Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Вслед за войсками 3 страница

Читайте также:
  1. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 1 страница
  2. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  3. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  4. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  5. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  6. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница
  7. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница

И работникам редакции, и нам, полиграфистам, хотелось, чтобы номер, посвященный победному завершению Великой Отечественной войны, выглядел особенно ярко. Ведь кроме сообщения о капитуляции гитлеровской Германии здесь публиковался Указ Президиума Верховного Совета СССР об объявлении 9 мая Праздником Победы. Все мы очень сожалели о том, что у нас нет возможности отпечатать газету в две краски.

Ночь, когда готовился и печатался праздничный номер газеты, запомнилась надолго. В редакции и типографии царил небывалый подъем. Яркий свет то и дело взмывающих в небо ракет, казалось, еще лучше высвечивал большой и нелегкий путь нашего народа, его героической армии к этому славному, долгожданному дню.

* * *

Отгремели залпы войны. В мае 1945 года состоялся парад войск 19-й армии. Принимал его генерал-лейтенант В. З. Романовский. 10-я гвардейская шла в первых рядах. Открыл смотр сил армии 24-й гвардейский, дважды Краснознаменный, орденов Ленина, Александра Невского, Богдана Хмельницкого стрелковый полк. Воины полка прошагали от сурового Баренцева до Балтийского моря.

Находясь вблизи трибуны, я стоял и думал о суровом Севере, о тяжелейших боях на всем длинном пути к победе, о тех, кто не дожил до этого славного дня, о том, что подвиг героев, защитников Родины, радостью и болью отзовется в каждом сердце.

По установившейся традиции Военный совет армии после окончания парада устроил торжественный прием.

Пока в огромном зале особняка накрывались столы, в примыкающем парке командарм, член Военного совета, начальник штаба армии встречали гостей. Сюда в парадных мундирах прибывали командиры корпусов, дивизий, генералы и офицеры штаба армии, Герои Советского Союза, политработники. Все в новых золотых погонах, с орденами, медалями, многие с Золотыми Звездами. Собрались люди, хорошо знавшие друг друга. Вместе работали, планировали [379] операции, мотались по разбитым фронтовым дорогам, ночевали в блиндажах, окопах, плюхались в кюветы во время бомбежек и артобстрелов — одним словом, воевали.

И вот к парку подъезжает еще одна машина. Выходит стройный, высокий военный; на плечах — погоны Маршала Советского Союза, на груди — две Звезды Героя Советского Союза, значок депутата Верховного Совета СССР, многочисленные ордена и медали: советские, польские, монгольские, английские. Это — командующий 2-м Белорусским фронтом Константин Константинович Рокоссовский. Но, несмотря на награды, на высокое положение, Рокоссовский остался таким же доступным, простым, каким был всегда. Начальник штаба армии генерал Маркушевич пытался доложить ему, с какой целью собрались генералы и офицеры... Но Константин Константинович прервал доклад, сказав при этом: «Не на строевой смотр собрались». Он обошел всех стоящих вблизи генералов и офицеров, пожал каждому руку, поздравил с победой, для каждого нашел теплое слово.



Все мы, участники этого торжественного вечера, восхищались своим командующим фронтом. О его военной славе, доброте, требовательности и человеческом внимании и заботе знали все от красноармейца до генерала. С именем Рокоссовского связано много славных, выдающихся побед наших войск.

И вот командующий 19-й армией генерал-лейтенант В. З. Романовский, учитывая общее настроение, решил в тактичной форме сказать маршалу об этом. И все мы увидели Константина Константиновича смущенным и еще раз убедились, что командующий фронтом, слава которого прогремела от Москвы до Эльбы, имя которого широко известно во всем мире, в сущности, очень застенчивый человек.

Прервав начавшего речь командарма, Рокоссовский махнул рукой:

— Бросьте, товарищи, все это. Что бы я мог сделать без всех вас?

Маршал поднял бокал и предложил тост за нашего героического солдата, победно прошагавшего от Москвы до Берлина, до Эльбы.

И еще одним удивил всех нас маршал. Кончился ужин. Зазвучала музыка. Начались танцы. И вот Константин Константинович подходит к девушкам, галантно приглашает на танец одну из них.

Загрузка...

Всего несколько часов провел Маршал Советского Союза Константин Константинович Рокоссовский среди нас, но на всю жизнь оставил самые теплые о себе воспоминания. [380]

После окончания войны 14-я и 19-я армии были расформированы. Прекратили свое существование и издаваемые ими газеты. Последний номер вышел 5 июля 1945 года. Его подписал заместитель ответственного редактора майор Н. Д. Пузиков. До войны он был ответственным секретарем республиканской газеты Белоруссии «Звезда», работал в Белгосиздате редактором сельхозлитературы. В начале войны старший политрук Н. Д. Пузиков был на западном направлении литсотрудником дивизионки. Я работал с этим замечательным человеком, знающим газетчиком, чутким и отзывчивым товарищем, около двух лет. Всегда он был внимателен к людям, принципиален, выдержан.

Очистив от фашистской нечисти Померанию и побережье Балтийского моря, 2-й Белорусский фронт передислоцировался в район Лигницы и был переименован в Северную группу войск. А на базе редакции, издательства и типографии 19-й армии была создана редакционно-издательская группа, которая разместилась в городе Бреслау. Там по решению политуправления Северной группы войск на местной полиграфической базе стали издавать политическую литературу. Возглавил эту группу майор Н. Д. Пузиков. Я стал его заместителем. По долгу службы мне приходилось встречаться с начальником политического управления Северной группы войск генералом А. Д. Окороковым. Помню первую встречу. Нам поручили издать некоторые работы В. И. Ленина. Важность этого задания мы хорошо понимали.

— Смотрите, — говорит Александр Дмитриевич, — это ваша первая работа, постарайтесь сделать так, чтобы Москва была довольна.

Мы знали генерала Окорокова как высокообразованного, культурного человека, пользующегося заслуженным авторитетом в войсках фронта, и особенно у политработников. Наш небольшой коллектив бывшей редакции и типографии подыскал в Бреслау полуразрушенную типографию, собрал специалистов-немцев и приступил к делу. Однако работать долго мне в этой должности не пришлось. Как-то в начале августа меня внезапно вызвал к себе генерал А. Д. Окороков и после обстоятельной беседы сказал, что получена телеграмма, в которой мне предписывается выехать в Москву.

В Бреслау наш печатник Брацун, назначенный поваром, при помощи корректоров подготовил прощальный вечер. Провели мы его в тесной редакционной семье. Было высказано много пожеланий. Доброй завистью смотрели на меня мои фронтовые друзья. Вот, мол, едешь в Москву, там и трудиться будешь. А что будет с нами, еще неизвестно. [381]

Тепло распрощавшись с сослуживцами, в бодром настроении я вместе с неутомимым водителем Хомченко быстро доехал до Варшавы. Приехали на так называемый вокзал. Почему так называемый? Потому что никакого вокзала не было. Не было и самого города Варшавы. Перед нашим взором он предстал в руинах, до основания разрушенным фашистскими вандалами.

На возвышенном левом берегу Вислы стояли лишь разбитые коробки зданий. Враг не пощадил ни изумительных по красоте старинных дворцов, ни средневековых памятников Старе Мяста, ни храма Святого Яна. Над широкой рекой безжизненно чернели разрушенные конструкции когда-то красивейших мостов.

Но по дорогам к городу уже тянулись варшавяне. Они встречали советских воинов со слезами искренней благодарности.

Иной увидел я столицу народной Польши через тридцать лет после войны. Также проездом в 1975 году удалось мне задержаться на пару дней в Варшаве. Заместитель главного редактора польской военной газеты «Народная армия» полковник Антон Пастернак встретил меня в центре города на торжественном разводе караула у могилы Неизвестного солдата. После краткого знакомства на вопрос, видел ли я Варшаву раньше, я ответил, что видел ее всю разбитую фашистами. Он, не долго думая, усаживает меня в машину и везет показывать свою столицу.

Моим глазам открылся восстановленный, нет, точнее, заново построенный красивый город.

Мы с любезным хозяином бродили по улицам Варшавы, ездили на машине, сидели в крохотном кафе на Новом Святе. Посетили Музей Вооруженных сил (Исторический музей).

Проходя по варшавским улицам мимо памятника Шопену, наблюдая там беспечно гуляющих людей, видя множество малышей в колясках, я понял, что совершилось то, чего никогда не было в новейшей истории Польши. Вырос город, выросло, воспитывает уже собственных детей первое послевоенное поколение, рожденное в мирное время, не ведавшее лишений, не помнящее, как тяжко было налаживать жизнь после войны. [382]

Заключение

Итак, вернемся к августу 1945 года. После поездки по разрушенной Варшаве сажусь в вагон, и поезд набирает скорость. Включаю радио и слышу сообщение: Советское правительство, выполняя решения Ялтинской конференции, приняло предложение союзников объявить войну Японии и присоединиться к декларации от 26 июля 1945 года. Такая его политика является единственным средством, способным приблизить наступление мира, освободить народы от дальнейших жертв и страданий и дать возможность японскому народу избавиться от тех опасностей и разрушений, которые были пережиты Германией после ее отказа от безоговорочной капитуляции.

Теперь мне стало ясно, зачем я понадобился кадрам.

Из Германии, из Польши в Советский Союз направлялся не только я. Шли многочисленные товарные и пассажирские составы, медленно продвигались по польской, а потом по нашей белорусской земле. Недавно по этим местам, полыхая, прошла война. Сожженные, разбитые города и деревни, станционные помещения, взорванные водокачки, подпертые кое-как семафоры, временные, на скорую руку сработанные саперами мосты. Вместо железнодорожных вокзалов — вкопанные вагоны, заменяющие теперь все станционные помещения и службы: здесь и кабинет начальника, и билетные кассы, и почта с телефоном, здесь же и багажное отделение.

В окно вагона, от которого я не отрываюсь, на обочинах железнодорожного полотна вижу то, что оставила после себя война, — остовы автомашин, закопченные, тяжелые туши танков, черные скелеты обгоревших вагонов, здания без окон, крыш и дверей.

Через двое суток вхожу в подъезд здания, где размещалось Главное политическое управление Красной Армии и Военно-Морского Флота. Заместитель начальника управления кадров полковник Баев сказал: [383]

— Нам известно, что вы хорошо справились со своими обязанностями на Севере и на Втором Белорусском фронте. Теперь вам надлежит завтра в шесть часов утра быть на аэродроме. Полетите в Читу. Там Ставка, там должна выходить газета. Вас там ждут.

Когда я прилетел в Читу, фронтовая газета «На боевом посту» уже выходила. Меня встретил начальник издательства подполковник В. Николаев. Я стал у него заместителем. Газета испытывала свои трудности. От войск, ведущих бои, редакция была далеко. Материалы для набора часто задерживались. Важно было четко организовать работу типографии, быстро набирать и верстать газетные полосы. А наборщиков не хватало. К счастью, В. Николаев сам оказался отличным линотипистом. Нередко, когда поступал срочный материал, он садился за линотип и быстро набирал оригинал.

В Чите собрались литературные сотрудники, никогда раньше не работавшие вместе. Прибыли они из разных газет. Но удивительно быстро сложился под руководством ответственного редактора полковника Н. М. Кольцова дружный боевой коллектив. Видимо, сказалась фронтовая закалка.

В секретариате редакции проявил себя хорошим организатором подполковник Алексей Замотаев. Был он человеком неторопливым, рассудительным, но мог зажечь корреспондента новой интересной темой, вдохновить на поиск «гвоздевого» материала. Вокруг него объединились многие «острые перья» редакции. Отдел партийной жизни возглавил уже довольно опытный к тому времени журналист майор Яков Ершов, прошедший фронтовую закалку. До войны он окончил Коммунистический институт журналистики и Военно-политическую академию имени В. И. Ленина. Воевал на Карельском фронте. Во фронтовой газете Забайкалья «На боевом посту» дело у него сразу пошло. Он сумел быстро создать крепкий авторский актив. Бывало, секретариат, ощущая недостаток добротного материала, обращался к Ершову:

— Нужна звонкая статья. Поставил бы на видное место.

— Есть тут одна, — отвечал Ершов. — Принес недавно мой надежный автор. Надо только поработать с полчаса.

Он брался за статью и через полчаса выдавал ее на-гора.

3 сентября 1945 года победный салют в Москве возвестил мир об окончании войны на востоке. Милитаристской Японией был подписан Акт о полной капитуляции. Прекратила [384] существование и, наша газета. Весь коллектив редакции в октябре 1945 года был отозван в Москву, офицеры-журналисты получили новые назначения в окружные газеты.

В ноябре телеграммой начальника управления кадров Главного политического управления генерал-лейтенанта Н. В. Пупышева я также был вызван в Москву, где получил новое назначение в газету «За честь Родины» Бакинского военного округа.

Здесь уже работали знакомые журналисты. Ответственным редактором в Баку прибыл полковник Н. М. Кольцов, редактировавший в Чите фронтовую газету, начальником издательства — подполковник В. Е. Николаев, здесь же оказались Виктор Килин, Яков Ершов, Павел Дролюк и другие. Трудностей было много.

А задача перед нами была поставлена довольно сложная. В короткий срок, преодолев организационные неурядицы, предстояло начать выпуск окружной газеты на русском, азербайджанском и армянском языках. С этой целью в коллектив влились азербайджанская и армянская редакции. Они готовили для своих изданий оригинальные материалы, а также переводили на азербайджанский и армянский языки те статьи, очерки и информации, которые шла в газете на русском языке. Слитность такого многонационального коллектива была полная, грудились дружно. Работники всех трех редакций всегда находили взаимопонимание.

Немалые трудности встретились и при укомплектовании кадрами типографии. Набор шел на трех языках одновременно. Нужны были специалисты-полиграфисты, хорошо владеющие своим родным языком. Пришлось обратиться в воинские части, и вскоре удалось сформировать соответствующие подразделения наборщиков из русских, азербайджанцев и армян. И надо сказать, ребята подобрались интересные, понимающие важность возложенной на них задачи. Жили они в одном помещении, вместе работали, помогали друг другу совершенствоваться в специальности, преодолевать невзгоды в повседневной жизни и труде. А сложностей было много. Своей полиграфической базы у нас не было. Договорились, что нам помогут местные издательства. И они действительно выручали. Набирали газетные тексты в одной республиканской типографии, а печатали в другой. И тут местные специалисты к нам относились очень доброжелательно, всегда обеспечивали своевременный набор [385] и печать, предоставляли, когда требовалось, всю необходимую технику.

Я немало лет отдал полиграфии и знаю, что между редакциями и типографиями частенько возникают трения. То правка большая, то оригиналы «грязные» и не вовремя сдаются. Да мало ли что. Но при нашей работе в Баку я не помню каких-либо трений. Все делалось на основе взаимного уважения. Вот почему так поразили меня те межнациональные распри, которые возникли между азербайджанцами и армянами на рубеже восьмидесятых и девяностых годов. Хочется думать, что эти явления привнесены экстремистскими элементами, которым недорога судьба азербайджанского в армянского народов, их процветание в условиях мира и дружбы. Я же до сих пор с благодарностью вспоминаю товарищей журналистов и полиграфистов из азербайджанской и армянской редакций, ценю их дружеское расположение.

Военный совет округа выделил нам здание на Нагорной (до революции загородный дом свиданий) для редакции, издательства и типографии. С помощью военных строителей мы реконструировали это здание, получили и установили полиграфическое оборудование.

Очень большую помощь в редакционных и издательских делах нам оказывал член Военного совета округа генерал-лейтенант В. Клоков, но особое внимание уделял нам и осуществлял еженедельный контроль за стройкой, установкой оборудования начальник политуправления генерал-лейтенант Н. М. Александров. Он каждую субботу бывал у нас и на месте решал многие вопросы строительства, жизни, творческой работы сотрудников редакции и издательства. Он считал, что газета — это детище политуправления и она должна хорошо жить, действенно работать.

Общими силами сделали все возможное и даже невозможное. Ведь за полгода здание было реконструировано и капитально отремонтировано, установлены ротационные, строконаборные машины, цинкографское оборудование. Стали нормально жить, выпускать газету на своей полиграфической базе. Но... после войны сокращались Вооруженные Силы. Был ликвидирован и Бакинский военный округ. Прекратила свое существование и газета.

Опять вызов в Москву и новое назначение — начальником издательства окружной газеты противовоздушной обороны в Москве. Газета называлась «Тревога». Выходила она малым форматом, на четырех страницах. Издательство размещалось в окружном Доме Красной Армии на Павловской, [386] а редакция — в одноэтажном кирпичном здании в конце военного городка — в Чернышевских казармах.

Опять трудности, вновь надо создавать полиграфическую базу, доставать оборудование для выпуска газеты форматом «Правды», думать о том, как лучше разместить редакцию, создать нормальные условия для творческой работы сотрудников.

Коллектив окружной газеты был для меня новый. Типография укомплектована специалистами лишь наполовину. Многое приходилось начинать с нуля.

Но и здесь я встретил настоящих, преданных делу полиграфистов — наборщиков Анатолия Петрова, Виктора Мочалина, линотиписток Наташу Степанову, Марию Радченко, работников управления Жору Степанова, Александру Емелькину, Екатерину Лыжову, водителя Виктора Борисовича Барулина, начальников цехов Василия Королева, Елену Матвееву. Как-то быстро познакомился с редакционным аппаратом — начальниками ведущих отделов майорами Евгением Смотрицким, Николаем Бакаевым, Михаилом Утехиным и многими другими.

Редактор Яков Степанович Литовченко — фронтовик, правдист. Сумел в короткое время сплотить коллектив и сделать хорошую газету. Конечно, оценку газете дает читатель, подписчик. И если судить по подписке, то тираж ее рос очень быстро. Дело дошло до того, что за самовольное увеличение тиража я и начальник политуправления округа генерал-майор И. Г. Зуб получили от политуправления Войск противовоздушной обороны взыскания.

За короткое время нам с редактором подполковником Литовченко удалось укомплектовать штат редакции и издательства. Из Одессы мы пригласили высококвалифицированного специалиста А. Г. Алавердова на должность заместителя начальника издательства по производству, нашел я и старого друга, знакомого еще по довоенному «Красному воину» А. Ф. Федорова. Он был назначен начальником наборного цеха. Разыскался мой знакомый еще по издательству «За индустриализацию» Яша Поперно — замечательный механик по строконаборным машинам.

Наш коллектив пополнился также такими трудолюбивыми людьми, как Клава Мишина, ставшая впоследствии отличной печатницей, Тоня Федорова, Яша Фитисов, Гриша и Нина Таран и другие. При помощи командующего округом, в то время генерал-полковника, Кирилла Семеновича Москаленко нам удалось отвоевать весь первый этаж Дома офицеров, провести реконструкцию, сделать свою котельную [387] и установить центральное водяное отопление. Здесь мы разместили редакцию.

В крыле типографии еще от времен войны несколько комнат занимали семьи. Больших трудов стоило предоставить им другие квартиры. Но наконец и этот вопрос был решен. А вот с ремонтом дело никак не клеилось. Ходили в КЭЧ, КЭУ, обращались к строителям — все безрезультатно. Заместитель командующего округом по строительству только обещает, но сдвигов нет. И вот решили: вместе с Литовченко идем на прием к командующему. Он внимательно выслушал наш доклад, назначил день и час, сказав: «Вот приеду на место — и там все решим».

Смотрю, к назначенному времени в типографии появляются начальники строителей, работники КЭУ округа, заместитель командующего по строительству. В точно назначенное время встречаем в наборном цехе Кирилла Семеновича Москаленко. Я доложил ему, что здесь набирается и верстается газета, а рядом — цех стереотипный, ротационный. Показал, в каком они состоянии и что необходимо сделать. Командующий, обращаясь к присутствующим начальникам отделов, спрашивает:

— Вы знаете, где находитесь? Здесь рождается газета, здесь ее делают. А вы не можете приличных условий создать этой свинцовой армии полиграфистов.

Тут же командующий установил сроки ремонта и приказал заместителю по строительству генерал-майору С. Акопову строго следить за их исполнением. Приказал, чтобы наборный цех был выкрашен масляной краской, полы покрыты линолеумом, определил даже цвет стен. Мне же приказал докладывать ему о ходе и об окончании ремонта. Командующий обратил внимание и на то, что в редакционном коридоре нет ковровой дорожки.

— Почему не постелите? Ведь посторонний шум не дает сосредоточиться творческим работникам.

— Да у нас нет дорожки, — говорит Литовченко.

Обращаясь ко мне, Кирилл Семенович говорит:

— Купите!

— Да по инструкции не положено, — мямлю я, — ревизор начет сделает.

Но командующий засмеялся:

— Пусть делает. Я тебе объявлю выговор, а потом его сниму, а дело будет сделано, журналисты спасибо скажут.

Я так и сделал. Дорожку купили и постелили. Правда, дело до выговора не дошло. [388]

По-прежнему большое внимание к газете проявлял начальник политуправления округа Иван Григорьевич Зуб. Он часто бывал в редакции, заботился о подборе кадров. При его активном участии газета стала выходить форматом «Правды». Был объявлен конкурс на изменение ее названия. У меня сохранился образец первой полосы с новым названием газеты Московского округа ПВО «На боевом посту», утвержденный К. С. Москаленко и И. Г. Зубом.

Иван Григорьевич Зуб очень помогал нам в развитии полиграфической базы.

В октябре 1956 года меня неожиданно пригласил заместитель главного редактора газеты «Красная звезда» Александр Яковлевич Баев. После обстоятельной беседы он предложил мне занять должность заместителя начальника издательства «Красная звезда». Для меня это предложение было неожиданным и, конечно, интересным. После небольшого раздумья я дал согласие. Но ночь почти не спал, все думал, справлюсь ли? Ведь коллектив большой, сложный, с устоявшимися традициями.

Но вот получен приказ. Меня пригласили к командующему войсками округа. Им тогда был генерал-полковник П. Ф. Батицкий. Там уже были начальник политуправления И. Г. Зуб и член Военного совета округа К. Г. Грушевой. Командующий поздравил меня с назначением, вручил на память о службе в округе сувенир и фотоаппарат «Зенит».

В декабре 1956 года я уже беседовал с главным редактором газеты «Красная звезда» полковником Николаем Ивановичем Макеевым. Он рассказал о работе редакции и издательства, о программе неотложных дел.

С начальником издательства полковником Аркадием Николаевичем Поповым разговор состоялся более обстоятельный. Попов, уже пожилой человек с совершенно седыми волосами, но подвижный, стройный, подтянутый, произвел впечатление работника делового. Он по профессии не издатель и не полиграфист. Ранее работал на ответственных хозяйственных должностях. В 1943 году его призвали в армию с должности управделами Министерства торговли, присвоили звание и назначили как крупного хозяйственника на эту должность. И надо сказать, что он много сделал для коллектива редакции и издательства, для их устройства, обеспечения всем необходимым для производительного труда. Хорошо было налажено снабжение коллективов продуктами питания и другими дефицитными товарами первой необходимости. [389]

Типографию возглавлял Иван Васильевич Горюнов, бывший мой директор в газете «За индустриализацию». Подобрался и квалифицированный состав инженерно-технических работников и специалистов во главе с главным инженером Д. Д. Дмитриевым — потомственным полиграфистом.

Редакция и типография размещались в очень тесном, плохо приспособленном для работы старом здании на улице Чехова.

Коллектив типографии обеспечивал в послевоенное время выпуск лишь одной газеты «Красная звезда», тираж которой составлял 400–500 тыс. экземпляров. Рост тиража «Красной звезды» потребовал структурных изменений. Вот почему в июле 1947 года на основе приказа начальника Главного политического управления СА и ВМФ в целях обеспечения единого руководства издательством и типографией Центрального органа Министерства Вооруженных Спл Союза ССР газеты «Красная звезда» создается единая хозяйственная организация под наименованием «Издательство и типография Центрального органа Министерства обороны СССР газеты «Красная звезда».

В 1953 году упраздняются газета ВВС «Сталинский сокол» и газета ВМФ «Красный флот», расширяется тематика Центрального органа — «Красной звезды», почти на 40 процентов увеличивается ее тираж. А база оставалась прежней. И тогда лучшие специалисты Д. Д. Дмитриев, С. А. Самсонов, Ф. Н. Мещеряков, К. С. Соцкий, М. М. Сивохин и многие другие взялись за реконструкцию старой ротационной машины «Мои». Устанавливаются новые однорольные ротационные машины Рыбинского завода. На базе бывшей типографии «Сталинский сокол» создается филиал типографии газеты «Красная звезда». Это обеспечило выход газеты своевременно и полным тиражом.

1956 год — новая веха на нашем пути. По решению ЦК КПСС и Министерства обороны СССР вновь создаются ежедневные газеты видов Вооруженных Сил — «Советская авиация» и «Советский флот». Их издание, экспедирование и распространение тиражей, а также все финансово-хозяйственные заботы возлагаются на издательство газеты «Красная звезда». Возникало ряд трудностей с размещением редакций, расширением полиграфической базы. Не хватало помещений для сотрудников издательства. Главное политическое управление, руководство редакции помогли решить назревшие вопросы. Издательство было размещено во вновь выделенном помещении на Красносельской, редакция [390] газеты «Советская авиация» — на третьем этаже, а «Советский флот» — на втором этаже в доме на Верхней Масловке. Печатались эти газеты в филиале типографии.

В трудных условиях приходилось работать журналистам. Многие из них не имели даже своего стола. Издательство было разбросано в четырех районах столицы. Сотрудники типографии работали в три смены в малоприспособленных, тесных помещениях, на старом малопроизводительном полиграфическом оборудовании.

Но вот по просьбе Министерства обороны СССР Совет Министров СССР принимает решение о проектировании и строительстве для газеты «Красная звезда» специального комбината. Проектирование его поручается Центральному Военпроекту МО СССР.

Ко всем этим трудностям добавилась еще очень важная для меня — это серьезная болезнь начальника издательства А. Н. Попова. Он был госпитализирован и после многих месяцев лечения ушел на пенсию, а меня назначили на его место. Главное внимание мне пришлось направить на подготовку документов для нового строительства.

5 октября 1958 года был заложен первый камень в фундамент полиграфического комбината газеты «Красная звезда». И полетели, как говорят, дни и ночи, полные тревог, забот о новом строительстве, о подборе и учебе кадров, приобретении, установке и отлаживании оборудования. Новое предприятие 1 сентября 1962 года вступило в строй.

Комбинат включил в себя комплекс зданий, главными из которых являются редакционно-издательский и производственный. Это интересное с инженерной точки зрения сооружение отвечало в то время требованиям высокого уровня полиграфического производства.

В редакционно-издательском корпусе разместились редакция и издательство газеты «Красная звезда», редакции военных журналов «Коммунист Вооруженных Сил», «Советский воин», «Блокнот агитатора».

По сравнению с тем, чем мы располагали на улице Чехова, в новом здании разместились значительно лучше. Журналисты газеты и журналов стали работать в уютных, светлых комнатах по 2–3 человека. Улучшились условия для работников секретариата. В распоряжении редакций — залы заседаний, клуб с широким экраном и вполне современными киноаппаратами, буфеты, столовые. Установлены своя внешняя и внутренняя автоматическая телефонная связь, телеграф, телетайп. Продуманно спланированы фотолаборатории, где каждый фотокорреспондент, помимо общей, [391] имеет персональную кабину-лабораторию с соответствующим оборудованием. Корректорские газеты и журналов получили более удобные комнаты. Прошло уже более 30 лет, и в свете современных требований комбинат, конечно, во многом устарел.

Поскольку по решению руководства Министерства обороны СССР издательству «Красная звезда» Воениздат передал выпуск военных журналов, то мы создали новый отдел периодических изданий. Издательство наращивало свои полиграфические мощности. Это позволило выпускать помимо военных журналов на русском языке еще журнал «Советское военное обозрение» на семи иностранных языках. Кроме военных изданий в «Красной звезде» печатали журналы «Наш современник», «Советская милиция», газеты «Труд», «Медицинская газета», «Лесная промышленность», «Советский патриот», ряд приложений.

Говоря о работе издательства и типографии газеты «Красная звезда», я не могу не сказать о тех моих товарищах, единомышленниках, с которыми мне посчастливилось вместе работать более 30 лет.

Неутомимый, беспокойный начальник производства С. Н. Росторгуев оставил после себя добрую память. Его и сейчас многие помнят в коллективе как человека безотказного, очень внимательного к нуждам и заботам людей, готовым всегда прийти на помощь.

В то время мы не могли обойтись и без знаний, большого производственного и житейского опыта заместителя начальника издательства И. А. Лобковского. Очень отзывчивый и внимательный к подчиненным, он всегда находил для них и доброе слово и дружеский совет. К нему шли за помощью по многим техническим вопросам, и он умел находить правильные решения.


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 203 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: С пером и автоматом | Заботы типографские | На новом месте | Тайными тропами | Глава XIV. | Фронтовые будни | Песня на войне | К границе! | Дан приказ... | Вслед за войсками 1 страница |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Вслед за войсками 2 страница| Вслед за войсками 4 страница

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.021 сек.)