Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 15. Только когда Степнов повернул ключ в зажигании, Лене пришло в голову задать этот

Только когда Степнов повернул ключ в зажигании, Лене пришло в голову задать этот, вполне естественный для сложившейся ситуации вопрос:

- А почему, собственно, мы так спешим?

- Ты разве не хочешь поскорей увидеть сына? – Виктор удивленно поднял бровь.

- Хочу, конечно – что за вопрос. Но почему такая срочность? Твоя Ильза не могла посидеть с ним еще полчаса?

- Она сказала – у нее рейс, - пробормотал сквозь зубы Степнов, отчаянно выкручивая руль – понаставят своих колымаг, утром фиг выедешь со двора!

- У нее что, командировка?

Стоп. А ведь и правда? Куда это Ильзе понадобилось лететь в полвосьмого утра? На то она и была Ильза Нагодина, его правая рука, воплощение профессионализма и аккуратности, чтобы сообщать ему за 2-3 дня обо всех командировках и поездках, а тут… Вчера, он точно помнил, и речи не было ни о каком рейсе. Тогда… Эта «готовность номер один» может быть связана только с одним обстоятельством - а значит, все действительно очень и очень серьезно!

- Нет, Лен, не командировка – я бы знал. Скорее всего, это связано с ее сыном. Он в Америке, - и Виктор, в нескольких предложениях, но очень живо и ярко – писатель все-таки! –рассказал Лене об этой трагической странице Ильзиной биографии – о браке с иностранцем («Ты же понимаешь, тогда все девчонки о таком мечтали!»), о том, что прекрасная сказка вскоре превратилась в ежедневный кошмар («Он хотел жениться на русской только потому, что они сами готовят и убирают - ему было жалко тратиться на рестораны и домработницу. На саму Ильзу ему было просто плевать»), о долгожданном сыне («Она готова была родить даже от такого козла, как Стюарт – только бы не быть там такой одинокой»), и о мгновенном крахе («Он выставил ее на улицу с помощью полиции – формально он имел все права Ей выдали билет на самолет и перечеркнули в паспорте американскую визу. Даже с сыном не дали попрощаться»).

Слушая степновский рассказ, Лена могла только бормотать «Какой кошмар! Какой ужас!» - она и представить не могла, что случилось бы, если бы ее разлучили с Витей! В ее душе мгновенно проснулось живейшее сочувствие к женщине, которая каким-то чудом пережила такую трагедию. Поэтому совсем не удивительно, что, переступив порог Ильзиной квартиры, Лена первым делом кинулась к хозяйке – узнать, что произошло. Степнов же бросился к сыну. Витя, казалось, совсем освоился в новой непривычной обстановке – он сидел в кресле и увлеченно смотрел мультики, не обращая совсем никакого внимания на беспорядок, который развела тетя Ильза – что с них, с женщин, взять? С трудом сдержав порыв немедленно обнять, задушить в объятиях эту свою маленькую копию, продолжение его самого, Виктор-старший замер на пороге комнаты, залюбовавшись этим чудесным зрелищем – серьезный гражданин трех с половиной лет от роду полностью поглощен приключениями каких-то зверей. То бровь насупит, то улыбнется, то губы подожмет – сразу видно, переживает человек, сочувствует глобальной несправедливости, которая имеет место в отдельно взятом лесу из старого советского мультика. Забавный такой, потешный… Наконец все звери подружились, мультик закончился, и Виктор, тихо ступая, подошел к креслу…



- Привет…

- Привет…, - широкая улыбка, демонстрирующая ряд мелких молочных зубов, любопытный взгляд – фирменное степновское голубоглазие… - А я тебя помню. Ты дядя Витя…

- Да, - выдохнул Степнов ее слышно, словно альпинист, который боится лавины. Все его нутро протестовало против такой формулировки – «дядя Витя», но лучше так, чем как было… Ничего, наступит время, и Витя скажем ему – «папа»…

- Дядя Витя, а где мама?

- Пойдем, малыш. Мама с тетей Ильзой.

… Ильза и Лена сидели на кухне. У Нагодиной были покрасневшие глаза и нос, в пальцах она комкала платок, а на столе перед ней стоял стакан с водой, рядом – пузырек с успокоительными каплями. Лена молча сидела рядом и гладила ее по плечу.

Загрузка...

- … и мне позвонил его адвокат, - всхлипывая, рассказывала Ильза, - сказал, что Стюарт погиб. Знаешь, его родственники – мамаша с братом - запретили ему мне звонить, но он все равно это сделал, сказал, что у него тоже есть дети… А тут Нинка с Витей… У тебя очень хороший сын…

- Да, я знаю. В отца… Может, водички попьешь?

Ильза кивнула, и взяла стакан, куда предусмотрительная Лена уже накапала барбовала – Ильзе нужно было вернуть способность трезво мыслить, пусть даже и медикаментозным путем. А тут и оба Степновых вошли. Малыш тут же забрался на колени к маме:

- Тетя Ильза, не плачь. Все будет хорошо…

- Конечно, все будет хорошо, - Нагодина улыбнулась сквозь слезы своему маленькому утешителю. – Все будет хорошо…

- Вить, у меня скоро самолет. Объяснишь все ребятам, скажешь, что я скоро вернусь. Будь готов, если что, продать мою машину и выслать мне деньги, ладно?

- Ильза, с ума ты сошла? Куда ты полетишь? Ты же невъездная! Тебя же тормознут сразу же по прибытию! И дай бог, если только домой отправят, а не в каталажку!

- Вить, ты думаешь, я совсем дура, да? Я через Мексику лечу. Там перейду границу вместе с нелегалами. Деньги решают многое, особенно в Мексике.

Уфф! Час от часу не легче! В Мексику она летит! Может, лучше сразу в Сомали, к пиратам?!

- Ильза, ты что, не понимаешь? Если тебя остановит самый занюханный коп, не видать тебе ни сына, ни свободы! Ты там одна ничего не решишь! Для них ты – депортированная нелегалка, без прав абсолютно! Решать нужно здесь! Лучше потрать эти деньги на грамотного юриста!

- Но я не могу сидеть здесь и ждать, пока моего сына усыновят какие-то янки! Я все равно полечу! Я его выкраду, в конце концов! Я перестреляю к чертям этих чертовых Брайсов, если они посмеют мне помешать!

У Степнова от этих слов вообще челюсть упала, Лена сидела ошарашенная – никто из них не ожидал такого от Нагодиной. А она сидела сейчас, разгневанная и всклокоченная, похожая на разъяренную тигрицу. Да она и была ею – тигрицей, у которой отняли ребенка и загнали в зоопарк. Но теперь она вырвется на свободу!

- Ильза, мне кажется, Витя прав… Нужно искать хорошего адвоката…

- Лен, да где ж его найдешь так быстро? Мне нужен грамотный международник, который специализируется по американскому семейному праву! Даже в Москве таких – раз, два – и обчелся!

Лена и Виктор переглянулись – похоже, Ильза действительно права. Хотя…

- Послушай, - раздумчиво протянула Лена, - Мне кажется, тебе можно помочь…

- Ты берешь свои диски?

- Я думал об этом, но, наверное, нет. – Стас оглядел высокую стопку - богатую коллекцию рэпа и регги, - Кое-что выберу, остальное пока оставлю у Лены.

- Даа, прибарахлится Кулемина, - насмешливо приподняв бровь, протянул Южин. – Ты ей уже оставляешь свои диски, половину книжек, велик… Да, и машину, похоже, тоже придется оставить ей. Эх, хорошая была «Мазда»!.. Ладно, давай дальше.

Оба парня стояли посреди некогда аккуратной гостиной в квартире Южина; теперь повсюду – на диване, креслах, полу, подоконнике – громоздились ворохи одежды, обувные коробки, стопки книг и дисков, какие-то гаджеты и инструменты – в общем, видно было, что люди собираются переезжать. Перед Борей и Стасом стояли два огромных чемодана – еще полчаса назад они казались бездонными, а теперь видно было, что в них не поместится даже половина нужных вещей.

- Слушай, Борь, ты так и не объяснил, почему мы собираем вещи именно сегодня? Билеты у нас на 14-е – еще неделя до вылета.

- Угу, я что - тебя не знаю, жалкий бессмысленный барахольщик? Ты же за две недели опять нагребешь вещей на три чемодана, а так у нас хоть эти будут собраны!

- Ах вот ты как?! Ну ладно…

Они замолчали и вернулись к своим чемоданам, наполняя их своими пожиткам – и откуда у человека берется столько шмотья? Притаптывая очередную олимпийку, чтобы сверху можно было положить еще что-нибудь, Стас вдруг нарушил тишину:

- Борь, мне даже не верится… Неужели мы, наконец, будем жить так, как мы хотим?

- Ты до сих пор не веришь? Зря… По-моему, мы это заслужили.

- Да, заслужили. Хорошо, что и у Ленки все наладилось – я бы не смог бросить ее и Витю.

- Да все с ними будет хорошо, ты что! Степнов нормальный мужик, Ленке с ним будет хорошо – она тоже заслужила свое счастье.

- Да… Ты прав… Все равно, мне грустно. Три года у меня была семья, сын… Папой меня называл.

- Так, Комаров, я не понял, - грозно сдвинул брови Южин, - ты что, передумал со мной ехать?

- Не говори ерунды! Ты же сам все знаешь… Нам с тобой ребенок не светит.

- Ты забыл, в какую страну мы едем? Там геев больше, чем натуралов, и у них там все права! Усыновим, в крайнем случае. Или суррогатная мать. Нам с тобой пока рано об этом думать. Тебе так давно пора для себя пожить, а не для мамы и Ленки!

- Да прав ты, прав, я и сам все знаю…

- Кстати, когда документы готовы будут? Я имею в виду – на развод.

- Послезавтра. Заявление я уже написал, у однокурсника отец в райсуде работает, разведет нас по-быстрому. Только Ленке надо будет явиться – у нас же как бы общий ребенок по документам. Кстати, чего это она запропала совсем? Как вчера к своему Степнову рванула, так и не звонила. Витька неизвестно где… Щас я ей устрою семейную сцену напоследок!

Стас полез в карман за телефоном, который вдруг, прямо у него в руках, разразился звонкой трелью.

- Ленка…, - растерянно пробормотал Стас, глядя на экран. – Объявилась.

- Комаров! – Ленкин голос прозвучал неожиданно громко. – Мне срочно нужна твоя помощь!

- Да не ори ты так, - поморщился Стас. – В чем дело?

- Срочно нужен адвокат-международник, спец по американскому семейному праву!

- Кулемина, ты с ума сошла? Где я тебе его найду?

- Как где? Ты что, никого не знаешь?

- Я – нет. Погоди., - прикрыв ладонью трубку, Комаров шепотом изложил Южину Ленкино требование. Тот только плечами пожал. – Борька тоже не знает.

- Стас, ну просто очень надо! Вопрос жизни и смерти! Время идет на минуты, - гремела в трубку Кулемина.

- Лен, я все понимаю, но ничем помочь не могу.

- Но ты же говорил, что будешь стажироваться в Гаагском суде, когда в Голландию поедешь.

- Да. Когда там буду. Но сейчас же я пока еще здесь.

- А вот фиг тебе, Комаров, - Ленкин голос неожиданно снизил обороты истеричности и в нем зазвучали металлические нотки. – Не будешь, если мне не поможешь. Я не дам тебе развод.

- Кулемина, ты что?! – от неожиданности Стас чуть не рухнул. – Ты соображаешь, что говоришь?

- Вполне. Стас, я просто не приду на заседание. Просто потому, что уеду помогать своей подруге, которой как раз и нужен адвокат. Ее бывший муж умер в Америке, а ее сына родственники мужа хотят сдать в приют. Извини, что приходится тебе это говорить – у меня просто нет другого выхода.

- Черт, Ленка, ты берешь меня за горло. Ладно, я постараюсь, я попробую. Перезвоню через полчаса. Хорошо все-таки, что я с тобой развожусь – не знал, что ты можешь быть такой стервой.

- Это я еще не разошлась. Ладно, не принимай близко к сердцу. Просто мне действительно нужна твоя помощь. Ладно, до связи – жду звонка.

Стас отключился и вымученно посмотрел на Бориса. Тот стоял, руки в боки, иронически улыбаясь.

- Так чего, все-таки, хотела жена?

- Адвоката.

- Это я понял. Что дальше?

- Дальше – придется звонить Ван Дейку.

- Ты что, с дуба рухнул? Ты понимаешь, чем тебе это грозит? Ты еле встрял к нему на практику, и тут звонишь такой – ой, здравствуйте, мистер Ван Дейк, а нет ли у вас за пазухой случайно адвоката по семейному праву?

- У него есть. Точно есть. Он сможет порекомендовать человека. И я придумал, как с ним разговаривать.

 

… Через полчаса, как и обещал, Стас набрал номер Лены:

- Пиши телефон, - он продиктовал ей длинный ряд цифр. – Отличный адвокат по семейному праву. Живет в Нью-Йорке, и согласен взяться за это дело. Степан Ратушев.

- Он что – русский?

- Экспатриант. Главное, что он хочет помочь бывшей соотечественнице. Все, давайте звоните ему. В Америке уже и так семь вечера.

Стас отключился – Лена даже не успела поблагодарить его. Она подвинула листочек с цифрами Ильзе, и, сцепив пальцы, молча следила, как она набирает длинный номер. В комнате замерли все, и прислушивались к длинным гудкам, доносившимся из трубки. Наконец на том конце ответили.

- Здравствуйте, это Степан? Меня зовут Ильза Нагодина, и мне очень нужна Ваша помощь.

 


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 200 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Глава 4. | Глава 5. | Глава 6. | Глава 7. | Глава 8. | Глава 9. | Глава 10. | Глава 11. | Глава 12. | Глава 13. |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Глава 14.| Эпилог.

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.014 сек.)