Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

VIII. ВЕНЕЦИЯ

Читайте также:
  1. IV. ВЕНЕЦИЯ
  2. VIII. IX. X
  3. VIII. IX. X
  4. VIII. Read and translate the following newspaper article
  5. VIII. АНГЕЛЫ
  6. VIII. Видение бодхисаттвы

 

 

IV

Мирное Ave с башен звучит…

Вслушайся в шепот церковных порталов;

дремлют дворцы у затихших каналов —

Венеция спит.

 

Сны всё чужое уносят прочь,

в темной воде отраженья повисли;

только гондолы, как черные мысли,

тревожат ночь.

 

Перевод Т. Сильман

 

IX. I MULINI [4]

 

 

Ты, старая, устала,

и на колесах мох.

Из лесу вечер алый —

тебе прохладный вздох.

 

И поет все глуше,

как в забытьи, ручей.

А ты по самые уши

под крышу ушла от людей.

 

Перевод С. Петрова

 

IX. I MULINI

 

 

Ты, мельница, бы рада,

старушка, отдохнуть,

вечерняя прохлада

по рощам держит путь.

 

Все глуше и все тише

в ночи поет ручей,

а ты шапчонку-крышу

надвинешь до ушей.

 

Перевод Т. Сильман

 

X

 

 

Так чуждо всё: что ты шептала;

улыбка, полная тревог;

и чуждо всё, что ты устало

далеким взглядом колдовала;

и всё, что в мире прозвучало,

не изменит твоих дорог.

 

Ты — словно образ, что бросает

на алтари пустые свет,

и только руки простирает

и ветхим пламенем венчает,

и только чудо совершает,

когда чудес давно уж нет.

 

Перевод А. Биска

 

XI

 

 

Далёко город. Я один.

Ручей скользит звеня,

и нагоняет шум вершин

истому на меня.

 

Весь лес — во сне, весь мир — вовне,

а на сердце светло.

И одиночество ко мне

кладет на грудь чело.

 

Перевод С. Петрова

 

XII

 

 

Люблю позабытых в сенях Богородиц,

которые кротко кого-то ждут,

люблю, как в венках и мечтах на колодец

русые девушки тихо идут.

 

Люблю, когда дети глазами ширяют

изумленно на звездную высоту,

и дни, когда песней они одаряют,

и ночи, когда бывают в цвету.

 

Перевод С. Петрова

 

XIII

 

 

Как часто в смене душных будней

мечтаю о блаженном сне:

пусть поцелуем непробудным

он лоб тихонько тронет мне.

 

И звездный свет пускай струится —

он от дневных свободен пут,

и новым зыбкие границы

пускай в сказанье перейдут.

 

Перевод Т. Сильман

 

XIV

 

 

И разве то зовете вы душой,

что в вас звенит так тонко и неровно,

чтоб смолкнуть, как бубенчик шутовской?..

Что славы ждет с протянутой рукой?..

Что смерть приемлет в тусклой мгле часовни?

Душа ли это?

 

А я гляжу в ночи на майский цвет,

во мне как будто вечности частица

стремится вдаль, в круговорот планет,

она трепещет, и кричит им вслед,

и рвётся к ним, и хочет с ними слиться…

Душа вся в этом…

 

Перевод Т. Сильман

 

XV

 

 

Сухие елки дышат хрипло,

как воротник, пушится снег,

на сучьях блесток поналипло,

и смотрят вслед дороге скриплой

оконца из-под сонных век.

 

В печи искристым треснет громом

полено так, что дрогнет дом.

Часы идут шажком знакомым,

а день, как вечность, белым комом

растет и пухнет за окном.

 

Перевод С. Петрова

 

XVI



 

 

В бору сосновом снежно, глухо.

Оттуда вечер — на село

и тихо подставляет ухо

под окна, где еще светло.

 

И замирает каждый дом.

Старухе в кресле что-то снится,

мать — как домашняя царица,

боятся мальчики резвиться.

Послушать, что в избе творится,

пробрался вечер, а все лица

глядят на темень за окном.

 

Перевод С. Петрова

 

XVII

 

Солнце чахнет — лазурный лужок цветет.

По зяби, словно на волнах,

бабы поля переходят вброд.

 

Там, где рельсов поблескивает поворот,

у будки, один на все лето, цветет

долгой думой подсолнух.

 

Перевод С. Петрова

 

XVIII

 

 

Ты, старая часовня,

пред пылью твоей стою.

Весна, тебе неровня,

церковь строит свою.

 

Пусть женщин в туманном свете

окутал фимиам,

но в сад помчались дети

к птицам и цветам.

 

Перевод А. Биска

 

XIX

 

 

Как будто пред болью разлуки,

их взгляд утомленный блуждал.

«Как шелк твои белые руки».-

«Как странно ты это сказал…»

 

Калитка в саду не скрипела,

но кто-то неслышно вошел,

и розы дрожат оробело

Загрузка...

в тревожном предчувствии зол.

 

Перевод А. Биска

 

XX

 

 

Парк! В старых липах явись мне! Или

ты потерялся уже навсегда,

тот, где с тишайшею мы бродили

возле священного пруда.

 

Лебеди, гордым подобно доннам,

над водой серебристою склонены,

и, словно сказанье о граде надонном,

розы всплывают из глубины.

 

В парке цветы большеглазы, как дети,

в том, где мы с нею стоим вдвоем,

улыбаемся и в предзакатном свете,

сами не зная кого, но ждем…

 

Перевод С. Петрова

 


Дата добавления: 2015-08-05; просмотров: 124 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: I. В СТАРОМ ДОМЕ | II. НА МАЛОЙ СТРАНЕ | VIII. НОЧЬЮ | XIII. ВЕЧЕРНЯЯ ПРОГУЛКА | XVIII. ИЗ ДЕТСКИХ ВОСПОМИНАНИЙ | XXIII. НОЯБРЬСКИЙ ДЕНЬ | I. КОРОЛЕВСКАЯ ПЕСНЯ | XXV. ПЕСНИ ДЕВУШЕК | II. ЖИВОПИСЕЦ | III. НОЧЬ |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
I. СОЧЕЛЬНИК| XXI. КАСАБЬЯНКА

mybiblioteka.su - 2015-2018 год. (0.013 сек.)