Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 18 Спроси меня Как

Читайте также:
  1. А как научиться любить? – недоумённо спросил малыш. На его плечо приземлилась баттерфляй. Можно butterfly. Бабочка дивного сада, внезапно выпорхнувшая из сияющего разноцветья! 1 страница
  2. А как научиться любить? – недоумённо спросил малыш. На его плечо приземлилась баттерфляй. Можно butterfly. Бабочка дивного сада, внезапно выпорхнувшая из сияющего разноцветья! 2 страница
  3. А как научиться любить? – недоумённо спросил малыш. На его плечо приземлилась баттерфляй. Можно butterfly. Бабочка дивного сада, внезапно выпорхнувшая из сияющего разноцветья! 3 страница
  4. А как научиться любить? – недоумённо спросил малыш. На его плечо приземлилась баттерфляй. Можно butterfly. Бабочка дивного сада, внезапно выпорхнувшая из сияющего разноцветья! 4 страница
  5. А как научиться любить? – недоумённо спросил малыш. На его плечо приземлилась баттерфляй. Можно butterfly. Бабочка дивного сада, внезапно выпорхнувшая из сияющего разноцветья! 5 страница
  6. А почему не сейчас? - спросил Джон у Белова.
  7. А что будет, если не найдем? - спросил Палач.

Нера

Первое, что я увидела на следующее утро, было его лицо. Он смотрел на меня с выражением умиления. Наверное, такое бывает у родителей, когда они смотрят на свое спящее чадо.

- Доброе утро.

- Доброе. Давно за мной наблюдаешь?

- Некоторое время. – Как всегда уклонился от ответа. – Ты видела сон.

Я села.

- Ты можешь видеть мои сны?

- Что-то вроде этого. Раньше такого не было.

- Эффект от кровосмешения? – он кивнул. – Чего еще ждать? Ты будешь исполнять мои желания, прежде чем они оформятся у меня в голове?

Он засмеялся.

- Не думаю. Подождем. Может это и не связано со вчерашним. Мы вместе, мы рядом и влияем друг на друга, как это бывает у обычных людей. Знаешь, через несколько лет даже привычки становятся общими.

- Нет, не знаю.

Я нахмурилась. Со сколькими женщинами он жил вместе?

Вчерашний день оказался очень насыщенным, сколько времени уйдет на то чтобы все это переосмыслить? Сколько вообще всего произошло, что никак не укладывалось в нормальную человеческую логику. Хотя, если не зацикливаться, то все вполне терпимо. Но есть уйма вопросов, и ответы на них, как ни крути, нужны.

- Остин, в связи со всем этим, - я неопределенно развела руками. – У меня накопилось много вопросов. И я очень хочу получить ответ.

- Хорошо.

- И хочу услышать правду.

Он нахмурился и сложил руки на груди.

- Может не сразу, но ты все узнаешь.

- Тогда не ври мне. Если не готов ответить честно, так и скажи.

- Хорошо. Начнем прямо сейчас?

- Да. Чем ты занимаешься в своих специальных командировках?

- Как правило, выполняю то, чем озадачивает меня ваш мир. Так сказать расплачиваюсь за свое пребывание здесь.

- А что именно?

- Пока не могу ответить.

- Ясно.

- Нет, подожди. Просто мне нужно подготовить тебя ко всему этому. Еще вопрос?

- Как ты попал в этот мир?

- Тоже пока слишком сложно. Для начала подробнее узнаешь, про нашу Родину.

- Хорошо. А что с ней? Когда ты все расскажешь?

- Давай для начала ограничимся тем, что ты узнала из снов.

- Все же они из-за тебя?

- Мы обменялись кровью, я влил в тебя прилично своей, это не может не сказаться.

- Ну, если вспомнить, то действительно, все сны, кроме одного, были рядом с тобой.

- Кроме одного?

- Когда Версенес уехал.

Он поморщился как от боли.

- Знаешь, это было так глупо. Возьми я тебя с собой, все было бы хорошо. Так ты говоришь не рядом со мной был сон?

- Когда ты напугал меня свои видом и я слиняла к Винсу. – Он опять нахмурился, и я положила голову ему на грудь и стала слушать музыку его сердца. – Не переживай. Я ведь тебя выбрала.

- Вроде того.

Ответ прозвучал угрюмо, и мне подумалось, что из-за этой чертовой измены, и тут же родился еще один вопрос.

- Что с Винсом? Как ты отомстил ему?

Неожиданно Остин расхохотался, да так что мне пришлось сесть. На его глазах даже выступили слезы.

- Прости, что я мог сделать? Убить его? Уволить? Сделать какую-нибудь пакость? Набить морду? Ничего из этого, не облегчило бы моей боли.



- И ты не сделал ничего?

- Да, и знаешь, его это изрядно взволновало. Хотя не этого я добивался.

- Я бы на твоем месте всыпала ему по первое число.

- Какие же вы люди агрессивные. Дай вам волю, вы сами себя истребите, голыми руками.

- Если честно, то меня шокирует, когда ты подчеркиваешь свою нечеловечность. Пойми, я всю жизнь жила так, как жила. Не было вокруг ни эльфов, ни гномов, ни прочей нечести.

- Так я по-твоему нечесть? – его это позабавило.

- Нечто сверхъестественное. Трудно все это уложить в голове.

- Хорошо. Я постараюсь сделать так, чтобы ты поменьше во все это вникала.

 

За завтраком, за чашкой вкусного кофе все было забыто. Мы весело болтали и ели горячие тосты с маслом и вареньем. Прямо как в детстве. Как-то неожиданно пришла в голову мысль.

- Познакомь меня с сыном.

- Что? – Остин поднял на меня глаза и застыл. – Зачем?

- Ну, не знаю… Он часть твоей жизни, про которую я не знаю. Может стоит это изменить?

Загрузка...

- Может и стоит… Я подумаю.

- Давно ты с ним виделся?

- Нет. Я навещаю их периодически.

- Ты не говорил.

- Не думал, что это важно.

- Конечно, важно. Он же важен для тебя?

- Важен.

- Значит и для меня важен.

- Как его зовут?

- Алекс.

- Хорошее имя. Так, когда мы увидимся?

- Я должен договориться с его матерью.

Я кивнула.

 

Мы договорились, что проведем вместе ближайшие выходные. Алекс с мамой и мы с Остином приедем в один развлекательный центр, где можно интересно провести время с ребенком.

Странно, но я почему-то совсем не волновалась предстоящей встрече. Казалось бы, это очень важный шаг, я узнаю Остина с новой стороны, увижу какой он отец, познакомлюсь с женщиной, с которой его связывали, серьезные отношения. Ревности тоже не было. Была уверенность, что любит он только меня, а она лишь друг... и мать их ребенка.

В преддверии встречи, мы вместе выбрали и купили для Алекса огромный конструктор. Остин сказал, что у него хорошо получается собирать всякие интересные вещи.

И все же в машине, перед встречей я начала нервничать. А вдруг я ему не понравлюсь?

- Он ребенок. Ему почти все нравятся.

- Ты мысли читаешь?

- Нет, догадался. – Он хитро ухмыльнулся и вылез из машины.

В большой игровой было пусто. Мы устроились на маленьком мягком диванчике, еще немного и нервы сыграют со мной злую шутку…

Дверь открылась и вошла высокая стройная блондинка с очаровательным малышом. Глаза его были удивительного цвета, то ли голубые, то ли серые, то ли зеленые, волосы светлые, прямые, аккуратно подстриженные. Мальчик сразу подлетел к Остину и проворно залез к нему на колени.

- Папа! – его звонкий голосок переливчато звенел радостью.

Я улыбнулась девушке, она в два быстрых шага оказалась рядом и, протянув мне руку, представилась:

- Стелла.

- Нера. – я неуверенно взяла ее руку, она ответила твердым рукопожатием.

- Он такой непоседа, - сказала Стелла обратив взгляд к сыну. – Не сидит на месте, а когда видит отца, так и вовсе забывает обо всем вокруг.

Я посмотрела на Стеллу и поняла, что не могу испытывать к ней ревности. Не могло и в голову прийти, что Остин хоть на миг влюбится в нее. Она была такой… Словом она была не такой как я. А я и представить не могла, что Остину может нравится кто-то не схожий со мной.

Остин уже отдал подарок сыну и тот с азартом принялся вытаскивать конструктор из коробки. Они вместе стали сортировать его по размеру и цвету и совсем увлеклись.

Стелла села рядом со мной на детский диван и завела разговор, вполне такой светский разговор. О погоде, политике, финансах. Видно было, что ей не привыкать находить язык с незнакомыми людьми, чего нельзя сказать обо мне.

Остин и Алекс совсем забыли о нас, уже строили огромный замок. Я внимательно смотрела на них и удивлялась. Он сейчас совсем как человек. Нет в нем ничего такого, что бывает, когда мы вдвоем. Сейчас он самый обычный отец. Ему интересно строить с сыном замки, слушать его рассказы, обнимать, гладить по голове, целовать. Как он может одновременно быть чем-то совершенно потусторонним? Может и со мной он сможет так же?

Я улыбнулась им и помахала рукой, тогда Остин жестом позвал меня к себе. Я подошла и села рядом на пол.

Алекс как раз заканчивал строительство моста к главным воротам.

- Это чтобы Макс не смог пройти в мой замок. – сказал он и показал как может подниматься мост.

- Кто такой Макс? – я не очень хорошо могу общаться с детьми, так как с младшим братом общалась не очень много. А жаль.

- Он плохой. Он дерется. Я играю с Виком. У него такой же велосипед, ему папа подарил.

Вот так, в детском мире все просто. Плохой потому что дерется, хороший потому что не дерется. Как бы мне хотелось, чтобы и в моей жизни можно было принимать такие же прямолинейные решения. К кому мне отнести Остина? Нет, со мной он никогда не дрался, но остается загадкой, с кем дрался, когда привез с Востока ту окровавленную тряпку.

- А у тебя есть велосипед?

- Нет.

- А почему?

- Ну… - я замялась, потому что и сама не знала ответ. – Наверное я плохо катаюсь.

- А почему тебя папа не научил?

Да, папа меня многому не научил. Где вообще был этот папа, пока я училась кататься на велосипеде?

- Он слишком занят, чтобы учить меня. – А про себя добавила, что он слишком занят поучая других.

- Мой папа тоже занят, но он ко мне часто приходит.

Вот она правда, мой папа слишком занят для меня. А папа Алекса, Остин, успевает и сыну время уделить и мне. А я ведь даже не знала, что они часто видятся.

- Я с работы наведываюсь к нему, и перед командировками. Конечно, если они никуда не уехали.

- Часто путешествуют?

Остин кисло улыбнулся и ответил?

- Стелла то ли журналист, то ли политик, то ли общественный деятель… - Стелла в этот момент кивнула в знак согласия, - Я так и не смог понять чем конкретно она занимается.

- Совсем как я с тобой.

- Да…

У меня зародилась надежда, что он, наконец, раскроет мне все карты.

Мы просидели еще пару часов, пока Стелла не сказала, что им пора. Остин как-то сразу погрустнел и не выпускал руку сына. Было видно как они дороги друг другу, как им хочется быть вместе, быть рядом. Кем надо быть, чтобы вот так просто отказаться от своего ребенка? Как мой отец смог это сделать? Как Остин выдерживает все это?

Я взяла его под руку и повела к выходу. По правде, я не знала что сказать. Не грусти? Все пройдет? Это не правда. Ничего не изменит факта, что его сын растет не с ним.

Мы сели в машину, Остин вставил ключ в зажигание, но машину не завел. Он сидел, положив руки на руль и мрачно оглядывал подземный паркинг.

- Что я могу сделать?

Он покачал головой.

- Ничего.

- Как ты это выдерживаешь?

- Не просто. Мое человеческое «я» жутко переживает по поводу всего этого. Если бы я был цельным, например как ты, я бы непременно попробовал создать с ней семью, ради ребенка, ради себя.

- Но ты не полностью человек.

- Не полностью. Мое второе я подтверждает, что это не получится.

Мне показалось, что где-то далеко на горизонте забрезжил призрак свадьбы, и я про себя поморщилась. Ничего глупее придумать нельзя.

- Я ведь даже не могу взять его к себе на каникулы.

- Боишься обернуться?

- И это тоже.

Опять секреты. Куда ж без них.

- Ладно, поехали, я могу так целую вечность впадать в тоску.

Он резко тронулся, и мы помчались к выезду. Всю дорогу домой в салоне висело напряжение. Я и представить не могла о чем можно заговорить, что было бы способно отвлечь его от грустных мыслей, а он не отрываясь смотрел на дорогу и вел машину так, будто по нам ведется артобстрел.

Дома мне в голову пришла гениальная мысль. Я пошла в ванну и запустила джакузи. Это должно помочь. Взяла Остина за руку и, раздев как беспомощного ребенка, усадила его в воду, сама села на бортик за его спиной. Он закрыл глаза, откинул голову назад и что-то пробормотал. Я поняла, что мой план хорош.

Я перебирала пальцами его волосы, массировала известные мне точки, и в итоге Остин снова стал моим Остином.

Перед сном меня опять разобрало на откровенные разговоры.

- Ты можешь быть человеком, обычным человеком. – В моих словах прозвучало больше энтузиазма, чем я хотела показать.

Он протянул руку и переплел свои пальцы с моими.

- Могу какое-то время.

- С сыном ты был таким обычным, простым.

- Тебе так проще меня воспринимать?

- Не обижайся, но да.

Он долго молчал, но в итоге ответил.

- Но я тот, кто я есть. Не человек. Существо из другого мира. Как и ты.

- А я чувствую себя человеком.

- Потому что ты толком не помнишь прошлого. И потому что в тебе до недавнего времени не было и крупицы иного. Теперь есть. Будет легче, обещаю.

Я промолчала, но про себя подумала, откуда ему знать, что будет лучше, он ведь не проходил через все это.

- Я помогу, но и ты должна приложить усилия.

- Я понимаю.

Еще я в тайне надеялась, что передо мной будет только Остин – человек.

- Почему твоя натура двойственна? Можешь не повторять, про то, что я попала сюда не по своей воле, а ты нет, и все такое.

- Причина в том, что я попал сюда самостоятельно, - я закатила глаза, - подожди, и я дойду до сути. Я заключил сделку с этим миром и продал ему свое тело.

У меня внутри все похолодело.

- Это как сделка с дьяволом?

- Нет. Душа осталась при мне. Я как бы заложил этой планете свое прежнее тело и получил новое.

- Но ты и старым пользуешься.

- В основном в чужих интересах.

Я кивнула.

- И что же ты делаешь? – Он опять замялся. – Остин, расскажи. Сколько можно?

- Я боюсь.

- Не бойся.

- Легко сказать. Вдруг это все изменит?

- Ничто не изменит того, что я люблю тебя.

- Ну ладно. Я нечто вроде орудия мести.

- Это как?

- Например, есть некий террорист, который попирает все законы мироздания и творит зло, а потом волшебным образом он исчезает и больше о нем никто ничего не слышит. Обычно это моих рук дело.

- То есть ты восстанавливаешь мир на земле?

- Вроде того.

- И что же в этом ужасного?

Он опять надолго замолчал. И я поняла все сама. Он убивал их.

- О! – больше я ничего не смогла произнести.

- Я же говорил, что не хочу тебя шокировать.

- Просто это совсем не то о чем я думала. Как это происходит? Не может же тебе приходить письмо с адресом и именем очередного мерзавца.

- Я чувствую зов и иду на него. Как птицы чувствуют магнитное поле земли.

- Значит, во время своих командировок ты борешься со злом?

- Не всегда. Иногда это на самом деле командировки, иногда получается совмещать.

Я кивнула.

- Так вот откуда тот кусок окровавленной ткани…

-Да. Прости. Тогда глупо вышло.

- Я и вправду чувствовала себя глупо. Вот я вижу тебя монстром, а в следующую минуту ты уже человек и делаешь вид, что наши взгляды не встретились в зеркале.

- Я был напуган не меньше твоего. Это была случайность.

- То есть если бы не было этого, я бы осталась в неведении?

- Нет. Я знал, что как-то влияю на тебя, и ты начнешь все вспоминать. Но вышло так, как вышло. Тебя совсем не напугало то, чем я занимаюсь?

- Нет. Ты же не котят душишь. Думаю те, кого ты наказываешь, вполне заслужили этого.

- Да, в этом ты права.

Стоило вспомнить самые яркие заголовки криминальной хроники и все казалось правильным. Каких только извергов не носит земля, а Остин защищает обычных людей.

Интересно, как он узнал что я родилась? Среди семи миллиардов человек он нашел меня. Ведь не известно в какой стране я должна была появиться…

- Как давно ты узнал, что я уже появилась в этом мире?

- Это было как озарение. Вдруг я понял, что вот оно, свершилось. Я чувствовал где ты находишься и смог бы найти с закрытыми глазами.

- Почему сразу не пришел?

- К младенцу?

- Мда… А позже? Почему именно сейчас? Откуда ты знал, что со мной все в порядке?

- Просто знал и все.

- Так почему раньше то не пришел? Я уже давно не ребенок. Почему сейчас?

- Если честно, я бы еще лет десять подождал. А в тот вечер было как-то тоскливо и я пошел за тобой. Я всегда был где-то не далеко. И все произошло. И я уже не мог от тебя оторваться, подойдя так близко.

- А раньше? Это ведь не первый несчастный случай.

Он с удивлением посмотрел на меня.

- Я хотел, чтобы ты получила жизненный опыт.

- Знал бы ты, сколько этого опыта я бы не хотела получать. Сколько было разочарований, слез, одиночества, боли, предательств…

- Но ведь было и хорошее.

- А с тобой бы этого не было?

- Ты должна была сложиться как личность самостоятельно. Не уверен, что смог бы повести тебя в правильном направлении.

- Вела ли я сама себя в правильном направлении?

- Думаю, вела.

- Нет.

Во мне вдруг закипела дикая обида на него. Что ему стоило встретить меня как только я переехала в этот город.

- Нет Остин, это было по-настоящему ужасно.

- Но я чувствовал тебя.

- Значит, ты не все чувствовал.

В моем голосе появились истерические нотки

- Да что случилось то? – он приподнялся на локте. – Рассказывай.

Я сделала вдох и начала.

- Когда я только переехала сюда, то жила у одного парня. Мы встречались, а когда расстались мне пришлось съехать. На тот момент я уже работала в крутой фирме и зарабатывала большие деньги, но мне почему-то и в голову не пришло, что можно самой снять жилье или найти соседку. Нет, я вляпалась по самые уши. Мой начальник начал ухаживать за мной, как только узнал, что я свободна. Будучи наивной дурой, я доверчиво приняла его предложение жить вместе. Мне тогда казалось это дико серьезным и просто офигительным. Он был таким нежным, внимательным, предупредительным, прямо ноги подкашивались.

Как-то вечером я встречалась с клиентом в баре. Нужно было просто подписать бумаги, но он уговорил меня на бокал вина. Ничего особенного, просто у него был хороший день. Потом он отвез меня домой. Как этот ублюдок узнал об этом – не понятно. Как только я вошла в квартиру он меня ударил. Я упала, он обозвал меня шлюхой и ушел. На утро он был более чем нежным, и я все простила. Потом эта ситуация повторилась. На этот раз я просто гуляла по любимым магазинам, но так ничего и не купила. Он разбил мне нос. Как так случилось, что и после этого я не ушла, не знаю. Оправдания себе не вижу. – Остин замер, я видела, как наполняются болью и ужасом его глаза, но была уже не в силах остановить свою исповедь. – Это стало повторяться раз в неделю. И я решила уйти. Я сказалась больной и не пошла на работу, хотела тихо собрать вещи и сбежать, подозревая, что просто так он меня не отпустит.

Но я не успела, он пришел раньше. Я собралась с духом и сказала все как есть. Боялась, что сейчас последуют удары. Но все оказалось намного хуже. Он… изнасиловал меня и выкинул в подъезд. – Остин перестал дышать. – Я пошла к девчонке с работы и рассказала обо всем. Она оказалась не такой дурой и помогла мне обратиться за квалифицированной помощью и наказать его. Его посадили, а я через некоторое время ушла из фирмы. От того, что его посадили, мне легче не стало. Это ведь не изменит прошлого. Было много всяких групп поддержки, телефонов доверия, просто общения с жертвами насилия, прежде чем я снова встала на ноги.

Я не заметила что все мое лицо мокрое от слез, а Остин сжимает меня в объятиях.

- Я бы никогда не хотела такого опыта, и если бы была возможность, я бы все изменила.

- Я убью его.

- Не имеет смысла, я уже пережила все это. И простила его.

Я решила, что хватит с него откровений на сегодня. Придет время, и расскажу ему о своих других, меньших, бесчисленных ошибках. О том, как я сама лгала, изменяла и разрушала чужое счастье.

- Пойми все это прошло. Я уже в порядке. Этого словно и не было. Там была другая я.

- Но это было. – Его голос хрипел и срывался.

- Да. И я с этим свыклась. Это уже прошлое. Я уже выстрадала все это и не хочу чтобы тебе было больно.

- Я мог все предотвратить или исправить.

- Твоя реакция говорит о том, что не мог.

- Если бы я был рядом…

- Ты же сам сказал, что был рядом.

- В другом смысле.

Я уже жалела, что сказала все это. Его реакция была подобна ядерному синтезу. Он никак не мог остановиться, и хоть в это противоречило моему мнению, я начала убеждать его в правоте.

- Может, так было суждено, что мы должны встретиться именно сейчас?

- Ну почему, почему я ничего не почувствовал тогда?

- Как давно ты вообще начал меня чувствовать?

Он задумался. Похоже, это его заинтересовало.

- Если подумать, то за год до первой встречи я начал чувствовать что ты в опасности, или испытываешь очень сильные эмоции.

- В опасности?

Если вспомнить, то ничего такого со мной и не происходило после… Конечно, пару лет я был излишне осторожна, но потом…

- Сколько раз я тайком провожал тебя до дома, сколько раз тебя отвозили из клубов такси, принадлежащем мне, сколько раз я платил за то что ты стащила из магазина.

Я залилась краской. Водился за мной такой грех. Одно время, у нас с Лейлой было развлечение, воровать одежду из магазина. Например, прийти в одних джинсах, а уйти в других, оставив свои в торговом зале, или взять на примерку нижнее белье и половину унести на себе. У нас даже было специальное устройство позволяющее снимать защиту.

- Значит я была не настолько хороша?

- Возможно. Я же не всегда за тебя платил.

Я положила палец на складку между его бровей, он взял меня за вторую руку и поцеловал пальцы.

- Я не хочу, чтобы ты грустил.

- Я думаю, ты понимаешь, что я чувствую.

- Понимаю, и поэтому говорю, что надо идти дальше, не нужно зацикливаться. Нужно забыть.

Он ничего не ответил, но взгляд его немного посветлел. Надо было сменить тему.

- Знаешь, я так привыкла бездельничать и не работать, что могу деградировать. Может что-то сделаем с этим?

- Приходи ко мне офис. Возьму тебя помощником.

- Чтобы все косо смотрели на меня и понимали, как я получила место?

- Ну, у меня есть люди на работе, с которыми я занимался сексом.

- Тем более мне будет не ловко.

- Каждый рабочий день я общаюсь с Винсентом.

- Хорошо, квиты. Но что я буду делать?

- Что ты умеешь?

- Всего по-немногу.

- Как тебе общение с клиентами? Будешь выбирать заказчиков, вести переговоры, курировать мой график.

Последняя мысль мне очень понравилась.

- И я смогу решать, куда и когда ты поедешь.

- И даже на сколько. Конечно, только то, что по долгу службы.

- Надо об этом подумать.

- Я смогу брать тебя с собой. И мы будем не на жарком Востоке, а в разных местах, в хороших отелях. Обещаю. Могу даже самолет нанять.

- Даже так.

- Даже так. На случай если захочешь домой.

- Откуда такая прорва денег?

- Фирме много лет. Она существует в том или ином виде чуть ли не тысячу лет. Кое-что меняется, но в основном, все устроено так, что будь я не доступен скажем лет 50, она будет работать автономно.

- Сколько же тебе лет?

- Тридцать пять.

- Ну конечно.

- Четырнадцать.

- Чего?

- Мне сто сорок веков, если расчет точен.

Это было ошеломительно. Я прикинула в голове, это сколько же? Мегалиты по всему миру, пирамиды, Сфинкс… Он же старше.

- Это же… У меня столько вопросов!

Только бы он знал ответы на то, что интересует меня больше всего.

- Нера, нет, - он вздохнул. – Это очень утомительно. Сейчас моя память равна тридцати пяти годам, а остальное лежит где-то за пределами моего разума. Я имею к этому доступ, но это очень сложно, поэтому, пожалуйста, не надо.

- Ну чуть-чуть.

- Нет.

- Никогда?

- Никогда – это слишком долго.

- Значит, у меня есть надежда?

- Есть.

- Спасибо.

Я кинулась ему на шею и запечатлела на его губах страстный поцелуй. В голове возник очередной неуместный вопрос.

- Какого это было, когда я была с Винсентом.

Остин охнул, то ли от удивления, то ли от возмущения, то ли и от того и от другого, но ответил.

- Ты не перестаешь меня мучить. Но так уж и быть отвечу. Мои эмоции раздвоились. Я был в бешенстве, но в то же время испытывал то же что и ты. – Его глаза недобро сверкнули, и он добавил, - Я понимаю, что такого в этом Винсенте. Он такой сладкий, как персик.

Я залилась краской. Его ответ – достойная расплата за подобный вопрос. Мне самой приходили в голову медовые персики, всякий раз как дело касалось губ Винса.

Я зажмурила глаза и повторяла про себя, что мне жаль, надеясь, что Остин каким-то волшебным образом поймет это.

- Забыли, - мягко произнес он и чмокнул меня в нос.

Я открыла глаза, но увидела перед собой не светлые глаза Остина, которые каждый раз казались мне то зелеными, то голубыми, то серыми, а карие, и нос стал крючковатым. Я видела перед собой Версенеса, как во сне.

- Версенес.

- Мы же договорились, теперь я – Остин.

Я моргнула и образ испарился.

- Я увидела тебя таким как во сне. Как такое может быть?

- Не знаю. Игры разума.

- Может ты на секунду предстал в таком облике?

- У меня может быть только один другой облик. Версенес в твоем воображении выглядит иначе, чем на самом деле.

Я опять испытала нечто вроде отвращения и понадеялась, что он этого не понял.

 


Дата добавления: 2015-07-10; просмотров: 118 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Глава 7 После возвращения | Глава 8 Сближение | Глава 9 Инстинкт | Глава 10 Салки | Глава 11 Изменница | Глава 12 Настоящий | Глава 13 Невозможно. | Глава 14. Сердце мира. | Глава 15 сердце мира | Глава 16 Мы ищем таланты |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Глава 17 На перепутье| Глава 19 Изгнание

mybiblioteka.su - 2015-2019 год. (0.05 сек.)