Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 5: Откровения.

Читайте также:
  1. Дух премудрости и откровения.

 

- Просыпайтесь, Поттер.

 

Он моргает и зевает. – А сколько времени? – Он шарит вокруг в поисках очков. Я протягиваю их ему.

 

- Полдень, - говорю я, стараясь проглотить горечь, которая жжет мне горло. Я не помню, когда в последний раз я спал позже семи утра. Мое тело не могло выбрать более неподходящего момента, чтобы нарушить эту традицию. Я жду, пока на его лице не отразится понимание ситуации. Наконец это происходит, и он вскакивает с кровати, чуть не сбив меня с ног.

 

- Вот дерьмо, - говорит он, но тут же вспоминает, где находится. – Извините. Я… тренировка по квиддичу. Ангелина.

 

*Квиддич.* Перед тем, как напомнить ему, что это выходной с разрешением выхода в Хогсмид, мне приходится удержать себя от желания проклясть его за то, что он осмеливается думать об идиотской игре, когда я могу потерять из-за него работу.

 

- Подождите. Сегодня нет тренировок по квиддичу. – Он вяло смотрит на меня и снова плюхается на мою кровать. Моя кровать. Моя комната. Моя работа.

 

Я сдерживаю внезапное желание применить силу и рычу. – Пойдемте, Поттер. Мы должны поговорить с директором. – У меня пересохло в горле, а голова с трудом ощущает связь с телом. Я напоминаю себе, что совершенно не нуждаюсь в этой работе и буду только счастлив остаться без нее. Я говорю себе, что я полностью подготовленный колдун и способен справится с чем угодно без поддержки Дамблдора. Я стараюсь усмирить безымянную жестокую тварь, которая точит когти об мои внутренности, напоминая, что я был добрым и заботливым. Я не мог довести мальчика до отчаяния.

 

Последний довод мне не поможет.

 

- А зачем нам надо к Дамблдору? - Он выглядит испуганно, и я вполне уверен, что это не из-за заботы о моем благополучии.

 

- Потому что ваше отсутствие не могло остаться незамеченным. Я думаю, что вас уже ищут. *И если эта история будет исходить от вас, меня просто уволят, а не отправят в тюрьму за растление несовершеннолетних.*

 

Какое-то время он пристально смотрит на меня, потом у него опускается челюсть. – Профессор, вы… я имею в виду, у вас же не будет из-за меня неприятностей…

- Нет, что вы, это же совершенно нормальная для Хогварца ситуация. Преподаватели регулярно принимают в своих личных комнатах несовершеннолетних студентов, особенно по ночам. Возможно вы заметили, как из комнат МакГонагалл каждое утро вываливается целая толпа мальчиков-первокурсников. – Я прерываю свою речь, чтобы насладится видом его запылавших щек, и отворачиваюсь от него. Я направляюсь к двери, пытаясь придумать, что я должен сказать Дамблдору.

 

 

* Альбус, мальчик обманывается, считая, что я его приятель, и это полностью ваша вина, потому что вы заставили нас работать вместе и этим лишили меня моей власти запугивать его. Он осмеливался проявлять свои чувства в моем присутствии по двум разным поводам, и я требую, чтобы он был наказан.*



 

Почему-то мне кажется, что это не сработает. Я молюсь про себя за то, что бы я сумел придумать вескую причину того, что я оставил мальчика спать в своей комнате до того, как мы дойдем до кабинета директора. Это длинная дорога. Может мне и повезет. Игнорируя самодовольный голос, который напевает у меня в голове *Я знал, что так и будет*, я открываю дверь.

 

И чуть не умираю от сердечного приступа. Черт бы побрал мое везение.

 

- Добрый день, Северус. Или лучше сказать доброе утро?

 

Я ощущаю, как паника и чувство вины сковывают мои способности, и инстинктивно начинаю составлять завещание. И тотчас же я чувствую, как мое лицо возвращается к своему обычному спокойному выражению. Я стараюсь удержаться от вздоха облегчения.

 

- Здравствуй, Гарри. – Он проходит мимо меня и я поворачиваюсь вслед за ним, и вижу, что Поттер далек от достигнутого мной результата. Будь я Дамблдором, я бы засунул меня в тюрьму без суда и следствия только взглянув на лицо мальчишки. Я смотрю, как он старается подобрать какие-то слова, и мысленно проклинаю его. Я с горечью осознаю, что он ничему не научился за лето. Нет никакого толку от того, что мальчик может сохранять невозмутимый вид стоя передо мной, если он не может сделать этого, когда это действительно необходимо.

Загрузка...

 

- Профессор Дамблдор, это я виноват. Профессор Снейп нашел меня в коридоре и привел меня в свою комнату, чтобы наказать

 

*Я, Северус Снейп, будучи в здравом уме...*

 

- Он сказал, что я могу остаться, если постараюсь заснуть. Я и не думал, что действительно смогу заснуть…

 

*Я, СЕВЕРУС СНЕЙП, БУДУЧИ В ЗДРАВОМ УМЕ...*

 

“Но я заснул. Извините. Мы не должны были спать так долго. Нет, мы же не… не вместе, вы же понимаете, ну…

 

Черт побери. Убейте меня прямо сейчас.

 

Я решаю закрыть глаза в ожидании поцелуя дементора. Я не хочу видеть, как он войдет. В общем и целом, я прожил насыщенную жизнь. Я приложил массу усилий к формированию юных умов – в соответствии со своим жизненным опытом, разумеется. Меня боялись и уважали тысячи тупиц, некоторые из которых, выпустившись из школы, стали не менее тупыми трутнями на разных управляющих должностях. Я совершал ошибки, но я расплатился за это годами самоотверженных мучений ради Блага Общества. Я начал с нетерпением ожидать того долгого отдыха, который, как я предположил, начнется, когда моя душа будет бесцеремонно высосана из моего тела. Я почти убедил себя, что жить без души не может быть более тягостно, чем жить с душой.

 

Я слышу, как Дамблдор откашливается. А потом я слышу, как он смеется. Во весь голос. Я вытаращиваю глаза, и вижу Поттера, прячущего лицо в ладонях, и рядом с ним Дамблдора, которому не хватает воздуха от смеха. Я удивлен, и даже немного испуган. Он слишком стар для того, чтобы так хохотать. Поттер поднимает свое горящее лицо и недоуменно морщит брови.

 

- Простите меня, - наконец говорит Директор. Его взгляд и его лицо снова становятся непроницаемыми. – Гарри, можешь успокоиться, ни у тебя, ни у профессора Снейпа не будет неприятностей. По лицу мальчика проходит волна облегчения. А я чувствую, как у меня начинает ныть в животе от неопределенного подозрения. – Я сказал мистеру Визли и мисс Грейнджер, что ты плохо почувствовал себя этой ночью и ночевал в госпитале. Я думаю, будет благоразумно с нашей стороны придерживаться именно этой версии.

 

Поттер тупо кивает головой. Дамблдор выглядит очень довольным собой. Впрочем, как и обычно.

 

- Я заподозрил, что вы вместе, когда Северус не появился за завтраком. Мои подозрения подтвердила некая карта, которую я конфисковал в прошлом году у мистера Крауча. Я с облечением обнаружил что вы оба крепко спите. Я думаю, что вы оба так крепко спали первый раз за семестр. – Мальчишка переводит взгляд на меня, а я тупо пытаюсь прочитать мысли Дамблдора. Он что-то затевает. Я вижу это по тону его голоса и блеску в его глазах. Неожиданно, мне приходит в голову, что я стал пешкой в какой-то его игре. Я списываю эту мысль на свое раздражение.

 

- Можешь идти к себе, Гарри. Если хочешь, профессор МакГонагалл проводит тебя в Хогсмид, и ты сможешь присоединиться к своим друзьям.

 

Поттер улыбается и благодарит директора. Потом он поворачивается ко мне и улыбка сменяется смущением. Он краснеет. – Спасибо, профессор. – Он опускает глаза и торопливо идет к двери. Он не оглядывается. Я жду, пока за ним не захлопнется дверь, и поворачиваюсь к старику.

 

- Я извиняюсь, Альбус. Я не должен был разрешать ему остаться. Этого больше не случиться.

 

- Что за ерунда, Северус. Я рад, что мальчику есть к кому обратиться.

 

*Подонок.* - Я не подхожу на роль советника для маленьких мальчиков, Альбус. И после его поведения в этом семестре у меня есть серьезные сомнения насчет того, стоит ли поощрять это поведение, создавая для него особые условия. Если вы настаиваете на том, чтобы я продолжал заниматься с Поттером, я бы предложил заниматься этим в учебное время. Я не его друг, я его учитель. Мальчишка уже и так с трудом вспоминает это. – Конечно же, мои слова напрасны. Этот человек никогда не слушает, что я говорю. И в конце концов, я делаю то, что он хочет, потому что это Альбус Дамблдор, самый уважаемый человек в колдовском мире. А я Северус Снейп, его верный слуга. Меня уже не в первый раз поражает ирония положения. Я сменил один деспотический режим на другой. И оказываюсь рабом и на небесах и в аду.

 

Он долго молчит. Я не терплю этого его задумчивого молчания. Он дает мне поволноваться, пока он тщательно формулирует отклонение моего иска. *Да просто скажи мне, чтобы я убирался, и покончим с этим.*

 

- Северус, не мог ли бы ты придти сегодня днем ко мне в кабинет на чашку чая.

 

 

Все внутри меня сжимается, но он предпочитает этого не заметить. Если я сейчас открою рот, я надолго окажусь в Азкабане. Я крепко сцепляю руки за спиной, чтобы не дать себе достать палочку. Я тщательно стараюсь избегать прямого контакта глазами, чтобы ненароком не разнести этого человека на тысячу таких же сияющих кусочков.

 

- Около четырех будет вполне удобно, - улыбается он и желает мне приятного дня.

 

***

 

Я выхожу из кабинета Дамблдора и прислоняюсь к стене, чтобы немного успокоится. Меня приглашали на чай по множеству разных поводов. За годы, я привык покидать этот кабинет, чувствуя тошноту и ярость. Однако я оказался не готов к тому, чтобы чувствовать, как мир проваливается в хаос. Я надеюсь, что смогу по достоинству оценить эту новинку.

 

*Я думаю, вам пора узнать правду о Гарри.*

 

Я мог бы засмеяться в ответ на это заявление, если бы не серьезный взгляд глаз Дамблдора. *Правда О Гарри* Мне приходит в голову, что это подходящее название для одного из непонятных маггловских мюзиклов. Я представляю себе хор Гриффиндорцев, поющих вступительный номер, «Мальчик, который выжил». Потом через мое воображение проходит шеренга Визли в блестящих золотых панталонах, танцующих канкан. Я вздрагиваю, и быстро останавливаю эти мысли еще до того, как на сцене должен появиться Волдеморт с сольным номером «Этот Поттер должен умереть».

 

*Браво! Суперзвезда!*

 

О боги. Я схожу с ума.

 

Я успокаиваю дыхание и иду в подземелья. Я слышу, как галдят студенты, вернувшиеся из Хогсмида. С самым неприступным выражением лица я решительно прохожу мимо них. Обычно мне доставляет большое удовольствие видеть, как эти негодники расступаются передо мной, буквально отпрыгивают с моей дороги, стараются вжаться в стены, чтобы избежать встречи со мной. Сейчас я всего этого почти не замечаю. Краем глаза я вижу ярко рыжие волосы и ускоряю шаг. Если там Визли, Поттер тоже где-то недалеко. И я не совсем уверен, как смогу справится с очной ставкой, если она произойдет прямо сейчас.

 

Я за рекордное время оказываюсь в своих комнатах, и иду прямо в спальню, где собираюсь провести остаток ночи, уставившись в потолок. Собравшись лечь, я замечаю мальчишкин плащ, который комком валяется рядом с подушкой. Мне приходит в голову, что он вернется за своей вещью. Я стараюсь победить нарастающее предчувствие чего-то нехорошего. Я проклинаю себя за то, что опасаюсь какого-то мальчишку. Однажды у меня получилось оставить в дураках одного из самых могущественных Темных колдунов за всю историю человечества. С подростком я смогу справиться, не меняя выражение лица.

 

*Мальчик не должен знать того, о чем я тебе расскажу, Северус.* Можно подумать, что это было необходимо говорить. Я бы скорее перерезал себе глотку, чем согласился бы быть тем человеком, который ему это расскажет. Потому что я думаю, что перерезать глотку будет намного приятнее. Хотя мне и нравится провоцировать мальчишку, я стараюсь не позволять эмоциям заходить слишком далеко — что напоминает мне о причине, по которой этот чертов плащ валяется сейчас на моей кровати. Мое желание переместить себя в горизонтальное положение внезапно сменяется желанием как следует надраться.

 

 

Я устраиваюсь на диване с бутылкой бренди и книгой. Я не собираюсь читать эту книгу, но она прекрасно подходит в качестве предмета, на котором можно сфокусировать взгляд, пока я буду снова проигрывать в уме последние события моей жизни – включая все изменивший разговор с Дамблдором. А бренди позволит мне горько посмеяться над непроходимой безнадежностью ситуации: если Поттер умрет, Волдеморт окончательно достигнет истинного бессмертия. Если умрет Волдеморт, Поттер умрет вместе с ним. Ха!

 

Что-то пока не смешно. Наверное, этого бренди было недостаточно.

 

*Я собираюсь защищать мальчика до тех пор, пока я жив. Когда придет время, Гарри придется сделать очень тяжелый выбор. Мне бы хотелось, что бы в этот момент оказался рядом и поддержал его.*

 

Я наконец сдаюсь, и задаю себе вопрос, который хотел задать уже давно. – Почему я? - В кабинете Дамблдора я с успехом удержался от этого вопроса. Но теперь он возвращается и не дает мне покоя. Мне бы очень хотелось знать проклятый ответ. Тонкий ход, так он, кажется, говорил. Тонкий ход, ну конечно же.

 

Я бы сейчас с удовольствием врезал бы этим тонким ходом по чьему-нибудь старому черепу. Я должен был догадаться еще тогда, когда он назначил меня для этого задания, что мои знания о темных искусствах были тут не при чем. Теперь мне приходит в голову, что все эти занятия были ничем большим, чем “давай постараемся занять чем-нибудь Поттера, чтобы он не сбежал и не дал себя убить, создав таким образом проблему бессмертного Темного Лорда».

 

Я наливаю второй стакан бренди и выпиваю его, немедленно наполнив его снова. Где-то на половине третьего стакана мне приходит в голову неожиданная мысль: для того, чтобы сохранить жизнь Поттера, мы должны защищать Волдеморта от мальчишки. Делая Гарри Поттера своим собственным злейшим врагом.

 

Я наконец смеюсь и опускаю стакан.

 

Это, по крайней мере, не меняется.

 

***

 

Я не знаю, сколько я так просидел до того, как услышал стук в дверь. Достаточно долго для того, чтобы повторить свой разговор с Дамблдором по меньшей мере десять тысяч раз, поворачивая его и так и этак, и выворачивая наизнанку, пытаясь найти что-то хорошее в этой ситуации. Пока у меня не получилось, но я уверен, что буду снова пытаться это сделать – я внезапно стал оптимистом. Стук упорно продолжается, и я иду к двери. Мне нет необходимости гадать, кто это.

 

Он приветствует меня, слегка нервно сказав. – Здравствуйте. Я делаю шаг в сторону, позволяя ему пройти. Закрыв дверь, я напоминаю себе, что должен вести себя так, как будто ничего не изменилось. Я надеюсь, что это сделать, злясь на усилившееся давление собственной совести. Я делаю глубокий вдох и поворачиваюсь к нему.

 

- Снова ночной кошмар, мистер Поттер? – Я говорю довольно резко и с горечью, но это нормально.

 

Он трясет головой. – Я просто хотел еще раз поблагодарить вас за то, что прошлой ночью вы разрешили мне остаться. Я не видел вас за ужином. Вы спали?

 

Я предпочитаю недружелюбно хмыкнуть в ответ, надеясь приостановить этот разговор до тех пор, пока я сам не пойму, что должен ему сказать. Если бы не события сегодняшнего полудня, окончательно уничтожившие последние остатки отвращения, которое я испытывал к этому мальчишке, я должен был бы его отругать. Я должен сказать что-нибудь о том, что он продолжает нарушать правила. Я должен сказать ему, что у него не должно входить в привычку заявляться в мои комнаты по ночам.

 

А лучше бы продолжать напиваться и постараться забыть, что он все еще влачит свое жалкое существование.

 

- Профессор, с вами все в порядке? – Он озадаченно смотрит на меня и я мысленно проверяю, все ли в порядке. Я хотел бы выглядеть раздраженным, но хорошо понимаю, что это неудачная демонстрация. Я списываю потерю контроля на бренди.

 

- Вы должны быть в кровати.

 

Маленький негодник ухмыляется в ответ и эта реакция застает меня врасплох. – Я знал, что вы это скажете. Я попросил у Дамблдора разрешения прийти к вам. Так что я не нарушил никаких правил. У меня даже есть разрешение. – В доказательство этого он гордо демонстрирует мне пергамент и добавляет. – Вот оно, если вы скажете, что вас это устраивает. - Я тупо смотрю на этот клочок бумаги. Старик зашел слишком далеко. Я согласился хранить его маленький секрет. Я буду продолжать заниматься с мальчиком, чтобы сохранить его жизнь до того, как более необходимой станет его смерть. Но я желаю полностью отказываться от личной жизни только из-за того, что у Дамблдора крыша поехала достаточно для того, чтобы решить, что я – самая подходящая компания для этого парня.

 

Это безумие. Я отрываю глаза от пергамента и смотрю на мальчика. Я вижу, что он уже не чувствует себя так уверенно. Я открываю рот, чтобы сказать ему, что это меня больше чем не устраивает. Я собираюсь сказать ему, чтобы он убирался и оставил меня в покое и одиночестве.

 

- Поттер, - начинаю я, но останавливаюсь, заметив, как его неуверенность сменяется страхом. Мой голос прерывается. Я проклинаю мальчишку за то, что он такой чувствительный, а заодно и себя за то, что меня это волнует. Я покоряюсь судьбе. - Что ж, замечательно. Садитесь. – Он подзывает к себе стул, а я возвращаюсь в спальню, и приношу оттуда бренди. Если уж я должен наплевать на профессиональную этику, я могу пойти в этом дальше. Я протягиваю мальчишке стакан, и не обращаю внимания на ошеломленное выражение его лица.

 

Я поднимаю свой стакан в память человека, которым я когда-то был.

 

Конец 1 части.

 

 


Дата добавления: 2015-07-07; просмотров: 208 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Глава 2: Прорыв | Глава 3: Привыкание. | На ваше усмотрение | Глава 6. Ответственность. | Глава 7: Любопытство | Глава 8: Нормальность | Глава 10. Ответ. | Глава 11. Расплата. | Глава 13. Выздоровление. | Глава 1. Все хорошее. |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Глава 4: Ответный удар.| Часть 2.

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.021 сек.)