Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Подходим к задним дверцам бронника, нас встречает улыбающийся Витя.

Читайте также:
  1. XV. Мы подходим к самой проблеме
  2. XV. Мы подходим к самой проблеме
  3. XV. Мы подходим к самой проблеме.
  4. АВ блокада I степени за счет дву­сторонней блокады ножек пучка Ги­са. Изолированно встречается в 7% случаев этой блокады [Narula О., 1979]; общее же число случаев такой
  5. Если же такое употребление встречается в хадисах, то возможно, что подразумевается малый куфр, но опять же, давать смысл малого куфра можно, опираясь только на доказательство.
  6. Можно ли задним числом оформить всю процедуру покупки?
  7. Надо сказать, что когда вы входите в покой Божий, вы всегда встречаетесь с жестокой оппозицией.

- Аида Николаевна, извините, с другим транспортом у нас не очень здорово. Не беспокойтесь, доставим в лучшем виде, как в спальном вагоне, но поспать не успеете, ехать всего 3 минуты.

Аида подходит к отверстию вплотную и заглядывает внутрь:

- Господи! Да там тьма кромешная, где-то вдалеке светится маленькая полоска света!

- Это светятся передние окна бронника, а темновато от тента, с утра шел дождь, а мы матрацы для солдатиков возим, они новенькие, прямо со склада магазина. Вот Вы их и обновите, я солдатам скажу, что на них лежала очень красивая женщина, так они из-за верхних матрацев драться будут!

- Вот этого лучше не надо, нечего их расстраивать, о доме вспомнят, загрустят. Слушайте, а как я туда залезу, нужна подставка, пол кузова вашего бронника очень высокий, а я не солдат?

Витя быстро кидается к передней дверце и что-то кричит шофёру. Через минуту возвращается с деревянным чурбаком, подставкой для разгрузки рессор при длительном стоянии машин в парке. Чурка эта была высотой с четверть метра, как раз подходила заменить ступеньку лестницы. Витя установил её у входа в бронник.

- Ну вот, теперь, кажись всё, можно усаживаться, а вернее укладываться.

- Давай, одну ногу ставь на чурбак, а вторую на пол бронника, мы с Витей тебе с боков поможем. Только учти, там стоять и седеть негде, там только лежачие места, вставай на коленки и укладывайся.

Все эти препирательства и трёп, заняли не более 5 минут, доехали почти за столько же. Аида задним ходом выползла из бронника, мы с Витей её подхватили, и поставили на ноги.

- Вячеслав, вы с Аидой подымайтесь к Михайловне, а я с водителем вещи перенесу, а то нас уже в городке заждались.

Мы с Аденькой поднялись на свой этаж. Михална суетилось на кухне, Увидев нас, заулыбалась, вытерла покрасневшие, видимо от холодной воды, руки о фартук, вышла в коридор и пригласила в комнату:

- Заходьте голуби, не стесняйтесь, будьте, как дома.

- Михална, познакомься, это моя жёнушка Аида Николаевна.

- Очень приятно, давно ждём, с дороги-то устали небось, я сейчас перекусить спроворю, а вы тут пока поболтайте, сколь не виделись-то, поди соскучились!?

Михална вышла на кухню, мы остались вдвоём, у меня на душе «кошки скребут» от предстоящего объяснения. Главная интрига заключалась в том, что Аида до сих пор не знала, что жить нам предстоит втроём, в компании с Виктором. Пока, я в её лице особого волнения не наблюдал, и надеялся на её юмор и понимание ситуации. Да ситуация-то была больно не привычная. Начинаю разговор, как будто прыгая в прорубь с ледяной водой.

- Ну, как первые впечатления?

- Какие впечатления, когда вы везли меня, как кота в мешке. Машина конечно шикарная, будет, что рассказать впоследствии. Приятель твой очень приятный парень, и видимо хороший товарищ. Хозяйка, по-моему, неплохая женщина, и окает очень забавно. Так, что это и есть наша квартира?



- Ну, во-первых, не квартира, а комната. Кухня, туалет умывальник, почти, как в Москве. И отопление тоже московское, печное. Мы с тобой выросли без центрального отопления и ванных комнат, как и в Москве в баню ходить будем, баня здесь совсем не плохая. Первый раз Михална тебя сводит, а потом решите, может так вместе и ходить будете, вдвоём-то сподручней, спинку-то потереть.

- Вообще-то комната мне нравится, большая и светлая. Тебе не кажется, что она больше чем наша, на Каляевской? И даже потолки, совсем немного пониже наших. И хозяйка мне понравилась, по-моему, она женщина доброжелательная и приветливая.

- Да, ты права, она настоящая русская женщина, не только доброжелательная и приветливая, но жалостливая, всегда готова помочь и поддержать советом и делом. Она(прыгаю в прорубь) нам с Виктором, как мать родная. Смотря с опаской на лицо Аиды, Оно сначала стало серьёзным, а потом губы сложились в ироническую улыбку:

- Та-а-ак! Это ты меня, хмырь, в общагу привёз, и как я понимаю, Виктор будет жить с нами?

Загрузка...

Пришлось ей рассказать всю предысторию. И о нашем «семейном» совете, и о трудностях снятия квартиры в центре города, и о придумке Михалны, и о шансе в такой ситуации быстрее получить квартиру от части. И о том, что эта квартира была снята Виктором ещё до моего приезда, и как он приютил меня у себя, и как спали мы с ним на одной кровати «вольтами», и как мы почти всегда ужинаем все вместе, как одна семья жареной картошкой с луком и свиным салом.

- А Клавдия Михайловна-то, сама, где обретается?

- У неё чулан есть, метров 9-10, они там с сыном себе спальное помещение оборудовали. Она работает где-то уборщицей, получает гроши, а сын ещё в 9 классе учится, его доучивать надо. Вот баба и вынуждена выкручиваться. Ты с ней поговори, она баба разумная, быстро тебя в свое веру обратит, а мне надо до обеда успеть в часть смотаться, начальству доложить, что предмет для разговора прибыл.

- Это, что, я «предмет», и для какого разговора я нужна?

- Да, речь шла именно о твоём приезде, чтобы была причина для разговора о получении квартиры.

- А что с мясом и маслом делать, холодильников-то здесь нет?

- Все твои проблемы решит Михална, у неё за домом сарай есть, типа ДОТа, а внутри по-моему погреб, да и по ночам уже подмораживает. А холодильники здесь у всех за форточками. Я пошёл, а ты все вопросы решай с Михалной, сходи на кухню, она нам наверное «прибытный» обед готовит, может помочь чего надо, лучше познакомитесь, ты ведь не из робкого десятка. Пока!

Сбегал в часть, доложился непосредственным начальникам, зашёл к Озеркову, сообщил, что предмет для разговора прибыл. Он поздравил меня с воссоединением с семьёй и попросил передать моей жене наилучшие пожелания на новом месте. Воробьёв отпустил меня по такому случаю до завтрашнего дня. Пока я мотался по штабу, Виктор закончил все свои дела, и мы встретились с ним у КПП. Он передал мне привет от Полякова, моего бывшего командира, и сказал, что узнав о таком событии, тоже отпустил его до завтра.

Придя домой, мы обнаружили, что наши женщины чувствуют себя весьма комфортно в обществе друг друга. Только и было слышно, «Николавна!», «Михайловна!». Витька посмотрел на меня, улыбнулся, и сделал жест рукой, с поднятым вверх большим пальцем. Я ему ответил тем же. Я рад был до смерти, что всё так благополучно завершилось. Рад был не только я, рады были все кто сидел за этим дружеским столом. Мы с Аидой радовались тому, что после продолжительной разлуки, мы были опять вместе, ведь мы были ещё молоды. Виктор радовался тому, что после опостылевшей казармы, можно вечером вернуться в «семью», хоть не родных, но близких людей. Михална радовалась тому, что она теперь не одна, и у неё появилось тоже что-то вроде семьи с приятными заботами и хлопотами, а кроме этого, ещё прибавилось и денежек, чтобы доучить сына и поставить его на ноги.

Праздничный обед незаметно перетёк в праздничный ужин, все были радостно возбуждены, мы с Виктором от, привезённой Аидой «Столичной», а Михална с Аидой, от, привезенной ей же, любимой моей тёщей, мадеры. Напряжение первых ощущений было снято полностью и окончательно. Даже, когда мы с Аидой получили комнату в ДОСе, мы частенько заходили к Михайловне на «огонёк». Рассказан мною этот эпизод с переездом Аиды к новому месту моей службы с такой подробностью только с единственной целью, вспомнить и показать атмосферу, ощущения и запах того времени. Нам было не сладко, но мы были молоды, полны энергии и у нас было будущее. По моему глубокому убеждению, для молодого человека не так важно настоящее, как чёткое видение своего будущего и будущего своей Родины. И этого самого главного лишено современное молодое поколение, и это очень печально.

Вдаваться в подробности последующих событий, как моей службы, так и нашей личной жизни не имеет смысла, поскольку это даже мне не интересно. Могу только сказать, что комнату нам всё-таки доли, перед самым новым,1956, годом. Комнату дали не без вмешательства Аиды, она была человеком не робким, и умело постоять за себя. Она добралась и до Озеркова и до Петренки, заявив последнему, что в Москве, работая на заводе, принимала активное участие в комсомольской работе, за что и была избрана членом районного Бюро Комсомола. А поэтому очень хорошо знает порядок формирования подобных комсомольских и партийных органов. И поскольку командир части не может не быть членом бюро Горкома КПСС, она туда и отправится для соответствующего разговора. Даже на непробиваемого Петренку это произвело ошеломляющее впечатление. По сравнению с членами женсовета его части, где хватало неугомонных жён офицеров, Аида, произвела на него впечатление Жанны Д*Арк. Впрочем, я очень сомневаюсь, чтобы это имя ему было знакомо. Чтобы покончить со способностями моей жены, забегая вперёд, могу сказать, что и на работу в Кинешме она устроилась с помощью подобного демарша. Это уже было осенью 1956 года, после нашего возвращения из летних лагерей, где мы жили вместе, и, прихватив ещё с собой, нашего племянника, Юру Ладогина, которого воспитывала бабушка, Глафира Прокофьевна. Но подробно об этом несколько ниже. Так вот, возвратившись как-то со службу, она мне заявляет:

- А я на работу устроилась!

- Это куда же, здесь, по-моему, и заводов-то нет.

- А я нашла! Шла по нашей улице и смотрела на вывески, смотрю на одной написано «Кинешемский Райком КПСС». Я туда и «впёрлась», набравшись нахальства. Прихожу в приёмную, секретарь спрашивает:

- Вы, гражданка по какому вопросу?

- По личному. Я жена офицера, приехала из Москвы. Недавно окончила техникум, молодой специалист, а работу нигде найти не могу. Вот мой диплом и характеристики.

- Присядьте, пожалуйста, и подождите, я сейчас доложу!

- Минуты через три выходит и говорит:

- Проходите, пожалуйста, Вас примут.

- Оказывается, я попала к первому секретарю. Он встретил меня весьма приветливо, сказав, что из Москвы к ним не часто приезжают, и сейчас он попробует чем-нибудь мне помочь. Позвонил куда-то, с кем-то переговорил и закончил разговор фразой: - «Тогда я направляю её прямо к вам», а мне сказал:

- «Хотя мы и текстильный район, но у нас есть машиностроительный завод, бумагоделательного оборудования. Я разговаривал с директором завода, он Вас примет, пропуск уже заказан. Вам придётся пройти от сюда пешком, с городским транспортом у нас Вы, наверное, уже знаете, как. Идти надо в район вокзала, а там почти рядом, Вам всякий покажет дорогу. Дорога займёт минут 20-25. Желаю успехов, я думаю, Вас возьмут на работу.» Теперь я тоже трудящийся человек, а не тунеядец, сидящий на шее мужа!

- Поздравляю с началом трудовой деятельности, о тебе скоро будут говорить, как о главном городском бунтаре.

- Да, местные женщины на это не способны, я чувствую, что у них и с образованием проблемы. Я уже побеседовала кое с кем, на меня здесь смотрят, некоторые с изумлением, а некоторые с явным недоброжелательством.

- Не удивляйся и не огорчайся, они здесь, как пауки в консервной банке, это неизбежный результат закрытого коллектива, обременённый низким образовательным уровнем и элементарной невоспитанностью. Радуйся, что комнату нам даль не в офицерской квартире, а в гражданской и, по-моему, с неплохой соседкой, не связанной с офицерскими жёнами.

Этот эпизод, устройство моей жены на работу, тоже маленькая иллюстрация к тому времени, от которого так легко отказался наш народ, выбрав себе полунищую и не кем не защищённую жизнь.

Ну, а теперь, о нашей первой «своей» комнате . Комнатка была не более 9-10 кв. метров. Но мы и этому были несказанно рады. Вся квартира была 2-х комнатная, и во второй комнате жила женщина с дочкой, по-моему, ученицей 8 или 9 класса. К нашей части эта семья отношения не имела, хотя дом принадлежал КЭЧ (квартирно-эксплуатационная часть) бригады. В обоих ДОСах, не менее 20% проживало гражданских, когда-то, видимо, там работавших, а впоследствии уволившихся. Соседка наша, Нина Фёдоровна, была женщиной во всех смыслах положительной и мы скоро подружились. Она была педагогом старших классов, не помню только, кокой предмет она преподавала. Квартира содержалась в полном порядке. В этом смысле нам здорово повезло, потому, что в квартирах, где проживало по нескольку офицерских семей, были постоянные неурядицы, в основном, из-за продвижения мужей по службе. Заводилы женского коллектива пытались, пока она не работала, затащить её в женсовет бригады, но она категорически отказалась. Тогда, узнав, что она москвичка, попросили один раз в полтора месяца ездить от женсовета в Москву в командировки за продуктами. Я уже писал, что ни мяса, ни сливочного масла в городе не было. Военторг снабжался плохо, а если, что и появлялось, то всё припрятывалось для начальства и «нужных» людей. Поэтому семьи младших офицеров оставались ни с чем. А при наличии 1-2 детей и неработающей жены, на офицерское жалованье жить было трудно. Жена согласилась, при условии оплаты дороги в оба конца и такси по городу, главным образом по Москве. А продуктов, мяса и масла, набиралось, иногда до 40-50 кг. Это два больших, неподъёмных, фибровых чемодана, а ёщё, иногда, и сумка. Отправка из Москвы проблем не представляла. От дома такси, у вокзала носильщики до самого сиденья в вагоне. А в Кинешме, обязательно у кого-нибудь, в день приезда Аиды, оказывалась машина, а может быть, и уже знакомый ей БТР. Эти продовольственные командировки Аиде, вроде бы, даже нравились. Она всегда была рада смотаться в Москву, тем более без особых физических напряжений и особых хлопот. Когда нужно было привести что-нибудь особенное, к празднику, Озерков отпускал и меня.

Вот так, первую свою нерабочую зиму, она и курсировала в Москву, и, по-моему, была очень довольна, потому, что и для нас она привозила продукты, фактически не тратясь на дорогу. А в то время для нашего семейного бюджета это было очень важно. И немало важный фактор, у любимой мамочки погостит, обычно её командировка длилась не менее пяти дней. Закупить такую прорву продуктов и в Москве было тогда не просто.

На фото: Все шесть фотографий сделаны в новой кинешемской квартире.

Единственное, что вначале нашего житья-бытья в Кинешме, радовало Аиду, ток это то, что во всех кинешемских продуктовых магазинах, все витрины и прилавки внутри магазинов, была заставлены банками с крабами и зелёным горошком. Этот товар у местного населения совершенно не пользовался спросом. А она от первого посещения городских магазинов, пришла домой в полном восторге, принеся дамой полную «авоську» крабов и зелёного горошка. Нина Фёдоровна, как увидела всю эту продукцию, с неподдельным ужасом спросила:

- Аида Николаевна, Вы, что, собираетесь есть, ЭТО, показывая на банку с крабами.

- Нина Фёдоровна, это же такая вкуснятина, салат из крабов с зелёным горошком! Это любимое блюдо и мамы и всей нашей семьи в Москве. Скажите на базаре можно купить яйца, сметану, морковь и солёные огурцы?

- Да, конечно, всё это там продают местные, и не так дорого, но большие базары у нас бывают только по средам и воскресеньям. Сегодня у нас вторник, вот, как раз завтра большой базар, на них все бывает дешевле, чем в обычные дни.

- Вот и прекрасно, завтра у нас на ужин будет настоящее «Оливье»! Заодно отметим наше новоселье, а то всё как-то недосуг было. Мы Вас приглашаем, и кроме салата, будет и другая закуска, я же недавно вернулась из продуктовой командировки. Так что, может быть, рискнёте попробовать и салат из крабов. Согласны?

- Большое спасибо за приглашение, мы придём с Верочкой, но в отношении салата не взыщите, я сомневаюсь.

- Ладно, там видно будет, сами ещё делать начнёте! А что, у вас здесь вообще крабы никто не ест? Или это только Вы пренебрегаете?

- Я лично никогда не видела, чтобы их кто-нибудь спрашивал или покупал, а зелёный горошек это баловство, а не еда. Его тоже не покупают.

- Ну и хорошо, нам больше достанется.

На этом гастрономическая дискуссия закончилась.

А на следующий день, вечером, мы все собрались за столом у нас, в нашей комнате, приглашён был естественно и Виктор. Когда речь зашла о салате с крабами, Витя прокомментировал это по-своему:

- Я, как дед Щукарь, могу и лягушку съесть, особенно, если под «Столичную», у Николавны она всегда в наличии!

Первой из «новообращённых» попробовала Верочка и с восторгом, обращаясь к матери, сказала:

- Мам, попробуй, действительно, очень вкусно!

- Положи мне немножко на пробу, а то мне как-то совестно, все едят и нахваливают, а я вроде дикарки!

Я сразу вспомнил историю с грибами, когда во время войны, в эвакуации, в деревне Баряшево, мы с мамой учили целую деревню, есть нормальные классические грибы: белые, подосиновики, подберёзовики, маслята и т. д. А жители этой деревни считали их поганками, а настоящими грибами признавали только грузди. Я сразу же рассказал эту историю, и Нина Фёдоровна вынуждена была отведать наш салат:

- А Вы знаете, действительно, очень вкусно. Я-то уж точно буду его теперь делать, и тем более всё это не так уж и дорого. Сколько Вы сказали, стоят крабы и горошек, обратилась она к жене.

- Крабы 2рубля 50 копеек, а горошек, 90 копеек.

- Будем считать, что в нашем меню появилась новая, не дорогая и вкусная еда. Тем более что Верочке нравится.


Дата добавления: 2015-08-18; просмотров: 75 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Завершающий этап обучения. Военная карьера под угрозой. | Иван прекратил рассказ и рассмеялся, успокоившись, продолжил. | Поскольку мы с ним были, в общем-то, в хороших, товарищеских отношениях я без всяких обиняков выложил все мои версии развития событий. | Добравшись до Москвы, мы расстались в надежде снова встретиться, потому, что он получил назначение в полк охраны Министерства Обороны. В этот полк ниже 1м. 90см. не брали. | На фото Аида в период переговоров с КГБ. | Вот мы и хотим, чтобы вы, как высокосознательный член нашего общества помогли нам в этой, чрезвычайно важной работе. | В этом комплексе размещалась Академия БТ ( Бронетанковая ) | Гримаса судьбы. Школа музыкантских воспитанников. | На следующий день я позвонил в отдел кадров округа. На мою удачу мой направленец был на месте и велел приехать с утра на следующий день. | Делать было нечего, пришлось ехать в Иваново на парткомиссию. |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Вот так закончилось маленькое происшествие на службе.| Так, фактически, мы ввели в пищевой обиход кинешемцев новое блюдо.

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.074 сек.)