Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

О понятии подложности государственного регистрационного знака при квалификации содеянного по ч. 4 ст. 12.2 КоАП РФ. 4 страница

Читайте также:
  1. BOSHI женские 1 страница
  2. BOSHI женские 2 страница
  3. BOSHI женские 3 страница
  4. BOSHI женские 4 страница
  5. BOSHI женские 5 страница
  6. ESTABLISHING A SINGLE EUROPEAN RAILWAY AREA 1 страница
  7. ESTABLISHING A SINGLE EUROPEAN RAILWAY AREA 2 страница

Итак, наличие на проезжей части пешеходов само по себе не означает обязанности уступить им дорогу. К этому выводу пришел Автозаводский районный суд г. Тольятти, рассмотревший жалобу Волкова на постановление о привлечении его к административной ответственности по ст. 12.18 КоАП РФ. Суд исходил из того, что объективная сторона указанного правонарушения состоит в невыполнении требования ПДД уступить дорогу пешеходам, велосипедистам и иным участникам дорожного движения (за исключением водителей транспортных средств), пользующимся преимуществом в движении. По версии ГАИ Волков нарушил требования п. 13.1 ПДД РФ при повороте налево или направо уступить дорогу пешеходам, переходящим проезжую часть дороги, на которую он поворачивал. В соответствии с п. 1.2 Правил участник дорожного движения не должен начинать, возобновлять или продолжать движение, осуществлять какой либо маневр, если это может вынудить других участников движения, имеющих по отношению к нему преимущество, изменить направление движения или скорость. Суд установил, что после поворота водитель Волков следовал по второму ряду и проезжал место пешеходного перехода, когда пешеход только вступил на проезжую часть и стал переходить дорогу. При этом машину и пешехода отделяли две полосы движения, их пути не пересекались, и своим маневром Волков не создавал ситуацию, при которой пешеход вынужден был бы изменить направление движения или скорость. Выводы инспектора ГАИ суд признал ошибочными, а производство по делу прекратил в связи с отсутствием в действиях водителя состава правонарушения (URL: http://rospravosudie.com/act-volkov-ne-propustil-peshexoda-otmeneno-postanovlenie-gai-prekrashheno-pikalov-igor-nikolaevich-21-01-2011-12-18-s).

В другом деле водитель в жалобе также указал, что пешеход вступил на проезжую часть после выезда автомобиля под его управлением на пешеходный переход. При отсутствии доказательств обратного судья отменил постановление инспектора, а дело вернул на новое рассмотрение (решение Октябрьского районного суда г. Ижевска от 7 декабря 2011 г., дело N 12-564/2011).

Практика рассмотрения дел, в которых водителю вменялось нарушение п. 14.1 ПДД РФ, показывает, что для решения вопроса о виновности имеет значение, есть ли на дороге смежные проезжие части. В соответствии с п. 14.1 водитель транспортного средства, приближающегося к нерегулируемому пешеходному переходу, обязан снизить скорость или остановиться перед переходом, чтобы пропустить пешеходов, переходящих проезжую часть или вступивших на нее для осуществления перехода.

С., привлеченная к административной ответственности по ст. 12.18 КоАП РФ, в жалобе утверждала, что двигалась на автомобиле по дороге, проезжие части встречного и попутного направления которой разделены разделительной зеленой полосой с бордюром. Проезжую часть встречного направления пересекала группа людей, но, поскольку они еще не достигли разделительной полосы, С. продолжила движение, не создавая при этом помехи для движения пешеходов. Указанные доводы ничем опровергнуты не были. Постановление отменено в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых было вынесено, производство по делу прекращено (решение Череповецкого городского суда Вологодской области от 20 июля 2011 г., дело N 12-503/2011).



В другом материале водителю Ч. вменялось нарушение того же пункта ПДД РФ. Ч. не согласился с вынесенными постановлением и в протоколе об административном правонарушении в графе "объяснения лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении" написал: "Не нарушал пункт ПДД, я не помешал движению пешеходов, попросил сотрудника ДПС предоставить мне доказательства, он отказался, не объясняя причину". В отсутствие других доказательств суд занял сторону водителя. В мотивировочной части решения суд сослался на п. 4.5 ПДД РФ, согласно которому на нерегулируемых пешеходных переходах пешеходы могут выходить на проезжую часть после того, как оценят расстояние до приближающихся транспортных средств, их скорость и убедятся, что переход будет для них безопасен, а также на п. 1.2 Правил, в соответствии с которым требование "Уступить дорогу" (не создавать помех) означает, что участник дорожного движения не должен начинать, возобновлять или продолжать движение, осуществлять какой-либо маневр, если это может вынудить других участников движения, имеющих по отношению к нему преимущество, изменить направление движения или скорость.

Загрузка...

Ч. в жалобе и в судебном разбирательстве настаивал, что он помех пешеходу не создал, пешеходов на пешеходном переходе не было. Суд пришел к следующему: "Толкуя все сомнения по делу в пользу Ч., суд считает, что объяснения Ч. на месте его остановки инспектором ДПС, отраженные им в протоколе об административном правонарушении, ничем не опровергнуты. Водитель Ч. не создал помеху неустановленному инспектором ДПС пешеходу, то есть термин "не уступил дорогу пешеходу" к Ч. в данной дорожной ситуации не применим. Следовательно, Ч. не нарушил требование п. 14.1 ПДД, соответственно, необоснованно привлечен к ответственности по ст. 12.18 КоАП РФ" (решение Череповецкого городского суда Вологодской области от 19 июля 2011 г., дело N 12-469/2011).

Обязанность, возложенная на водителя пунктом 14.1 ПДД РФ, возникает при его приближении к нерегулируемому пешеходному переходу. Трактуя это как оговорку, некоторые водители, сбившие пешеходов, защищаются, утверждая, что пешеход был сбит вне пешеходного перехода. Так, например, водитель М. в жалобе утверждал, что, приближаясь к пешеходному переходу, он снизил скорость до 25 км/ч. Внезапно из-за ожидающих автобус людей на проезжую часть выбежала девушка. Считал, что ПДД не нарушал, а пешеход грубо нарушил требования п. 4.5 ПДД РФ. Пешеход был сбит вне зоны действия пешеходного перехода. Доводы М. при судебном рассмотрении не подтвердились (решение Череповецкого городского суда Вологодской области от 30 мая 2011 г., дело N 12-331/2011). В то же время есть пример и успешного доказывания отсутствия пешеходного перехода на конкретном участке дороги, с тем лишь исключением, что в следующем примере пешеход не был сбит. Центральный районный суд г. Тольятти пришел к выводу, что в действиях водителя нет нарушения п. 14.1 ПДД РФ и соответственно состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.18 КоАП РФ, поскольку справа по ходу его движения отсутствовали дорожный знак 5.19.1 и дорожная разметка 1.14.1 и 1.14.2, обозначающие на данном участке дороги пешеходный переход. Поэтому он не был обязан пропускать пешехода, переходящего проезжую часть слева направо по отношению к нему, так как данный пешеход в рассматриваемой дорожной ситуации для водителя не имел преимущества в движении (Постановление Центрального районного суда г. Тольятти от 18 февраля 2011 г.).

Известен пример успешной защиты, в основе которой лежал не опровергнутый довод о том, что при сложившейся дорожной обстановке водитель не мог увидеть пешеходного перехода. М. в жалобе на постановление ОГИБДД по делу об административном правонарушении, которым он признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.18 КоАП РФ, указал, что он не видел пешеходов из-за плотных потоков транспорта в правом ряду, на дороге отсутствовала дорожная разметка, обозначающая пешеходный переход, отсутствовал дублирующий знак пешеходного перехода, знак пешеходного перехода находился в 15 - 20 метрах от поворота, имеющиеся щиты закрывали этот знак от водителя, это произошло в темное время суток около 18 часов, знак не имел светоотражающего покрытия, находился на столбе освещения, поэтому свет на него не попадал. Среди прочего суд отметил, что в постановлении не были приведены доказательства вины М. и не давалась оценка его доводам. Постановление инспектора ДПС в отношении М. было отменено, производство по делу об административном правонарушении прекращено в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности (решение Свердловского районного суда г. Красноярска, дата и номер дела не указаны, URL: http://rospravosudie.com/act-reshenie-st-12-18-koap-rf-tixonov-v-v-24-10-2011-12-18-362639, размещено на сайте 24 октября 2011 г.).

 

2.19. Квалификация нарушения ПДД РФ по ст. 12.24 КоАП РФ

 

Основанием для привлечения к административной ответственности по ст. 12.24 КоАП РФ может явиться любое нарушение ПДД или правил эксплуатации транспортного средства, если такое нарушение повлекло причинение легкого или вреда здоровью средней тяжести потерпевшего. Состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.24, специальный по отношению к иным составам административных правонарушений, объективную сторону которых образует нарушение ПДД.

Итак, при квалификации по ч. 2 ст. 12.24 совокупность правонарушений при столкновении общей и специальной норм исключается. Г. при обгоне выехал на полосу дороги, предназначенную для встречного движения, допустил столкновение с другим транспортным средством, пассажир которого получил телесные повреждения - вред здоровью средней тяжести. Постановлением городского суда Г. признан виновным только в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.24 КоАП РФ (Обобщение судебной практики Асбестовского городского суда по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения за I полугодие 2009 г.).

К. был привлечен к ответственности по ч. 2 ст. 12.13 КоАП РФ в связи с тем, что, совершая на перекрестке маневр поворота налево, не уступил дорогу транспортному средству, двигавшемуся прямо, по главной дороге и имевшему преимущественное право проезда перекрестка, чем допустил нарушение п. 13.9 ПДД. Его действия также были квалифицированы по ч. 1 ст. 12.24 КоАП РФ, т.к. в результате ДТП пассажиру, ехавшему вместе с К., был причинен легкий вред здоровью. Краевой суд не согласился с квалификацией по ч. 2 ст. 12.13 КоАП РФ, производство по делу в этой части прекратил. Исходил из следующего. При рассмотрении дела судьей районного суда установлен только один факт нарушения п. 13.9 ПДД, в результате которого потерпевшей причинен легкий вред здоровью. Совершенное К. деяние образует объективную сторону административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 12.24 КоАП РФ, полностью охватывается содержанием данной статьи и дополнительной квалификации деяния также и по ч. 2 ст. 12.13 КоАП РФ не требует. Таким образом, выводы судьи районного суда о наличии в действиях водителя К. двух составов административных правонарушений, предусмотренных и ч. 2 ст. 12.13, и ч. 1 ст. 12.24 КоАП РФ, являются неправильными, основанными на неверном толковании и применении норм КоАП РФ (Обзор практики рассмотрения судьями Пермского края дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 12 КоАП РФ (Административные правонарушения в области дорожного движения) за 2008, 2009 и 2010 годы).

Согласно ч. 5 ст. 4.1 КоАП РФ никто не может нести административную ответственность дважды за одно и то же административное правонарушение. В практике имели место случаи, когда в отношении лица, совершившего административное правонарушение, охватываемое диспозицией ч. 2 ст. 12.24 КоАП РФ, с определенным разрывом во времени составлялось два протокола, которые рассматривались по отдельности. Например, сначала составляется протокол по ст. 12.12 (проезд на запрещающий сигнал светофора) и направляется на рассмотрение по подведомственности, а затем по ч. 2 ст. 12.24 (в результате этого самого проезда причинен вред здоровью гражданина), который также отдельно направляется на рассмотрение. Протоколы впоследствии могут и не "встретиться". Подобные ситуации также недопустимы, на что обращают внимание суды, рассматривающие жалобы (см. решение Верховного суда Республики Башкортостан от 3 февраля 2011 г.).

 

2.20. Действия, квалифицируемые как невыполнение водителем

законного требования сотрудника полиции о прохождении

медицинского освидетельствования на состояние опьянения

 

В соответствии с п. 3 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26 июня 2008 г. N 475, достаточным основанием полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, является наличие одного или нескольких следующих признаков: а) запах алкоголя изо рта; б) неустойчивость позы; в) нарушение речи; г) резкое изменение окраски кожных покровов лица; д) поведение, не соответствующее обстановке.

Обстоятельства, послужившие законным основанием для направления водителя на медицинское освидетельствование, указываются в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения (ч. 4 ст. 27.12 КоАП РФ) и в протоколе об административном правонарушении, так как относятся к событию административного правонарушения (ч. 2 ст. 28.2 КоАП РФ).

Отказ лица от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения как основание его привлечения к административной ответственности по ст. 12.26 КоАП РФ имеет место, если данный отказ:

- заявлен непосредственно должностному лицу Государственной инспекции безопасности дорожного движения или медицинскому работнику;

- зафиксирован в протоколе об административном правонарушении;

- содержит в себе отказ от медицинского освидетельствования в целом либо от того или иного вида исследования в рамках медицинского освидетельствования.

Г. был привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ в связи с тем, что управлял транспортным средством с признаками алкогольного опьянения и отказался от прохождения медицинского освидетельствования. Краевой суд установил, что Г. устно соглашался проехать к доктору, однако делать записи в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование, а также проходить освидетельствование на месте отказался. Сведения о доставлении Г. в соответствующее медицинское учреждение в материалах дела отсутствовали. Медицинское освидетельствование пройдено Г. самостоятельно, признан трезвым. Исходя из того что действующее законодательство не устанавливает обязательного требования к письменному выражению водителем согласия на прохождение медицинского освидетельствования, краевой суд пришел к выводу, что отказ Г. от каких-либо записей в протоколах при заявленном им устно согласии пройти медицинское освидетельствование не освобождал должностное лицо ГИБДД от обязанности доставить Г. в соответствующее медицинское учреждение для освидетельствования врачом. И только в случае отказа от прохождения процедуры освидетельствования или какого-либо из исследований в его рамках возможно было составление протокола об административном правонарушении. Факт разъяснения сотрудниками ГИБДД необходимости собственноручной записи о согласии пройти медицинское освидетельствование не снимал с них обязанности доставить лицо на освидетельствование. В итоге краевой суд разъяснил, что отказ водителя от прохождения освидетельствования должностными лицами с использованием специальных технических средств измерения концентрации этилового спирта в выдыхаемом воздухе, а равно отказ от внесения записи о согласии в протокол о направлении на медицинское освидетельствование сами по себе не образуют объективную сторону правонарушения, предусмотренного соответствующими частями ст. 12.26 КоАП РФ. (Обзор практики рассмотрения судьями Пермского края дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 12 КоАП РФ (административные правонарушения в области дорожного движения) за 2008, 2009 и 2010 годы.)

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 24 октября 2006 г. N 18 пояснил, что представление впоследствии в суд водителем, который отказался от прохождения медицинского освидетельствования, акта освидетельствования, опровергающего факт его нахождения в состоянии опьянения, само по себе не свидетельствует о незаконности требования сотрудника милиции. Судье в указанном случае необходимо учитывать обстоятельства отказа от прохождения медицинского освидетельствования, временной промежуток между отказом от освидетельствования и прохождением освидетельствования по инициативе самого водителя, соблюдение правил проведения такого освидетельствования и т.п.

Для правильной квалификации необходимо выполнение лицом, направляющим водителя на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, двух следующих условий:

- наличие законных оснований для направления водителя на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, например наличие одного или нескольких признаков алкогольного опьянения, несогласие водителя с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, а также если при отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения все-таки имеются признаки алкогольного опьянения (один или несколько), перечисленные в п. 3 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26 июня 2008 г. N 475;

- соблюдение установленного порядка направления на медицинское освидетельствование, например наличие двух понятых при составлении протокола о направлении на освидетельствование (если при составлении протокола присутствовал только один понятой или ни одного, то при рассмотрении дела протокол оценивается по правилам ст. 26.11 КоАП РФ с учетом требований ч. 3 ст. 26.2 КоАП РФ).

 

2.21. Квалификация действий, связанных

с невыполнением обязанностей, возникающих у водителя

вследствие ДТП, участником которого он является

 

В соответствии с ч. 1 ст. 12.27 КоАП РФ наказывается невыполнение водителем обязанностей в связи с ДТП, участником которого он является, а именно обязанностей, закрепленных в п. п. 2.5, 2.6, 2.6.1 ПДД, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 указанной статьи.

Объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.27 КоАП РФ, в частности, образуют:

невыполнение предусмотренной в п. 2.5 ПДД обязанности немедленно остановиться, не трогать с места транспортное средство; включить аварийную световую сигнализацию и выставить знак аварийной остановки; не перемещать предметы, имеющие отношение к происшествию; принять меры для оказания первой помощи пострадавшим и направления их в лечебное учреждение; при необходимости освобождения проезжей части зафиксировать в присутствии свидетелей положение транспортных средств, следы и предметы, относящиеся к ДТП, принять меры для их сохранения; сообщить о случившемся в полицию, записать фамилии и адреса очевидцев и т.п.;

невыполнение установленных п. п. 2.6 и 2.6.1 ПДД правил, разрешающих покинуть место ДТП, если нет пострадавших и разногласий между его участниками в оценке обстоятельств произошедшего, но обязывающих оформить ДТП либо на ближайшем посту дорожно-патрульной службы (п. 2.6), либо, в соответствии с Правилами обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, без участия сотрудников полиции (п. 2.6.1).

Объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, образуют действия водителя, оставившего в нарушение требований п. 2.5 ПДД место ДТП, участником которого он являлся.

Пленум Верховного Суда РФ пояснил, что все вышеуказанные действия водителя образуют объективную сторону состава административных правонарушений, предусмотренных ч. ч. 1 и 2 ст. 12.27 КоАП РФ, независимо от того, произошло ДТП на дороге или в пределах прилегающей территории.

Далеко не все случаи фактического оставления водителем места ДТП являются противоправными, однако на практике водителям, покинувшим место ДТП на законных основаниях, иногда приходится доказывать свою невиновность.

Г., единственный участник ДТП, был привлечен к ответственности по ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ за оставление места ДТП. Краевой суд производство по делу прекратил в связи с отсутствием состава административного правонарушения. Признавая Г. виновным, мировой и районный судьи исходили из того, что Г. оставил место ДТП в нарушение требований пункта 2.5 ПДД, однако при этом не учитывались положения п. 2.6 ПДД, согласно которым, если в результате ДТП нет пострадавших, водители при взаимном согласии в оценке обстоятельств случившегося могут, предварительно составив схему происшествия и подписав ее, прибыть на ближайший пост ДПС или в орган милиции для оформления происшествия. В деле не было сведений об удаленности места ДТП от подразделения ГИБДД и в котором часу Г. сообщил туда о происшествии. Однако протокол об административном правонарушении был составлен в тот же день через 2 часа 40 минут после происшествия. При таких обстоятельствах краевой суд сделал вывод о соблюдении водителем Г. положений пункта 2.6 ПДД, разрешающих водителю лично сообщить о ДТП, прибыв на ближайший пост дорожно-патрульной службы (ДПС) или в орган милиции (Обзор практики рассмотрения судьями Пермского края дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 12 КоАП РФ (Административные правонарушения в области дорожного движения) за 2008, 2009 и 2010 годы).

При квалификации действий лица по ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ необходимо учитывать пункт 2.6.1 ПДД, предусматривающий изъятие из общих обязанностей водителей при ДТП. Постановлением мирового судьи С. необоснованно признан виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27. Согласно материалам дела в ДТП участвовали два транспортных средства, вред был причинен только имуществу, пострадавших в ДТП не было. В объяснениях водители указали, что обстоятельства причинения вреда в связи с повреждением имущества в результате ДТП, характер и перечень видимых повреждений транспортных средств разногласий у них не вызывали. В связи с этим водители в милицию решили не обращаться, разъехались по домам. Действительно, пунктом 2.5 ПДД установлены общие обязанности водителей при дорожно-транспортном происшествии, в том числе обязанность немедленно остановить (не трогать с места) транспортное средство. Вместе с тем п. 2.6.1 ПДД предусматривает следующее изъятие: если в результате ДТП с участием двух транспортных средств, гражданская ответственность владельцев которых застрахована в соответствии с законодательством об ОСАГО, вред причинен только имуществу и обстоятельства причинения вреда в связи с повреждением имущества в результате ДТП, характер и перечень видимых повреждений транспортных средств не вызывают разногласий участников ДТП, оформление документов о ДТП может быть осуществлено без участия уполномоченных на то сотрудников милиции путем заполнения водителями причастных к ДТП транспортных средств соответствующих бланков извещений о дорожно-транспортном происшествии в соответствии с требованиями, установленными Правилами обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. При рассмотрении данного дела суд не принял во внимание эти положения закона. Таким образом, водителями могла быть исполнена обязанность, закрепленная в п. 2.6.1 ПДД, однако мировой судья не установил ряд обстоятельств, свидетельствующих о полном исполнении данной обязанности, постановление было отменено, производство по делу прекращено в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности (Информационный бюллетень судебной практики Верховного суда Республики Хакасия по делам об административных правонарушениях (1 полугодие 2010 г.)).

Пункт 2.7 ПДД запрещает водителю употреблять алкогольные напитки, наркотические, психотропные или иные одурманивающие вещества после ДТП, к которому он причастен, до проведения освидетельствования с целью установления состояния опьянения или до принятия решения об освобождении от проведения такого освидетельствования. Невыполнение водителем указанного требования ПДД образует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.27 КоАП РФ.

Водитель М. просил отменить вынесенные по его делу судебные постановления, поскольку после опрокидывания автомашины двигатель не работал, и он уже не являлся лицом, управляющим транспортным средством. Признаки ДТП, установленные ПДД, на его взгляд отсутствовали. Он выпил глоток водки с целью утолить жажду и согреться. С учетом всего изложенного полагал, что правовых оснований для его привлечения к административной ответственности не имелось. Суд, сославшись на п. 2.7 ПДД, не согласился с приведенной аргументацией в той части, что при обездвиженном автомобиле водитель не перестает быть водителем. Управляя транспортным средством, М. допустил съезд автомашины с дороги, вследствие опрокидывания автомобиль получил повреждения, что было квалифицировано судом как ДТП. При этом суд исходил из статьи 2 Федерального закона от 10 декабря 1995 г. N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения" и пункта 1.2 ПДД, согласно которым дорожно-транспортным происшествием признается событие, возникшее в процессе движения по дороге транспортного средства и с его участием, при котором погибли или ранены люди, повреждены транспортные средства, сооружения, грузы либо причинен иной материальный ущерб (Постановление Архангельского областного суда от 8 июня 2011 г. N 4а-262).

В соответствии с ч. 3 ст. 12.27 также наказывается невыполнение требования ПДД о запрещении водителю употреблять алкогольные напитки, наркотические или психотропные вещества после того, как транспортное средство было остановлено по требованию сотрудника полиции, до проведения уполномоченным должностным лицом освидетельствования в целях установления состояния опьянения или до принятия уполномоченным должностным лицом решения об освобождении от проведения такого освидетельствования. Именно по этой норме были квалифицированы действия Ш., который был остановлен на своем автомобиле сотрудником милиции для участия в качестве понятого при осмотре места ДТП. При подписании схемы места нарушения сотрудником ГИБДД у Ш. были выявлены признаки опьянения. Сотрудник милиции предупредил водителя, что в отношении его будет проведено освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, до проведения которого спиртные напитки употреблять нельзя. Ш. согласился, однако через некоторое время ушел в кафе. После оформления административного материала по ДТП сотрудники милиции обнаружили Ш. в кафе у барной стойки. Тот пояснил, что спиртные напитки употребил уже после остановки его автомобиля. На этом основании Ш. был от управления транспортным средством отстранен, проведено освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, которое показало концентрацию алкоголя в выдыхаемом воздухе 1,6 (Постановление Свердловского областного суда от 4 апреля 2011 г. N 4а-251/2011).

 

2.22. Переквалификация действий правонарушителя

с ч. 1 ст. 12.26 на ч. 3 ст. 12.27 КоАП РФ

 

С объективной стороны правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, выражается в невыполнении законного требования сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения. При этом наличие состояния опьянения в данном случае только предполагается. Административная ответственность по ч. 3 ст. 12.27 КоАП РФ установлена за невыполнение требования ПДД о запрещении водителю употреблять алкогольные напитки после ДТП, к которому он причастен, до проведения уполномоченным должностным лицом освидетельствования на состояние опьянения или до принятия решения об освобождении от проведения такого освидетельствования.

Водитель О. покинул место ДТП, участником которого являлся. Примерно через три с половиной часа был задержан сотрудниками ДПС в другом месте с признаками алкогольного опьянения. В отношении О. были составлен протокол об административном правонарушении, согласно которому О., управляя автомашиной ВАЗ, в нарушение п. 2.3.2 ПДД не выполнил законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние алкогольного опьянения. Мировой судья исследовал все представленные доказательства и переквалифицировал действия О. с ч. 1 ст. 12.26 на ч. 3 ст. 12.27 КоАП РФ. Решением районного суда постановление мирового судьи оставлено без изменения. Состоявшиеся судебные решения в отношении О. были отменены областным судом, разъяснено следующее. В п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 5 указано, что, если при рассмотрении дела будет установлено, что протокол об административном правонарушении содержит неправильную квалификацию совершенного правонарушения, судья может переквалифицировать действия (бездействие) лица на другую статью, предусматривающую состав правонарушения, имеющий единый родовой объект посягательства.

В данном случае составы правонарушений, предусмотренных ч. 1 ст. 12.26 и ч. 3 ст. 12.27 КоАП РФ, имеют разный родовой объект посягательства. Таким образом, переквалификация действий правонарушителя с ч. 1 ст. 12.26 на ч. 3 ст. 12.27 КоАП РФ не допустима, поскольку данные составы правонарушений имеют различный родовой объект посягательства (Обзор Судебной практики Самарского областного суда по делам об административных правонарушениях за II полугодие 2009 г.).

 

2.23. Переквалификация действий правонарушителя


Дата добавления: 2015-08-09; просмотров: 107 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Раздел первый. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ | Субъекты - участники дорожного движения. | Субъекты, для привлечения которых к административной ответственности не требуется их непосредственного участия в дорожном движении. | Административный арест до 15 суток. | Некоторые судьи неправомерно рассматривают непризнание лицом своей вины как основание для ужесточения наказания. | Раздел второй. ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНАЯ ПРАКТИКА | Транзитные номера: разграничение ч. 1 ст. 12.1 и ч. 2 ст. 12.2 КоАП РФ. | Разграничение административных правонарушений, предусмотренных статьями 12.1 и 12.3 КоАП РФ. | О понятии подложности государственного регистрационного знака при квалификации содеянного по ч. 4 ст. 12.2 КоАП РФ. 1 страница | О понятии подложности государственного регистрационного знака при квалификации содеянного по ч. 4 ст. 12.2 КоАП РФ. 2 страница |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
О понятии подложности государственного регистрационного знака при квалификации содеянного по ч. 4 ст. 12.2 КоАП РФ. 3 страница| О понятии подложности государственного регистрационного знака при квалификации содеянного по ч. 4 ст. 12.2 КоАП РФ. 5 страница

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.017 сек.)