Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

А как научиться любить? – недоумённо спросил малыш. На его плечо приземлилась баттерфляй. Можно butterfly. Бабочка дивного сада, внезапно выпорхнувшая из сияющего разноцветья! 2 страница

Читайте также:
  1. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 1 страница
  2. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  3. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  4. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  5. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  6. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница
  7. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница

- Возьми-ка!

- Без стеснений!

- На!

- Бери, пока дала!

Когда блондинка за что-то платит – это видится странным. Когда блондинка платит кому-то – это рассматривается ещё нелепей. Много ли вы видели таких блондинок?.. Речь не о перекрашенных суках, доедающих последний хрен. Честно живущих на зарплату секретаря или продавца-консультанта. Такие девицы пачками встречаются в супермаркетах дешевой еды и в метро. Речь о продуманных суках, которым повезло кушать хрен в шоколадной обертке… Гонец собрал банкноты и положил их в карман.

- Благодарю всех, леди. Может, нужно отвезти ответ… отцу Патрику?

Если мистер Фэйс – святой, то Его Высочество – уже король. Но какая разница, как он себя называет?.. Блондинки – всего лишь куклы… в кукольном домике. Омерзительно и интересно.

- Не надо ответ!

- Ответ не надо!

- Передай, что мы едем в храм!

- Нет-нет! – внезапно запротестовала Мэри. Леди подошла к гонцу, на ходу доставая из сумочки ещё сотку. - Буду признательна, если подбросишь нас до нужного места. Я видела твою тачку, и здесь ведь не так далеко…

Сотня долларов из рук в руки. Просящая гримаска дорогой штучки. Церемонный кивок курьера в знак согласия.

- Я помогу вам добраться.

 

ПОПОЙКА СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛЕЙ

В ризнице, у алтаря, причащались двое: Джозеф и Патрик.[16]

Джозеф являлся священником – кряжистые и немного дрожащие руки, доброе румяное лицо, большой золотой крест на мощной груди. Зрачки отражают чувство вины, что - подобно потаённой мысли, всегда присутствует в глазах. О чем бы священник не говорил и что бы не делал! Грех – сие наказание для души, имеющей слышащие уши… Когда-то Джозеф служил капелланом сухопутных войск США. Армейский священник – по-граждански. Духовник генерала Лоренса – по собственному желанию.

Патрик представлял собой диакона весом ровно триста фунтов.[17] Других внешних отличительных признаков не имел. Если не считать таким признаком наивные глаза – слишком наивные даже для человека духовного звания.

Патер вопрошал, наливая из сосуда терпкое вино в чашу:

- Ты знаешь, Патрик, почему мы обращаемся к живым людям на «вы», а к покойникам на «ты»?

- Но к живым мы тоже обращаемся на «ты», - не согласился юный диакон. - У меня есть знакомцы, которым я говорю «ты»… Да и мы с тобой, отец Джозеф…

- Истинно! – степенно перебил священник, аккуратно ставя сосуд с вином на алтарь. Он поднес чашу к носу, шумно понюхал и блаженно зажмурился. Открыл глаза и веско изрёк.

- Патрик, у тебя есть знакомые и отец Джозеф - мы обходимся без церемоний. Только незнакомые люди обращаются друг к другу на «вы». А мертвецам говорят «ты» всегда.

Джозеф испил святого вина и закусил святым сухариком - просфорой.

- А как же церковный канон? – удивился Патрик. - Иисус везде обращается к людям на «ты»! Как и человек к нему. А?

Джозеф отряхнул со стихаря хлебные крошки и налил вина диакону.



- Канон – каноном, - разъяснил священник. – А… вот скажи, Патрик, когда ты покупаешь газету, ты говоришь: «Эй, Джон, дай мне газету»?

Патрик взял чашу и выпил вино без остатка. И запротестовал:

- Не-ет! Я глаголю: «Мистер Джон, дайте мне газету, сэр».

- Истинно! – огласил Джозеф. – А когда этого Джона принесут отпевать, что скажешь?

- Светлая Память тебе… Джон! – размыслил диакон.

Священник налил по второй. Оба выпили. И Патрик запальчиво спросил:

- И почему же такое непочтение к мертвецам, отец Джозеф?

Пастырь крепко взялся за золотой крест обеими руками и пафосно подытожил:

- У живого человека есть душа! А у трупа души нет, она отлетает в момент смерти. Поэтому к трупу обращение всегда на «ты», в отличие от живого… Вся соль в душе, Патрик!

Священник вознамерился налить по третьей, но попойку служителей прервал мистер Фэйс, что возник на пороге ризницы. С жестокой усмешкой он нагло заявил:

- Уполномочен сообщить, отец Джозеф, что Господь срочно призывает тебя на небеса. Поэтому бросай бухать и быстро мчись туда!

Загрузка...

В правой руке киллера блеснул револьвер. На стволе громоздилась толстая черная трубка с маленькой дырочкой на конце – уже знакомый нам глушитель.

Чувство вины получило Прощение и исчезло из глаз Джозефа. Зрачки патера резко расширились, лицо наполнилось страданием. Муторно, когда приходит в гости убийца. Ещё муторней, если он приходит с оружием. И совсем уж противно, когда тебя хотят застрелить, а ты ничего не можешь в ответ противопоставить. Ну разве что крикнуть о том, что не хочешь умирать… Спасают подобные крики редко, зато долг перед своим инстинктом самосохранения ты исполняешь.

- Неееет! – завизжал Джозеф, липким осязаемым страхом напоминая свинью перед колкой.

Гримаса отвращения исказила лицо театрала. Просвистел выстрел. Пуля разорвала священнику рот и разломала передние зубы. Сосуд с вином выпал из мертвых рук. Джозеф без стона повалился на дощатый пол.

-Тебе повезло, Патрик, - цинично ухмыльнулся мистер Фэйс. - Ты стал сегодня святым Отцом! Благодаря мне и моему верному мистеру 38-го калибра.

Киллер наставил револьвер на служителя, лениво поводил стволом перед его носом: справа налево и слева направо.

- Не стоит благодарности, Патрик! Я сделал это бескорыстно и твои молитвы во имя моего здравия мне не нужны…

Диакона сотрясала холодная дрожь, он сейчас ничего не видел и не слышал.

С прокруткой на указательном пальце револьвер был заткнут за пояс.

Резко пахнуло разлитым по полу церковным вином. Запах вина перебил запах смерти.

 

УЛИЧНЫЕ ПЕРИПЕТИИ

Гламур-стрит 18/Д. «Роллс-ройс» находился рядом со сплетенным из витиеватых узоров ограждением, через которое неплохо просматривались двор и особняк.

Мистер курьер сидел за рулём и курил сигарету. В голове роились мысли. Его Высочество не обдумывал их. Он мысли отсматривал своим мозгом. И если мысль была интересной – то принц откладывал её в специальный головной файл, для последующего рассмотрения. Если же мысль была случайной и бесполезной, мозг автоматически нажимал кнопку «delete», удаляя такие мысли навсегда из сознания. Гонец то брезгливо морщился, то мило улыбался... Приведя все мысли в порядок, повернулся к окну, чтобы выкинуть окурок. Увидел леди, спешащих по двору – к выходу на улицу… Рассыльный завел мотор, выскочил из авто, услужливо открыл пассажирские дверцы.

 

***

Леди шли к «Ройсу», подобно четырем клушам. По аккуратной дорожке, посыпанной гравием. Визгливо переговариваясь и маша дорогими сумочками.

- Девочки! С этого момента принимаем озабоченный и грустный вид.

- Замётано!

- А я и не подумаю! Чего скрывать свою радость? Ха!

- Нужно соблюдать хотя бы нормы приличия…

- Надо было соблюдать их раньше. До того, как легла в постель со старым козлищем. Только никак не после!..

- Мой, кстати, молодой… козлик.

- Девоньки! Какая, вашу мать, разница! Молодой козлина, старый? Козлищи - они вонючие и хитрые!

- Mэлoни верно говорит. Нужно узнать всё точно… Вдруг это разводка этих наших… козлищ?

Последняя фраза в любом разговоре – самая заметная для памяти! Если последняя фраза ещё и самая умная – то заметней вдвойне!.. Леди вышли за калитку и пораженно переглянулись. В салон авто расселись молча. И молчали до тех пор, пока у них не спросили:

- Вы давно знаете отца Патрика?

 

***

Военный «Роллс-ройс» 1944 года выпуска – легковая машина. С открытым верхом. Вместительная. Способна перемещаться с разной скоростью как в городе, так и за его пределами. Если шофер – иностранец, а пассажирки – блондинки, то «Роллс» может ехать по городу не спеша. А если поток других машин не очень плотный, то шофер может ещё и разговаривать.

- Вы давно знаете отца Патрика? – нарушил молчание мистер курьер, расслабленно наблюдая за полупустой дорогой.

- Мы вообще его не знаем, - отреагировала Мэри, сидящая рядом с водителем.

- И как же тогда вы к нему едете? – удивился гонец.

Митчелл, Mэлoни и Джоди, вполне свободно, не теснясь, «разложили булочки» на заднем сиденье. Ветерок и, как следствие – свист в ушах: возникает во время езды на «Роллсе» без крыши. Поток воздуха распыляет чужие слова, относит их от тебя. И нужно прислушиваться, чтобы улавливать мысли собеседника. Можно начхать и просто наслаждаться ездой. Но: Во-первых, езда на заднем сиденье – это не наслаждение, а издевательство для леди. Во-вторых, каждая курица представляет собою сгусток любопытства, и не услышать что-то, из-за какого-то ветерка – пытка, ничем не оправданная. Можно не успеть вставить свою реплику, и тогда за тебя реплику вставит другая курица, а это «mauvais ton»… Леди на заднем сиденье вытянули вперед головы и чутко слушали разговор. Занятное зрелище! Блондинка в состоянии концентрации, ловящая каждое чужое слово!.. Настало время реплик, кстати! Не всё же Мэри болтать…

- А ты знаешь всех людей, у которых берёшь заказы в своей конторе? – ехидно заметила Митчелл. - Например, нас, а?..

Женское ехидство – та вещь, против которой бессильна любая логика. Широко известный факт. Тем не менее, мужчины почему-то продолжают наступать на одни и те же грабли, противопоставляя данному ехидству именно логику.

- Ну, я-то беру заказы по роду службы… А вы ведь молодые леди, и едете по приглашению… - в незнакомых гостях вас может ждать некая чикатила. Что использует блондинок по их прямому назначению. Понимаете, леди!

- Не вижу в нашей поездке ничего ужасного! – авторитетно воскликнула Mэлoни.

- Так хочется маньячную капельку в своей жизни, - с тоской вскричала Джоди.

Да-да, леди все понимают. Поэтому и едут в гости. Кто бы сомневался!..

- Поговорим о нравственности блондинок? - предложил мистер гонец. - Точней, об её отсутствии, что (конечно) не вина белокурых женщин, а наоборот… заслуга?

Предложение было молча проигнорено. Просто и тупо проигнорировано – даже без эмоций.

- Сегодня мне позвонил преподобный Патрик, - похвасталась наличием здравого мышления Мэри. - Он сказал, что скоро рассыльный привезёт письма мне и моим подругам. Посоветовал всех собрать и ждать рассыльного. Благо, мы живем в двух шагах…

Ага. Реплика, заслуживающая того, чтобы ей поаплодировали. Хех! Этот ваш преподобный, дамочка, как никто другой умеет ставить точки над «i». Кажется, мистер курьер начал постигать, в чем суть второго акта. Вчера вечером глумились над бесами, а сегодня намерены потешиться над курицами… Бес – аналог курицы, они похожи, как же это сразу не пришло тебе в голову, поэт! Впрочем, простую мысль найти трудней всего, потому что она на поверхности. Ну ОК…

- Куда мы едем, леди?

Курицы недоуменно нахохлились. Что значит, куда!? Ты вообще, за базаром-то следи, чувырла! Не то спустим тебя в унитаз и даже не заметишь! Или курьерские зубки пересчитаем. Учи хороший тон, как с леди вести беседу!

-Туда, где ты брал заказ!

- Именно в этот храм!

- К отцу Патрику!

- Патрик служит в «Патрике»!

«Роллс-ройс» вдруг встал на месте! Пассажирок хорошо тряхнуло и кинуло вперед. Заглох двигатель! Когда на смену движению приходит остановка – неуютно становится. Особенно если остановка – вынужденная. Теряется ощущение внутреннего комфорта, что требует душевной перестройки.

- Что за хрень!? – одновременно вскричали блондинки с Гламур-стрит.

Когда вы шляетесь по миру в королевской карете, то все ваши неприятности строго планируются и дозируются. С монаршего позволения, и не иначе! И элементарная поломка тачки превращается в событие, достойное быть записанным на скрижали. Однако. Если ваш адрес – не отдельно взятый дворец, а вы сам больше не Высочество, а простой американский курьер – то надо научиться чинить автомобильные поломки. По крайней мере.

- Чёрт… Проклятая рухлядь… Как мне это знакомо! – пробормотал гонец. И надо было соглашаться ехать на старье! Курицам абсолютно по боку, а точней, по хрену – какое служебное авто имеет рассыльная контора! Стопудов... Надо инструмент.

Мистер курьер выдернул ключ из замка зажигания, выскочил из «Роллса», подбежал к багажнику. Вставил ключ в замок, открыл багажник:

- Так, ну что тут у нас здесь?..

У вас здесь два… трупа, Ваше Высочество. Юнцы, лет по двадцати.

- Неет, двадцать один год как минимум, - не согласился сам с собой принц, тупо глядя на покойников, - в противном случае пиво им бы не продали… Чёрт, какое пиво, где?.. В кабаке у кукловода, где ж ещё… Панк и Кид!

- Твою мать!.. – наконец, сорвалось с губ. Рассыльный непроизвольно осмотрелся. Когда видишь труп в том месте, где его увидеть не ожидаешь – всегда срабатывает рефлекс оглядки по сторонам! Взгляд замечает каждую мелочь, потому что кажется – все вокруг на тебя пялятся. Иногда не кажется, впрочем… Вот невдалеке мужчина с вытянутым породистым лицом. Высокий рост, в белом санитарском халате, в ухе – серьга. Пристально наблюдает за «Роллс-ройсом»! Сам стоит у автомобиля-фургона неопределенного цвета. Ухмыляется сука. Кто виноват и что делать? Виноват ублюдочный клоун!.. Надо попытаться сделать тачку и ехать на разборку.

- Инструмент, нужно инструмент!.. - Курьер отвел от наблюдателя глаза и вновь уткнул их в багажник: - Так, мальчики, разрешите пошевелить ваши трупы…

 

***

Блондинки куксились, находясь в салоне. Если тачка с открытым верхом, то понятие автомобильного салона становится несколько условным. Тем не менее, грань между улицей и кабиной есть. Ощутимая.

- Девки, поедем на такси? – предложила раздраженная леди.

- Такси – не лучший выход! – отозвалась острожная леди.

- Я не хочу ловить такси! – прокомментировала решительная леди.

- Парень сказал, что поломка знакома. И, наверное, без труда справится?.. – спросил голос разума. Его в определенных жизненных обстоятельствах слышат даже блондинки… Мэри вылезла из «Роллса». Цок-цок-цок!.. Каблучками по асфальту - взад автомобиля. Ну и рожа у гонца! Что такое в багажнике – труп бен Ладена?

- Ты скоро, мистер Рассыльный?

Курьер перестал рассматривать сумку с инструментом и мельком глянул на Мэри.

- Чёрт! - Сумка полетела назад в багажник. Крышка поспешно захлопнулась. Без ключа теперь багажник не открыть.

- Я сейчас!.. – мистер гонец крупным шагом обошел «Роллс-ройс», открыл водительскую дверцу. Нащупал под рулем рычаг открытия капота, дёрнул, послышался щелчок. Мэри обошла авто с другой стороны. Наблюдение за ходом работы – лучший стимул для исполнителя! И не важно кто есть исполнитель: рассыльный в образе слесаря или принц в образе работяги.

Его Высочество прошел наперед автомобиля и открыл капот.

- М-даа…

Количество проводов эквивалентно количеству грязи. Похоже, под капот не заглядывали со времени выпуска «Роллса». Судя по характерным признакам остановки – проблема может быть в…

- Свечной кабель! – с радостью воскликнул Высочество. - Отошел от крышки трамблера. Надо вставить проводок на его место.

Мэри глубокомысленно покивала, естественно, не поняв ни хрена.

- Что, мистер наблюдатель, «съел»!? – зло пробормотал принц, опуская капот. - Сломанной тачкой нас не испугаешь. А вот трупы – подстава, за которую придется ответить. Так и передай своему боссу!

Рассыльный гневно посмотрел на мужчину в белом халате и на его фургон. И не увидел – они уехали. Зато увидел недовольное личико Мэри. Женское лицо может толкать на подвиги, но может и отговаривать от подвигов… Рассыльный прошел к водительской дверце, опустился на сиденье, нервно покрутил ключ в замке зажигания. Мотор завёлся с пол-оборота.

- Пронесло… - облегчённо пробормотал гонец.

Когда проносит человека – это повод для радости. Когда проносит блондинку – это повод для двойной радости. В нашем случае, для тройной. Леди, по привычке, захлопали в ладоши!

- Девки, супер!

- Я верила Рассыльному!

- Надо его немедленно расцеловать! Это главное!

Мэри грациозно села. Забыла одернуть юбку. Повернулась к заднему сиденью. И веско сказала:

- Теперь главное - не облажаться на месте, - мельком глянула на гонца. – Поехали уже!

Рассыльный бросил кусать губы. Невежливо подвинул своей рукою голые коленки Мэри. Достал из бардачка карту города. Сосредоточенно изучал её минут пять... Пассажирки молчали. Женщина умеет молчать, если это в её интересах!

Отжать сцепление! Рычаг переключения скоростей!.. Жаль, что нельзя сразу включить третью скорость – максимальную на военном «Роллсе» 1944 года выпуска. Сначала первая, потом вторая… постепенно… Однако. На третьей скорости можно летать. При желании. А оно есть. Сказочное. «Роллс-ройс» прямо-таки улетел с места в солнечную даль!

 

ЛИЧНАЯ ФЕРМА РЕЖИССЁРА

В LA всё рядом, если ты этого хочешь. Через две минуты «Роллс» подлетел к церкви. Визг тормозов. Авто резко встало напротив крыльца, прямо на дороге. Не прижавшись к бордюру и не включив аварийку.

- Храм «Св. Патрика»! – кивнул на базилику курьер.

- Ты - прелесть! – похвалила за всех Мэри.

Леди вылезли из «Роллса» и заспешили к церковному крыльцу. Храм и дорога - в пятидесяти футах друг от друга. И надо успеть за этот отрезок наговориться за все то время, что молчали! А молчали леди долго. Очень! Несколько минут – приличный срок для курицы-красавицы.

- Девки, вперёд - к судьбе!

- Будем трезвыми!

- Да, расчёт не повредит, девочки!

- Я не о том, Джоди...

- А что ты имела в виду, Мэри?..

- Иметь себя – это скучно, девоньки! Ха-ха!..

- Девки, Mэлoни права, лучше всего иметь других…

- Я имела в виду осторожность!

- Трезвый расчёт и есть осторожность!

- Митчелл, я тебя обожаю…

 

«Роллс-ройс» умчался прочь немедленно, после того как четыре пары длинных женских каблуков ступили на землю, возле храма «Св. Патрика»!

 

***

Леди появились в храме, тиская дорогие сумочки. И пошли вглубь помещения, не обратив никакого внимания на кропильницу со святой водой. Мимо пустых скамеек – к кафедре. Молча. Атмосфера любого храма устроена таким образом, что не располагает к болтовне. Особенно тогда, когда вы забрели сюда не просто так, а пришли по важному делу. Например, вознести хвалу Богу или решить денежный вопрос со священником… Тридцать футов – не очень большое расстояние для высоких каблуков. И вот она – кафедра, здесь двое:

№ 1 – пухлое бесполое существо в парадной рясе священника. На груди массивный золотой крест. Трясущиеся руки - на пюпитре, в наивных глазах – животный страх.

№ 2 - высокий самец в синем костюме без галстука. В глазах – вежливое любопытство, в руках – папка с тесемками. Обаятельная полуулыбка. На щеке – ямочка.

Леди встали на месте и несколько секунд переводили глаза с одного на другого. Высокий обаяшка хорош для съёма, видно, что всё при нем. Включая наличие солидных денег. Бабло в данном случае не цель, а сопутствующий атрибут. Для леди дать нищеброду – себя не уважить… Фишка в том, что обаяшка – не отец Патрик. Явно. Сейчас цель как раз искомый священник, а атрибут с яйцами погодит или вовсе нах. Толстячок, нам нужен ты! По всей видимости.

- Это ты отец Патрик? – спросила Мэри на всякий случай.

Вопрос конкретен - не схитришь. Только не понятно, что на уме у убийц, и поэтому лучше пусть он и разговаривает. Целее сам будешь! Служитель не посмел ответить и лишь покосился на соседа.

- Да. Это отец Патрик, - немедленно отозвался самец в пиджачной паре.

Четыре пары злых синих глаз начали поедать обаяшку. Слышь, поц! Ты бы убавил громкость или вовсе выключил пластинку. Выцарапаем глаза и сожрем весь твой винил!

- Спрашивают не у тебя, парень! – выпалила жена наркоторговца.

- Верно, дамочка, – не меняя тона, вымолвил самец. - Только именно по моей просьбе отец Патрик вам и звонил. Даже, Патрик?

- Даже, мистер! - Пухлячок поспешно дернул нервной шеей.

- Я уполномоченное лицо ваших законных мужей. Адвокат и нотариус в одном качестве. Как понимаю, вы - миссис Митчелл Мечта?

Адвокат не может быть одновременно нотариусом. Это то же самое, что быть одновременно мужчиной и женщиной. Или Богом и дьяволом – так точней. Наверняка точней! Только горизонты кукол ограничены отдельно взятой сценой и руками кукловода. Поэтому многие противоестественности воспринимаются куклами естественно. Зритель же один - трёхсотфунтовый юноша с наивными глазами. Ему сейчас плевать на всё, кроме собственного бздежа.

- Зови меня просто – миссис Митчелл, - подкорректировала блондинка. Я – сама по себе мечта. Пирламутровая Свизда! [18]

- Не вопрос, миссис Митчелл… А вы… - палец адвоката указал сначала на Мэри. После переместился на Mэлoни и на Джоди. Возникла задумчивая пауза. - Вы все… Вы все жёны грязных ублюдков, которые долгое время играли в обществе роли джентльменов. Но по сути были именно грязными ублюдками. Вы согласны?

На риторические вопросы можно не отвечать. За оскорбительные риторические вопросы можно ответно оскорбить. А можно не оскорблять. Ведь полили говном не нас, а всего лишь этих наших… козлищ. Так, девочки! Пожалуйста, заткните рты. Мэри возьмет инициативу в свои разумные ручки.

- Мистер…

- …Фэйс.

- Мистер Фэйс, хватит фарса! Объясни-ка, зачем ты нас вызвал сюда?

Мэри права! Стопроцентно! Во всем виноват паяц в пиджачной паре!.. Он все устроил! И где же наши козлы нашли такое бесподобие?!.. Впрочем, какая, насрать, разница - ближе к делу... Блондинки, не откладывая, залезли в сумочки и достали оттуда конверты.

- Ты нам прислал одинаковые письма!

- В письмах изложена радостная новость о том, что наши козлы одномоментно сдохли!

- Ха-ха!.. Да уж…

- Горестная новость, девоньки. Печальнее некуда…

- Я сразу же заплакала… помните…

- А ещё в письмах сказано, что в денежных интересах нам необходимо явиться сюда!

Мэри промокнула нарисованные своим воображением слезы. Требовательно вздернула носик. И восклицательно заключила:

- Итак, мистер Фэйс, что желаешь нам сообщить!

Вам желают показать, леди. Не будем ныне растекаться мыслью по древу, а воссоединим пары. Без лишних слов. Кукловод убрал с лица проблески иронии, церемонно наклонил голову. Сделал два приглашающих жеста. Учтивый тон, ровный взгляд.

-Отец Патрик, прошу. Ваши владения.

Когда просит убийца – это подразумевает, что у тебя нет права выбора. Патрик вздрогнул и быстро-быстро засеменил в сторону правого придела.

- Дамочки, прошу!

Блондинка – мстительная вещь. Будем надеяться, что паяц это знает и помнит. Леди нестройной гурьбой заспешили следом за диаконом.

Мистер Фэйс разводит куриц. Звучит? Ни хрена не красиво звучит. Но тут не до эстетики… Театрал, непринужденно помахивая папкой, направился за всеми - на свою личную ферму.

 

***

В правом приделе, прямо на полу – стояли четыре дорогих гроба. С открытыми крышками. В гробах лежали господа: Доу-Джонс, Мечта, Папа, Спирт. Раны не скрыты, пулевые отверстия так, как есть. Трупы Игроков бросили в деревянные ящики, не тратясь на бальзамировщика. Не видя в нём нужды… Режиссер вышагивал у гробов со скорбным видом и бормотал:

- Ну, вот они… Ваши почившие супруги… Они не могли более жить под тяжестью греха и ушли из жизни. Так вот…

Леди и диакон находились у порога:

Патрик с ужасом смотрел на обезображенные тела. Сесть надо, а лучше лечь… ноги налились слабостью и не держат! Только вот сидеть в присутствии покойных неприлично, когда рядом безутешные вдовы…

Блондинкам хватило одного взгляда на гробы, чтобы понять: письма были честны с ними. Козлы – мертвы, ещё как мертвы! Похоже, их как дичь – расстреливали из крупнокалиберного ружья. И кто же изъявил желание поохотиться на животных вида «городской козел»? Поднять руку на них!.. Кто, кроме козла, пахнет по-козлячьи? Правильный ответ: другие козлы. Козлов в округе всего четверо, значит, они… охотились друг на друга!..

- А ещё говорят, что блондинки глупые, девоньки… Ха-ха.

- Our Father, who art in heaven hallowed, be thy Name, thy kingdom come, thy will be done, on earth as it is in heaven...[19] – страждущим голосом, громко и немного нараспев, декларировал кукловод. Насколько нараспев можно произносить молитву на американском языке.

Куклы, брезгливо кривя губки, наблюдали за паяцем. Хватит уже изображать горе, адвокат и нотариус в одном качестве! Шут гороховый, твою маму. Изобрази-ка лучше последнюю волю усопших! Иначе ещё немножко и мы сами на тебя устроим охоту. Трахнем в зад и прямо тут. Вместе с твоей мамой и твоим дерьмом… Как говорится на Гламур-стрит...

- Эй, парень, оглашай завещания! Какого дьявола ты тянешь!? – не выдержала вдова наркоторговца.

- У мистера Фэйса склонность к театральным эффектам... – предположила вдова порнодельца и конгрессмена.

- Здесь слишком душно и воняет воском! – пожаловалась вдова банкира.

- Твои услуги будут щедро оплачены! – со значением подытожила вдова капиталиста.

Кукловод при последних словах встрепенулся. Встал на месте. Вскинул голову и тщательно осмотрел леди. Во взгляде – строгая Доброта. Ни грамма ухмылки!

- …for ever and ever. Amen.[20]

Он … вдруг он резко подбежал к блондинкам. Скривил лицо в обиженную рожицу.

- Не хотите поплакать над гробом?.. – указательный палец тыкнул в сторону покойников. Четыре раза. Поочередно. Страстно. Яростно!

- Эй ты, козлина… - начала Митчелл, пихнув театрала в грудь. С таких толчков начинаются уличные драчки. Противники пихают друг друга в груди, пока один из них не набирается решимости и не наносит удар по лицу. Прелюдии конец! И дальше потасовка!..

- Как, вы не желаете вдоволь нарыдаться над телами усопших супругов?.. – искренне удивился кукловод. Леди – странные существа. У них всё не так, как у людей. И вновь это осознавая – ты вновь изумляешься, как и в самый первый раз...

Митчелл сделала шаг вперед, по глазам стало видно, что следующий удар будет по лицу сразу. Без прелюдии… Леди поддержали подругу, угрожающе надвигаясь на мужчину с папкой в руках, замыкая его в плотное кольцо разгневанный фурий!

- Держи люлей, паяц!

- Не желаете… - смирился режиссер. - Ну, что ж, умирает тот, кто не выжил, да будет так… Сейчас я оглашу завещания ваших мужей, но прежде… Отец Патрик, принеси Святые Дары! Чтобы всё было строго по желанию покойных!

Желание покойных и наглость адвоката – разные вещи. Отец Патрик… Святые Дары… Куклы все-таки в церкви!

- Надо соблюдать нормы приличия, девочки! – сказала Мэри. И леди отступили от театрала. На какое-то время.

 

***

Спустя четырнадцать секунд - Патрик вбежал в ризницу. Поскользнулся на красной луже из вина и крови – единственном, что напомнило сейчас и здесь об убийстве Джозефа. Не упасть помог алтарь: диакон вцепился в столешницу руками, удерживая равновесие… Наконец, пухлое тело перестало колыхать. Патрик осторожно выпустил дерево стола из пальцев и испуганно уставился на вход. Не отрываясь! Достал из кармана штанов, под рясой, сотовый телефон. Пик-пик… пик. 911!

- Hello, police… police…

ТРОСТЬ – СТАТУСНАЯ ВЕЩЬ!

«Роллс-ройс», невероятно заскрипев тормозными колодками, застопорился рядом с кабриолетом. На автомобильной стоянке, у кафе в Западном LA. Из салона выскочил взлохмаченный рассыльный. Хлопнул невинной дверцей. Потряс кулаками, угрожая то ли небу, то ли случайному прохожему негру, то ли неприметному «Крайслеру», припаркованному чуть в стороне.

- Вот чёртов театрал!.. – вскричал лорд.

Он опустил кулаки, вновь взялся за дверцу «Ройса» и несколько раз, со всей силы, открыл и закрыл её. Потом пнул по дверце. Несколько раз подряд – прицельно и зло! Железо угрожающе зарычало… Мистер Фэйс и его тачка похожи. Да-с! Другие авто в подобных обстоятельствах жалобно скулят, а военный «Роллс-ройс» 1944 года выпуска рычит. Где ещё вы видели рычащую машину… Черт, тачки не умеют ни скулить, ни рычать, потому что они тачки. Неодушевленные предметы... Сойти с ума легко, а вот вернуть ум зачастую непросто… Спокойствие! Отойдем от автомобилей, от греха подальше. Зайдем в кафе и спросим: где же мистер Фэйс. Таким обычным, совсем не раздраженным голосом…

 

***

- Где мистер Фэйс!? – с надрывом закричал аристократ, подбежав к барной стойке. В глазах - тревога, по телу - нервный колотун.

Дженнифер стояла задом к входной двери, переставляя бутылки на барной полке. Выкрик лорда заставил её обернуться и пожать недоуменным плечиком.

- Хотите холодного пивка, мистер? На улице так жарко, а вы… так разгорячены…

Жаль, что рыжая сучка – не мужчина, так хочется запихать в долбанное горло это её пиво вместе со стаканом! Его Высочество усилием воли проглотил оскорбительную фразу:

- Где он!?

- Мистер Фэйс немного занят. А зачем он вам?

Женщина – эталон естественности! Мозг мужчины и рядом не находится в таком смысле. И не только в таком, а в любом другом смысле тоже… В глазах Дженнифер легкое любопытство – не более. Может, и правда не при делах?.. Бред!.. Не больший, чем разговаривать с тачкой…

- Скажите ещё, что вы не в курсе! – милорд сбавил тон. Но заменять восклицательный знак – вопросительным не стал. Так, на всякий случай.

- В курсе… чего? – хлопнула глазками Дженнифер. – Эй, мистер, что случилось?! Заметьте, я предлагала освежиться, и… ещё не поздно. - Барменша ловко открыла бутылку, наполнила бокал. Подвинула гостю. - Свежесть головы придает словам внятность. И прогоняет тревогу, а?


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 362 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: LA COMEDIA E FINITA……………………………………………………………….121 | Малыш! Не пей моё пиво! Это пиво моё, и пить его буду только я! – воспитательским тоном внушила мама. | Публика резво заполняла скамейки. Мама прикрыла глазки и тихо подпевала – немного невпопад, да какая разница. Главное, чтобы душа пела! | Тебе понравились циркачи? | Человеческая рука!? – пробормотал в шоке малыш. – Так вот они какие – глюки! - Два глотка крепкого эля – не совсем шутка. Когда человеку всего семь лет от роду. | А как научиться любить? – недоумённо спросил малыш. На его плечо приземлилась баттерфляй. Можно butterfly. Бабочка дивного сада, внезапно выпорхнувшая из сияющего разноцветья! 4 страница | А как научиться любить? – недоумённо спросил малыш. На его плечо приземлилась баттерфляй. Можно butterfly. Бабочка дивного сада, внезапно выпорхнувшая из сияющего разноцветья! 5 страница | Для того, чтобы сделать что-то идеально Правильное - надо сделать что-нибудь абсолютно Неправильное, - объяснил Садовник. - Тогда ты спасёшься. 1 страница | Для того, чтобы сделать что-то идеально Правильное - надо сделать что-нибудь абсолютно Неправильное, - объяснил Садовник. - Тогда ты спасёшься. 2 страница | Для того, чтобы сделать что-то идеально Правильное - надо сделать что-нибудь абсолютно Неправильное, - объяснил Садовник. - Тогда ты спасёшься. 3 страница |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
А как научиться любить? – недоумённо спросил малыш. На его плечо приземлилась баттерфляй. Можно butterfly. Бабочка дивного сада, внезапно выпорхнувшая из сияющего разноцветья! 1 страница| А как научиться любить? – недоумённо спросил малыш. На его плечо приземлилась баттерфляй. Можно butterfly. Бабочка дивного сада, внезапно выпорхнувшая из сияющего разноцветья! 3 страница

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.042 сек.)