Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Tunnel Vision 5 страница

Читайте также:
  1. A Christmas Carol, by Charles Dickens 1 страница
  2. A Christmas Carol, by Charles Dickens 2 страница
  3. A Christmas Carol, by Charles Dickens 3 страница
  4. A Christmas Carol, by Charles Dickens 4 страница
  5. A Christmas Carol, by Charles Dickens 5 страница
  6. A Christmas Carol, by Charles Dickens 6 страница
  7. A Flyer, A Guilt 1 страница

- Что? - озадаченно спрашивает он.

Лиам протягивает ладонь, на которой в салфетке лежит пончик с шоколадной глазурью.
- Когда мы были на радиостанции, ты жаловался, что у них нет с шоколадной глазурью, - объясняет он.

Зейн смотрит на пончик, затем на Лиама, а после он берет его в руки, словно это нечто бесценное, потому что он идиот, понятное дело.
- Я... спасибо, - бормочет он.

Как Лиам вообще это запомнил? Это же неважная информация. Он сказал об этом просто к слову.

- Не за что, - непринужденно отвечает Лиам. Он плюхается на диван и скрещивает руки на груди. Он все еще отказывается брать что-либо, никогда не делает себе кофе и не берет ничего со стола. Зейн бы настоял, но он не хочет слышать очередное «я просто делаю свою работу», поэтому не утруждает себя этим.

Они погружаются в тишину, и Зейн запихивает пончик в рот. Он свежий, мягкий, с правильным количеством начинки и идеальным шоколадом сверху. Он жует, глотает и обнаруживает, что Лиам снова за ним наблюдает.

Вздыхая, Зейн вытирает рот.
- Просто скажи это, - практически умоляет он. - Просто... наори на меня или сделай хоть что-нибудь. Прошу тебя.

Лиам выглядит искренне растерянным.
- За что?

Зейн стонет и вскидывает руки, бережно держа драгоценный пончик.
- Ты знаешь за что! За ту фигню с твиттером. Я взял и объявил твоё имя миллионам. И за сообщения, которые ты получил из-за этого, и за то, что я вмешался в твою личную жизнь, так что... просто сделай это. Скажи мне, что я долбаный эгоист. Хоть что-нибудь. Просто перестань вести себя, как будто всё хорошо, это сводит меня с ума.

Лиам наклоняет голову набок и какое-то время просто смотрит на Зейна. И затем начинает хохотать. Это добрый смех, не такой, как когда смеются над тобой. Ему хочется присоединится, но сейчас он не в том настроении.

- Ты любишь создавать себе проблемы, да?

Зейн глупо смотрит на него.
- Что?

Лиам качает головой.
- Если бы меня что-то не устраивало, я бы уже сказал. Но я не вижу ничего страшного. Во-первых, мне нечего скрывать. Во-вторых, через неделю или две обо мне уже забудут — я не очень интересный. И единственным минусом было то, что мне пришлось объяснять сестре, почему я не рассказал ей, что работаю на самого Зейна Малика.

- Ааа, - тихо протягивает Зейн. - Не знал, что у тебя есть младшая сестра.

Но он вообще мало что знает о Лиаме.

Скривившись, Лиам говорит:
- К сожалению, у меня и нет. Она на несколько лет старше. Это такой стыд.

В этот раз Зейн точно не может сдержать смеха, и Лиам снова устраивается на диване поудобней. Тишина опять давит на уши, Зейн нетерпеливо топает ногой и быстро доедает пончик, мечтая о жвачке. Ему необходимо покончить со всем этим, и он чувствует себя скорее взволнованно, чем уверенно. Хотя он никогда не нервничает перед интервью.

Дело не в интервью, - говорит ему внутренний голос. Он подсказывает, что волнение скорее связано с человеком в этой комнате, а не с тем, что случится, когда он уйдет.



- Знаешь, а ты не прав, - выпаливает он. Лиам смотрит на него с поднятыми бровями, молча требуя пояснения. - Ты очень даже интересный. Я в этом уверен.

- Чем же? - прыскает Лиам.

Теперь Зейну снова неловко.
- Ээ... я не знаю. Ты просто... - он запинается, жестикулируя рукой. - Я не знаю. У тебя такие мускулы, да? И ты выглядишь таким устрашающим, пока не улыбнешься, и тогда ты превращаешься из Куджо в... в Бэтховена. В собаку, конечно, не в композитора. Это просто... интересно.

На лице Лиама появляется ленивая улыбка.
- Я не всемирно известная звезда, которая разгуливает по опасным частям города, кидает деньги бездомным и любуется граффити. Вот это интересно. А я просто... обычный.

Зейн рассматривает руки Лиама, оголенные благодаря борцовке, что оказалась под свитером, который он снял, зайдя в здание. Татуировки на предплечье и большие карие глаза. А еще у него весьма розовые губы (которые отвлекают) и идеальная щетина на лице. Зейн назвал бы его обычным в самую последнюю очередь.

Загрузка...

Но, конечно же, он не говорит об этом вслух, и в комнату заходит человек, спасая его от неловкого молчания. Прежде чем уйти, он последний раз окидывает Лиама взглядом: он положил руки за голову, широко расставил ноги, изображая картину полного комфорта, и кивает Зейну на прощание. Мышцы его на его руках сильно выделяются, а подмышки не могут выглядеть привлекательно. Не должны. Нет, они не привлекательны. Даже если принадлежат Лиаму Пейну.

Если бы только ложь могла стать правдой, повтори ее много раз.

Черт, ладно, ему не нужно подобных мыслей перед интервью на национальном телевидении. Он разберется с этим позже. Сейчас же ему необходимо сосредоточиться.

Легко сказать, трудно сделать — это он осознает немногим позже. Интервьюер мило улыбается и спрашивает у него о новом спутнике его жизни, и Зейн автоматически думает о Лиаме на том чертовом диване.

- Ч-что?

- Мы все хотим знать, - говорит она, наклоняясь к нему, словно они делятся секретом. Словно при этом на него не пялятся четыре камеры из разных ракурсов. - Он просто охранник или нечто большее?

Зейн прокашливается.
- Эм-м, первое. - Он мысленно подбирает ответ, который закроет все вопросы об этом на будущее. - После того случая несколько недель назад... - Толпа сочувственно охает, - … мне предложили усилить охрану. И вот для чего он. Просто охрана.

- Он весьма симпатичный, - настаивает интервьюер.

Зейн прикусывает язык, после чего как можно тверже говорит:
- Он совершенно не мой тип. Да и отношения с персоналом не очень приветствуются. Он просто хороший парень, который спасает меня от неприятностей, но я могу прямо сейчас заверить каждого, что у нас нет и не будет другого рода отношений.

Даже для своих собственных ушей это звучит грубо, но он знает, как бывает. Иногда единственный способ избежать слухов — это быть резким. Твердым. Не оставлять места для сомнений, потому что, дай им сантиметр - они возьмут километр. Если не остановить слухи до того, как они распространятся, все выйдет из-под контроля так, что ни он, ни Лиам не будут знать, что происходит. И он понимает, что, скорее всего, менеджмент не будет рад подобному пиару их отношений, и тогда Лиама обязательно заменят на кого-то другого.

Зейн не хочет кого-то другого. Он только начал привыкать к тому, что Лиам всегда с ним, и он не хочет привыкать к новому человеку. Кроме того, он также не хочет привыкать к тому, что Лиама не будет рядом, но в этом признаться себе немного труднее.

Он мельком смотрит за кулисы и обнаруживает Лиама. Тот облокотился на стену, рядом с персоналом шоу, который выполняет работу за кадром. На его лице нет никаких эмоций, и Зейну становится интересно, как долго он простоял там.

__

Когда Зейн возвращается домой, там уже кто-то есть. Обувь, которую он снял, когда собирался, передвинута с места, и он знает, что выключал телевизор. На мгновение его охватывает паника, и он чуть ли не зовет Лиама, словно рассчитывая, что тот спасет его, даже если он далеко.

- У тебя не осталось замороженной пиццы, - кричит из гостиной Найл. - Не волнуйся, я добавил ее в список необходимых продуктов на холодильнике.

Вздыхая, Зейн значительно расслабляется и снимает куртку. Он кидает ее в шкаф (через два дня все равно придет горничная, ему не о чем беспокоиться) и направляется в гостиную.
- Кто тебя впустил?

Найл демонстративно крутит брелок с ключом на пальце, не отрывая взгляда от телевизора.
- Спер их у Гарри. Надеюсь, ты не против.

Он, правда, не против. Он привык к этому. Если бы несколько лет назад, когда он только познакомился с Найлом и остальными, кто-то сказал ему, что они ворвутся в его жизнь, не оставляя ему выбора, он бы сбежал. Но сейчас он даже представить не может жизни без них, она была бы настолько скучна.

- У тебя есть веские причины врываться ко мне в квартиру? - спрашивает Зейн, падая в кресло. Он потягивается и откидывается на спинку, с облегчением погружаясь в домашний уют.

Найл пожимает плечами, прожевывая кусок пиццы. Зейн недовольно смотрит на тарелку — это был его завтрашний ужин, а теперь ему придется придумать что-то новое или заказать еду на дом.

- В принципе, нет, - безразлично говорит Найл. - Просто пришел в гости.

- Ну, ладно, - медленно произносит Зейн.

Лучший способ выудить что-то из Гарри — это успокоить его, быть помягче. С Луи приходится кричать. Джош в большинстве случаев говорит прямо, поэтому не часто приходится что-то у него выпытывать. А Найл такой человек, которому просто нужно время, чтобы созреть, и затем он сам всё тебе расскажет. Поэтому Зейн поворачивает голову к телевизору и делает вид, что нереально увлечен просмотром «Игры престолов», хотя на самом деле просто ждет, когда Хоран расколется.

Наконец, Найл садится и взъерошивает волосы.
- Как думаешь, это глупо, когда два лучших друга пытаются стать чем-то большим?

Такого Зейн не ожидал.

- Это насчет Луи и Гарри?

- Если бы, - фыркает Найл. - Нет.

Зейн хмурится, но тот вечер на диване помнится ему слишком хорошо. Неловкие прикосновения, нервное хихиканье, то, как они подпрыгнули, когда оба приобняли Зейна.
- А-а-а...

- Ага-а-а, - хнычет Найл. - Мы живем вместе. Мы в одной группе. Джош мой самый лучший друг. И он мужик.

- Так проблема в этом? - спрашивает Зейн, и он думает, что должен быть немного более удивлен этому. - В том, что он парень?

- Нет, - тут же отвечает Найл. - Раньше мне уже нравились парни, в плане сексуальной тяги, с тех пор, как я посмотрел «Властелин колец» и понял, что самый горячий в фильме - это Леголас. Я просто никогда не думал, что влюблюсь в парня. Я решил, что меня временно влечет к парням, я поэкспериментирую, когда вырасту, но где-то к тридцати пяти годам буду жить с девушкой, мы заведем детей и все такое прочее. Но сейчас...

- Что сейчас?

- Мы уже живем вместе, - пожимает плечами Найл. - Не думаю, что когда-нибудь встречу кого-то, кто будет так же терпеть мои выходки, как он, и не думаю, что когда-нибудь встречу кого-то, чьи выходки я буду так же терпеть, как его.

- Как романтично, - поддразнивает Зейн, за что получает средний палец в ответ.

- Я просто пытаюсь понять, стоит ли возможный исход риска. То есть, что, если ничего не получится, и мы окажемся в такой же ситуации, как Гарри и Лу? Я не помню того времени, когда он не был моим лучшим другом, - я, блин, не смогу жить без него.

Зейн закусывает щеку, размышляя над этим. Найл прав, это так. Но Зейн — неисправимый романтик. Раньше сестры всегда безжалостно дразнили его за это. Просто он искренне верит, что если два человека правда созданы друг для друга, то все получится. Но...
- Если вы, правда, такие хорошие друзья, как ты думаешь, то попытка этому не повредит. Может, ненадолго, если ничего не выйдет, но вы до ужаса привязаны друг к другу. Не прошло бы и месяца, как вы бы поговорили об этом и посмеялись, после чего все снова стало бы как прежде, уже без ваших сомнений о возможных чувствах.

Найл явно не ожидал такой речи.
- Блять, ты мастер слова, ты это знал?

Зейн пожимает плечами.
- Возможно, я догадывался, - шутливо говорит он. - Нет, ну несколько успешных синглов, написанных мной, должны были стать намеком.

Найл смеется, запрокинув голову, но вскоре замолкает и смотрит на Зейна с широко раскрытыми глазами.
- Так ты правда думаешь, что я должен рискнуть?

- Я бы рискнул, - снова пожимает плечами Зейн.

- Ну, да, но ты ведь Зейн Малик, - насмешливо говорит Найл. - Тебе никто не откажет.

- У меня из-за тебя разовьется комплекс, - шутит Зейн.

- У тебя он уже есть, - закатывает глаза Найл. Он встает и вытирает ладони об джинсы. - Тогда мне, наверное, надо идти. Поговорить с Джошем. Разобраться с этим. Сказать ему, что я, кажется влюблен.

- Прямо сейчас? - стараясь скрыть удивление, спрашивает Зейн.

- Не откладывай на завтра то, что можно сделать сегодня, - непринужденно отвечает Найл. - Любовь никого не ждет. И горячие парни тоже.

- Знаешь, - кричит Зейн ему вслед, - мне начинает надоедать, что все используют меня ради телика и моего таланта психолога!

- И я тебя люблю! - отзывается Найл.

Когда он уходит, Зейн долго смотрит в экран, но его мысли где-то далеко. Такое впечатление, будто все в его жизни разбиваются на парочки, а он один. У Луи и Гарри, как бы запутанно всё не было, что-то есть. Найл с Джошем. Его родители вместе. Черт, Донья обручена. Даже у Валии есть парень. А у Энта девушка. И просто... у всех, с кем он по-настоящему близок, есть вторая половинка.

Зейн ни с кем не встречался уже два года, после той симпатичной модели Кэрри, которая была шикарной и идеальной внешне, но слегка скучноватой и немного жестокой в душе. До этого был Мэл, который в то время тоже являлся многообещающей звездой, но ему нравился Зейн больше за то, кем Малик мог стать, чем за то, кем он был. Так что да, его «послужной список» отношений не самый прекрасный, именно почему он их и не ищет. Конечно, он окунается в удовольствие с каким-нибудь незнакомым человеком в клубе после того, как слишком много выпьет, но он уже долгое время не пытался построить что-нибудь серьезное.

Но ему и не надо. Так же, как в то, что люди, созданные друг для друга, способны преодолеть любые препятствия, он твердо верит, что не факт, что ты встретишь свою родственную душу в 20 лет. Или даже в 30. Он уверен, что ее можно встретить только в зрелом возрасте, когда уже пережил бесчисленное количество отношений с людьми, которые были не «твоими». Так что он не торопится. Правда, не торопится. Просто было бы приятно возвращаться домой не в пустую кровать. Иметь человека, с которым можно время от времени ходить на свидания. Разделять свой мир с человеком, который смог бы это выдержать, который понимал бы, но, тем не менее, оставался настоящим и приземленным.

Возможно, в этом и проблема. Он ищет человека, который не даст ему зазнаться. Который не поддастся влиянию популярности, а это не очень просто. Трудно найти человека, который захочет смириться с недостатками его жизни, не увлекаясь ее прелестями. Кто не испугается и не сбежит, но также не задерет нос.

Черт, да почему он вообще об этом думает? Почему Найл ушел? Иногда Зейну просто нельзя оставаться наедине со своими мыслями. И хотя обычно это означает, что он что-нибудь напишет, у Зейна не вышло написать ни единой строчки с того дождливого вечера, и он знает, просто знает, что не выйдет и сегодня, даже если он попытается. Он не чувствует желания выпустить слова наружу, не чувствует энергии. В очередной раз он просто устал.

__

- Я не хочу идти, - хнычет Зейн уже в пятнадцатый раз.

Макс, его стилист, проводит расческой по его волосам и вздыхает. Он знаком с ней практически столько же, сколько с Гарри и остальными, и Зейн считает ее хорошим другом. Она не намного его старше, но странным образом очень похожа на его маму.

- Это ради благотворительности, милый, - напоминает она. - Ты должен пойти.

Зейн снова хнычет — он в курсе этого.
- Нельзя мне просто внести пожертвование?

- Ты должен появиться там.

Он не имеет ничего против благотворительных мероприятий, правда. На самом деле, он их любит и часто проводит. Но такие? Такие - он ненавидит. Это просто лишний повод для кучки богачей, чтобы разодеться и выйти в свет, делая вид, что они здесь ради благотворительности. Когда на самом деле платья и костюмы, в которые они одеты, и место, которое они арендовали для проведения мероприятия, стоят намного больше, чем количество денег, которое они пожертвовали. Он не понимает, почему всё должно быть так вычурно. Зачем они тратят сотни тысяч на вечеринки, когда их можно было бы пожертвовать на благотворительность? Но никто никогда не слушает его мнения по этому поводу.

- Ты всегда можешь взять с собой пару, - предлагает Макс. - Или кого-то из ребят. Я уверена, что Луи с удовольствием бы пошел.

Зейн тоже уверен, но у него есть горький опыт: Луи наряжается, а потом, когда попадает на само мероприятие, его раздражает всеобщее притворство, и ему хочется уйти как можно скорее. Честно говоря, с Зейном происходит то же самое, но он должен там быть. А Луи — нет. А Гарри не пойдет, потому что страдает в его квартире, чтобы вызвать у Луи чувство вины, а Найл не пойдет, потому что... если честно, Зейн не хочет об этом думать. Их с Джошем трудно вытащить из дома после их горячих признаний в любви друг другу на прошлой неделе.

Так что у Зейна нет выхода, кроме как идти одному. Ну, не совсем одному. Лиам будет там, ведь на подобных мероприятиях его всегда сопровождает охрана. Когда в одном помещении находится столько богатых и известных людей, никогда не знаешь, что может случиться. Бывало, что на вечеринку врывались люди, бывали несчастные случаи, поэтому Зейн даже не задавал лишних вопросов, когда Эль позвонила ему и сказала, что Лиам идет с ним.

Зейн рад, что ему не придется быть там совсем одному, но, в то же время, Лиам не станет утешением. На такого рода мероприятиях люди, которые на тебя работают, должны оставаться в стороне. За столиком Зейна во время ужина для Лиама не будет места. Вероятнее всего он будет стоять вдоль стены вместе с остальной охраной. Ведь именно так происходят подобные вечера.

- А знаешь, что? - медленно говорит Зейн, наклоняя голову набок. Макс дает ему подзатыльник, чтобы он сел ровно, и она смогла закончить укладку. - К черту все. Можешь подать мне мой телефон?

Макс бросает ему телефон на колени и поворачивает кресло, чтобы Зейн сидел лицом к ней.
- Ты можешь говорить, пока я накладываю грим?

- Зачем вообще мне накладывать грим? - вздыхает Зейн.

- Потому что у тебя есть поры, милый, - говорит Макс и тянется за спонжиком. - Как и у всех нас, потому что ты обычный человек. Но люди думают, что ты безупречный, выше всех этих смертных, и если ты не хочешь кучу неудачных фотографий на первых страницах всех газет...

Зейн отмахивается от нее, глядя на экран телефон. Он находит нужный номер, нажимает кнопку вызова и подносит трубку к уху.

- Алло? - радостно произносит Эль.

- Это Зейн. Мне нужно, чтоб ты позвонила и сообщила, что я все-таки приду с парой.

- Ла-адно, - протягивает она, и Зейн слышит стук по клавиатуре. - Немного поздно, но ты — это ты, так что я уверена, все получится. Просто скажи мне имя, чтобы персонал был в курсе.

- Лиам Пейн.

Эль шумно вдыхает.
- Твой охранник? Ты не можешь пойти на свидание с охранником.

- Это не свидание, - закатывает глаза Зейн. - Но если ты настаиваешь, чтобы я взял его с собой, я не позволю ему всю ночь уныло и неловко стоять в стороне. Так что проверь, чтобы за моим столиком для него нашлось место.

- Не думаю, что это хорошая идея, - неуверенно и тихо говорит она.

- Значит, я не пойду.

- Ты должен пойти. Ты ответил на приглашение. Тебя все будут ждать.

- Так скажи им, чтобы ждали и Лиама, - упрямо говорит Зейн, обрубая все споры на корню. - Или, если хочешь, я могу оставить его дома и пойти в одиночестве.

Она раздумывает над этим какое-то время, но, в конце концов, вздыхает и говорит:
- Ладно, хорошо, если ты так настаиваешь. Но нам придется попросить тебя, чтобы ты был осторожен и вас не сфотографировали вместе. Слухи уже поползли, и ты проделал отличную работу, когда опроверг их в том интервью, но мы не думаем, что ты можешь позволить себе подобный пиар, особенно учитывая, что тебе скоро в тур.

В любом случае Зейн этого не планировал, так что он без проблем согласится.
- Хорошо. Спасибо.

- Угу. Веди себя хорошо сегодня, Зейн. Помни, это ради благотворительности.

Они прощаются, а Макс заканчивает свою работу и легонько хлопает его по щеке.
- Ну вот, идеально. Моя помощь практически не понадобилась. Теперь давай оденемся. Я подобрала тебе один шикарный костюм, и... - Зейн перестает слушать, потому что почти никогда не вникает в ее «дизайнерские» разговоры. Он не видит разницы между костюмом за тысячу долларов и костюмом за десять тысяч, но она видит. - И тебе придется позвонить ему тоже. Его же Лиам зовут?

Зейн возвращается к разговору, когда застегивает пуговицы на рубашке.
- Что?

Макс упирает руки в бока.
- Ты не можешь просто бросить его в клетку с тиграми, не оставляя никаких шансов, Зейн. Вот скажи мне, как ты думаешь, в чем он появится сегодня вечером?

Подумав, Зейн говорит:
- Скорее всего, в джинсах и футболке.

- О боже, - стонет Макс. - Ладно, позвони ему и скажи, что он должен надеть костюм. И туфли. Простой галстук. Он накаченный, да? Тогда лучше взять узкий. Кажется, у меня где-то есть, если он не найдет... - Она копается в гардеробе Зейна. - И ему нужно побриться! Он должен побриться. Я не смогу ничего сделать с его волосами, а с щетиной он будет выглядеть слишком грубо.

- Ты слишком переживаешь, - смеется над ней Зейн.

Макс злобно на него смотрит, крепко сжимая в руках галстук.
- Ты же понимаешь, что делаешь, да? Последствия этого? Может, ты и бровью не поведешь, если кто-то приведет с собой рабочий персонал, но некоторые из этих людей будут пялиться на вас, словно ты привел на официальное мероприятие семейного пса. И мне кажется, Лиам заслуживает большего, чем презрительных взглядов. Так что да, я переживаю. Будь я на его месте, я бы тебя убила.

Зейн... об этом не подумал. Но она права. Он совсем этого не учел. Ведь для него это обычное дело. Но, честно признать, большинство людей, которые сегодня там будут, считают себя высшим слоем общества, и они из тех, кто скорее всего подумают, что Лиам — низший, просто потому что он работает на Зейна.

И в очередной раз Зейн совершает поступки, которые напрямую затронут Лиама, даже не спросив его заранее.

- Я должен позвонить Эль и сказать, что все отменяется, - резко говорит Зейн. - Черт, я даже не подумал.

- Ты не можешь! - в ужасе вскрикивает Макс. - Уже поздно. Она уже всем сообщила, что ты придешь с ним. Им снова придется менять места, не говоря уже о том, что все буду задаваться вопросом, почему ты передумал. Дело сделано, Зейн. Единственное, что нам остается, это убедиться, что все пройдет без проблем.

Зейн трет виски и тянется за пачкой жвачки на столике. Он достает две подушечки и жует.

__

- Все же пройдет хорошо, правда? - спрашивает Лиам.

Он сидит рядом с Зейном на заднем сидении и нервно потирает руками брюки. На улице темно, окна затонированы, а это значит, что Зейну плохо видно Лиама. Он не уверен, выглядит тот испуганно или просто слегка взволнованно.

- Конечно, да, - беззаботно говорит Зейн, в то время как его разум кричит «скорее всего, нет». Макс дала ему понять, что это в самом деле ужасная идея, но им нужно пережить это, и лучше не забивать Лиаму голову. - Рад, что у тебя нашелся костюм.

- Он немного тесноват, - замявшись, признается Лиам. - И я купил его только потому, что моя сестра год назад выходила замуж и заставила меня. Сидит не так хорошо, как тогда, но меня же не предупреждали, что сегодня надо приодеться. Мне никто не сказал, что для твоих телохранителей предусмотрен дресскод.

- Это только на один раз, - обещает Зейн. - Больше такого не будет.

- Хорошо.

Остаток поездки они оба молчат, время от времени нервно ерзая на месте. Зейн ослабляет галстук, который мешает дышать, несмотря на то, что не туго затянут. Просто одна мысль перекрывает ему дыхание. Она перетягивает шею, заманивает в ловушку, душит. Он ненавидит это. Ненавидит мероприятия, на которые нужно так выряжаться. Будь его воля, он был надел спортивные штаны и футболку, или хотя бы джинсы.

Мероприятие проводится в дорогущем танцзале всего в нескольких минутах от его дома. Как только они подъезжают, Лиам громко ойкает, и... да, Зейн мысленно с ним соглашается. Снаружи дом украшен огнями, перед входом стоит огромный фонтан. От здания в целом веет роскошью и историей, и оно кажется тем местом, куда ты даже не хочешь заходить, потому что боишься что-то разбить.

- Ты должен меня уволить, - спешно говорит Лиам. - Прямо сейчас. Уволь меня. Хотя нет, я избавлю тебя от проблем — я увольняюсь. Прямо сейчас. Я не пойду туда.

Прямо за ними паркуется лимузин. Сначала выходит шофер и открывает заднюю дверь, откуда выходит женщина в сверкающем серебристом платье, которое напоминает лунный свет. Она изящно берет под руку мужчину, который вышел с другой стороны, и вместе они медленно направляются ко входу.

Ладно, Зейн считает, что протест Лиама вполне оправдан, но у них нет другого выбора.

- Ты должен пойти, - шипит Зейн. - Это же ради благотворительности. - Ему нужно перестать так часто общаться с Макс. - И ты не можешь уволиться. Я твой босс, и если я так сказал, значит всё.

Лиам делает прерывистый вдох и проводит рукой по волосам.
- Ладно. Давай просто... перейдем к делу.

Не успев подумать, Зейн тянется через сидение и берет руку Лиама в свою. Даже в темноте машины видно, как Лиам смотрит на него широко распахнутыми глазами. Зейн отпускает его руку и прокашливается.
- Ээ... Просто маленький совет: притворяйся. Такие места никому не нравятся, и не все так уверены в себе, как кажется.

- Даже ты? - спрашивает Лиам, словно он никак не может в это поверить.

Особенно я, - думает Зейн.

- Пошли, пока они не заметили, как долго мы здесь сидим.

Он первый выходит из машины. Зейн знает, что, скорее всего, на него кто-то смотрит, начиная с тех, кто выходит из лимузинов и модных тачек, и заканчивая теми, кто уже идет внутрь. Он поправляет пиджак, перекручивает часы на запястье, чтобы циферблат был сверху, и слышит, как Лиам захлопывает дверь.

- Ладно, - говорит Лиам, тяжело дыша. - Вперед.

И тогда Зейн поворачивается к нему.

До этого у него не было возможности рассмотреть Лиама. Когда за Зейном заехала машина, он уже был внутри, и было слишком темно, чтобы увидеть что-то, кроме очертаний. Теперь же под светом ближайшего фонаря, в огнях здания позади них и в лунном свете у него есть такой шанс.

Лиам сказал, что его костюм немного узковат, но, должно быть, в первый раз, когда он его надевал, тот был свободным, потому что, по мнению Зейна, сейчас он сидит просто идеально. Он настолько простой: обычные черные брюки, белая рубашка, однотонный галстук и пиджак с идеально расположенными пуговицами, который плотно прилегает к телу. Но всё это вместе с гладко выбритым лицом, безупречно уложенными волосами и блеском волнения в глазах (а может, просто костюмы — фетиш Зейна) придают ему... прекрасный вид, правда. Да черт возьми, идеальный вид, на самом-то деле.

- Что? - спрашивает Лиам, оттягивая пиджак. - Он ужасен, да?

Зейну срочно нужна жвачка, но на подобном мероприятии на него бы косо посмотрели.
- Нет, нормальный, - непринужденно отвечает Зейн. Пережив сотни интервью, трудно не выработать способность казаться спокойным и расслабленным, когда чувствуешь себя совершенно иначе. - Но я дам еще один совет, - говорит он, потому что кажется, что Лиам ему не особо верит, - всегда заказывай курицу. Если написано, что в блюде есть курица, скорее всего оно будет съедобным. Все остальное — огромный риск. Может попасться вкусное, а можешь и ненароком съесть змею.

- Что? - снова спрашивает Лиам, хмурясь.

- Курица, - повторяет Зейн. - Заказывай курицу.

Лиам качает головой.
- Нет, я имел в виду... я не... я думал, я буду стоять в сторонке, пока идет все это мероприятия.

Да... Зейн двигается с места, чтобы избежать ответа. Неловкие ситуации — не его стезя.

- Зейн, - раздраженно окликает Лиам, рванув за ним. - Что... что там будет происходить? Тебе придется предоставить мне приблизительное расписание, потому что я совершенно растерян.

- Я не хотел сидеть один, ясно? - вздыхает Зейн. - Я бы оказался за столом с кучкой снобов, и если бы я был один, то мне пришлось бы вести с ними беседы. И так как все мои друзья сумасшедшие, а ты все равно должен был быть здесь, я решил воспользоваться связями. В общем, я достал тебе место за своим столиком.

Лиам замирает на месте как вкопанный, и Зейну приходится сделать то же самое. На них смотрят люди, мимо проходит пара — Зейн сияет улыбкой, словно все в порядке.

- Ты не должен был этого делать, - тихо говорит Лиам.

- Ну, уже сделал, - как можно тише шикает Зейн, чтобы их не услышали. - Я знаю, что это глупо, и я должен был сначала спросить твоего разрешения. Я много чего делаю, не подумав, и мне правда жаль, но у нас нет выхода, и...

- Ты не за меня беспокойся, - перебивает его Лиам. - Я хотел сказать, что ты не должен был этого делать из-за себя. Если люди узнают, что ты привел своего работника в качестве гостя, они начнут сплетничать.

- Погоди, - медленно протягивает Зейн. - Ты на меня не злишься?

- Меня не так легко разозлить. Я думал, что ты уже успел это заметить. - Он ослабляет галстук. - Я просто до ужаса нервничаю, но не злюсь. Немного раздражен, если честно, но не зол.

Такое впечатление, словно с его плеч сняли груз вины, и он снова может выпрямить спину.
- А-а-а, ну в таком случае, срать я хотел на то, что подумают люди.

Лиам качает головой, слегка улыбаясь.
- Ты полон сюрпризов, Зейн Малик, - говорит он. Но прежде чем Зейн успевает спросить, что это значит, или искренне и, скорее всего, до глупого широко улыбнуться в ответ, Лиам срывается с места и идет вперед. - Пошли, мне всегда хотелось знать, чем занимаются люди в таких местах.


Дата добавления: 2015-10-31; просмотров: 90 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Tunnel Vision 1 страница | Tunnel Vision 2 страница | Tunnel Vision 3 страница | Tunnel Vision 7 страница | Tunnel Vision 8 страница | Tunnel Vision 9 страница | Tunnel Vision 10 страница | Tunnel Vision 11 страница | Tunnel Vision 12 страница | Tunnel Vision 13 страница |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Tunnel Vision 4 страница| Tunnel Vision 6 страница

mybiblioteka.su - 2015-2019 год. (0.024 сек.)