Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 5 1 страница. Воины Нового завета, которые выстояли

Читайте также:
  1. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 1 страница
  2. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  3. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  4. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  5. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  6. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница
  7. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница

Воины Нового завета, которые выстояли

В жизни каждого человека наступает время, когда ему приходится "переносить страдания". Во 2-м послании к Коринфянам (1:8-9) Павел достаточно де­тально описывает "страдания", которые он перенес будучи в Азии.

Ибо мы не хотим оставить вас, братия, в неведении о скорби нашей, бывшей с нами в Асии, потому что мы отягчены были чрезмерно и сверх силы, так что не надеялись остаться в живых.

Но сами в себе имели приговор к смерти, для того, чтобы надеяться не на самих себя, но на Бога, воскрешающего мертвых.

Обратите внимание на первую часть стиха, где Павел говорит: "... мы не хотим оставить вас, братия, в неведении о скорби нашей, бывшей с нами в Асии...".

Слово "скорби" соответствует греческому слову thlipsis. В древности слово thlipsis использовалось, чтобы раскрыть идею "очень сложной ситуации, когда человек находится под сильным давлением". Один толкователь греческого языка говорит, что это слово изначально описывало определенный вид пыток, когда человека связывали, клали на спину и помещали на огромную каменную плиту.

Для того, кто находился под каменной плитой ситуация была действительно очень тяжелой Он был "в тисках" и "под тяжелым бременем".

Употребив это слово, Павел как бы говорил: "Мы находились под тяжелым бременем! Стресс и давление были невыносимо велики. Обстоятельства теснили нас. Наши умы были в тисках. Из нас выдавливали жизнь".

Вначале можно подумать, что речь идет о физи­ческих страданиях. Физические страдания, конечно, переносить очень трудно, но самые тяжкие страдания всегда происходят в разуме – это умственные страдания. Вы можете чувствовать боль в вашем теле, но ее не сравнить с болью душевной или с теми страданиями, которые имеют место в вашем разуме.

Вы можете чувствовать физическую боль и жить с нею, если ваш рассудок все еще контролирует ваши поступки. Но когда страдания переходят на разум, тело быстро ломается.

Итак, величайшими страданиями Павла в Азии были не физические, а умственные страдания. Поэтому в продолжение он говорит: "... мы отягчены были чрез­мерно и сверх силы, так что не надеялись остаться в живых...".

Обратите особое внимание на первую часть этого утверждения: "... мы отягчены были чрезмерно...". Она соответствует греческой фразе kath huperbole, которая имеет крайне важное значение. В буквальном смысле это означает "бросить что-то чрезвычайно далеко". Она описывает что-то "чрезмерное, превышающее нормаль­ный уровень того, что обычно переживает человек".

Используя эту фразу, Павел говорит: "Мы находились под давлением, которое намного превышало то которое мы когда-либо переживали. Это было чрезмерно, невероятно, невыносимо, больше того, что может выдержать человеческое существо".

Далее он продолжил: "... сверх силы...". Слово “сверх” играет в этой фразе важную роль. Оно соответ­ствует греческому слову huper, которое всегда раскры­вает идею "чего-то чрезмерного". Чтобы как следует объяснить, каким действительно тяжелым было это испытание, Павел употребляет слова, которые несут смысл преувеличения.

Он как будто говорит: "В такой ситуации обыч­ной человеческой силы и выносливости было бы недостаточно. Это было выше человеческих сил! Намного, намного выше! Это испытание требовало такого количества сил, как никакое другое испы­тание в моей жизни! Моих сил было недостаточно для этого!".

Затем Павел говорит: "... так что не надеялись ос­таться в живых...". Фразе "не надеялись" соответствует греческое слово exaporeomai. Это слово в буквальном смысле означало "нет выхода". Его использовали те, кто "был в ловушке, был пойман, прижат к стене, загнан в угол, был в безвыходном, безнадежном состоянии". Мы бы сказали так: "Жаль, друг, но кажется, что твоя пе­сенка слета!".

Павел продолжает в 9-м стихе: "Но сами в себе имели приговор к смерти...". Слово "приговор" соответ­ствует греческому слову apokrima, которое в этом случае говорит об окончательном решении суда.

Павел подразумевает следующее: "Казалось, что нам был вынесен приговор о смертной казни, и нам уже не выжить. Мы постоянно ощущали это. Мы чувство­вали, что вердикт о смерти уже действовал в наших душах".

Если все эти разные фразы и слова рассмотреть вместе, становится ясно, что страдания Павла были в основном умственного, а не физического характера. Он описывает агонию в разуме - такие страдания, которые знакомы немногим из нас.

Вот как звучал бы мой перевод этого отрывка:

Мы не хотим оставить вас, братья, в неведении о том страшном, угрожающем жизни давлении которое испытали мы в Асин. Это было не­вероятно! Из всего, что я пережил в своей жизни, это было страшнее всего – казалось, что наши жизни рассыпались под давлением. Было так трудно, что мы не знали, что делать. Ни одно из испытаний, через которые я прошел, не требовало от меня такого напряжения сил; по правде говоря, у меня не было сил вынести это. К концу я настолько обессилел, что не верил, что из этого есть выход. Я чувствовал себя так, будто я задыхаюсь, будто я в ловушке или прижат к стене. Я действительно думал, что все для нас закончилось! Приговор гласил: СМЕРТЬ, и он уже приводился в исполнение. Но по сути это не уди­вило нас, потому что ощущение смерти и угне­тения было в наших душах...

Что же случилось, что вызвало такое тяжелое умственное давление в жизни Павла? Его друзья бросили его! Каждый день ему грозила опасность – и это действительно было так! Буквально ежедневно он встречался с реальной возможностью умереть ужасной, страшной, мучительной смертью.

Если вы живете с мыслью о том, что в любой момент кто-то может появиться в вашей двери и застрелить вас зарезать, распять, избить до смерти или сжечь заживо, рано или поздно это повлияет на ваш рассудок. Именно так происходило с Павлом.

Поэтому он говорил: "... мы не хотим оставить вас братия, в неведении...". Вы спросите: "Зачем Павлу рассказывать об этом? Чтобы люди жалели его?". Конечно, нет!

Павел хотел, чтобы мы знали, что в жизни каждого могут наступить трудные времена. Даже ве­ликие духовные лидеры оказываются в сложнейших си­туациях.

Со всеми своими знаниями, откровениями и опытом Павел был близок к умственному расстройству! Это выдумал не я, сам Павел говорит это о себе в при­веденном выше стихе. Когда Слово говорит: "... не надеялись остаться в живых...", оно описывает самое мучительное умственное давление!

Однако Павел не лишился рассудка и не умер! И вы не умрете, если останетесь на своем месте и продолжите сражение! Как Павел, вы одержите победу и позже сможете сказать, что это произошло потому, что вы не надеялись на самих себя, "но на Бога, воскрешающего мертвых, Который и избавил нас от столь близкой смерти и избавляет..." (стихи 9-10).

Божья освобождающая сила принадлежит вам! Он спасет вас сейчас и будет спасать вас снова и снова в будущем. Все, что Он просит, это только чтобы вы оставались на своем посту; не поддавались натискам; не позволяли дьяволу одержать верх; закончили сражение! Если вы будете верно выполнять свое поручение, Он будет верно выполнять Свое.

Работать молотком ради Иисуса

После смерти Нерона на престол вступил император, который был еще более одержим демонами, чем Нерон. Его имя было Домициан, и он был куда хуже Нерона.

То, что Нерон сделал христианам, казалось не­винными детскими играми по сравнению с тем, что сделал им Домициан!

К тому времени, когда Домициан стал императо­ром, Павел и Петр уже умерли, а другие апостолы погибли за Господа, кроме одного – апостола Иоанна.

Поэтому с огромным наслаждением Домициан схватил Иоанна, которому было уже за 80, и приказал истязать его. Дьявол хотел, чтобы смерть Иоанна была ужасной!

Предание говорит, что сперва Иоанна опустили в огромную бочку с кипящим маслом, но это не убило его. Более того, казалось, что горящее масло вообще никак не отразилось на его состоянии! На его теле не было ни одного ожога и волдыря. Домициан был в бешенстве!

Затем Иоанн был выслан на небольшой остров Патмос в Средиземном море. Этот остров – 16 км в дли­ну и 10 км в ширину – представлял собой каменистую местность, там обычно стояла плохая погода, а насе­ление острова состояло в основном из преступников.

На остров Патмос ссылали убийц, грабителей и другого рода преступников. Их наказанием была работа в каменоломнях, которые находились глубоко в земле. После стольких лет служения Господу казалось, что здесь Иоанн наконец встретит свою смерть – на дне одной из этих каменоломен, работая огромным моло­том. Он был старым человеком в возрасте 80 лет, и единственным его преступлением было его служение Господу. Римляне хотели, чтобы тяжелая работа убила его, чтобы он умер от сердечного приступа.

Что бы делали вы, попади вы в подобную ситуа­цию? Наслаждались ею? Были бы счастливы? В сердце Иоанна могла накопиться горечь. Он мог взмолиться: "Иисус! Я отдал Тебе всю свою жизнь. Я трудился для Тебя и служил Тебе! И это моя награда? Господи, боль­шое спасибо! Я должен был бы сейчас находиться дома, на пенсии, в окружении семьи, и наслаждаться жизнью. Так нет! Вместо этого я нахожусь здесь, на дне этой иди­отской ямы, бью огромным молотом, пока не упаду замертво. Ну, спасибо за все, Иисус!".

Таким могло быть отношение Иоанна. Но оно не было таким. Иоанн знал, что это была еще одна возможность "переносить страдания".

Награда Господа тем, кто выдерживает

Обратите внимание на то, как Иоанн описывает себя в книге Откровения (1:9): "Я Иоанн, брат ваш и соучастник в скорби и в царствии и в терпении Иисуса Христа, был на острове, называемом Патмос, за слово Божие и за свидетельство Иисуса Христа".

То, что Иоанн говорит о себе, очень важно. Это отражает мышление великого воина зоны сражения! Он называет себя: 1) братом, 2) соучастником в скорби, 3) соучастником в царствии и 4) соучастником в терпении. Очень важно, что Иоанн использует эти четыре характе­ристики, говоря о себе. Давайте рассмотрим почему.

Итак, вначале Иоанн пишет: "Я Иоанн, брат ваш...".

Почему Иоанн представляет себя читателям как "брата"? Смысл этого глубже, чем может показаться на первый взгляд. Вы скажете: "Он называет себя брате потому что он христианин". Да, это правда. Но не только потому.

Используя слово "брат", Иоанн передавал особу весть тем, кто страдал, как он. Он хотел сказать: "Я не просто ваш брат в духовном смысле, я ваш брат в горе, в гонениях, в трудностях, в борьбе, в испытаниях... Вы и я, мы живем одной жизнью, мы – братья".

Вы спросите: "Рик, почему это так важно?". Потому что в жизни каждого бывают трудности. Иногда вы думаете, что великие духовные лидеры избавлены от трудностей, потому что их вера - это особая, великая вера.

Но в то же время мы видим великого апостола Иоанна на острове Патмос, который как преступник разбивает камни на дне каменоломни, стирая до костей кожу на руках! Иоанн, однако, не ищет сострадания. Он, наоборот, хочет ободрить святых! Он хочет, чтобы они знали, что они не одиноки в своих жестоких испытаниях!

Есть здесь еще кое-что важное. Обратите внима­ние на то, чего он не говорит о себе. Он не говорит: "Я, Иоанн, великий, знаменитый, могущественный, помазанный, особый апостол Иисуса Христа...". Он мог все это сказать о себе, но не сказал. Почему?

Когда вы ведете борьбу – живете в зоне сражения – и со всех сторон нападает враг, некоторые вещи теряют свою ценность, такие как богатство, престиж, власть и слава. И в тот конкретный момент не было важно, что Иоанн – это тот Иоанн, любимый ученик Иисуса.

Когда сатана нападает на вас со всех сторон и вы пытаетесь как можно быстрее отбить эти нападки, перенося отдельные удары, тогда популярность и известность теряют свое значение. Вы про это просто забываете!

Все люди, как знаменитые, так и неизвестные, чувствуют ту же боль, ту же обиду и то же смятение и переживают те же трудности, что и вы. Иоанн как бы говорит: “давайте забудем о том, кто я. Сейчас я просто ваш брат”.

Затем Иоанн указывает на ключевые сферы, в которых испытывает братство и единство с другими. Он начинает со слов: "Я Иоанн, брат ваш и соучастник в скорби…”.

Слову "соучастник" соответствует греческое слово sugkoinonos, которое раскрывает идею "общего опыта с другими людьми". Оно состоит из двух греческих слов: sun и koinonos. Второе слово, koinonos, описывает "общий опыт; что-то, что каждый в своей жизни переживает". Когда к этому слову добавляется слово sun, полученное слово sugkoinonos описывает следующее: "двое или более людей объединили партнерами и вместе переживают буквально одно и то же".

То, что Иоанн употребил это слово, очень важно. Еще раз он отказывается от привычного "клейма” великого апостола, говоря: "Я ваш брат. В этой жестокой битве мы является партнерами. Я переживаю то же, что переживаете вы. Наши переживания и опыт не отличаются. Мы вместе в этом кошмаре!”.

Гонения одинаково отражались как на Иоанне, так и на других христианах. В тот момент все верующие испытывали примерно одно и то же. Все они жили вели бой в зоне сражения.

Но на этом Иоанн не останавливается. Он продолжает: "Я Иоанн, брат ваш и соучастник в скорби...".

Слову "скорбь" соответствует греческое слово thlipsis – то же слово, которое употребил Павел, описы­вая испытываемые им сложности во 2-м послании к Коринфянам (1:8). И снова оно описывает "очень тяжелую ношу, бремя, которое раздавливает, или состо­яние, когда вы прижаты к стене, когда находитесь на пределе своих возможностей, когда вы вынуждены нести непосильный для человеческого существа груз".

Это была благая весть и для других, кто терпел преследования. Так о своей жизни могли говорить все верующие тех дней: они были вынуждены нести чрезвычайно тяжелую ношу. Жизнь была невыносимо трудной. Иоанн говорит им: "Я понимаю. Я ваш брат и соучастник в этих страшных испытаниях".

Почему было так важно, чтобы другие верующие услышали, что Иоанн испытывает трудности? Потому что он был лидером; он был единственным оставшимся в живых из первых апостолов, которых избрал Иисус. Теперь он был уже очень стар. И он был главным при­мером для них.

Если Иоанн мог вынести все это в свои годы, то они знали, что и они смогут. Если Иоанн сохранил верность, то и они смогут остаться верными. Им было необходимо услышать звук победы в его словах, и имен­но это они услышали в том, что Иоанн писал им.

В продолжение добавляется еще одна важная де­таль: Иоанн говорит: "Я Иоанн, брат ваш и соучастник в скорби и в царствии...".

Вы можете спросить: "Почему так важно упоми­нание о "царствии"?". Это говорит о том, что Иоанн ни­когда не забывал, что для него важнее всего в жизни. В то время, когда в глазах мира он был политическим бунтарем и диссидентом, когда его держали в заключении как преступника, Иоанн все еще помнил, что он – член королевской семьи, член Божьего Царства.

Ради этого Царства и Евангелия этого Царства страдал Иоанн. НИ одно из гонений, которые он перенес, он не воспринимал как направленные на него лично. Он знал, что мир противостоял не ему, а тому Царству, которое он представлял.

Хотя сейчас он страдает за это Царство, Иоанн знает, что его ждет и награда! И пока он действительно является "соучастником в скорби", он помнит, что должен сохранять правильный расклад вещей.

В том, что происходило, главным был не Иоанн; в центре всего стоял вопрос о Царстве. Иоанн, все его братья и сестры должны были постоянно держать это в центре своего внимания. Они должны были быть гото­выми заплатить любую цену для продвижения Царства и для того, чтобы овладеть потерянным миром. Иоанн был счастлив, что являлся воином Божьего Царства, и гордился тем, что был политическим заключенным за его Царя!

Затем Иоанн упоминает еще кое-что очень важное. Он говорит: "Я Иоанн, брат ваш и соучастник в скорби и в царствии и в терпении Иисуса Христа...".

Обратите внимание на слово "терпение". Этому слову соответствует греческое слово hupomene, кото­рое состоит из двух других греческих слов – hupo и meno.

Слово hupo описывает что-то, что находится "под чем-то". В конкретном случае слово говорит, что что-то находится "под чем-то чрезвычайно тяжелым". Слово тепо буквально означает "я стою", и оно говорит о "решении оставаться на одном месте и не сдвигаться с него". Соединенные в одно слово, они описывают "непоколебимое решение человека". Он (или она) принял решение "навсегда остаться на этом месте и не сойти с него, даже если груз станет невыносимо тяжелым".

В Церкви первого столетия терпение считалось королевой всех добродетелей. Каждый стремился обрести это качество. Если человек обладал hupomeno ("силой устоять и выдержать"), он мог перенести любое испытание и одолеть всех противников. Поэтому все верующие этого времени стремились обрести эту добродетель и молились об этом. С ней победа всегда за вами!

Избрав это слово, Иоанн ясно раскрывает свою точку зрения: "Точно так же, как остальные братья и сестры, я нахожусь под невероятно тяжелым грузом – таким тяжелым, что он может раздавить меня, – но я решил не двигаться с места! Я знаю, что Евангелие ис­тинно. Я знаю, что совершил Иисус Христос в моей жизни. И я не намерен отступать!".

Благодаря своему терпению ("силой устоять и выдержать") Иоанн пережил своего истязателя Домициана! Терпеливые и выносливые всегда одерживают победу в зоне сражения!

Затем Иоанн объясняет, почему он находится на острове Патмос. Он говорит: "Я... был на острове, на­зываемом Патмос, за слово Божие и за свидетельство Иисуса Христа" (ст. 9).

Кажется несправедливым, что старого человека заставили тяжело работать на дне каменоломни в надежде, что он не выдержит и умрет "за слово Божие и за свидетельство Иисуса Христа"! Действительно! Это нечестно!

Но честно это или нет, правильно или нет, не имело значения. Это происходило. И теперь было важно, чтобы Иоанн правильно вел себя в этой ситуации, чтобы выдержал, как настоящий воин, и вышел из сражения победителем.

Если вы сейчас переживаете трудные времена, то же относится и к вам. У вас могут возникать подобные мысли: "Как это произошло? Что я сделал неправильно? Почему Бог позволил этому произойти? Как я позволил сатане вмешаться в мою жизнь и совершить такое?".

Такие вопросы не могут изменить ситуации. Важно, чтобы вы смело противостояли дьявольской ата­ке, чтобы переносили страдания, ЕСЛИ ЭТО НЕОБ­ХОДИМО, и вышли победителем из зоны сражения!

Не отступайте ни на дюйм! Не сдавайтесь под натиском дьявола! Оставайтесь там, куда вас поставил Бог; не смейте двигаться с места, даже если бремя ста­новится слишком тяжелым! Терпение и выдержка помогут вам добиться успеха и поразить сатану! У него нет оружия против терпения!

 

Как бы вам понравилась такая награда?

 

Посреди всех испытаний в жизни Иоанна происходит нечто чудесное: он получает особое прикос­новение Бога – прямо в зоне сражения, – которое должно ободрить его, помочь ему, уведомить его о том, что тот Царь и то Царство, ради которого он страдал, знают о его положении.

Иоанн говорит: "Я был в духе в день воскресный и слышал позади себя громкий голос, как бы трубный, который говорил: Я есмь Алфа и Омега, первый и пос­ледний" (Откровение, 1:10).

Сам Царь посещает Иоанна! И какое это было удивительное посещение! Обратите внимание на то, что говорит Иоанн: "Я был в духе в день воскресный...". В этом свидетельстве Иоанна важно заметить две вещи.

Во-первых, Иоанн говорит: "Я был в духе...". Во-вторых, он указывает на день недели: "... в день воскре­сный". Обе эти фразы имеют большое значение. Почему? Они раскрывают то, как произошло видение; что думал Иоанн, когда оно произошло; почему оно слу­чилось именно "в день воскресный".

Во-первых, Иоанн говорит: "Я был в духе...". Слово "был" соответствует греческому слову ginomai, и оно имеет большое значение. Почему? Слово ginomai указывает на то, что Иоанн не знал о том переживании, которое ему предстояло. Эта встреча с Иисусом была для него полной неожиданностью.

Слово ginomai ("был") почти всегда использова­лось для описания "чего-то, что развивается медленно". Иногда оно использовалось для описания "чего-то, что происходит совершенно неожиданно". Например, в книге Деяний апостолов (10:10) оно употребляется, чтобы описать, как случилось видение Петра. Там гово­рится: "И почувствовал он голод и хотел есть; между тем как приготовляли, он пришел в исступление...".

Фраза "он пришел в исступление" является пере­водом греческого слова ginomai. Это важно знать, пото­му что отсюда мы узнаем, что Петр не ожидал видения в тот вечер. Он просто находился на крыше, молился и ждал ужина, когда – ginomail – он впал в транс.

Слово ginomai, использованное здесь, говорит нам, что Петр "впал в транс", "незаметно вошел в транс", "по причинам, не зависящим от него, вошел в транс", "неожиданно для себя оказался в состоянии транса". Смысл заключается в том, что Петр был удив­лен всему произошедшему.

Иоанн использует это же слово для описания событий, которые произошли с ним на острове Патмос. Он говорит: "Я был в духе...". Повторяю, что слово "был" является переводом греческого слова ginomai. Этим Иоанн говорит: "Я не знал, что это произойдет... Я не ожидал, что это случится... Я посмотрел вверх и, к моему удивлению, вдруг покинул материальный мир и оказался в сфере духовной". Видение было неожиданным и сильно удивило Иоанна. Это в свою оче­редь говорит нам о том, как случилось это видение.

Несколькими мгновениями раньше Иоанн бил огромным молотом по дну каменоломни. Но теперь он перенесен в сферу Духа. Он не молился об особом переживании и не желал, чтобы ему явился ангел. Он просто тяжело работал, разбивая камни, когда – прямо за его спиной – появился Господь Иисус Христос!

О чем мог думать Иоанн, когда это особое событие произошло с ним? Ключ к ответу может быть найден во фразе "в день воскресный" или, как говорит другой перевод, " в день Господень".

О каком дне здесь идет речь? "День воскресный" или "день Господень" в этом тексте имеет прямое отношение к язычеству и поклонению императору! Вы спросите: "Откуда это тебе известно?" Фраза "воскрес­ный день" является переводом греческого слова kuriakos, используемого для описания дня недели, которое отводилось для поклонения императору.

Этот день назывался Днем императора, и почти всегда упоминание об этом дне указывало на поклоне­ние императору. В этот день по приказу правительства все должны были поклоняться правящему императору и сжигать фимиам на его алтарях. Зная, что этим он оскорбит как христиан, так и иудеев, Домициан для этого языческого поклонения выбрал субботу.

Именно Домициан – этот низменный, извращен­ный император сослал Иоанна на остров Патмос. Как я уже говорил, действия Нерона по сравнению с теми действиями, которые развернул Домициан, напоминали игры дошкольника. Домициан был поглощен идеей унич­тожения христиан.

Кроме этого у Домициана появилась еще одна демоническая идея. В 83 году н.э. он приказал отлить монету с изображением его умершего сына. Его сын был изображен сидящим на планете Земля и держащим семь звезд в правой руке, что указывало на небесную власть над миром.

Почему это так важно? Потому что этот факт раскрывает еще одну деталь в языческом мировоз­зрении Домициана. Он верил, что его умерший сын вместе с ним работал над покорением мира! И вы должны были поклоняться не только Домициану, но и его покойному сыну.

Именно поэтому, как описывает Откровение (1:16), Иисус в видении показался с семью свечами в правой руке. Слово описывает Иисуса так: "Он держал в деснице Своей семь звезд...". Иоанн очень хорошо понимал, о чем говорили эти символы!

Иисус подразумевал следующее: "Я знаю, что Домициан выставляет своего умершего сына господом, но да будет тебе известно, Я единственный, кто имеет небесную власть над землей, и никто кроме Меня! Я есть Тот, кто держит в правой руке семь звезд. Я Господь! Ни Домициан, ни его покойный сын не контролируют тебя, Иоанн, или Мою Церковь. Я и только Я имею небесную власть. Я Господь!”.

Тем не менее, теперь Иоанн работает в каме­ноломне на острове Патмос. Работает, работает и работает и вдруг неожиданно он вспоминает, какой это день недели! Он, наверное, подумал, ударяя тяжелым молотом: "Если мои расчеты правильны, сегодня тот день недели, когда Домициан требует, чтобы все поклонялись ему, – День императора. Мне все равно, как Домициан называет этот день и сколько раз он нарекает себя господом, я не буду поклоняться этому сумасшедшему, одержимому злым духом человеку. Существует только ОДИН ЕДИНСТВЕННЫЙ ГОСПОДЬ – Царь Иисус! Я не буду сегодня поклоняться Домициану. Я буду поклоняться ИИСУСУ ХРИСТУ! Несмотря на то, что я нахожусь на дне ямы, где никто меня не видит, я буду поклоняться изо всех моих сил!".

Я прямо слышу, как Иоанн все громче и громче восклицач: "ИИСУС – ГОСПОДЬ! ИИСУС – ГОСПОДЬ! ИИСУС – ГОСПОДЬ ВСЕГО!".

Внезапно приподнялась завеса, закрывающая духовный мир, и Иоанн обнаружил, что он уже не находится на дне ямы. Он сам говорит: "Я был в духе...". Слово "был" – это опять слово ginomai.

Иоанн как будто говорит: "Не знаю, как это произошло! Я просто отказался поклоняться Домициану и стал поклоняться Иисусу. Я размахивал молотом, разбивая камни, как вдруг я почувствовал перемену! Я бросил молот и понял, что "я был в духе". И тогда, к моему великому удивлению, я услышал громкий голос, как бы трубный, позади меня...".

Это было откровение Господа Иисуса Христа, ко­торого раньше никто не знал! Люди смеялись над Оралом Робертсом, когда он говорил, что видел Иисуса, рост ко­торого был 300 метров. Скажу честно, я удивлен, что Орал Роберте не видел Иисуса ростом в 3000 метров!

Иисус, которого увидел Иоанн в тот день, не был похож на Иисуса, которого помнил Иоанн: Он принял абсолютно новое обличие! Как выглядел Иисус? Почему это видение явилось в отвратительный день идолопоклонства и поклонения императору?

Истинный Царь, Иисус Христос, явился, чтобы увидеть Своего воина, Иоанна. Царь, ради которого Иоанн "переносил страдания", пришел, чтобы явить Себя во всем Своем величии, всей силе и всем могущес­тве!

Иисус был одет в одежды императора – на Нем было длинное царское одеяние, опоясанное золотым поясом, а ноги Его были цвета раскаленной меди.

Иоанн, наверное, подумал: "О Иисус, Ты мой Царь!" И пусть весь цивилизованный мир в тот день поклонялся одержимому человеку, Иисус все равно был Господом всего! И Он пришел явить Себя воину, кото­рый платил дорогую цену за свою верность. Иисус как бы говорил: "Да, Иоанн, Я истинный Император!".


Дата добавления: 2015-07-10; просмотров: 95 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Глава первая | Глава вторая | Глава третья | Глава 5 3 страница | Глава 5 4 страница | Глава 7 | Глава восьмая |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Глава 4| Глава 5 2 страница

mybiblioteka.su - 2015-2024 год. (0.021 сек.)