Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

АРХИТЕКТУРА XX В.

Читайте также:
  1. Hub-архитектура
  2. Архитектура
  3. Архитектура
  4. Архитектура
  5. Архитектура базы данных. Физическая и логическая независимость
  6. Архитектура ЕСТ РК

 

Уже в конце XIX века архитекторы смело приняли новые материалы в строительстве, возводя совершенно новые здания и постройки. Провозвестником нового этапа в развитии архитектуры стала Эйфелева башня (высота 312 м), возведенная на Всемирной Парижской выставке 1889 года из сборных стальных частей по проекту инженера Г. Эйфеля, знаменуя собой вступление в «новую эру» машинного века. Лишенная утилитарного значения, ажурная башня легко и плавно взлетает в небо, олицетворяя мощь техники и играя важную роль в силу­эте города. Грандиозная арка основания башни как бы объединяет и концентрирует в себе виднеющиеся сквозь нее далекие перспективы городского ландшафта.

На той же Всемирной выставке есть еще один интересный памятник этого времени — Галерея машин, сооруженная из металлических форм со стеклянным перекрытием пролета в 112,5 м.

Рис. 88. Бруклинский мост в Нью-Йорке

К концу XIX века бурное строительство велось в США, где создавались настоящие оригинальные ценности, связанные с техническим прогрессом. К их числу нужно отнести прежде всего открытый в 1884 году Бруклинский мост в Нью-Йорке, сооруженный инженерами — отцом Джоном Огастесом и сыном Вашингтоном Реблингами (рис. 88). Этот мост четким стремительным ритмом, блестящим использованием новых материалов предвосхищал дерзновенный порыв строительного дела в следующий период развития США.

Использование каркасной системы, металлических конструкций и железобетона в XIX веке привело к созданию специфического типа американского сооружения — небоскреба, изменившего облик крупнейших городов США.

В 1903 году О. Перре возводит в Париже первый жилой дом, в котором применяет новый строительный материал — железобетон. Конструкция здания, определив­шая его легкую и логичную композицию, впервые выявлена в фасаде. Большое значение для дальнейшего развития архитектуры имели ангары Парижского пригорода Орли (1916—1924) со складчатыми сводами параболических очертаний. На основе прочности их конструкций были созданы многообразные системы железобетонных покрытий — складчатые своды и купола толщиной в несколько сантиметров при пролетах около 100 м.

Новые задачи, вставшие перед архитекторами в связи с бурным развитием промышленности, транспорта, входящих в противоречие с не отвечающей новым требованиям планировкой старых, еще средневековых городов с их узкими извилистыми улочками, приводят их к пониманию необходимости функционально-конструктивного принципа как в планировке городов, так и в строительстве отдельных домов.

Самым значительным направлением архитектуры после Первой мировой войны явился функционализм, вопло­щенный в Баухаузе — идеологическом, производственном и учебном центре художественной жизни не только Германии, но и всей Западной Европы. Во главе этого направления стоял В. Гропиус. В проектировании промышленных и жилых массивов функционалисты стремились к их наиболее рациональному размещению и экономичной планировке. На первый план выдвигаются инженерно-технические принципы и ясно выраженный конструктивный каркас здания. Наиболее типичными чертами функционалистического стиля были контрасты гладких бетонных стен и огромных окон в виде сплошных горизонтальных прорезей, отсутствие всяких декоративных деталей, крайний лаконизм архитектурного облика. Распространению принципов функционализма много способствовал Шарль Эдуард Жаннере, более известный в истории как Ле Корбюзье (1887—1965), один из крупнейших архитекторов XX века, внесший принципиально важные как функциональные, так и формально-эстетические решения, под знаком которых архитектура развивалась в течение многих десятилетий, а от многого не отказалась и по сей день. Достаточно вспомнить «пять принципов» Ле Корбюзье: дом на столбах, сад на плоской крыше, свободная планировка интерьера, горизонтально-протяженные окна, свободная композиция фасада, легшие в основу профессиональных приемов новой архитектуры 20-30-х годов.



Однако Корбюзье никогда не абсолютизировал функционализм. В отличие от функционалистов он понимал архитектуру как искусство и уделял значительное внимание эмоциональному воздействию ее образов.

Загрузка...

Проекты страстного мечтателя Ле Корбюзье решительно ломали старые представления о городской застройке и намечали новые масштабы и пространственную организацию городов XX века. Он выдвинул идею застройки города небоскребами, с новой транспортной системой и рациональным зонированием, разнообразно выявленным назначением каждого здания. Он создал проект «Лучезарного города» (1930) из гигантских жилых домов с коммунально-бытовым и торговым обслуживанием, города, наполненного светом, воздухом, садами, рождающего жизнерадостное мироощущение (рис. 89).

Функционализм 20-х годов XX века определил многое в современной архитектуре: новые типы домов, такие как галерейные, коридорного типа, с двухэтажными квартирами, с плоскими покрытиями, со встроенным оборудованием квартир, с рациональным планированием интерьера (введение передвижных перегородок, звукоизоляция и т. д.). Причем принципы функционализма был таковы, что их можно было использовать применительно к национальным особенностям разных стран.

Рис. 89. Ле Корбюзье. Город башен. Рисунок

 

В 20-е годы в градостроительстве образуются две тенденции — урбанистическая и дезурбанистическая, — ко­торые на протяжении последующих десятилетий сосуще­ствуют, варьируются и, несмотря на противоположности, в чем-то переплетаются.

Создатель и сторонник урбанистической теории, Ле Корбюзье ратовал за строительство городов, представляющих собой комбинацию небоскребов в сочетании со свободными пространствами зелени и сложной сетью транспортных артерий.

Дезурбанизм нашел выражение в выдвинутой в 1898 году Э. Хоуардом в книге «Завтра» теории строительства небольших городов-садов со свободной планировкой, общественным парком в центре города и размещенными в зелени административными и культурного назначения зданиями, с жилыми домами индивидуального плана, с не Подлежащим застройке кольцом сельскохозяйственных территорий вокруг города-сада.

Такие города с населением не более 32 тысяч человек должны были образовывать группы вокруг большого города, становясь как бы его предместьями. Примером может служить комплекс Ла Мюетт в Дранси под Парижем, созданный архитекторами Эженом Бодуэном и Марселем Лодса в 1930—1934 годах. Идея городов-садов была особенно близка английским архитекторам, так как англи­чане вообще привержены к отдельным коттеджам, к непременному саду при жилье.

Крупнейший американский архитектор Франк Ллойд Райт (1869-1959), порицая уплотненность городской застройки и создание небоскребов, в 1930 году в работе «Исчезающий город» выдвинул проект идеального поселения, где на каждую семью приходится акр земли, главным занятием людей становится земледелие, а общаются они между собой благодаря автомобилю. Он проповедовал установление тесной связи архитектуры с природой, максимальное использование особенностей природного окружения, а также обращение к человеческой индивидуальности, утверждая, что «в мире должно быть столько типов зданий, сколько индивидуумов».

Дезурбанистические теории привели к идее разобщения пешеходных и транспортных потоков, ставшего важнейшим принципом современного градостроительства, к решению проблемы разуплотнения больших городов благодаря городам-спутникам: «Большой Лондон», «Большой Париж», «Большой Нью-Йорк» и т. д. Если старые города развивались от центра к периферии с постепенным снижением плотности населения к окраинам, то теперь все чаще в центре города остается лишь административный узел.

Теоретиком техницизма был архитектор Мис ван дер Роз, развивший некоторые идеи функционализма. Он разработал тип застекленных кубических зданий в 30—40 этажей с нерасчлененным пространством внутри каждого из них и передвижными переборками. В его архитектуре царит культ стекла и стали, принцип экономии, простота форм, изысканность в деталях, но в то же время однообразие и схематизм. Для всех сооружений, созданных по его проектам во многих странах, характерна монотонность.

После Второй мировой войны в строительстве широко используются алюминий, пластмассы, синтетические материалы, дающие большой простор для творческой фантазии. Новый эстетический облик здания создается с помощью железобетонных конструкций криволинейной формы в виде параболы, эллипса, гиперболы, «висячей седловидной» и пр., используемых для перекрытия огромных внутренних пространств. Висячие железобетонные оболочки нашли применение в спортивных и зрелищных сооружениях.

Американский инженер Б. Фуллер в поисках наиболее рациональных пространственных конструкций изобрел так называемый геодезический купол сетчатой формы. П. Нерви, используя конструктивные возможности железобетона и армированного цемента, создал тонкие сводчатые оболочки двоякой кривизны, складчатые, ребристые перекрытия-скорлупы.

В строительстве получают развитие каркасно-металлические и железобетонные конструкции, в которых опорой служит расположенный в центре здания ствол. Появляются конструкции «висячих» многоэтажных домов, где наружные стены и перекрытия подвешены на стальных вантах к балкам, консолям. Качества «предварительно напряженного» бетона позволяют увеличить пролеты перекрытий, что с успехом применятся при строительстве мостов.

При решении самой сложной транспортной проблемы в городах-мегаполисах, в создаваемых дорожных развязках, эстакадах, многоярусных гаражах ярко проявляется сочетание логического и художественного мышления, рационализма и образности.

В XX веке архитекторы работали как над решением образа отдельного здания, так и города в целом. Причем в архитектуре не было какого-либо одного ведущего направления. Она опиралась в своих поисках на многие принципиальные решения как функционализма, так и органической архитектуры Ф. Райта. Соотношение функционального и художественного находит выражение в общественных сооружениях. Спортивные постройки используются как универсальные трансформирующиеся залы. Строятся общественные здания в виде «стеклянного параллелепипеда»: прямоугольный металлический каркас с навесными стеклянными стенами, не являющимися несущими опорами.

Идеи органического слияния построек с пейзажем вписанности здания в пейзаж воплощаются современными зодчими при строительстве городских особняков и вилл, в которых на самом высоком уровне решаются проблемы комфорта (автоматика, акустика, светотехника, радиоэлектроника и т. д.).

При проектировании зданий и архитектурных комп­лексов зодчие стремятся как можно полновеснее использо­вать пластические возможности архитектурных форм и учитывать индивидуальные запросы. Важным становится преодоление узости международного стиля — функционализма с его нивелирующими тенденциями и бесперспективных попыток реставрации и стилизации ушедших в прошлое местных архитектурных форм, соединение истинных национальных традиций и живых современных потребностей. Так, при создании новой столицы Бразилии характер планировки города и зданий осуществлен с учетом особенностей местного колорита и природы.

 

 


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 245 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: КЛАССИЦИЗМ — АМПИР | РОМАНТИЗМ | РЕАЛИЗМ | Критический реализм | ИМПРЕССИОНИЗМ | Постимпрессионизм | АРХИТЕКТУРА СЕРЕДИНЫ И ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX В. | КОСТЮМ XIX В. | Мужской дообеденный костюм | У бальных платьев широкие кринолины со шлейфами |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
СТИЛЬ МОДЕРН| МОДЕРНИЗМ В ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОМ ИСКУССТВЕ XX В.

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.022 сек.)