джессика, магия окружает тебя со всех сторон. Люди не знают о ней, потому что те, кто владеет магией, стремятся это скрыть. Но магия существовала всегда и будет существовать.

Она прищурилась.

– Так этот Лукан тоже друид?

– Когда-то был им. Но стал темным колдуном.

Еще неделю назад она высмеяла бы любого, кто попытался бы утверждать подобное. Она спрашивала бы о львах, медведях и тиграх и красных башмачках со встроенным телепортом. Но сейчас, положив локти на мокрую крышу машины и опустив подбородок на руки, Джесси только вздохнула и сказала:

– Ладно. А в чем разница?

– Друиды рождаются с магией в крови. Черной магией можно овладеть после долгого обучения у темных колдунов, совершенствования обрядов. Друиды уважают внутреннюю природу вещей и стремятся сохранить структуру мира. Темные колдуны извращают вещи себе в угоду и меняют мир, не задумываясь о последствиях. Друид ищет знания об исцелении. Колдун стремится к опасной алхимии, чтобы трансформировать и контролировать. Друид, ставший темным колдуном, гораздо могущественнее обычного колдуна и обычного друида.

– Итак, если Лукан друид, ставший темным колдуном, а ты просто друид и говоришь, что темный колдун гораздо сильнее, то как ты собираешься победить… ох! Проклятие! Черт!

Она запоздало осознала это и попятилась, врезавшись в скользкий от дождя бок машины, стоявшей сзади.

– Иногда я торможу, – выдохнула Джесси. – Ты ведь тоже из плохих парней, верно? Ты тоже стал темным колдуном? Тогда все ясно.

Глаза Кейона сузились.

– Забирайся в машину, Джессика, – мягко сказал он. Она помотала головой.

– О нет. Ни за что. Я не закончила. Ты еще не рассказал мне о том, как командуешь людьми. Что ты делаешь, когда отдаешь людям приказ и они просто слушаются тебя?

Кейон стиснул челюсти и внимательно посмотрел на нее. Потом сказал:

– Это друидское искусство Гласа. Некоторые называют его Гласом Силы. – Он не стал говорить, что некоторые называли это Зовом Смерти, если друид был достаточно могущественным. А это действительно было так. Хотя он и не знал, что может убивать словом, пока не стало слишком поздно и убийственный приказ не слетел с его языка. – Это заклятие принуждения, девочка. А теперь садись в машину. Скоро будет гроза.

Словно подтверждая его слова, морось превратилась в настоящий дождь, а над их головами зарокотал гром.

Но такая мелочь, как гроза, не могла заставить Джесси свернуть с выбранного пути. В ее голове тоже бушевал шторм. Эта штука с принуждением сильно ее беспокоила.

– Ты можешь заставить людей делать то, чего они не хотят? Например, что-то плохое, против чего восстает их воля? А они хоть знают, что ты с ними делаешь? Они об этом помнят?



На скулах Кейона снова заходили желваки.

– Садись в машину, Джессика. Я пытаюсь сохранить тебе жизнь, – холодно сказал он.

– А что, если я откажусь? – так же холодно спросила она. – Ты заставишь меня сесть в машину? Заставишь слушаться при помощи магии? Меня удивляет, что ты до сих пор не опробовал на мне этот свой Глас. Зачем пытаться быть милым, если можно приказать? Черт, да тебе даже не надо соблазнять женщину, ты можешь просто сказать ей… – Она осеклась, ее глаза расширились.

– Садись. В. Машину. Джессика.

– Боже, ты применял его ко мне! – воскликнула она. – В ту же секунду, как только я тебя выпустила. Ты пытался заставить меня поцеловать тебя и показать свою грудь. Так ведь?

Прекрасное лицо горца застыло. Если он и испытывал какие-то эмоции, то полностью их скрыл. Он кивнул ровно один раз, без выражения.

За его спиной вспыхнула молния, невероятно яркая на фоне серо-стального неба Индианы.

Джесси едко рассмеялась.

– И это не сработало, верно? По какой-то причине со мной это не сработало?

Загрузка...

Кейон покачал головой.

– Моя магия на тебя не действует.

Джесси смотрела на него, пытаясь воспринять новую информацию, которая в корне меняла ее наивную веру в справедливость. Она считала, что хороший парень защищает ее от плохого.

И выяснила, что в мире Джессики Сент-Джеймс хороших парней не осталось.

Только плохие и очень плохие.

Она хотела знать, насколько плохие.

– И как далеко ты собирался зайти, мистер «Бедненький, попался в зеркало к темному колдуну»? Если бы Глас сработал и я сняла свитер и показала бы тебе свою грудь, как далеко ты бы зашел?

– А как ты, черт побери, думаешь?

– Я спрашиваю тебя. Как далеко?

– Я не трахался одиннадцать сотен тридцать три года, Джессика, – сухо сказал он. – И я мужчина.

– Как далеко? – ледяным тоном повторила она.

– До самого конца, женщина. До самого гребаного конца. А теперь садись в эту проклятую машину. – Вспышка молнии и оглушительный раскат грома подчеркнули его слова, словно сама природа была на его стороне.

Джесси молча смотрела на горца. Дождь струился по ее лицу, капли падали на грудь. Она обдумывала варианты. До крайности откровенно, сама с собой.

Она могла бы сейчас уйти. Попытаться выжить в одиночку. Посмотреть, сможет ли исчезнуть на следующие девятнадцать дней.

За ней охотился колдун из девятого века, жаждущий ее смерти.

Ее охранял другой колдун из девятого века, который хотел ее трахнуть и использовал для этого магию.

Жизнь или невинность.

Джесси с грустью признала, что чуть не отдала эту свою невинность по доброй воле.

Да, она была немного не в своем уме, и все же…

Она села в эту проклятую машину.

 

 

Темное Стекло забрало горца обратно, когда они находились над Атлантическим океаном, на крейсерской высоте 36 000 футов.

Ну, по крайней мере в этот раз не дошло до секса, так что Джесси не стала пережидать гормональную бурю и винить себя в очередном грехопадении.

Когда Кейон исчез, она поспешно оглянулась по сторонам и заметила, как запоздало реагируют на это пассажиры. Ее совсем не удивило, что столько людей смотрело на него, когда он исчез. Кейон был из тех, на кого обязательно обращают внимание. Некоторые потому, что представляют, каков может быть секс с таким великолепным и опасным куском тестостерона (Джесси тоже входила в эту категорию), другие потому, что беспокоились о своих сумках, кошельках и жизни (к этой категории она тоже могла себя причислить). Никто не сказал ни слова. Даже если кто-то и поверил своим глазам, ни у кого не возникло желания об этом поговорить.

Джесси подавила смешок. «Это мы уже проходили. Я тоже поначалу думала, что сошла с ума ».

Натянув до подбородка линялое синее одеяло, она притворилась, что ничего не было, она путешествует в одиночестве и все это время была одна. Джесси была готова к исчезновению горца. Он сказал ей еще до посадки, что зеркало заберет его задолго до того, как они приземлятся в Шотландии.

Шотландия. Проклятие. Она все же сбежала из страны! Прежняя жизнь – работа, учеба, тщательно продуманные планы – отдалялась от нее с ошеломляющей скоростью 565 миль в час.

Она не верила, что это получится, пока они не прибыли в аэропорт Индианаполиса и Кейон не продемонстрировал свои невероятные «таланты».

Он использовал Глас, чтобы заставить работников аэропорта упаковать зеркало и отправить его в Эдинбург. Не желая оставлять о себе никаких записей, он не стал беспокоиться о билетах, просто «убедил» вооруженных охранников не мешать им. Прямого рейса в Шотландию не было, Кейон отказывался лететь через Лондон, потому что это было бы слишком близко к Лукану, поэтому он заказал «Боинг-747», приписанный к Парижу, вместо документов показав раскрытую ладонь и отдав пару приказов.

Джесси с ужасом наблюдала за ним. Абсолютно все слова Кейона люди принимали на веру и подчинялись. Молча, послушно, бездумно. Он отдал несколько приказов «забыть», хотя и говорил ей, что это ненадежно и он использует легкие заклятия только для того, чтобы выиграть как можно больше времени. И утверждал, что настоящее заклятие памяти очень длинное и рискованное, поскольку мозг будет пытаться разобраться в рваных видениях и восстановить память, а одно стертое воспоминание повреждало и другие. И горец явно не стремился использовать то, что могло повредить, – странное поведение для друида, который превратился в темного колдуна.

К тому моменту, как они поднялись на борт и рухнули в поспешно освобожденные для них сиденья (две воркующие стюардессы, слишком уж любезные, на ее взгляд, вызвались сделать все возможное для двухметрового сексуального шотландца, чтобы он мог «немного вытянуть ноги». Рррр…), у Джесси было чертовски подходящее объяснение того, почему ему не удалось охмурить и ее.

Она ведь чувствовала, как он пытается применить к ней магию.

Каждый раз, когда в его голосе проявлялись командные нотки, ее голова начинала зудеть изнутри, прямо над металлической пластиной, которая скрепляла кости черепа. Точно такой же зуд Джесси почувствовала, когда горец попытался заколдовать ее.

Ощущение было таким, словно его приказы заставляют металл вибрировать под кожей. Джесси не могла понять, как это происходит, просто знала, что пластинка как-то защищает ее от магии горца.

Слава Богу! «До самого конца, женщина», – сказал Кейон под дождем на парковке у «Чик-Фил-А». То есть он использовал бы Глас, чтобы заняться с ней сексом.

Это возмущало ее. До глубины души.

До тех пор пока она не поняла, что он солгал.

Может, он и сам считал, что смог бы подчинить ее волю, но Джесси так не думала.

Она судила о людях по поступкам, а не по словам. А его действия словам не соответствовали. Он лает, но не кусает. Даже те приказы, что привели их в самолет, были сдержанными. Кейон использовал лишь необходимый минимум, чтобы добиться цели.

А итог был таков: любой мужчина, который использовал бы магию, чтобы принудить ее к сексу, сменил бы тактику, когда магия не сработала, и просто изнасиловал бы ее, воспользовавшись своим преимуществом в силе.

Особенно после одиннадцати веков вынужденного целибата.

Кейон состоял практически из одних мускулов. У него была уйма возможностей сделать с ней что угодно.

И все же он не причинил ей вреда.

Подобрав под себя ноги, Джесси плотнее закуталась в одеяло. Свет был приглушенным, а день снова выдался тяжелым, и мощный рев моторов убаюкивал ее.

Она закрыла глаза, размышляя о силе, которой обладал этот мужчина, – друидском искусстве Гласа, – и пыталась представить, каково это: иметь возможность заставить кого угодно совершить что угодно, всего лишь приказав это сделать.

Перспективы ошеломляли.

Как и полное отсутствие ответственности.

Друид, ставший темным колдуном? Джесси не особо в это верила. Да, может, он и не ангел, но в нем явно не было зла. Принимая во внимание то, что он способен был сделать, горец начинал казаться ей чуть ли не образцом сдержанности.

Джесси зевнула, размышляя, сколько же ему было лет, когда он понял, какими возможностями обладает. Глас означал безграничную власть и безграничную свободу. И обещал совершеннейшую безнаказанность.

Никаких оговорок и извинений не требовалось.

Если бы этот дар принадлежал ей, сонно подумала Джесси, она могла бы в любой момент запрыгнуть в самолет, отправиться в Англию и заставить охрану пропустить ее, чтобы она могла прикоснуться к развалинам Стоунхенджа. Или помчаться в Ирландию, отправиться в музеи и трогать экспонаты. Господи, да и забрать с собой любой из них!

Или же, мечтательно продолжала она, можно было бы пойти в банк, заставить служащих отдать ей миллионы долларов, купить себе дома в десяти разных странах и провести остаток жизни, греясь на солнышке на белом песке девственных пляжей. Да черт с ними, с деньгами, она могла бы отправиться в эти страны и заставить людей отдать ей свои дома. Интересно, сколько человек одновременно может подчинить Глас и как долго продлится этот эффект? Должны же быть ограничения.

– И все же такое количество силы просто смешно, – пробормотала Джесси сонным голосом. Весь мир в буквальном смысле становился полем для игры.

Несмотря на это, Кейон каким-то образом застрял в зеркале на несколько веков.

И у него такие нежные руки. Он переполнен магией, но находится в ловушке.

Просто ходячая загадка!

Прежде чем соскользнуть в сон, Джесси поняла, что, несмотря на полный хаос в ее жизни и то, что волноваться нужно было все же не об этом, горец был загадкой, которую она во что бы то ни стало хотела разгадать.

 

An ait a bhfuil do chroi is ann a thabharfas do chosa thu.

(Ноги приведут тебя туда, куда стремится сердце.)


Дата добавления: 2015-07-10; просмотров: 186 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Карен Мари Монинг Избранница горца | ПРОЛОГ II | ЧАСТЬ 1 ЧИКАГО 1 страница | ЧАСТЬ 1 ЧИКАГО 2 страница | ЧАСТЬ 1 ЧИКАГО 3 страница | ЧАСТЬ 1 ЧИКАГО 4 страница | ЧАСТЬ 1 ЧИКАГО 5 страница | ЧАСТЬ 1 ЧИКАГО 6 страница | ЧАСТЬ 1 ЧИКАГО 7 страница | ЧАСТЬ 2 ШОТЛАНДИЯ 2 страница |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
ЧАСТЬ 1 ЧИКАГО 8 страница| ЧАСТЬ 2 ШОТЛАНДИЯ 1 страница

mybiblioteka.su - 2015-2018 год. (0.013 сек.)