Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Прометей – титан

Читайте также:
  1. Величина и характер распределения остаточных напряжений в сварных соединениях низкоуглеродистых и легированных сталей , алюминиевых и титановых сплавов
  2. Гибель и воскресение Титаника
  3. Причины апокалипсиса и титаномахии
  4. СОН В ВАЛЬПУРГИЕВУ НОЧЬ, ИЛИ ЗОЛОТАЯ СВАДЬБА ОБЕРОНА И ТИТАНИИ
  5. Титания
  6. Титановые сплавы

ЕГО ДРЕВНЕИНДИЙСКОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ

Сегодня у лучших символистов Европы нет ни малейших сомнений в том, что в древности имя Прометей имело самое таинственное и важное значение. Излагая историю Девкалиона, которого беотийцы считали предком человеческих рас и который, по исполненной глубокого смысла легенде, был сыном Прометея, автор «Mythologie de la Grèce Antique» замечает:

Таким образом, Прометей был больше, чем прообраз человечества, – он породил его. Точно так же, как Гефест, как мы видели, слепил первую женщину [Пандору] и дал ей жизнь, так и Прометей месит влажную глину и формирует из неё тело первого человека, которого он одарит искрой души.[1338] После Девкалионова потопа Зевс, говорили они, велел Прометею и Афине создать новый род людей из грязи, оставленной водами потопа.[1339] Ещё при Павзания Павсании в Фокиде показывали ил, который использовал для этого герой.[1340] На некоторых архаических памятниках мы до сих пор видим, как Прометей лепит человеческое тело, либо один, либо вместе с Афиной.[1341]

Тот же автор напоминает нам о другом, столь же таинственном персонаже, хотя в целом менее известном, чем Прометей, в легенде о котором есть замечательные аналогии с легендой о титане. Имя этого второго предка и прародителя – Фороней, герой древней поэмы «Форонеида», к сожалению, более не существующей. Легенда о нём локализовалась в Арголиде, где на его алтаре горел вечный огонь как напоминание о том, что он принёс огонь на Землю.[1342] Такой же благодетель человечества, как и Прометей, он приобщил его 547] {АШ ИГГДРАЗИЛ ЯСЕНЬ ИГГДРАСИЛЬ} ко всем радостям Земли. Платон[1343] и Климент Александрийский[1344] называют Форонея первым человеком, или «отцом смертных». Его генеалогия, согласно которой его отцом была река Инакос Инах, напоминает нам генеалогию Прометея, в соответствии с которой этот титан был сыном океаниды Климены. Но матерью Форонея была нимфа Мелиа Мелия –важная деталь в происхождении, отличающая его от Прометея.[1345]

Мелиа Мелия, полагает Дешарм, это персонификация ясеня, от которого, по Гезиоду Гесиоду, произошла раса бронзового века[1346] и который у греков считается небесным древом, общим для всех арийских мифологий. Ясень это древо Иггдразил Иггдрасиль скандинавской древности, которое Норны ежедневно опрыскивают водами из источника Урд, чтобы оно не засохло. Оно зеленеет до последних дней Золотого Века. Тогда Норны – три сестры, соответственно смотрящие в Прошлое, Настоящее и Будущее, – сообщают веления Орлога, или Судьбы (Кармы), но люди осознают лишь Настоящее.

[Но когда] приходит Гультвейг Гулльвейг (золотая руда), чарующая обольстительница… которая, трижды брошенная в огонь, каждый раз выходит из него ещё прекраснее, чем прежде, и наполняет души богов и людей неутолимым желанием, тогда Норны… появляются, и блаженный мир детских грёз исчезает, и возникает грех со всеми его дурными следствиями ( [и Кармой) ].[1347]



Трижды очищенное Золото это Манас, сознательная душа.

У греков ту же идею олицетворяет ясень. Его роскошные ветви соответствуют Звёздному Небу, днём золотые, а ночью усеянные звёздами – плодами Мелии и Иггдразила Иггдрассиль, под защитной тенью которых человечество жило в Золотом Веке, без желаний и без страха. «У этого древа был плод или пылающая ветвь, которая была молнией», как полагает Дешарм.

И здесь на сцену вступает убийственный материализм эпохи, типичная для современного ума тенденция к извращению, которая, словно северный ветер, сгибает всё на своём пути и сковывает всякую интуицию, не допуская её в физические спекуляции настоящего времени. Не увидев в Прометее ничего, кроме «огня, возникающего при трении», учёный автор «Mythologie de la Grèce Antique» видит в этом «плоде» ненамного большее, нежели лишь указание на 548] земной огонь и его открытие. Это уже не огонь от молнии, воспламеняющей сушняк и открывающей человечеству палеолита его неоценимую пользу, – на сей раз это нечто более таинственное, хотя по-прежнему столь же земное. !

Загрузка...

Угнездившись в ветвях [небесного ясеня], божественная птица похитила этот сук [или плод] и в клюве унесла его на Землю. Греческое слово For9neu~ точно соответствует санскритскому бхуранью – «быстрый», как эпитету Агни, который считается носителем божественной искры. Таким образом, Фороней, сын Мелии, или небесного ясеня, соответствует понятию, вероятно, гораздо более древнему, нежели то, которое способствовало превращению прамантхи [древних арийских индусов] в греческого Прометея. Фороней это птица [олицетворенная олицетворяющая], которая приносит на Землю небесную Молнию. Предания о рождении расы бронзового века и те, которые сделали из Форонея отца арголийцев, служат нам доказательством того, что этот перун [или молния], как и в легенде о Гефесте или Прометее, положил начало человеческой расе.[1348]

Однако, это даёт нам всего-навсего внешнее значение символов и аллегории. Предполагается теперь, что значение имени Прометея объяснено. Но современные мифологи и востоковеды уже не видят в нём того, что, основываясь на авторитете всей классической древности, видели их отцы, а находят лишь то, что гораздо более соответствует духу времени – фаллический элемент. Но имя Форонея, как и Прометея, имеет не одно и даже не два, а целый ряд эзотерических значений. Оба они связаны с семью Небесными Огнями: с Агни Абхиманин Абхимани, тремя его сынами и их сорока пятью сынами, составляющими в общем Сорок девять Огней. Неужели все эти числа относятся лишь к земному огню способу добывания огня и к пламени половой страсти? Неужели же индоарийский ум никогда не поднимался выше таких чисто сексуальных чувственных представлений – ум, который проф. Макс Мюллер объявляет самым духовным и мистическим на всей планете? Одно только число этих огней уже намекает на истину.

Нас убеждают в том, что в век рационалистической мысли уже нельзя объяснять имя Про-метея так, как делали это древние греки. Последние, по-видимому,

Основываясь на очевидной аналогии promhqev~ с глаголом promanq=nein, видели в нём олицетворение «прозорливца», которому ради симметрии дали брата – Эпи-метея, или «принимающего совет после события».[1349]

Но нынешние востоковеды решили иначе. Истинное значение обоих имён они знают лучше тех, кто их придумал.

549] {ПОЭЗИЯ СОВРЕМЕННЫХ ВОСТОКОВЕДОВ} Легенда основана на событии мирового значения и была сложена, чтобы увековечить

Великое событие, которое должно было оставить глубокое впечатление в воображении первых свидетелей, ибо с тех пор оно так и не истёрлось из народной памяти.[1350]

Что же это за событие? Оставив в стороне всякий поэтический вымысел, все эти фантазии о Золотом Веке, представим себе – рассуждают современные учёные – весь грубый реализм начального, жалкого состояния человечества, поразительную картину которого дал нам Лукреций по Эсхилу и точное соответствие действительности которой подтверждается теперь наукой. Это поможет нам лучше понять, что воистину новая жизнь началась для человека в тот день, когда он увидел первую искру, возникшую при трении двух деревяшек или из жил кремня. Он не мог не чувствовать благодарности к этой таинственной и чудесной сущности, которую они отныне могли создавать по желанию и которая, только родившись, начинала расти и распространяться, развиваясь с исключительной силой.

Это земное пламя, не было ли оно аналогично по природе тому, что посылало им сверху свой свет и тепло или устрашало их своими громовыми раскатами? Не происходило ли оно из того же источника? И если оно имело небесное происхождение, то не было ли оно когда-то принесено на Землю? А если так, то что за могучее, благодетельное существо – Бог или человек – завоевало его? Эти вопросы, которыми пытливые арийцы задавались в начале своего существования, нашли объяснение в мифе о Прометее.[1351]

Философия оккультной науки находит две слабые точки в подобных рассуждениях. Описанное Эсхилом и Лукрецием жалкое состояние человечества в ранние арийские времена было не более жалким, чем в настоящее время. Это «состояние» ограничивалось дикими племенами, но нынешние дикари ничуть не счастливее и не несчастнее, чем были миллион лет назад их праотцы.

Наукой установлено, что «грубые орудия труда, совершенно такие же, какими пользуются ныне существующие дикари», находят в речных песках и пещерах, геологически «предполагающих огромную древность». Сходство между ними так велико, говорит автор «The A Modern Zoroastrian», что:

Если выставленную на Колониальной Выставке коллекцию топориков каменных долот и наконечников стрел, какими пользуются южноафриканские бушмены, положить рядом с коллекцией подобных же предметов из Британского Музея, найденных в пещерах Кента или Дордоны, то только эксперты смогли бы отличить их друг от друга.[1352]

550] И если ещё в наш век высшей цивилизации живут бушмены, умственно не превосходящие расу людей, живших в Девоншире и Южной Франции в эпоху палеолита, то почему последние не могли быть современниками других рас, столь же высоко цивилизованных для своего времени, как мы – для своего. То, что при ежедневном росте суммы знаний человечества «вместе с ней не растут и умственные способности», становится очевидным при сопоставлении интеллекта, если не физических знаний, Евклида, Пифагора, Панини, Капилы, Платона и Сократа Евклидов, Пифагоров, Панини, Капил, Платонов и Сократов с интеллектом Ньютона, Канта Ньютонов, Кантов и современных Гексли и Геккеля Геккелей. Сравнивая с данными антропологом краниолога д-ра Барнарда Дэвиса Дейвиса[1353] о внутреннем объёме черепа – который был взят за стандарт и основу для оценки умственных способностей, – д-р Пфафф находит, что вместимость черепа французов (стоящих, несомненно, на ступени высших представителей человечества) равна 88,4 кубического дюйма, что «заметно меньше объёма черепа полинезийцев вообще, который даже у многих самых низко развитых папуасов и алфуров достигает 89 и 89,7 куб. дюйма». Это показывает, что умственные способности определяются не количеством, а качеством мозга. Вот весьма примечательное сравнение в связи с тем, что средний размер черепа расы считается ныне «одной из самых важных особенностей в различиях между расами»:

Показатель ширины черепа у скандинавов равен 75; у англичан – 76; у голштинцев – 77; в Брезгау – 80; у Шиллера этот показатель равен даже 82... и у жителей Мадуры тоже 82!

Наконец, то же сравнение европейских черепов с древнейшими из известных выявляет поразительный факт:

Объём большинства этих черепов каменного века скорее больше, чем меньше среднего объёма мозга ныне живущего человека.

Подсчитав в дюймах среднюю величину для высоты, ширины и длины обычных черепов, получаем следующие результаты:

1. Северные черепа каменного века......................................................... 18,877 дюйма.

2. Среднее значение для 48 черепов того же периода из Англии............. 18,858 дюйма.

3. Среднее значение для 7 черепов того же периода из Уэльса.............. 18,649 дюйма.

4. Среднее значение для 36 черепов каменного века из Франции............ 18,220 дюйма.

Средний объём черепа нынешних европейцев равен 18,579 дюйма, а у готтентотов – 17,795 дюйма!

551] {БЛАГО, ДАННОЕ ПРОМЕТЕЕМ} Эти цифры ясно показывают, что:

Размер мозга известных нам древнейших народов не позволяет отнести их к более низком низкому уровню по сравнению с нынешними обитателями Земли.[1354]

Кроме того, из-за этих цифр «недостающее звено» тает, как облако. Но об этом мы ещё будем говорить, а сейчас нам нужно вернуться к нашей теме.

Как сообщает нам «Прометей-Победитель Прометей прикованный» Эсхила, раса, которую Юпитер так жаждал «уничтожить и заменить её другой» (стих 541), страдала умственно, но не физически. Первым своим благодеянием смертным, говорит Прометей хору, он не дал «им смерть предвидеть» (ст. 256); он «спас смертных род от низвержения во мрачные глубины Гадеса» (ст. 244); и тогда только, «в придачу», он дал им огонь (ст. 260). Это, во всяком случае, ясно следует из двойного смысла мифа о Прометее, если востоковеды не желают допускать семь ключей оккультизма. Речь идёт о первом открытии духовных восприятий человека, но не о том, как он впервые увидел, или «открыл», огонь, ибо никто и никогда не открывал огонь, но он существовал на Земле от самых её начал. Он присутствовал в сейсмической активности ранних эпох, когда вулканические извержения были так же часты и постоянны, как в сегодняшней Англии туманы. И когда нам говорят, что люди появились так поздно, что уже почти все вулканы потухли, геологические пертурбации прекратились и положение на Земле стало более спокойным, мы отвечаем: пусть в любой ненаселённой точке планеты, кроме, быть может, Сахары, появится новая раса людей – будь то от Ангелов или горилл, – и можно ставить тысячу против одного, что не пройдет и одного-двух лет, как она «откроет огонь», разгоревшийся в траве или в чём-либо ещё от вспышки молнии. Крайне нелогично полагать, будто первобытный человек мог прожить на Земле века, прежде чем познакомиться с огнём. Но старик Эсхил был посвящённым и знал, что раскрывал.[1355]

Ни один оккультист, знакомый с символизмом и знающий о том, что Мудрость пришла к нам с Востока, ни на мгновение не будет отрицать того, что миф о Прометее попал в Европу из Арьяварты. Не будет он, скорее всего, отрицать и того, что в одном из значений Прометей олицетворяет «огонь, возникающий при трении». Поэтому он восхищается проницательностью М. Ф. Бодри (Baudry), показавшего в «Les Mythes du Feu et du Breuvage Céleste»[1356] один из аспектов 552] Прометея и его индийское происхождение. Он рассказывает читателю о предполагаемом примитивном способе получения огня, до сих пор употребляемом в Индии для зажигания жертвенного пламени:

Процесс этот, подобный детально описанному в ведийских сутрах, состоит в быстром вращении палочки в углублении, сделанном в центре деревянного диска. При трении интенсивно вырабатывается тепло, которое в конце концов воспламеняет соприкасающиеся частицы дерева. Палочка не вращается постоянно в одну и ту же сторону, но с помощью веревки, закреплённой в середине неё, движется то в одном направлении, то в другом. Добытчик огня держит веревку за концы и по очереди дергает их... На санскрите весь процесс обозначается глаголом мантхами, матхнани, что значит «тереть, колебать, трясти и получать посредством трения», и обозначает, главным образом, вращательное трение, что подтверждается производным от него словом мандала – «круг»... У каждой из деревяшек, служащих для получения огня, есть своё санскритское название. Вращающаяся палочка называется прамантха, а диск, в котором она трётся, называется арани и арани´. Название же всего инструмента – «два арани».[1357]

Остаётся узнать, что скажут на это брамины. Но даже, предположив, что в одном из аспектов своего мифа Прометей понимался как добытчик огня посредством Прамантхи или как одушевлённый и божественный Прамантха, то разве же это означает, что символизм не имел иного значения, кроме фаллического, какое приписывают ему современные символисты? Во всяком случае, Дешарма, по-видимому, озарил проблеск истины, так как, не сознавая того, он подтверждает всё, чему учат оккультные науки относительно Мâнаса-Дэвов, наделивших человека сознанием его бессмертной души, сознанием, которое не позволяет человеку «предвидеть смерть» и дает ему знание о своём бессмертии.[1358] «Как Прометей овладел [божественной] искрой?» спрашивает он.

Огонь пребывает на небе, поэтому именно туда и должен был он отправиться за ним, чтобы принести его людям, а, чтобы приблизиться к богам, он сам должен был быть богом.[1359]

553] {НЕПОНИМАНИЕ ГРЕЧЕСКИХ ИДЕЙ} Греки утверждали, что он принадлежал к Божественной Расе и был «сыном Титана Иапета (Иафета)»,[1360] индусы же причисляли его к Девам Дэвам.

Но в начале небесный огонь принадлежал лишь богам: это было сокровище, которое они хранили для себя... ревниво оберегали…» «Осторожный сын Иапета», говорит Гезиод Гесиод, «обманул Юпитера, украв и скрыв в полости нарфекс стебле нартека неослабный, ярко сияющий огонь»…[1361] Таким образом, дар Прометея людям явился трофеем, отвоёванным у неба. Но, по греческим представлениям [в данном случае совпадающим с оккультными], такое отнятие достояния у Юпитера, такое посягательство человеком на собственность богов, должно было повлечь за собой искупление… Кроме того, Прометей относился к расе титанов, восставших[1362] против богов и низверженных хозяином Олимпа в Тартар. Как и они, он – гений зла, осуждённый на жестокие страдания.[1363]

Самое возмутительное в последующем объяснении – это односторонний взгляд на этот величайший из мифов. Самые интуитивные из современных писателей или не могут, или не желают подняться в своих представлениях выше уровня Земли и космических явлений. Не отрицается, что идея морали в мифе, как она представлена он отражён в Гезиода Гесиодовой «Теогонии», играет определённую роль в примитивном греческом представлении. Титан это нечто большее, нежели только похититель небесного огня. Он олицетворяет всё человечество – деятельное, трудолюбивое, мыслящее, но в то же время, честолюбивое, стремящееся к божественным силам. Поэтому в лице Прометея человечество несёт наказание, но только у греков. Прометей для них не преступник – разве только в глазах Богов. Наоборот, по отношению к Земле он – сам один из Богов, друг человечества (fil=nqrwpo~), которое он привёл к цивилизации и посвятил в знание всех искусств. Эта концепция получила самое поэтическое выражение у Эсхила. Но кем же является Прометей для всех остальных народов? Падшим Ангелом, Сатаной, как хотела бы того церковь? Ни в коем случае. Он лишь олицетворение устрашающего и губительного действия молнии; «дурной огонь» (mal feu)[1364] и символ мужского органа божественного размножения божественного, мужского органа размножения.

Приведённый к простому объяснению, миф, который мы разбираем, повествует просто-напросто о [космическом] гении огня.[1365]

554] Если верить Адалберту Кюну[1366] и Ф. Бодри (Baudry), то первое представление (фаллическое) было преимущественно арийским, так как:

Поскольку огонь, которым пользовался человек, появлялся в результате действия прамантхи в арани, то арийцы должны были приписывать [?] то же начало и небесному огню и должны были[1367] представлять себе, [?] что бог, вооружённый прамантхой, или божественный прамантха, производит сильное трение среди туч, порождая молнии и раскаты грома.[1368]

Такая мысль подтверждается тем, что, по свидетельству Плутарха,[1369] стоики думали, будто гром есть результат борьбы грозовых туч, а молния вспыхивает при трении. Аристотель же видел в молнии лишь следствие столкновения туч. Чем же была эта теория, если не научным объяснением возникновения огня при трении?… Всё говорит о том, что с древнейших времён и до переселения арийцев считалось, что прамантха возжигает огонь и в грозовых тучах, и в арани.[1370]

Так предположения и праздные необоснованные гипотезы выдаются за установленные истины. Поборники буквального понимания Библии не могли бы помочь авторам миссионерских трактатов лучше, чем делают это символисты-материалисты, полагающие, что основание религиозных воззрений древних арийцев не превышало физиологического уровня.

Но это не так, и самый дух ведийской философии выступает против такого толкования. Если уж сам Дешарм признаётся, что:

Мысль о творческой силе огня объясняется… древним представлением об объединении человеческой души с божественной искрой[1371]

– что отражено в выражениях, часто употребляемых в Ведах, когда говорится об Арани, то это означает нечто более высокое, нежели лишь грубое половое понятие. Вот, например, строки из ведийского гимна, посвящённого Агни:

Вот Прамантха; зародитель готов. Приведите владычицу расы (женская арани арани´). Создадим Агни, по древнему обычаю, с помощью трения.

Это означает нечто иное, нежели ничто иное, как абстрактное представление, выраженное на языке смертных. Женская Арани Арани, «владычица расы», это Адити, Матерь Богов, или Шекина, Вечный Свет – в Мире Духа, «Великая Бездна» и Хаос; или Изначальная Субстанция при первичном отделении от Неведомого в Проявленном Космосе. Если в позднейшие века тот же эпитет был отнесён к Деваки, Матери Кришны, или 555] {ШЕСТЬ БРАТЬЕВ КРИШНЫ} воплощения Логоса; и если из-за постепенного и неудержимого распространения экзотерических религий в этом символе можно видеть теперь половое значение, то это нисколько не пятнает изначальную чистоту образа. Субъективное преобразилось в объективное, Дух опустился в Материю. Вселенская, космическая полярность Духа-Субстанции превратилась в человеческом представлении в мистическое, но, всё же, половое сочетание Духа и Материи, приобретя при этом антропоморфный оттенок, которого не имела вначале. Между Ведами и пуранами пролегает пропасть, полюсами которой они являются, какими в семеричном составе человека являются седьмой принцип, Атма, и первый, или низший, принцип, физическое тело. Первоначальный и чисто духовный язык Вед, зародившийся за много десятков тысяч лет до повествований пуран, получил чисто человеческое выражение с целью описания событий 5000-летней давности, когда умер Кришна, после; чего началась ознаменовав днём своей смерти начало Кали-юги, или Чёрного Века, для человечества.

Как Адити именуется Сурарани, Лоно, или «Матерь», Суров, или Богов, так и Кунти, мать Пандавов, в «Махабхарате» зовётся Пандаварани,[1372] причём это слово получило теперь физиологический смысл. Но Деваки, прообраз римско-католической Мадонны, это позднейшая антропоморфизированная форма Адити. Последняя является Богиней-Матерью, или Дэва-Матри, семи Сыновей (шести и семи Адитьев ранневедийских времён). Джагад-дхатри, «Мировая Нянька», внедрила во чрево Дэваки Деваки, матери Кришны, шесть эмбрионов, а седьмой, Кришна, Логос, был перенесён в лоно Рохини. В Евангелии от Матфея[1373] мать Иисуса Мария является матерью семи детей – пяти сыновей и двух дочерей (позднейшее изменение пола). Никто из почитателей римско-католической Девы не откажется прочитать в её честь молитву Богов к Дэваки Деваки. Пусть читатель судит сам:

Ты – Пракрити [субстанция], бесконечная и тончайшая, носившая когда-то Брахму во чреве своём… Ты вечно-сущая, объемлющая в естестве своём существо всего тварного, ты была тождественна с творением! Ты была родительницей трёхкратной жертвы, став зародышем всего сущего. Ты жертва, давшая все плоды. Ты Арани Арани, чьё трение рождает огонь.[1374] Как Адити, ты – родительница богов… ты свет [Джьётсна, утренняя заря],[1375] рождающий день. Ты смирение [Самнати, дочь Дакши], 556] матерь мудрости. Ты Нити – рождающая гармонию (Ная).[1376] Ты кротость, прародительница доброжелательности любви [Прашрая, объясняемая Виная]. Ты желание, от которого рождается любовь… Ты… матерь знания [Авабодха]. Ты терпение [Дхрити], рождающее стойкость [Дхайрия].[1377]

Мы видим, что Арани Арани здесь – то же, что и «Избранный Сосуд» римско-католической церкви. Однако, изначально она имела чисто метафизический смысл. Никакая нечистая мысль не вторгалась в эти представления в древнем уме. Даже в «Зогаре» символизм которого гораздо менее метафизичен по сравнению с другими символизмами – эта идея представляет собой ничто иное, как абстракцию. И когда «Зогар» говорит:

Всё сущее, всё, что создал Ветхий, чьё имя священно, может существовать лишь в силу мужского и женского принципа.[1378]

Это лишь означает, что божественный Дух Жизни вечно сливается с Материей. Здесь действует Воля Бога, и это полностью отвечает мысли Шопенгауэра.

Когда Аттиках Каддоша, Ветхий и сокрытый из сокрытого, пожелал создать всё сущее, он создал его, подобно мужчине и женщине. При выявлении эта мудрость вмещает всё.

Таким образом, Хокма Хохма (мужская Мудрость) и Бина (женское сознание, или ум) создают, по утверждению, совместно как активный и пассивный принципы. Как глаз опытного ювелира распознаёт безукоризненно чистую жемчужину, сокрытую под грубой и грязной устричной раковиной, и к которой прикасается рука его, лишь чтобы извлечь ее содержание стоит ему лишь коснуться её, чтобы извлечь её содержимое, так и глаз истинного философа, читая пураны, видит между строк высокие ведийские истины и исправляет форму с помощью мудрости веданты. Тем не менее, Но наши востоковеды никак не могут различить жемчужину под толстым слоем раковины и… действуют соответственно.

Из всего сказанного в этом разделе ясно видно, что целая пропасть отделяет Эдемского змея от христианского дьявола. Но лишь кузнечный молот Древней Философии способен разбить эту догму.

557]


Дата добавления: 2015-07-10; просмотров: 133 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: НОЙ БЫЛ КАБИРОМ, СЛЕДОВАТЕЛЬНО, ОН ДОЛЖЕН БЫЛ БЫТЬ ДЕМОНОМ 1 страница | НОЙ БЫЛ КАБИРОМ, СЛЕДОВАТЕЛЬНО, ОН ДОЛЖЕН БЫЛ БЫТЬ ДЕМОНОМ 2 страница | НОЙ БЫЛ КАБИРОМ, СЛЕДОВАТЕЛЬНО, ОН ДОЛЖЕН БЫЛ БЫТЬ ДЕМОНОМ 3 страница | НОЙ БЫЛ КАБИРОМ, СЛЕДОВАТЕЛЬНО, ОН ДОЛЖЕН БЫЛ БЫТЬ ДЕМОНОМ 4 страница | ЗАКЛЮЧЕНИЕ | Эзотерические положения подтверждаются всеми писаниями | Адам-Адами | Quot;Святое Святых". Его профанация | Дух Зла: кем и чем он является? | Боги Света происходят от Богов Тьмы |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Не есть ли плерома логово сатаны?| Enoïchion Энойхион-Henoch

mybiblioteka.su - 2015-2018 год. (0.012 сек.)