Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

О понятии подложности государственного регистрационного знака при квалификации содеянного по ч. 4 ст. 12.2 КоАП РФ. 2 страница

Читайте также:
  1. BOSHI женские 1 страница
  2. BOSHI женские 2 страница
  3. BOSHI женские 3 страница
  4. BOSHI женские 4 страница
  5. BOSHI женские 5 страница
  6. ESTABLISHING A SINGLE EUROPEAN RAILWAY AREA 1 страница
  7. ESTABLISHING A SINGLE EUROPEAN RAILWAY AREA 2 страница

 

2.10. Вопросы квалификации нарушения правил движения

через железнодорожные пути по ст. 12.10 КоАП РФ

 

Движение через железнодорожные пути регулируется п. п. 15.1 - 15.5 ПДД РФ. Водителям транспортных средств разрешено пересекать железнодорожные пути только по железнодорожным переездам, уступая дорогу поезду (локомотиву, дрезине). Под железнодорожным переездом понимается пересечение дороги с железнодорожными путями на одном уровне (п. 1.2 ПДД РФ). Пересечение железнодорожного пути вне железнодорожного переезда квалифицируется по ч. 1 ст. 12.10 КоАП РФ.

При подъезде к железнодорожному переезду водитель обязан руководствоваться требованиями дорожных знаков, светофоров, разметки, положением шлагбаума и указаниями дежурного по переезду и убедиться в отсутствии приближающегося поезда (локомотива, дрезины).

Выезжать на переезд при закрытом или начинающем закрываться шлагбауме (независимо от сигнала светофора) запрещается. Нарушение этого запрета квалифицируется по ч. 1 ст. 12.10 КоАП РФ, с тем отличием, что в КоАП РФ вместо словосочетания "начинающем закрываться" использовано слово "закрывающемся".

Запрещено выезжать на переезд при запрещающем сигнале светофора (независимо от положения и наличия шлагбаума) и при запрещающем сигнале дежурного по переезду (дежурный обращен к водителю грудью или спиной с поднятым над головой жезлом, красным фонарем или флажком либо с вытянутыми в сторону руками). Нарушение этих запретов квалифицируется по той же норме.

Кроме того, объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.10 КоАП РФ, образуют остановка или стоянка на железнодорожном переезде. ПДД РФ запрещают выезжать на переезд и в том случае, если за переездом образовался затор, который вынудит водителя остановиться на переезде. Под остановкой понимается преднамеренное прекращение движения транспортного средства на время до 5 минут, а также на большее, если это необходимо для посадки или высадки пассажиров либо загрузки или разгрузки транспортного средства (п. 1.2 ПДД РФ).

Пунктом 15.5 ПДД РФ предусмотрено, что остановка на переезде может быть вынужденной. Вынужденной остановкой признается прекращение движения транспортного средства из-за его технической неисправности или опасности, создаваемой перевозимым грузом, состоянием водителя (пассажира) или появлением препятствия на дороге. По нашему мнению, вынужденная остановка, исходя из этого определения, не должна наказываться при отсутствии вины водителя (например, опасность создана состоянием пассажира, появлением препятствия на дороге). В то же время, согласно тому же определению, вынужденная остановка может иметь место и в ситуациях, когда неисправность транспортного средства является следствием недобросовестности самого водителя или когда водитель управляет транспортным средством в состоянии опьянения, вследствие чего останавливается на переезде. В этих случаях, как нам представляется, водитель должен привлекаться к ответственности по ч. 1 ст. 12.10 КоАП РФ.



Ответственность за все прочие нарушения правил проезда через железнодорожные переезды наступает по ч. 2 ст. 12.10 КоАП РФ. К этой группе нарушений можно отнести:

выезд на переезд, если к переезду в пределах видимости приближается поезд (локомотив, дрезина).

объезд с выездом на полосу встречного движения стоящих перед переездом транспортных средств;

самовольное открытие шлагбаума;

провоз через переезд в нетранспортном положении сельскохозяйственных, дорожных, строительных и других машин и механизмов;

движение без разрешения начальника дистанции пути железной дороги тихоходных машин, скорость которых менее 8 км/ч, а также тракторных саней-волокуш.

Кроме того, ПДД РФ устанавливают порядок действий водителя в случаях, когда движение через переезд запрещено. Водитель должен остановиться у стоп-линии, знака 2.5 или светофора, если их нет - не ближе 5 м от шлагбаума, а при отсутствии последнего - не ближе 10 м до ближайшего рельса. Невыполнение этих требований также квалифицируется по ч. 2 ст. 12.10 КоАП РФ.

Загрузка...

И, наконец, ПДД РФ содержат требования к водителю при вынужденной остановке его транспортного средства на переезде. Водитель должен:

немедленно высадить людей и принять меры для освобождения переезда;

при имеющейся возможности послать двух человек вдоль путей в обе стороны от переезда на 1000 м (если одного, то в сторону худшей видимости пути), объяснив им правила подачи сигнала остановки машинисту приближающегося поезда;

оставаться возле транспортного средства и подавать сигналы общей тревоги (серии из одного длинного и трех коротких звуковых сигналов);

при появлении поезда бежать ему навстречу, подавая сигнал остановки (круговое движение руки, днем с лоскутом яркой материи или каким-либо хорошо видимым предметом, ночью - с факелом или фонарем).

Невыполнение этих требований квалифицируется аналогично. Нарушения ПДД РФ, вошедшие в группу деяний, квалифицируемых по ч. 2 ст. 12.10 КоАП РФ, характеризуются меньшей степенью общественной опасности, чем деяния, перечисленные в диспозиции ч. 1 той же статьи. Санкция части второй предусматривает наказание в виде административного штрафа в размере ста рублей, а санкция части первой - штрафа в размере пятисот рублей или лишения права управления транспортными средствами на срок от трех до шести месяцев.

Комментируемая статья в части третьей предусматривает наказание за повторное совершение административного правонарушения, предусмотренного ее частью первой.

Изучение судебной практики показывает, что суды в своих решениях по жалобам в основном решают вопросы доказанности либо недоказанности вины лица во вменяемом ему административном правонарушении, какие-либо серьезные сложности в квалификации деяний не выявлены. Наибольшее распространение получили жалобы на постановления, вынесенные по ч. 1 комментируемой статьи, из них преобладают факты выезда на переезд при запрещающем сигнале светофора, а также при закрывающемся шлагбауме. Довольно распространенной формой защиты в этих случаях являются утверждения водителя о том, что он был ослеплен встречным солнечным светом и не мог видеть сигнала светофора/шлагбаума или сигнал был слишком тусклым/тихим из-за общего износа оборудования либо звуковое оповещение отсутствовало вообще. В случаях, если эти утверждения ничем не подкрепляются или когда суд приходит к выводу о заинтересованности свидетелей защиты, указанные доводы отклоняются и лицо привлекается к административной ответственности.

Однако известны случаи, когда суд, правильно установив фактические обстоятельства дела, приходил к выводу об отсутствии в действиях водителя состава вменяемого административного правонарушения.

Постановлением мирового судьи Чирков был привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.10 КоАП РФ за выезд на железнодорожный переезд при запрещающем сигнале светофора. В своей жалобе Чирков пояснил, что, подъезжая к железнодорожному переезду, он снизил скорость, убедился в отсутствии красного сигнала светофора и продолжил двигаться через дорожный переезд со скоростью 5 км/ч, так как дорога была в плохом состоянии. Проезжая железнодорожный переезд, услышал удар. Отъехав на 10 метров, он остановился и обнаружил на автомобиле повреждения, после чего включил световую аварийную сигнализацию и вызвал сотрудников ДПС. В постановлении мирового судьи, по утверждению Чиркова, были искажены его слова, было написано, что, подъезжая к железнодорожному переезду, он красного сигнала светофора не видел, так как в лицо ему светило солнце. Чирков настаивал на том, что он, подъезжая к переезду, убедился в отсутствии красного сигнала светофора. Из-за яркого солнца, пояснил водитель, он не видел опускающегося шлагбаума с левой стороны по ходу движения транспортного средства, поэтому двигался медленно. Дежурная по переезду его не предупредила, потому что в тот момент не смотрела в его сторону.

Дежурная суду пояснила, что при приближении поезда к переезду автоматически загорается светофор и одновременно включается звуковая сигнализация. Шлагбаум закрывается через 13 - 15 секунд, еще через 5 секунд поднимаются металлические плиты. После прохода поезда, при открытом переезде и не работающих сигналах светофора она ушла прибираться в свою будку. Услышав звуковой сигнал, она посмотрела в окно и увидела на переезде машину, которая, объезжая ямки, медленно двигалась между железнодорожными путями. Когда автомобиль переехал второй путь и покидал переезд, на заднюю часть машины опустился шлагбаум.

Суд исходил из показаний водителя о том, что скорость его автомобиля составляла 5 км/час, учитывал расстояние между шлагбаумами, которое согласно схеме составляло 42 м, и поэтому пришел к выводу, что за 14 секунд машина проедет 20 метров. Данный вывод подтверждался показаниями дежурной, которая в момент включения звуковой сигнализации увидела машину на переезде между железнодорожными путями. Это место согласно схеме находилось на середине между шлагбаумами. Машина преодолела половину пути до шлагбаума за 14 секунд (с момента включения сигнализации и до закрытия шлагбаума), пояснила дежурная.

Суд, рассматривающий жалобу, исходил из того, что пункт 15.3 ПДД РФ запрещает выезд на переезд при запрещающем сигнале светофора независимо от положения и наличия шлагбаума. В заключительной части мотивировочной части решения сказано: "Поскольку машина под управлением Чиркова в момент включения запрещающего сигнала светофоров и звуковой сигнализации находилась на переезде, в его действиях отсутствует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.10 КоАП РФ". Постановление мирового судьи было отменено, производство по делу прекращено (решение районного суда Кировской области от 28 августа 2012 г., дело N 12-171/2012).

 

2.11. Вопросы квалификации административных правонарушений,

предусмотренных ст. 12.13 КоАП РФ

"Нарушение правил проезда перекрестков"

 

Двухчастная статья 12.13 предусматривает административную ответственность за два деяния, нарушающих правила проезда перекрестков (п. 13.2 и п. п. 13.4 - 13.8, 13.9 - 13.13 ПДД РФ), которые, исходя из полного совпадения санкций частей комментируемой статьи, характеризуются одинаковой степенью общественной опасности:

выезд на перекресток или пересечение проезжей части дороги в случае образовавшегося затора, который вынудил водителя остановиться, создав препятствие для движения транспортных средств в поперечном направлении (часть первая статьи);

невыполнение требования Правил дорожного движения уступить дорогу транспортному средству, пользующемуся преимущественным правом проезда перекрестков (часть вторая статьи).

Для правильной квалификации содеянного по ч. 1 комментируемой статьи необходимо, чтобы автомобиль, выехавший в случае образовавшегося затора на перекресток или пересечение проезжей части дороги, создал препятствие для движения транспортных средств в поперечном направлении. Иными словами, с объективной стороны правонарушение характеризуется не только выездом, но и остановкой, а также созданием препятствия для других транспортных средств. Выезд и остановка с объективной стороны являются действием, а создание препятствия - общественно опасным последствием этого действия. Следовательно, состав административного правонарушения материальный.

Постановлением по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.13 КоАП РФ, К. был признан совершившим данное правонарушение, ему вменялись выезд на перекресток при заторе и столкновение с автомашиной, движущейся в поперечном направлении. К. не согласился с данным постановлением и обжаловал его, пояснив, что он ехал по главной дороге, остановившись перед перекрестком на красный сигнал, дождался разрешающего сигнала и начал движение прямо. Поскольку часть дороги его направления перегородил автофургон, который из-за пробки не смог проехать перекресток, К. объехал его слева, и тут же его ударила автомашина, выехавшая справа. К. вышел из своей машины и обратил внимание водителя другой машины на то, что она поехала на красный сигнал, который тогда горел для ее направления движения. Потерпевшая в суде не отрицала наличия автофургона, загородившего часть дороги транспорту, двигавшемуся слева, но утверждала, что следовала на зеленый сигнал светофора. В постановлении инспектор ДПС указал, что причиной ДТП явилось несоблюдение водителем К. требований п. 13.2 ПДД, с которым последний был согласен. Однако суд, оценив собранные доказательства, пришел к выводу, что данный пункт ПДД был нарушен не водителем К., а водителем автофургона, который, пересекая перекресток и видя впереди затор, въехал на перекресток и остановился, частично перегородив пересекаемую проезжую часть дороги. Именно он создал помеху для движения другим автомобилям в прямом направлении. Одновременно с этим, указал суд, Правилами дорожного движения не запрещается объезд препятствия, в том числе и на перекрестке, который и осуществлял водитель К. Состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.13 КоАП РФ, в действиях К. суд не усмотрел (решение Подольского городского суда Московской области от 12 сентября 2012 г., дело N 12-102/12).

В одном из дел, возбужденных по ч. 2 комментируемой статьи, водитель доказывал свою невиновность тем, что ДТП было спровоцировано водителем, пользовавшимся преимущественным правом проезда перекрестков, так как последний двигался с превышением скорости. Однако суд правильно пояснил, что правового значения для разрешения настоящего дела эти обстоятельства не имеют. Исходя из положений пункта 13.4 ПДД, вне зависимости от скорости автомобиля, движущегося со встречного направления прямо по зеленому сигналу светофора, водитель, привлеченный к ответственности, обязан был уступить ему дорогу (решение Оренбургского областного суда от 13 октября 2011 г., дело N 21-409-2011).

Вместе с тем для решения вопроса о виновности лица имеет значение сигнал светофора, если движение через перекресток регулируется светофором. Так, например, в соответствии с представленными доказательствами по делу, в котором А. был привлечен к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.13 КоАП РФ, суд установил, что А. вполне мог выехать на регулируемый перекресток на разрешающий сигнал светофора, а потерпевший мог попытаться проехать данный перекресток на запрещающий для него сигнал светофора. Единственным прямым доказательством виновности А. в ДТП были пояснения потерпевшего, в то время как четыре свидетеля в судебном заседании указали на невиновность А. Постановление по делу было отменено, а производство прекращено ввиду недоказанности обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление (решение Дюртюлинского районного суда Республики Башкортостан от 23 июня 2011 г., дело N 12-51/2011).

В деле по апелляционной жалобе на постановление об административном правонарушении, рассмотренном Черногорским городским судом Республики Хакасия, суд установил, что водитель М. на автомобиле "Хонда" начала поворачивать налево, выехала на перекресток на зеленый сигнал светофора. Доехав до встречной полосы движения, остановилась, и продолжила движение, когда во встречном направлении загорелся запрещающий сигнал светофора. Водитель ВАЗ выехал на перекресток под красный сигнал светофора и столкнулся с автомобилем "Хонда". Последний, остановившись с целью пропустить транспорт, движущийся во встречном направлении, перегородил выезд для учебного автомобиля, а в это время уже был мигающий зеленый сигнал светофора. Через какой-то промежуток времени автомобиль "Хонда" освободил проезд для учебного автомобиля, проехав вперед, после чего произошло столкновение с автомобилем ВАЗ. Доказательств того, что водитель М. не уступила дорогу автомобилю ВАЗ, двигающемуся прямо во встречном направлении на разрешающий сигнал светофора через перекресток, то есть о нарушении ею п. 13.4 ПДД РФ, не было представлено. Суд таким образом установил, что административным органом сделан неверный вывод о виновности М. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.13 КоАП РФ (решение опубликовано без реквизитов 23 августа 2011 г. по адресу: http://rospravosudie.com/act-12-58-2011-ch-2-st-12-13-koap-rf-v-yu-piskulin-23-08-2011-12-13-ch-2-s).

Другой водитель, которому вменялось аналогичное правонарушение, утверждал в жалобе, что ДТП произошло в тот момент, когда он уже заканчивал поворот с второстепенной дороги и его автомашина находилась на своей полосе движения, то есть нарушения требований ПДД не было. Как правильно отметил краевой суд, данное обстоятельство не может повлечь отмену решения судьи городского суда и постановления должностного лица, поскольку столкновение на встречной для другого водителя полосе движения обусловлено его попыткой уйти от столкновения влево, то есть на полосу, предназначенную для встречного движения, с целью предотвращения столкновения (решение Пермского краевого суда от 5 мая 2012 г., дело N 7-384/21-239-2012).

 

2.12. Нарушения ПДД, квалифицируемые

по ч. 2 ст. 12.14 КоАП РФ

 

Действующая редакция ч. 2 ст. 12.14 КоАП РФ описывает указанное деяние как разворот или движение задним ходом в местах, где такие маневры запрещены, за исключением случаев, предусмотренных ч. 3 ст. 12.11 и ч. 2 ст. 12.16 КоАП РФ. По сравнению с предыдущей редакцией уточнены исключения путем добавления случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 12.16 КоАП РФ.

Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что непосредственно такой запрет установлен на пешеходных переходах; в тоннелях; на мостах, путепроводах, эстакадах и под ними; на железнодорожных переездах; в местах с видимостью дороги хотя бы в одном направлении менее ста метров; в местах остановок маршрутных транспортных средств, а также для движения задним ходом на перекрестках (п. п. 8.11, 8.12 ПДД).

Действия водителя по развороту на автомагистрали или движению задним ходом по ней образуют состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.11 КоАП РФ. По этой же норме квалифицируются действия водителя по въезду в технологические разрывы разделительной полосы на автомагистрали (п. 16.1 ПДД).

В соответствии с ч. 2 ст. 12.16 КоАП РФ наказываются поворот налево или разворот в нарушение требований, предписанных дорожными знаками или разметкой проезжей части дороги.

 

2.13. Нарушения ПДД, квалифицируемые

по ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ

 

Объективная сторона административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.14, заключается в невыполнении требования ПДД уступить дорогу транспортному средству, пользующемуся преимущественным правом движения, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 12.13 и статьей 12.17 КоАП РФ. Вот они.

Первый исключенный случай - невыполнение требования ПДД уступить дорогу транспортному средству, пользующемуся преимущественным правом проезда перекрестков.

Второй исключенный случай - непредоставление преимущества в движении маршрутному транспортному средству, а равно транспортному средству с одновременно включенными проблесковым маячком синего цвета и специальным звуковым сигналом.

Третий исключенный случай - непредоставление преимущества в движении транспортному средству, имеющему нанесенные на наружные поверхности специальные цветографические схемы, надписи и обозначения, с одновременно включенными проблесковым маячком синего цвета и специальным звуковым сигналом.

Для квалификации действий лица по ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ необходимо установить, пользовалось ли другое транспортное средство преимущественным правом движения.

Верховный суд Республики Хакасия отменил решение районного суда, которым оставлено без изменения постановление ГИБДД в отношении Р., привлеченного к административной ответственности по ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ. Объективной стороной состава административного правонарушения явилось нарушение п. 8.1 ПДД: Р. при повороте налево не убедился в безопасности маневра и не предоставил преимущество обгоняющему его автомобилю, тем самым не уступил дорогу транспортному средству, пользующемуся преимуществом. Между тем, отметил Верховный суд Республики, ПДД не содержат нормы, предоставляющей какое-либо преимущество автомобилю, совершающему обгон. Варианты преимущественного права движения транспортного средства при маневрировании предусмотрены п. п. 8.3, 8.4, 8.8, 8.9 ПДД. Пункт 8.1 ПДД, нарушение требований которого вменялось Р., лишь обязывает водителя перед началом движения, перестроением, поворотом (разворотом) и остановкой подавать сигналы, информирующие о направлении движения, обеспечивать безопасность маневра, который не должен создавать помех другим участникам движения (Информационный бюллетень судебной практики Верховного суда Республики Хакасия по делам об административных правонарушениях (II полугодие 2010 года)).

Особенность пункта 8.1 ПДД в редакции Постановления Правительства РФ от 10 мая 2010 г. N 316 заключается в том, что первый его абзац состоит из двух предложений, описывающих две хоть и взаимосвязанных, но безусловно разных обязанности. Выполняются они последовательно, а значит, каждая в свое время:

1) перед началом движения, перестроением, поворотом (разворотом) и остановкой водитель обязан подавать сигналы световыми указателями поворота соответствующего направления, а если они отсутствуют или неисправны - рукой;

2) при выполнении маневра не должны создаваться опасность для движения, а также помехи другим участникам дорожного движения.

Невыполнение первой обязанности квалифицируется по ч. 1 ст. 12.14, а невыполнение второй - по ч. 3 той же статьи. На этой почве у правоприменителей иногда возникают трудности. Т. был привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.14 КоАП РФ за то, что, управляя автомобилем, при повороте налево в нарушение п. 8.1 ПДД не убедился в безопасности совершаемого маневра, допустил столкновение с автомобилем под управлением Г. Республиканский суд не согласился с квалификацией действий Т., хотя у районного суда она сомнений не вызывала. Т. показал, что, управляя автомобилем, включил левый указатель поворота для поворота налево, пропустил встречные транспортные средства, начал совершать маневр налево, при этом произошло столкновение с автомобилем под управлением Г., который двигался сзади него слева в попутном направлении. Г. показал, что двигался в одном направлении с Т., со скоростью 40 км/ч по левому ряду. Водитель Т. с крайнего правого ряда начал совершать маневр разворота налево, при этом совершил столкновение с его автомобилем. Г. огней указателя поворота на автомобиле Т. не видел. Представитель ОГИБДД ОВД пояснил, что Т. не выполнил требования п. 8.1 ПДД, обязывающие водителя, совершающего поворот налево, убедиться в безопасности совершаемого маневра. Вот почему республиканский суд сделал вывод о том, что в действиях Т. усматривается невыполнение предусмотренной п. 8.1 ПДД обязанности обеспечить безопасность маневра и переквалифицировал действия Т. с вмененной ч. 1 на ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ (решение Верховного суда Республики Башкортостан от 29 июня 2011 г.).

Известен случай ошибочной квалификации действий виновного по ч. 1.1 с последующей переквалификацией на ч. 3 ст. 12.14. Согласно ч. 1.1 рассматриваемой статьи наказывается невыполнение требования ПДД, за исключением установленных случаев, перед поворотом направо, налево или разворотом заблаговременно занять соответствующее крайнее положение на проезжей части, предназначенной для движения в данном направлении. В соответствии с п. 8.5 ПДД перед поворотом направо, налево или разворотом водитель должен заблаговременно занять соответствующее крайнее положение на проезжей части, предназначенной для движения в данном направлении, кроме случаев, когда совершается поворот при въезде на перекресток, где организовано круговое движение. Действия Г. были квалифицированы по ч. 3 ст. 12.14, однако суд, пересматривая дело по жалобе, обратил внимание на следующие обстоятельства. Г. заблаговременно перестроился на левую крайнюю полосу проезжей части и начал маневр налево, когда водитель Н., двигавшийся на автомобиле по встречной полосе проезжей части за его автомобилем, ударил машину Г. слева. Н. показал, что двигался по левой крайней полосе проезжей части, когда двигавшийся впереди по правой полосе проезжей части на автомобиле Г. неожиданно начал маневр перестроения и поворота. Н. не смог избежать столкновения и нанес удар в переднее левое крыло автомобиля Г. На схеме ДТП место столкновения было зафиксировано на расстоянии 11,9 м от левого края проезжей части шириной 22 м по ходу движения Г., т.е. частично на встречной для него полосе движения, где двигался автомобиль Н. слева относительно автомобиля Г., о чем свидетельствовало расположение автомобилей после ДТП. Суд подчеркнул, что факт занятия соответствующего положения не дает водителю преимущества и не освобождает его от принятия мер предосторожности. Указанное свидетельствовало, что Г. не выполнил требования п. 8.1 ПДД о безопасности маневра налево. Поскольку за нарушение этих требований п. 8.1 ПДД предусмотрена ответственность по ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ, действия Г. были переквалифицированы (решение Верховного суда Республики Башкортостан от 3 марта 2011 г.).

 

2.14. Нарушения ПДД РФ, квалифицируемые

по ч. 1 ст. 12.15 КоАП РФ

 

Объективная сторона административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.15, заключается в нарушении правил расположения транспортных средств на проезжей части дороги, встречного разъезда, движении по обочинам или пересечении организованной транспортной или пешей колонны либо занятии места в ней.

В судебной практике по данной норме наиболее часто квалифицируются следующие действия:

водитель не определил ширину проезжей части и, пытаясь объехать другой автомобиль, выехал в нарушение п. 9.1 ПДД на сторону дороги, предназначенную для встречного движения (подробнее см. об этом также параграф "О квалификации действий, сопряженных с выездом на полосу, предназначенную для встречного движения");

в нарушение пункта 9.10 ПДД водитель не выдержал безопасный боковой интервал и допустил столкновение с автомобилем, который двигался в попутном направлении.

До разъяснений, которые дал Верховный Суд РФ в Обзоре судебной практики за IV квартал 2010 г., оставался открытым вопрос, объективную сторону состава какого административного правонарушения образуют действия водителя транспортного средства, не относящегося к маршрутным транспортным средствам, выразившиеся в движении по полосе дороги попутного направления, предназначенной для маршрутных транспортных средств, - предусмотренного ч. 1 ст. 12.15 или ч. 1 ст. 12.16 КоАП РФ? Верховный Суд рассуждал следующим образом. Расположение транспортных средств на проезжей части дороги должно отвечать требованиям, закрепленным в п. п. 9.1 - 9.12 ПДД. В п. 9.7 ПДД установлено, что если проезжая часть разделена на полосы линиями разметки, то движение транспортных средств должно осуществляться строго по обозначенным полосам. Наезжать на прерывистые линии разметки разрешается лишь при перестроении. Таким образом, объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.15 КоАП РФ, в частности, образуют действия водителя, выразившиеся в несоблюдении требований п. 9.7 ПДД. Вместе с тем ограничения, связанные с выездом и движением по полосе для маршрутных транспортных средств, закреплены в п. 18.2 ПДД, расположенном в разделе 18 ПДД "Приоритет маршрутных транспортных средств" и являющемся специальной нормой по отношению к п. 9.7 ПДД. Так, в соответствии с указанным п. 18.2 ПДД на дорогах с полосой для маршрутных транспортных средств, обозначенных знаками 5.11, 5.13.1, 5.13.2, 5.14, установлен запрет на движение и остановку других транспортных средств на этой полосе. Исключение из этого правила составляют случаи, когда такая полоса отделена от остальной проезжей части прерывистой линией разметки. В данной ситуации при поворотах транспортные средства должны перестраиваться на нее. Заезд на эту полосу в указанных местах разрешается при въезде на дорогу и для посадки и высадки пассажиров у правого края проезжей части, при условии, что это не создает помех маршрутным транспортным средствам (п. 18.2 ПДД). Как следует из содержания указанной нормы, движение по полосе попутного направления, предназначенной для маршрутных транспортных средств, в нарушение п. 18.2 ПДД непосредственно связано с несоблюдением водителем требований, предписанных дорожными знаками и разметкой проезжей части дороги. Административная ответственность за несоблюдение требований, предписанных дорожными знаками или разметкой проезжей части дороги, установлена в ч. 1 ст. 12.16 КоАП РФ. Учитывая вышеизложенное и принимая во внимание, что действия водителя, выразившиеся в движении по полосе попутного направления, предназначенной для маршрутных транспортных средств, не определены законодателем в качестве самостоятельного состава административного правонарушения, следует считать, что такие действия водителя образуют объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.16 КоАП РФ.

 

2.15. Квалификация действий, сопряженных с выездом

на полосу, предназначенную для встречного движения

 

Так называемый выезд на встречную полосу прямо предусматривается частями 3, 4 и 5 статьи 12.15 КоАП РФ, однако может квалифицироваться и по ч. 1 указанной статьи, что будет проиллюстрировано ниже на примере из судебной практики. Иногда суды дают неверную квалификацию нарушениям ПДД, сопряженным с выездом на полосу, предназначенную для встречного движения, усматривая в них невыполнение требования ПДД уступить дорогу транспортному средству, пользующемуся преимущественным правом движения.


Дата добавления: 2015-08-09; просмотров: 74 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: И.С. ИВАНОВ | Раздел первый. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ | Субъекты - участники дорожного движения. | Субъекты, для привлечения которых к административной ответственности не требуется их непосредственного участия в дорожном движении. | Административный арест до 15 суток. | Некоторые судьи неправомерно рассматривают непризнание лицом своей вины как основание для ужесточения наказания. | Раздел второй. ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНАЯ ПРАКТИКА | Транзитные номера: разграничение ч. 1 ст. 12.1 и ч. 2 ст. 12.2 КоАП РФ. | Разграничение административных правонарушений, предусмотренных статьями 12.1 и 12.3 КоАП РФ. | О понятии подложности государственного регистрационного знака при квалификации содеянного по ч. 4 ст. 12.2 КоАП РФ. 4 страница |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
О понятии подложности государственного регистрационного знака при квалификации содеянного по ч. 4 ст. 12.2 КоАП РФ. 1 страница| О понятии подложности государственного регистрационного знака при квалификации содеянного по ч. 4 ст. 12.2 КоАП РФ. 3 страница

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.018 сек.)