Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 17. Графиню и Леди Фелицию не ждали раньше завтрашнего утра

 

Графиню и Леди Фелицию не ждали раньше завтрашнего утра, как раз перед приездом гостей.

 

Но они, похоже, раньше управились с покупками, вот и приехали в процессии из трёх машин, заехавших через парадную подъездную.

 

Их приезд был настоящим бедствием. Я только что прибыл на кухню на один их кулинарных уроков, но мистер Максим отослал меня, потому что ему надо было помочь приготовить в спешке обед для двух леди.

 

Он велел мне пойти и помочь лучше в холле. Хьюго выскочил из лифта, когда я проходил мимо, и побежал к гаражам, чтобы выяснить, куда ушли Граф Роберт с Антеей, и если сможет, то вернуть их.

 

В холее в чёрным паркетом было самое настоящее столпотворение, которое мистер Прендегаст окрестил как "генеральная репетиция перед завтрашним выступлением".

 

Лакеи сбежались отовсюду: с чердака и подземного этажа, и чудо, что мы прибыли одновременно с мистером Амосом, за правым плечом которого неизменно следовал мистер Прендегаст как тощее чёрное пугало; мистер Амос толкнул огромные двери, Фэнсис и Эндрю тут же распахнули их.

 

Графиня вплыла в комнату в новой меховой накидкой, спадающей с её плеч.

 

Когда она передала свёрток Мэнфреду, она огляделась вокруг удовлетворенным взглядом, правда, на секунду в её глазах отразилось удивление, когда она увидела на нас форму в зелёно-бежевую полоску.

 

-Амос. - начала она.

Мистер Амос откликнулся:

-Да, миледи?

 

-Я забыла, что хотела сказать. - заявила графиня. Очевидно, она была так же нечувствительна к изменениям, как и мистер Амос.

 

-Все в порядке?

-Естественно, миледи. - ответил мистер Амос. Он обернулся и взглянул на красный резиновый мяч, выкатившийся из библиотеки, пока он говорил.

 

Потом он посмотрел на меня. Я поднял мяч. Ощущение было такое, словно я вырвал его из чьих-то сопротивляющихся рук. Я вздрогнул, втолкнул его в

библиотеку и закрыл дверь.

 

- Тогда где Граф Роберт? - требовательно спросила Графиня.

- Мистер Хьюго ищет его, миледи, - ответил мистер Амос.

 

-О-о-о, - зловеще протянула графиня . Она поднялась по лестнице, осведомившись:

-Амос, вы разберетесь с багажом, не так ли?

 

Чтобы с ним разобраться, понадобились наши общие усилия. Три машины были битком набиты коробками, свертками и пакетами.

 

Я поверить не мог, что две леди в состоянии столько накупить за такой короткий срок. Хотя на самом деле леди, я полагаю, было четверо.

 

Личные горничные обеих леди вошли в комнату неся в охапку кучу свертков и сразу же устроили суету, хлопоча, с каким покупками надо обращаться осторожно, а какие надо сразу отнести наверх. Было очевидно, что они наслаждаются происходящем.

 

Но леди Фелиция, которая прошла мимо, пока мы, выстроившись цепочкой, передавали друг другу свертки и пакеты, не выглядела счастливой



 

Она не поднимала головы, но я видел, что она плакала.

 

Она выглядела все так же и когда я ждал семью к ужину вечером.

 

Еда была настолько великолепна, что никто никогда бы не догадался, что Великого Диктатора и мистера Максима, как и нас всех, застигли врасплох, и поварам пришлось - как признался мне мистер Максим - импровизировать на ходу, при этом сражаясь с цыплятами, которые превратились в лососей, и сливками, которые стали петрушкой, едва их принесли на кухню. Тем вечером изменения доставили особенно много неприятностей.

 

-Ты знаешь, я никогда не замечал. - сказал мне мистер Максим. - А вот шеф - да, и он весьма опечален, Конрад.

 

Поэтому мне было ужасно жаль, что ни леди Фелиция, ни граф Роберт, похоже, не испытывали особого аппетита.

 

Граф Роберт, который вернулся из отеля за пределами Столстеда, конечно, поужинал с моей сестрой, прежде чем Хьюго нашел его.

 

Он гонял еду по тарелке, пока графиня выговаривала ему, что он должен был встретить ее в холле, и как невежливо было с его стороны там не присутствовать .

Загрузка...

 

Он даже не упомянул, что она вернулась на день раньше. Но он и вовсе перестал изображать интерес к еде, едва она принялась перечислять, что он должен делать и говорить завтра, когда прибудет леди Мэри Огворт.

 

"Многовато для Антеи!" - думал я, стоя в одиночестве у стены. Кристофер все еще отсутствовал, и я начал за него волноваться.

 

Со всеми этими переменами он может оказаться в замке, башне или особняке, с каждой минутой уносящемся все дальше и дальше от Столлери, и если ведьма еще не сцапала его, она может сделать это, если он снова застрянет там, когда мистер Амос выключит свою машину на ночь. Но я, кажется, ничего не мог поделать.

 

-Что касается Фелиции, - услышал я голос графини, - То по крайней мере я настаиваю, чтобы она была любезна с мистером Сеули.

 

При этих словах леди Фелиция со звоном отшвырнула вилку. Граф Роберт подался вперед.

-Матушка, означает ли это, что вы с мистером Сеули заключили опредленное соглашение относительно его женитьбы на Фелиции?

 

-Ну конечно, дорогой. - воскликнула графиня. - Мы предложили ему проехаться с нами до Людвика и долго беседовали. Он сделал Фелиции чрезвычайно привлекательное предложение. С финансовой точки зрения.

 

- Будто я лошадь! - гневно воскликнула Фелиция.

 

Графиня ее проигнорировала.

-А я не устаю твердить Фелиции, - заявила она. - Что мистер Сеули даже богаче леди Мэри Огворт.

 

- Тогда, - огрызнулся Граф Роберт, - почему бы тебе самой за него не выйти?

 

Повисло удивленное молчание.

 

Мистер Амос вытаращился, графиня вытаращилась, Грегор открыл рот, и даже леди Фелиция подняла голову и смотрела на брата так, словно ушам своим не верила.

 

-Роберт! Что ты говоришь! - в конце концов прошелестела графиня замирающим, укоризненным шепотом.

 

- Ты первая это сказала. Фелиции. - вызывающе ответил Роберт. и прежде, чем Графиня успела собраться с мыслями, он продолжил:

- Скажи-ка, Матушка, почему ты так одержима идеей женить своих детей на мешках с деньгами?

 

-Почему? - ахнула графиня, широко распахивая голубые глаза. - Почему? Но, Роберт, я желаю лишь добра вам обоим. Я хочу видеть вас надлежащим образом устроенными - естественно, достаточно обеспеченными в денежном отношении, - чтобы, если что-то случиться, с вами двумя все было в порядке.

 

-Что ты хочешь сказать этим "если что-то случится"? - потребовал граф Роберт. - Что, ты думаешь, может произойти?

 

Графиня оглядывалась по сторонам и, кажется, не знала, что на это ответить.

-Ну, дорогой, - нашлась она наконец. - Случиться может все что угодно. Мы можем потерять все состояние или... или... Этот мир так ненадежен, Роберт, и тебе известно, что Матери лучше знать.

 

В подтверждение серьезности этого заявления на ресницах у нее задрожали слезы.

-Ты причинил мне огромную боль.

 

- У меня сердце кровью обливается, - ответил ей Граф Роберт.

- В любом случае, - проговорила Графиня с надрывом, - вы должны пообещать, мои дорогие, вы оба, что будете вести себя прилично при гостях!

 

- Можешь на нас положиться. Мы будем вести себя должным образом, - ответил Граф Роберт, - но мы не обещаем ничего свыше этого. Это понятно?

- Я знала, что могу рассчитывать на вас! - объявила Графиня. Она поочередно одарила Графа Роберта и Леди Фелицию обворожительной улыбкой.

 

Они оба были в замешательстве. И я их не виню. Теперь уже было трудно понять, что именно они пообещали.

 

Я посмотрел на мистер Амоса, чтобы узнать, что он думает. Он что-то бормотал, но возможно это было из-за того, что он увидел грязное пятнышко на стакане, который он разглядывал на свету.

 

Хотел бы я, чтобы тут был Кристофер. Он бы знал, что таиться в этом разговоре.

 

Но в ту ночь Кристофера не появился, его не было и на следующее утро. Мне пришлось в два захода собрать все ботинки и туфли. Меня это позлило.

 

После этого у меня появилось только работы, что едва мог помнить о Кристофере. Хотя не совсем так.

 

Люди ошибаются, когда говорят:

- У меня нет времени думать над этим.

Если ты действительно волнуешься или несчастен, эти чувства буду переполнять тебя и заслонять дела, которыми ты занят, поэтому ты будешь о них думать, даже если занят чем-то другим.

 

Я думал и переживал все время, пока прибывали гости. Думая о Кристофере, беспокоясь об Антее и чувствуя, что я застрял тут, не говоря уже о Дурной Судьбе,с которой я что-то должен был сделать.

 

Гости стали прибывать уже днём. Весьма важные персоны подъезжали в парадному входу в огромных машинах и проходили сквозь ряды лакеев, разодетые в дорогую одежду; казалось, будто в холле устроили настоящий показ мод.

 

Затем мистер Прендегаст стал давать поручения "Багаж Леди Клифтон в лиловую комнату!" или "Чемоданы Герцога Олмондского в жёлтую гостиную!", а я бежал за Эндрю и Грегором или Фрэнсисом и Мэнфредом с тяжёлыми чемоданами в каждой руке.

 

Когда гости перестали прибывать, мистер Амос стал ходить и мерить расстояние между стульями в банкетном зале, чтобы убедиться, что они стоят ровно. Он и впрямь это делал!

 

А я-то думал, что мистер Прендегаст шутил! Затем снова раздались звонки, нам пришлось вернуться в холл с чёрным паркетом, чтобы отнести ещё больше багажа.

 

И всё это время чувствовал себя всё несчастнее и несчастнее, отчаянно желая, чтобы Кристофер вернулся. Милли уже тоже была обеспокоена его отсутствием.

 

Я постоянно натыкался на неё с подносами или кипами одежды.

 

Каждый раз она спрашивала?

- Кристофер уже вернулся?

И я отвечал:

- Нет.

 

Потом, когда карусель завертелась еще быстрее, Милли просто говорила "Кристофер?", а я качал головой.

 

В разгаре дня Милли только бросала на меня короткий взгляд, когда мы пробегали мимо друг друга, а я с трудом находил секунду даже помотать головой.

 

Это было после прибытия леди Мэри Огворд. Она приехала с матерью, которая, по правде говоря, порядком напоминала мне графиню.

 

Они обе были одеты в легкие летние пальто, но если мать выглядела в своем весьма заурядно, то леди Мэри была прекрасна.

 

До этого я считал, что в мире нет никого красивее Фэй Марли, но поверьте, леди Мэри была.

 

Ее маленькое личико в обрамлении гривы легких, белокурых локонов казалось совсем кукольным, а большие темно-голубые глаза - невероятно огромными.

 

При ходьбе она покачивалась, словно ива на ветру, и пальто развевалось вокруг ее совершенной фигуры.

 

Большинство лакеев, увидев ее, ахнули, а Грегор издал тихий стон.

 

Так прекрасна была леди Мэри.

 

Граф Роберт встречал ее в зале. Он слонялся по лестнице рядом с мистером Прендергастом, ерзая, переступая с ноги на ногу и одергивая манжеты, как жених перед алтарем в ожидании невесты.

 

Увидев леди Мэри, он бросился вниз по лестнице и через холл, схватил ее руку и взаправду ее поцеловал .

 

-Добро пожаловать. - сказал он, тяжело дыша. - Добро пожаловать в Столлери, Мэри.

 

Леди Мэри застенчиво опустила голову и что-то прошептала в ответ.

 

Граф Роберт сказал:

-Позвольте показать вам вашу комнату. - и увел ее, все еще держа за руку, через холл вверх по лестнице. Он улыбался ей всю дорогу.

 

Грегору пришлось ткнуть меня в спину, чтобы напомнить забрать свою долю ее багажа. Я глядел им вслед, чувствуя себя ужасно.

 

У Антеи нет ни единого шанса, думал я. Она обманывает себя. Граф Роберт просто забавляется с ней.

 

Избавившись от чемоданов, я сразу же пробрался в библиотеку, чтобы найти сестру, но ее там не было.

 

А вот призрак был. Едва я просунул голову в дверь, мне в лицо полетела книга.

 

Но ни следа Антеи.

 

Я увернулся от книги и закрыл дверь. Я поискал Антею на нижнем этаже, но и там ее не было.

 

А нижний этаж пребывал в волнении, ибо леди Мэри непрерывно трезвонила в колокольчик.

 

-Честное слово, милый, - посетовала Полли, промчавшись мимо, - Можно подумать, мы поселили ее в свинарнике! Эту женщину ничего не устраивает!

 

-Вода, простыни, кресла, матрац. - запыхавшаяся Фэй промчалась в другую сторону. - На этот раз - полотенца. До этого было мыло. Мы все побывали у нее наверху по крайней мере шесть раз. Сейчас там Милли.

 

Мисс Сэмпл сбежала с лестницы в вестибюль, приговаривая:

-Мистер Хьюго починил ее душ - он так считает. Но...

 

Колокольчик с подписью "Дам. апарт." зазвонил снова, и все простонали: "Ох, что на этот раз?".

 

Мисс Сэмпл сняла трубку и успокаивающим тоном сказала:

-Да, мадам.

Вернулась она в отчаянии.

 

-Ох, клянусь! Теперь у нее паук в графине с водой. Фэй, нет, вы ищите для нее обувные распорки, не так ли?

Ее мягкие, всевидящие глаза обратились ко мне.

 

-Конрад, достань чистый графин и стаканы и отнеси их в покои леди на одном из лучших позолоченных подносов, пожалуйста. Поспеши.

 

Если бы я был Кристофером, я бы сострил что-то насчет отваливающихся от таскания багажа рук.

 

Но поскольку я был собой, я вздохнул и отправился в посудную кладовую за обитой зеленой тканью дверью.

 

Пока я загружал поднос блестящей чистой стеклянной посудой

и вез его в лифте, я решил, что это изменения, должно быть, расстраивают леди Мэри.

 

Они были особенно безжалостными сейчас. Прежде чем я поднялся

на второй этаж, стены лифта из коричневых стали бледно-желтыми.

 

Этого было вполне достаточно, чтоб огорчить кого угодно. Лифт остановился и двери разъехались.

 

Милли, по-прежнему выглядевшая очень изящной и взрослой в своей униформе горничной, ждала снаружи, чтоб спуститься вниз.

 

Она выразительно посмотрела на меня.

- Нет, - ответил я. - Никаких признаков Кристофера.

 

- Я не это имела в виду сейчас, - проговорила Милли. - Ты несёшь этот поднос Леди Мэри?

 

- Да, - сказал я. - Фэй и остальные уже натерпелись.

- Тогда не хочу быть предвзятой, - сказал Милли, - но думаю, мне следует предупредить тебя. Она - ведьма.

 

- Серьёзно? - спросил я, когда вышел из лифта. - И...

Милли повернулась боком, чтобы пройти мимо меня. Я видел, что она была вся красная и задыхалась от злости.

 

- И ничего! - проговорила она. - Просто будь осторожнее. И, Конрад, забудь всё то плохое, что я говорила о Кристофере, я была несправедлива. Кристофер никогда не злоупотреблял магией, как... как это делает она!

 

Лифт закрылся и повёз Милли вниз. Я прошёлся по голубому ворсистому ковру, завернул за угол к лучшей гостевой спальне, думая о Кристофере.

 

Он может, конечно, иногда быть весьма раздражающим, но в общем он ничего.

 

Я теперь я подумал, что он отправился на помощь Милли как рыцарь, помогающей даме в беде.

 

Это впечатлило меня. Я поразился, почему я раньше так о нем не думал. Хотелось бы вернуть время обратно.

 

Я постучал в большую окаймленную золотом двойную дверь, но никто не сказал мне войти. Через какое-то время я снова постучал и, старательно балансируя на одной руке поднос, вошёл внутрь.

 

Леди Мэри сидела растянувшись на стуле, который, видимо, принесли из другой комнаты.

 

Всё в этой огромной комнате с рюшами было розовым, а стул был цвета морской волны с отличающимся рисунком.

 

Фэй или Полли или кто-то ещё, видимо, притащили его сюда откуда-то.

 

Леди Мэри скрестила руки на груди словно когти, сердито созерцая камин.

 

Сейчас она выглядела такой же старой, как Графиня, и ни чуточку не привлекательной.

 

Дверь за ней была наполовину приоткрыта. Я слышал, как кто-то плачет за ней, возможно, ей горничная.

 

-Да заткнись ты, Стивенс, и поторопись с глажкой! - прорычал леди Мэри, когда

я вошел.

 

Тут она заметила меня. Ее большие голубые глаза неприятно сузились.

-Я не разрешала тебе войти. - сказала она.

 

-Чистый графин и стаканы, о которых вы просили, миледи. - очень учтиво, как мистер Прендергаст, изображающий мистера Амоса, ответил я.

 

Она подняла руку и взмахнула ею.

-Поставь там. - Она ждала, пока я пересек комнату и поставил поднос на маленький столик, а затем резко приказала. - Теперь стань здесь и отвечай на мои вопросы.

 

Хорошо, что Милли меня предупредила. Помахивая рукой, она, наверное, колдовала.

 

Я обнаружил, что стою по стойке смирно рядом со столом, а дверь

в коридор оказалась за версту.

 

Леди Мэри снова взмахнула рукой. На сей раз я почувствовал, как мою голову сжимает узким обручем, так крепко, что это отзывается колотьем

в обеих руках. Я не мог ослабить его, как я ни старался.

 

-Зачем вы это делаете? - взмолился я.

-Хочу знать, чем здесь можно поживиться. - сказала она, - И

ты мне расскажешь. Что думаешь о графе Роберте?

 

 

-Он вроде бы хороший. Но в действительности я его почти не знаю. - сказал я.

 

К этому моменту я уже задыхался и потел. Давление на голову, казалось, усиливалось с каждой секундой.

 

- Пожалуйста, снимите это, - попросил я.

- Нет. Граф волшебник? - спросила Леди Мэри.

- Понятия не... Не думаю. - ответил я. - Прошу Вас!

 

- Но кто-то тут явно волшебник. - проговорила она. - Кто-то использует магию, чтобы менять тут всё вокруг. Зачем?

 

- Чтобы заработать деньги. - я понял, что ответил против своей воли.

- Кто? - спросила Леди Мэри.

 

Я подумал о Кристофере, который нажимает кнопку сдвига. Я подумал о мистере Амосе. Я решил, что моя голова вот-вот взорвётся. И в то же время я знал, что ничего не скажу этой ужасной женщине.

 

- Я не... не знаю ничего о магии, - пролепетал я.

 

- Чушь! - возразила Леди Мэри. - В тебе полно таланта. В последний раз спрашиваю: кто?

 

- Никто меня не учил магии, - отчаянно запричитал я. Голова грозила треснуть как скорлупа в любой момент. - Я не могу Вам сказать, потому что не знаю!

 

Леди Мэри в гневе скривила губы и пробормотала:

- Почему никто из них не знает? Это просто нелепо!

Она снова взглянула на меня и спросила:

- Что ты думаешь о Графине?

 

-О, она ужасна, - сказал я. Это было облегчение - ответить ей что-то.

 

Леди Мэри улыбнулась - или скорее злорадно усмехнулась.

-Об этом все твердят. - заметила она. - Так что это скорее всего правда. Тогда мне придется избавиться от нее в первую очередь. Теперь скажи мне...

 

Как раз когда она это говорила, реальность изменилась. Я никогда не думал, что буду рад изменению. Давление отскочило от моей головы - шлеп! - как резиновая лента, которую слишком сильно растянули.

 

Мгновение я пошатывался, тело покалывало, в глазах все плыло, но я видел, что графин и стаканы на подносе превратились в чайник, элегантные чашечки с блюдцами и тарелку сахарного печенья.

 

Я взглянул на леди Мэри. Она моргала огромными глазами и задыхалась, словно получила отскочившей резиновой лентой по лицу.

 

- Приятного аппетита, миледи, - проговорил я. Затем повернулся и выбежал.

 

Я спустился на лифте, чувствуя себя неважно. Покалывание и жжение постепенно прошло, зато теперь я чувствовал себя ужасно несчастным. Леди Мэри совершенно очевидно собиралась взять Столлери под контроль, как только она выйдет за Графа Роберта, или даже раньше.

 

Она бы меня тут же уволила, потому, что я знал, какая она. Я понятия не имел, что мне дальше делать.

 

Спрашивать Антею было бессмысленно: она тоже была тут не в лучшем положении. А спросить Кристофера из-за его отсутствия я не мог.

 

В этом была хорошая черта Кристофера. Он никогда не считал, что ситуация безнадёжна.

 

Если что-то шло не так, он откалывал одну из своих шуточек и думал, как справиться с бедой.

 

В тот момент мне это было действительно необходимо. Я остановил лифт и поднялся наверх, проверить на всякий случай, не вернулся ли Кристофер после очередного сдвига. Но в нашей комнате никого не было.

 

Я посмотрел на галстук Кристофера, висящий на дверной ручке и почувствовал себя таким потерянным, что стал думать, что всё же дядя Альфред был прав по поводу моей Дурной Судьбы. Всё постоянно шло не так.

 


Дата добавления: 2015-08-05; просмотров: 33 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Глава 6 | Глава 7 | Глава 8 | Глава 9 | Глава 10 | Глава 11 | Глава 12 | Глава 13 | Глава 14 | Глава 15 |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Глава 16| Глава 18

mybiblioteka.su - 2015-2019 год. (0.05 сек.)