Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 2: Прорыв

Читайте также:
  1. И ПРОРЫВНОГО РАЗВИТИЯ
  2. ПРОРЫВ АННЫ ИОАННОВНЫ
  3. ПРОРЫВ ВЛАДИМИРА ЛЕНИНА
  4. ПРОРЫВ ЕКАТЕРИНЫ П.
  5. Прорываясь к свету

Мальчик, который не знал.

Автор: Cybele

Перевод: Ольга и Kitty

Пейринг: ГП/СС

Рейтинг: NC-17

Жанр: драма, ангст

Предупреждение: смерть главного героя

Часть 1. Если вы к этому готовы.

Глава 1: План Дамблдора

 

- Если вы к этому готовы, - говорит он.

 

Готов? Нет. Потрясен. Шокирован. Повергнут в ужас. Вне себя от ярости на глупого мальчишку, который молча пялится на меня из кровати. Я ловлю себя на том, что пытаюсь обвинить его во всем, что случилось. Нет, я определенно не готов. Но я делаю головой некоторое движение, которое, как я надеюсь, может сойти за согласие. Краем глаза я замечаю затаившуюся шавку, которая скалит на меня зубы, когда я прохожу мимо. Я рассеянно даю ей по морде, и направляюсь в подземелья, в уме составляя свое завещание, которое постепенно стало напоминать каталог редких и смертельных зелий. В это время я слышу, как кто-то лает мое имя. Я разворачиваюсь, чтобы увидеть своего неизменного врага, на этот раз в человеческом обличии, стоящего на том самом месте, где только что была эта шелудивая скотина.

Мне приходит на ум, что я полностью проигнорировал тварь, которую любой бы мог по ошибке принять за дурное предзнаменование, и я смеюсь. Сириус Блэк выглядит озадаченным. Впрочем, не такой ли он всегда?

 

- Дамблдор может доверять тебе, но я никогда. Если ты только дохнешь на Гарри, я убью тебя.

 

Мое сознание сразу же начинает работать, создавая поток уничтожающих ответов, но похоже, что все их поглощает сухой пористый предмет в моем рту, который, когда-то был моим языком. Я жестом предлагаю мужчине убираться и наконец нахожу себе убежище в темном, холодном, влажном, но тем не менее таком успокаивающем подземелье. Здесь мое сознание снова приходит в себя, и в нем включается механизм, позволяющий мне связно мыслить.

 

*Если ты хотя бы дохнешь*

 

Что же, совершенно очевидно, что Дамблдор не сказал крестному мальчишки о своем блестящем плане. О том, как он собирается оградить меня и Юную Суперзвезду от опасности. Я думаю, как будет забавно, когда я случайно отравлю маленького негодяя, а Блэк случайно изобразит несколько дырок в моем теле. Я отбрасываю эту мысль куда подальше. Если приходится выбирать между смертью от руки Волдеморта и смертью от руки Блэка, я выберу Блэка. Он не настолько одарен, чтобы придумать что-нибудь действительно ужасное. Я беру кучу свитков пергамента и начинаю наказывать третий класс Гриффиндора за то, что они появились на свет. Тут же я чувствую успокаивающую волну горечи, переливающуюся через меня, и только удивляюсь тому, каким чудовищем я был в моей предыдущей жизни, чтобы заслужить реинкарнацию так близко к аду.

 

***

 

При первом же близком столкновении с магглами, я вспоминаю одну из причин, заставивших меня когда-то присоединиться к Пожирателям Смерти. Я чувствую тошноту и с трудом удерживаю себя от желания достать палочку и наложить заклинание ускоренного роста на их замечательные стриженые газончики. Я быстро иду по мощеной камнями дорожке, и развлекаю себя, представляя, как выглядели бы рожи этих магглов, если бы они увидели «мой» сад. Я трижды стучу в дубовую дверь.



 

 

Отвратительно. У меня живот сводит от вида толстого идиота, стоящего передо мной, и, (помоги мне Мерлин) я еле удерживаюсь, чтобы не рассмеяться при виде того, как лицо парня перекосило от страха, а его рот идиотски раскрылся в безмолвном крике. Я выпрямляюсь во весь свой рост и пробую на мальчишке свой самый устрашающий взгляд, обычно зарезервированный специально для Невила Лонгботтома. Он разворачивается, и неуклюже убегает назад в прихожую, исчезнув за дверью. Я слышу, как он визжит что-то про вампиров, и задумываюсь, не ошибся ли я домом. Даже семья Поттера не может так плохо соображать.

 

Я вижу перед собой более взрослую версию толстого мальчишки, гордо появившуюся передо мной. От каждого его шага сотрясается пол, и стены дрожат от ужаса. Но только не я. Я забавляюсь с идеей превратить его усы в намордник, и сразу же жалею, что не сделал этого, потому что он мужчина начинает заикаться.

Загрузка...

“Что, кто…”

 

Я нашел в себе достаточно английской вежливости, чтобы сказать. – Здравствуйте. Мне нужен Гарри Поттер.

 

Я впечатлен собственной способностью скрыть глубочайшее презрение. Поэтому я удивился, увидев в его глазах что-то вроде страха. Его багровое лицо бледнеет, а потом продолжает перебирать цвета спектра, останавливаясь на приятном сине-фиолетовом оттенке. Он выдавливает из себя что-то типа «к-к-крестный», и я поднимаю бровь. При обычных обстоятельствах, я бы превратил того, кто принял меня за Сириуса Блэка в слизняка. Без всякого сомнения. Я с усилием напоминаю себе, что магглы не могут понять абсурдность его идиотской ошибки. Стиснув зубы, я говорю. – Я его учитель.*а не безграмотный психопат и оборванец* Вы должны были получить письмо от директора Дамблдора, предупреждающее о моем визите.

 

Дамблдор предупреждал меня, что эта семья может «испытывать некоторый дискомфорт» от моего присутствия. А кто его не испытывает? Я везде вызываю дискомфорт одним своим присутствием, и обычно это доставляет мне огромное удовлетворение. Лицо мужчины снова багровеет, затем становится малиновым и трясется. Простим Дамблдору его склонность к преуменьшению.

 

- В моем доме не место всей этой чепухе! Здесь нет никакого Поттера! Вон! Убирайся отсюда, или я вызову полицию!

 

 

Мой разум на какое-то время отказывается работать, остолбенев от изумления. Я смотрю на маггла, испытывая что-то вроде восхищения перед человеком, который ухитряется оставаться в живых, несмотря на такую быструю смену эмоций. Я совершенно уверен, что никогда до этого не встречал более неприятного типа. Он делает движение вперед к дверному проему, в котором я стою, и я инстинктивно достаю палочку. Он замирает, его лицо снова меняет цвет, на этот раз получается какой-то трупный оттенок - что-то вроде сиреневого. Я тут же вспоминаю, что уже почти подошло время выкапывать корни сирени. Я слышу, как бьется его перегруженное холестерином сердце. Или нет. Стук, похоже, раздается из-под лестницы. Потом я слышу приглушенное «Я здесь», которое позволяет мне понять, кому принадлежит этот голос.

 

Я отталкиваю перепуганного маггла, который, как мне кажется, собирается что-то объяснять, подхожу к двери и открываю ее. Мальчик щурится и моргает от яркого света. Его лицо покраснело и вспотело от крика. Я точно замечаю тот момент, когда его глаза привыкают к яркому свету и он понимает, кто перед ним. Он снова моргает, не поверив своим глазам.

 

- Профессор? Что вы—

 

Он забыл про хорошие манеры, но я все еще слишком ошеломлен всей этой ситуацией, чтобы указать ему на это. За те две недели, которые прошли с тех пор, пока он покинул Хогварц, парень похудел фунтов на пять. Ворчание мужчины, вжавшегося в угол, возвращает меня к действительности. «Собирай вещи, Гарри».

 

Выжидающая пауза. Не правильно все это. Я почти чувствую вкус этого слова на своих губах. Он тоже обращает на это внимание и выглядит теперь – ладно, ошеломленным, это вполне подходящее слово.

 

- Быстро, Поттер, - я вношу коррективы, стараясь добавить во фразу нужное количество горечи. К счастью, это срабатывает, и он бросается наверх. Я жду, пока не стихнут его шаги на втором этаже, и поворачиваюсь к магглу.

 

- Что он натворил? – Видя его реакцию, можно было подумать, что я ему угрожаю. Он выдавил из себя два вразумительных слова: правила и сумасбродство. Я кивнул. Дерзость мальчишки известно мне из первых рук. И хотя я никогда не запирал его в чулан, я не мог бы поклясться, что не сделал бы этого, если бы имел такую возможность.

 

- Поттер уже не вернется сюда этим летом. Директор хочет, чтобы он был поблизости. – Я стараюсь говорить как можно более нейтральным голосом, но мужчина все еще трясется от страха. По сравнению с ним Лонгботтом покажется храбрецом. Я замечаю, как он с опаской смотрит на мою палочку. Я начинаю поигрывать ей, чтобы помучить его еще больше. Безобидные зеленые искры, вылетающие из нее, судя по его реакции были не меньше, чем проклятием Авада Кедавра. Наконец появляется Поттер, с совой и полными руками книг. Он вытаскивает из чулана свой дорожный сундук и начинает запихивать в него книги. Он бросает взгляд на меня, и меня поражает страх, ясно видимый в его глазах. Я видел на этом лице разные эмоции – от нервозности до самодовольства, возмущения, презрения – но никогда не видел страха. Мои легкие неприятно сжимаются. Я приписываю это вредному воздействию маггловского воздуха.

 

Я смотрю на часы – нам остается еще три минуты до того, как портключ сработает, чтобы перенести нас в «неизвестное местоположение». Я вынимаю из кармана странный предмет, и подняв глаза, вижу, как Поттер побледнел.

 

- Что вы собираетесь делать с телефонной трубкой? – с подозрением спрашивает он.

 

- Это портключ. У нас 2 минуты 33 секунды, так что если вы что-то забыли, я посоветовал бы взять это сейчас.

 

- А куда? – снова спрашивает он. Его глаза сузились, потом он уставился куда-то между мной и своим сундуком. Меня удивляет его реакция, но потом я вспоминаю, куда он попал с помощью портключа в прошлый раз. Я стараюсь, чтобы раздражение исчезло из моего голоса на время, достаточное, чтобы ответить. – Я не знаю. Вы не получили письмо от Дамблдора? Он снова смотрит на свой сундук, а потом на меня и встряхивает головой. *О чем он думает?* Мое терпение наконец иссякло. – У меня нет времени зарабатывать ваше доверие, Поттер. Если вы сделаете мне одолжение и возьметесь за эту дурацкую штуковину, я все объясню вам на месте. – Он неохотно берется за ручку сундука и предлагает мне клетку с совой. Дрожащая рука обхватывает свободный конец портключа, в то время как парень смотрит на дядю. Маггл смотрит на все это, как на цирковое представление. Поттера, похоже, развлекает эта картина, но из его глаз так и не исчезает предчувствие чего-то нехорошего.

 

- Ну, до свидания, - еле слышно говорит он. И портключ уносит нас в никуда.

 

 

***

Мы приземляемся, повалившись друг на друга, на холодный каменный пол. Портключ вываливается у меня из рук, клетка с совой тоже, и сова этим не очень довольна. Я чувствую боль от придавившего мою правую руку сундука, и приятное тепло от …

 

- Поднимайтесь, Поттер! – кажется, я слишком настойчив. Похоже, мальчишка потрясен своими ощущениями. Я замечаю на его лице понимание, неловкость, затем снова страх. Впечатляющее количество эмоций за такое короткое время. Я высвобождаю себя из-под его сундука.

 

- В чем дело? – спрашиваю я, глядя на него, и наконец понимаю, что он смотрит не на меня, а на свой сундук. *Ах, да. Его палочка.* Конечно же, он не доставал ее, потому что не имеет права пользоваться ей во время каникул. На мгновение меня поражает его инстинкт – инстинкт, которого не должен бы иметь мальчик его возраста. Инстинкт, который сам я выработал у себя гораздо позже. – Не беспокойтесь, Поттер. Я не собираюсь вас убивать.

 

Судя по его виду, он в этом не уверен. – Где мы?

 

- В изгнании, - бормочу я, оглядывая большую каменную комнату. Спасибо и на том, что это подземелье. Я разжигаю огонь в камине, чтобы добавить еще один слабый источник света к двум лампам, горящим на противоположных стенах. Комната очень большая и почти пустая. Только две двуспальные кровати около одной стены, стол около другой, и два кресла перед камином. В дальней стене какая-то дверь. В душе я умоляю ее оказаться ведущей наружу, но очень сомневаюсь в этом.

 

- Дамблдор посылал вам письмо. Почему вы его не получили?

 

- Я же был заперт в чулане, как я мог его получить? – резко отвечает он. Я почти испытываю облегчение, увидев у него привычное дерзкое выражение лица.

 

- Не говорите глупостей. Он отправил письмо на второй день каникул.

 

- Это хорошо, а то я думал, что он просто потерял меня, потому что сидел в чулане с той ночи, когда я вернулся домой! – На его лице появляется что-то вроде смущения. Я внимательно смотрю на него, решая, поверить ему или нет. Стараясь не думать о направлении своих мыслей, которое я должен выбрать, чтобы поверить, что он говорит правду, я выбираю осторожный ответ.

 

- После такого жесткого наказания вы, надеюсь, будете осторожнее с нарушением правил.

 

- Ладно. Только постарайтесь вспомнить это, когда вы обнаружите, что я не занимался во время каникул.

 

- Перестаньте, Поттер. Вы не заставите меня поверить, что вас на две недели заперли в чулан за то, что вы делали домашнее задание, - насмешливо заявляю я, но тут же по выражению его лица понимаю, что это правда.

 

- Я не надеюсь, что заставлю вас поверить хоть в одно мое слово, профессор. – В его голосе звучит злоба, и у меня появляется желание отшлепать его. Своей собственной рукой. Я поражен. Только такие идиоты, как его крестный, могут прибегать к физическому насилию. Уважающие себя колдуны, вроде меня, должны находить более долговременные способы для мести.

 

- Обратите внимание на свой тон, - предупреждаю я. Наблюдение за тем, как он заставляет себя придержать язык, доставляет мне удовольствие, но я отмечаю про себя, что надо срочно научить мальчишку контролировать проявление эмоций. Это одно из наиболее важных средств защиты.

 

- Сколько я должен здесь оставаться?

 

- До начала учебного года. – Я отвечаю с удовольствием, потому что знаю, что этот ответ настоящая пытка для мальчишки. Но тут же я вспоминаю, что тоже буду подвержен этой пытке, и удовольствие сменяется тупой болью негодования.

 

- С вами? – Меня ведь ни сколько не обидела его реакция, не правда ли? Я ожидал этого, просто я не был готов к *такому вопиющему* пренебрежению. – Я думал, - залепетал он, - ну, понимаете, после того, что случилось… ну, вы знаете. – Мое терпение снова подходит к концу, пока я наблюдаю, как он пытается сформулировать связное предположение. – Я думал, что вы снова будете работать на Дамблдора, как раньше.

 

Это дает мне время извлечь основную мысль из его бессвязного бормотания. *Шпион? Снова? Чертовски неприятная перспектива.* Я чуть было не начинаю смеяться, но успеваю сдержать себя.

- Нет, Поттер. Может быть это вас шокирует, но директор предпочитает, чтобы я остался в живых. К несчастью для нас обоих, он настаивает на том, чтобы вы сделали тоже самое. – Я сердито смотрю на него, провоцируя его ответить. Потом до меня доходит… *мальчишка не должен был ничего об этом знать* - Как вы узнали об этом? – Я смотрю на него с подозрением и по краске, приливающей к его щекам, понимаю, что парень добыл эту информацию, совершая что-то, чего не был должен делать.

 

- Ну, я … вроде как… попал в мыслеслив Дамблдора.

 

Вроде. Как. Попал. Я снова готов рассмеяться. *Черт. Второй раз.* Я чувствую, как ко мне подкрадывается что-то похожее на зависть. Мне бы очень хотелось попасть в мыслеслив Дамблдора. Но потом снова … нет, лучше не надо.

 

 

- Завтра вы начнете расширенные занятия по защите. Это, как мне кажется, будет справедливым вознаграждением за вашу хроническую неспособность держаться подальше от неприятностей. – Меня захватывает врасплох выражение его лица. Как он смеет оставаться не заинтересованным такой возможностью?

 

- Но у меня каникулы, - протестует он.

 

- Может быть вам стоило подумать об этом до того, как вы… — Что? Выжили? Черт, я же не могу, винить его за это, не так ли? Я стараюсь нащупать подходящее слово, в уме проклиная мальчишку. Три раза за десять минут. Я исчерпал все мои резервы. Если добавить к этому то, что я назвал его по имени, день, несомненно, можно считать проваленным. Я делаю глубокий вдох и повторяю, что занятия начнутся завтра. Потом я отправляюсь изучать свою тюрьму.

 

 

***

Я просыпаюсь от знакомого потока невыносимой боли и сжимаю руку, как будто пытаясь не дать коже лопнуть. У меня перехватывает дыхание и я сжимаю рот, чтобы не закричать. Знак Тьмы светится перед глазами даже после того, как я их закрываю, напоминая мне об одном моем идиотском поступке. Боль стихает, и я восстанавливаю дыхание, в то время, как моя совесть язвительно спрашивает меня:

 

*Ты же заслужил это, правда? Тупой мерзавец. Можно подумать, что первой причиной, заставившей тебя понять, что ты зря присоединился к Темному Лорду, было то, что вызов через метку на руке настолько болезненная процедура. Сейчас ты не настолько амбициозен, не так ли, Северус?*

 

Совесть замолкает, когда я начинаю осознавать, что с соседней кровати до меня доносится спокойное равномерное дыхание спящего человека. Первый раз в жизни я благодарен за то, что Гарри Поттер существует на свете. Я сосредотачиваюсь на успокаивающем звуке его дыхания и снова засыпаю. Я не знаю, долго ли я спал, перед тем, как меня неожиданно разбудил сдавленный крик.

 

В первый момент мне кажется, что это мне приснилось. Но потом я слышу тяжелое дыхание на соседней кровати, и затем еще один полный страдания крик. Я зажигаю лампу и смотрю на Поттера, скорчившегося на кровати и обхватившего голову руками. Лицо мальчика искривлено от боли. Меня удивляет сочувствие, которое я начинаю испытывать. Я, конечно же, слышал об его шраме (кто о нем не слышал?), но до этого момента ни разу не видел, как это работает. Он снова вскрикивает от новой волны боли, охватывающей его. Он поворачивается на живот, продолжая поджимать под себя колени, и упирается головой в матрас. Я не раздумывая пересекаю короткое расстояние между нашими кроватями.

 

- Поттер? - хриплый голос выдает мою обеспокоенность. Какой-то смутная часть моего сознания проклинает меня за подобную демонстрацию эмоций.

 

- Он… Я… о-о-о-х.

 

Я не знаю, когда я ухитрился развить у себя материнские инстинкты, но моя рука начинает поглаживать мальчишку по спине, и это движение можно расценить только как попытку успокоить. Я слышу, как мой голос произносит «Ш-ш-ш-ш», не обращая внимания на другой знакомый голос, который кричит моей голове *Что, черт побери, ты делаешь!?* Его пижама промокла от пота и прилипла к согнутой спине. Он очень неровно дышит и я чувствую, как его мышцы дрожат, пытаясь расслабиться. Моя рука, которая, как я теперь убедился, имеет собственный рассудок, начинает поглаживать его по голове. Через несколько минут его дыхание успокаивается. Я снова чувствую, как он напрягается, наверное, от понимания, что к нему прикасается его самый ненавистный учитель. Я убираю руку, пожалуй, слишком быстро, и резко поднимаюсь с кровати. Я чувствую себя ужасно глупо, но успеваю скрыть свое замешательство еще до того, как он поднимает на меня взгляд.

 

- Все прошло? – спрашиваю я, с облегчением обнаруживая, что говорю спокойно и равнодушно.

 

Он молча кивает. Я замечаю, как в его глазах мелькает что-то, что я не могу точно расшифровать. В слабом свете лампы я могу видеть, как порозовели его бледные щеки. Он садиться на колени в своей кровати и смотрит на меня.

 

- Я думаю, что это был Каркаров. То есть… Я видел сон...

 

Я успеваю понять, что он имеет в виду, и у меня снова сводит живот. *Смерть* Я сухим кивком подтверждаю, что все понял, и стараюсь погасить свои собственные страхи. *Я следующий.*

 

 

- Профессор, я, - он задыхается от своих эмоций, но потом встряхивает головой, как будто пытаясь отогнать какое-то навязчивое видение. – Он вас ищет, – сконфуженно говорит он.

 

Не то чтобы это было новостью для меня. Я снова киваю, а потом начинаю осознавать, что все время киваю, как полный идиот. – Укладывайтесь спать, Поттер, - говорю я, и мой голос ломается, как у четырнадцатилетнего подростка. Он выглядит рассерженным, но меня это не слишком беспокоит. Я гашу свет и начинаю донимать себя всякими глупыми проблемами, вроде моей смертности.

 

***

 

- Вставайте, Поттер.

 

Я борюсь со внезапным порывом протянуть руку и дотронуться до бледной гладкой кожи на его плече. Он очень худой, но слабо различимые очертания мускулов и восхитительный вид выглядывающего из-под одеяла соска, делают его более аппетитным зрелищем, чем завтрак, который я только что вызвал. Я проклинаю маленького паршивца за то, что он снял пижаму, и преодолеваю горечь в своем голосе. – Вставайте, быстро. Нам надо работать.

 

Он вяло смотрит на меня и вслепую нащупывает очки. Его зеленые глаза обведены красными кругами от бессонной ночи. Я уверен, что выгляжу не намного лучше, потому что большую часть ночи провел, слушая его хныканье. Несколько раз мне приходилось бороться с желанием успокоить его. Я не знаю, что это, черт возьми, на меня нашло. Думаю, я начал сочувствовать мальчишке. Он слишком молод для того, чтобы его мучили подобные сны. Слишком молод для того, чтобы быть мишенью для ярости Волдеморта. И слишком молод для меня, чтобы я так на него смотрел.

 

*Черт.* Я развернулся и пошел к столу, на котором стояли чай и овсяная каша. Я вызвал все это из Хогварца. Хорошо, что это сработало, в нашей темнице не было кухни. Только эта комната и ванная. Конечно, мне нравиться полумрак. Но меня беспокоит, как Поттер выдержит такие условия. Мальчика его возраста и его склада характера должно ужасно угнетать, что он заперт в комнате, в которую не проникает солнце. Он и так слишком бледный. Мне приходит в голову мысль заколдовать потолок так, чтобы он отражал небо. Усаживаясь завтракать, я отмечаю про себя, что нужно будет поискать заклинание.

 

- Откуда все это, - спрашивает он, зевая и потягиваясь. По крайней мере, он соизволил одеться. Я молча продолжаю потягивать чай. Он садится напротив меня и начинает запихивать в рот овсянку. Я ненавижу смотреть на то, как едят дети, поэтому я отворачиваюсь и жду, пока он закончит есть, продумывая план занятий.

 

- Профессор Снейп? Я хотел спросить… - я бросаю на него раздраженный взгляд, но он все равно продолжает. – Вы знаете, что я могу… ну… мои сны. Как вы думаете, Волде… Сами-Знаете-Кто тоже видит сны обо мне?

 

Я никогда раньше об этом не думал. И сейчас не хочу. Я совершенно не хочу думать о снах Темного Лорда. Я пытаюсь представить его себе спящим, но у меня это не получается. Спать – это слишком по-человечески. Но возможно, что у него бывают какие-то видения. Может быть, и сейчас он нас видит? Вместе? Дамблдор уже давно снял выслеживающее заклинание со Знака на моей руке. Может быть шрам тоже зачарован? Несомненно, Дамблдор думает об этом. Я ведь прав?

 

Я не собираюсь размышлять над ответом на его вопрос. Я фыркаю, и продолжаю потягивать чай, надеясь, что это не даст ему продолжать задавать вопросы. Он злиться, и я это чувствую. Я смотрю на него и вижу, что его глаза горят от ярости.

 

- Вы не доверяете мне, правда?

 

- Заканчивайте завтрак, Поттер, - говорю я, поднимаясь со стула. Я решаю принять душ, чтобы отделаться от его вопросов.

 

Когда я выключаю воду, я слышу, что из соседней комнаты доносятся приглушенные голоса. На какой-то момент я замираю от ужаса, быстро одеваюсь и бросаюсь в комнату. Там я расслабляюсь, увидев Директора, который улыбается одной из тех своих улыбок, которые выводят меня из себя. Я произношу заклинание, подсушивающее волосы, и подхожу к ним.

 

- Доброе утро, Северус.

 

*А не пошел бы ты, Альбус.*

 

- Доброе утро.

 

- Гарри рассказал мне о своем сне. – Я смотрю на Поттера, а мальчишка смотрит в пол, стиснув зубы.

 

- Вы нашли его? – спрашиваю я, и Дамблдор кивает в ответ.

 

- Рядом с Хогсмедом. Это настораживает. – Он опускает глаза. Я замечаю, что Поттер смотрит на меня и отворачиваюсь. Я чувствую себя некомфортно, когда он так пристально на меня смотрит.

 

- Его шрам, Альбус. Может Волдеморт искать мальчика с помощью шрама? – Я говорю очень тихо, давая понять, что хотел бы поговорить с директором наедине. Он старается не встречаться со мной глазами. Он знает что-то такое, о чем не хочет говорить. И я не узнаю, что это, пока он сам мне не расскажет.

 

 

- Здесь Гарри в безопасности. И ты тоже. Пока вы сами не знаете, где находитесь, Волдеморт не сможет вас найти. Я могу сказать ему, что он лжет или, по крайней мере, что-то скрывает от меня. Мне хотелось мы, чтобы его разорвало на сотню маленьких кусочков. Но я просто киваю в ответ. По крайней мере, мы в безопасности. Я уверен, что старик позаботился об этом.

 

- Сэр, я могу сказать вам несколько слов наедине, - я делаю жест в сторону ванной. Мальчишка снова старается пробуравить меня взглядом. Но Дамблдор качает головой.

 

- Я думаю, что нам лучше говорить открыто, ты согласен со мной. – Я сжимаю зубы, чтобы удержаться и не проклясть его вслух. Конечно же, надо говорить в открытую. Я уверен, что не знаю второго человека, у которого было бы больше секретов, чем у того, кто стоит сейчас передо мной. Чертов лицемер.

 

- Мальчик не может оставаться запертым в этом подземелье, Альбус. Детям необходим солнечный свет и свежий воздух, - выдавливаю я сквозь стиснутые зубы. Я смотрю на мальчишку, а он изумленно смотрит на меня. Несомненно, он не ожидал от меня подобной заботы о своем здоровье. Несмотря на то, что я несколько раз спасал жизнь этого маленького негодяя. Дамблдор снова улыбается. Его забавляет эта ситуация. Я чувствую, как моя правая рука вздрагивает, как будто сжимая палочку.

 

- Конечно же, ты прав, Северус. Как это хорошо с твоей стороны быть таким внимательным. Я подумаю, что можно сделать, но боюсь, что пока вы должны будете оставаться здесь. Извините, Гарри, Северус. Я взял на себя смелость захватить с собой кое-что из ваших вещей. Я постараюсь навещать вас время от времени.

 

После короткого разговора с мальчиком, Дамблдор исчез. Гарри пошел в душ, а я остался размышлять о том, как, черт побери, я собираюсь пережить это лето.

 

Глава 2: Прорыв

 

- Вы злитесь. Попробуем еще раз

 

- Это глупо.

 

- И все-таки еще раз, мистер Поттер. Это необходимо.

 

- Зачем?

 

- Мы уже разговаривали об этом. Нас выдают наши чувства. Вы должны уметь скрывать их, если это будет необходимо.

 

Мне приходит в голову, что я уже и не помню, когда в последний раз так развлекался. Научить мальчика сохранять спокойное выражение лица оказалось труднее, чем я ожидал. Но это позволяет мне удовлетворить свое желание и безнаказанно провоцировать мальчика под видом обучения. И он вынужден это терпеть. Я ухмыляюсь, но внутри…… но это не важно. У меня очень неприятная ухмылка и это выводит парня из себя.

 

- Замечательно, - говорит он. Его губы вытягиваются в тонкую линию, и я вижу, как он старается придать своему лицу расслабленное нейтральное выражение. Я смотрю на это лицо уже три недели. Я запомнил его. Я могу определить, что он чувствует в любой момент. Мне нравится власть, которую мне это дает. Мне нравится вызывать у него те эмоции, которые я хочу. Мне даже почти стыдно за то, насколько мне это нравиться.

 

- Вы все еще девственник?

 

Его глаза расширяются, а лицо, обычно бледное, становится пунцовым. Я готов рассмеяться. Но не делаю этого. Конечно, я даже не гадал над ответом. Все было и так написано на его лице. К тому же, ему только 14. Или 15? Мне кажется, что я помню, как он говорил что-то про свой день рождения. Но меня это не касается. Конечно, моя собственная девственность в 14 была уже туманным воспоминанием…, нет, сейчас об этом лучше не думать.

 

- Вы явно смущены, пробуем еще раз. – Я вижу, как его смущение сменяется гневом. Конечно же, этот урок не доставляет ему такого удовольствия, как мне. Но я не беру этого в голову. Наконец, его лицо снова расслабляется.

 

- Вы знаете, что ваш крестный гей?

 

Замешательство. Шок. Я собирался вызвать негодование, но и так неплохо. В любом случае, он снова проиграл.

 

- Еще раз.

 

- Подождите. Это правда? - Я бросаю на него строгий взгляд, но он не отступает. Он хочет знать. Любопытство. Еще одно из его наиболее раздражающих качеств. Я думаю над тем, как заставить его избавиться от этого. Но это позже.

 

- Поттер, соберитесь. – Он неохотно подчиняется.

 

Мне становиться все труднее придумывать, что ему сказать. Этот урок продолжается уже очень долго. Тем лучше для меня. Я говорю ему вещи, о которых он ничего не знает, а потом наблюдаю, как медленно крутятся шестеренки в его мозгу, когда он пытается определить, сказал я правду или нет. Смех он может сдерживать достаточно хорошо. Хотя, может быть, это мои шутки до него не доходят, что даже более вероятно. А вот гнев и смущение – его слабые места. И, конечно же, провоцировать эти чувства забавнее всего

 

- Почему Вы смущаетесь? Вы, вероятно, сами такой же. - Ничего. *Очень хорошо.* Я продолжаю. – Я часто думаю о том, чем вы с Визли занимаетесь в спальне. Вы смотрите на то, как он раздевается? – Ничего. Это впечатляет. – Вы думаете о нем, когда лежите в кровати? Тогда скажите мне, Поттер, о ком вы думаете? Чье лицо появляется перед вами ночью, когда вы закрываете глаза? Чей образ проходит через ваши мысли? – Я ловлю себя на том, что мне не хочется продолжать. Я не должен вести с ним подобных разговоров. Я ожидал, что он среагирует на мои слова гораздо быстрей. Еще одна фраза, и я остановлюсь. – Сегодня утром вы почему-то слишком задержались в ванной.

 

Он заливается краской. Я тоже чуть было не краснею. *Проклятье.* Я отмечаю в уме, что надо будет помыть ванную, прежде чем ей снова пользоваться.

 

- Вы снова смущены.

 

- И вам это нравиться, правда же?

 

- А теперь злитесь.

 

- Вы садист. – Ну, тут он совершенно прав.

 

- Мы тренируемся, Поттер. Если вам это не нравится, я просто скажу Дамблдору, что Знаменитый Гарри Поттер не нуждается в его помощи.

 

Его лицо снова бледнеет. – А может быть я просто не хочу становиться похожим на вас. – Его голос очень холоден. Он говорит правду. Я возмущен. Меня задели его слова. Но почему это со мной происходит?

 

- Вы злитесь, - говорит он и ухмыляется. *Он почти прав,* думаю я, и хмуро смотрю в его сторону. Мне приходит в голову, что ему хорошо бы потренироваться определять чужие эмоции. Но этот урок я оставлю другим учителям.

 

- Достаточно проницательно, - усмехаюсь я, - но все-таки хотелось бы знать, о ком это вы думали в ванной?

 

Он снова краснеет, а я улыбаюсь, злясь на самого себя.

 

 

***

 

 

Если бы на меня давили, я бы смог признаться, что огорчился, когда лето закончилось. Хотя я и люблю зелья, обучение этому предмету нечасто доставляет такое удовлетворение, как то, что я получил здесь. Бледное лицо Поттера меня беспокоит, но, по крайней мере, я знаю, что он чему-то учился.

 

- Что вы там рассматриваете, Поттер?

 

- Ничего.

 

Черт бы его побрал. Я создал монстра. У него стало хорошо получаться, должен сказать. И хотя на обучение ушло много времени, он никогда раньше не старался совершенствоваться в чем-то с таким энтузиазмом. Он делал это, чтобы рассердить меня. Меня не так просто рассердить. Я хочу сделать что-нибудь такое, что снова прорвется сквозь его защиту. Поганец. Я хочу увидеть что-то на твоем лице. Хоть что-нибудь.

 

Я переключаюсь с моей плачевной неудачи на учебный план для шестиклассников. Мы вернемся в Хогварц и я снова буду пытаться обучать ни на что не способных детей прекрасному тонкому искусству. Теперь моя задача приводит меня в большее уныние, чем раньше. Но я не думаю, что должность преподавателя Защиты от Темных Искусств в этом году подняла бы мне настроение. В программе нет никакой реальной защиты. Умение зачаровывать боггартов ничуть не поможет юным обормотам в борьбе с Волдемортом. Дамблдор был прав, когда дал Гарри возможность чему-нибудь научиться.

 

*Да черт побери!* Я снова сделал ЭТО. Я не знаю, когда я успел перестать называть его в мыслях Поттером, но теперь это надо прекратить. Я убеждаю себя, что это не моя вина. Не легко так долго жить с кем-то в одной комнате, и не начать думать о нем с некоторой фамильярностью. Это нормально. Я с ним все время, когда он не спит. Я слушаю его ночные кошмары. Я каждое утро вижу его в том беззащитном состоянии между сном и явью, когда я бужу его - его глаза с трудом приоткрываются, он прищурившись смотрит на меня и его губы изгибаются в ленивой улыбке, а потом его длинные тонкие пальцы начинают наощупь искать очки. *О, боги*

 

Я стряхиваю с себя эти мысли. Все из-за того, что мы сидели взаперти в подземелье. По правде говоря, я провожу большую часть своей жизни, сидя взаперти в подземелье, но при нормальных обстоятельствах я сижу там один. Я осознаю, что он снова смотрит на меня. Я чувствую, как его глаза прожигают мне затылок. В последнее время он стал очень дерзким, но что прикажете мне с этим делать? Назначить ему взыскание? Его наглость утроилась. Но меня раздражает не столько это, сколько то, что меня забавляет его поведение. Если бы ему не было 14 (или все-таки уже 15?) и если бы он не был Гарри Поттером, чертовым мальчиком, который выжил, я бы мог принять наши маленькие обмены колкостями за легкий флирт.

 

- Перестаньте на меня пялиться, Поттер

 

- А я не пялюсь.

 

- Я вижу.

 

- Вы же на меня не смотрите.

 

Теперь уже смотрю. И вижу, что он от души развлекается. Я ненавижу его.

 

- Поосторожнее, Поттер, я могу начать думать, что вы мечтаете обо мне. – Он краснеет, и я вдруг чувствую ликование. В его глазах вспыхивает что-то. Стыд? Но уже все прошло. Он снова бледнеет и снова смотрит в свой учебник по истории. Это меня озадачивает. Я ожидал, что он скажет что-нибудь в ответ. Или мне просто этого хотелось? Мы решительно прекратили лишние споры несколько недель назад. Я думаю, что у него выработался иммунитет к моим попыткам спровоцировать его. Но это же был серьезный намек, или я не прав?

 

- Осторожней, Снейп, я могу подумать, чтобы мечтаете обо мне.

 

Ах, как смешно. Я смотрю на него. Он ухмыляется, и я чувствую, что готов много отдать за то, чтобы иметь возможность его отшлепать. И с каких это пор мы поменялись ролями. С какой стати я позволил маленькому негодяю добраться до меня?

 

- Думаю, вы ошибаетесь, Поттер. *И это все на что ты способен?* Черт.

 

- Да что вы, профессор. Я знаю, что вы хотите меня.

 

Да ничего подобного! * По-моему, леди протестует слишком бурно *

 

- Вам может показаться, что в это трудно поверить, но не все очарованы вашей известностью. – Теперь он должен заткнуться. Обычно это срабатывает. Я говорю резко. Язвительно. Жестоко.

 

- О ком вы думаете в ванной, профессор?

 

Я. Этого. Не. Ожидал. Маленький поганец. Когда он успел стать таким чертовски сообразительным? Мальчик провел рядом со мной слишком много времени. Это на нем отражается. *Да перестань ты сидеть как дурак с разинутым ртом и ответь что-нибудь!*

 

- Позвольте мне заверить вас, *малыш,* чтобы быть тем, о ком я думаю в душе, вам надо быть хотя бы немного более развитым. – Он шокирован. А теперь злится. Замечательно. Я удовлетворенно ухмыляюсь и возвращаюсь к своей работе.

 

 

***

 

- Поттер, никто не должен знать, что мы здесь делали. Если кто-нибудь спросит вас о том, где вы были все лето, вы скажете, что были в Хогварце. Это ясно?

 

- Но почему?

 

Да будь проклято его неистребимое любопытство. Только один раз я имел удовольствие сказать ему что-нибудь и не услышать вопросов в ответ. Я сердито смотрю на него, но его это не тревожит. Он к этому привык.

 

- Потому что вы научились вещам, о которых не должны были ничего знать. Директор может отправиться в тюрьму за то, что допустил это.

 

Он удивленно смотрит на меня. Я замечаю, как на мгновение его лицо становится виноватым. Редкий момент, когда он растерялся. Я вижу, что он пытается подобрать слова. Он хмурит брови.

 

- И вы тоже, - говорит он, слегка перебирая с грустью. Я вспоминаю, что над этим чувством мы не работали, но отмахиваюсь от этой мысли. Да, он прав, но оказаться в тюрьме – это последнее, что меня беспокоит. Я должен был оказаться там уже много раз, но умудрялся этого избежать. Это напоминает мне о причине, по которой я согласился делать все это.

 

- До вас это наконец дошло? – Я все еще могу управлять ситуацией и позволять задеть себя только когда мне это нужно. Его лицо снова ничего не выражает, и я знаю, что обидел его. Я часто задумываюсь, что он использует, чтобы сосредоточиться. Я никогда его не спрашивал об этом.

 

- Почему вы это делали?

 

- Меня попросил Дамблдор. - *И в самом деле попросил.* Просьбы Дамблдора – это не те вещи, которые можно считать необязательными. Но они всегда звучат так вежливо, как будто у тебя действительно есть выбор. Я вижу, как Поттер соображает что-то в своей хорошенькой маленькой головке и, когда он переводит на меня глаза, в них вспыхивает веселье.

 

- Я думаю, что вы хотели этим заниматься. Вы, наверно, сами предложили. – Я уже устал от его попыток меня дразнить. Он забыл, что он все еще мой студент, а это совершенно недопустимо. Если бы мы были в Хогварце, я должен бы был снять двадцать баллов за один только этот чертов блеск в его глазах.

 

- Да, меня просто переполняла радость от перспективы поработать нянькой во время отпуска. – Ему не доставляет удовольствия напоминание о том, что он только ребенок. И, говоря по справедливости, он уже во всех отношениях не ребенок. Но я выбрасываю из головы эту мысль. Мне намного легче обращаться с ним, как с ребенком, чем думать о нем, как о молодом мужчине, растущем, развивающемся…. Стоп!

 

Я беру портключ, и он сует мне клетку со своей надоедливой совой. Он стоит очень близко ко мне, и я чувствую, как от его волос пахнет лавандой. Он смотрит на меня, как будто пытаясь прочитать что-то в моем лице. Я молча желаю ему удачи, но чувствую себя напряженно под его пристальным взглядом. Не то, чтобы я боялся, что он действительно сможет прочитать мои мысли. Нет. Но все-таки этот взгляд сковывает меня. Этого не должно быть. И как только портключ перенесет нас в Хогварц, все наши маленькие игры закончатся. Я удивлюсь, если узнаю, что он понимает это.

 

- Профессор Снейп? – Начинает он. У него странный голос, и я опускаю глаза, чтобы посмотреть на него. Я издаю в ответ какой-то неопределенный звук, потому что не доверяю собственному голосу. Я проклинаю себя за это и молча молю, чтобы я смог заставить себя вернуться к своей обычной горечи, как только снова окажусь в заполненных надоедливыми детишками коридорах школы.

 

- Я только хотел поблагодарить вас… ну, знаете,… за то, что вы помогали мне. Это было… забавно.

 

Я собирался сказать что-нибудь в ответ. Что-нибудь, что покажет ему, что мы не делали ничего забавного. Я должен быть в ярости. Мой профессионализм начинает высказывать упрек за упреком… но потом пролетает сквозь все мое сознание прямиком в мусорную корзину, где и приземляется прямо рядом с моим чувством собственного достоинства. Я погружаюсь в молчание вместо ответа и стараюсь не замечать, что мальчишка снова улыбается.

 


Дата добавления: 2015-07-07; просмотров: 182 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Глава 4: Ответный удар. | Глава 5: Откровения. | Часть 2. | На ваше усмотрение | Глава 6. Ответственность. | Глава 7: Любопытство | Глава 8: Нормальность | Глава 10. Ответ. | Глава 11. Расплата. | Глава 13. Выздоровление. |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Тема 1. Основные макроэкономические показатели| Глава 3: Привыкание.

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.122 сек.)