Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Для того, чтобы сделать что-то идеально Правильное - надо сделать что-нибудь абсолютно Неправильное, - объяснил Садовник. - Тогда ты спасёшься. 3 страница

Читайте также:
  1. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 1 страница
  2. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  3. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  4. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  5. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  6. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница
  7. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница

Лоренс налил в стакан на 1/3 виски. Выпил крупными глотками. Рыгнул с удовольствием. Подвинул банку служителю. Тот благодарно схватил баночку, вскрыл и припал к ней! Энергетический напиток на сто процентов поднимает тонус и изгоняет усталость! Индейцы не дураки, и если могут белым втюхать дурное, то сами дурь точно жрать не будут![36]

- Патрик, мне очень жаль, что отца Джозефа угрохал этот говнюк Фэйс! – с апломбом изрёк вояка. - А мы живём, Патрик. И святой Отец теперь ты!

Разница между диаконом и священником – очевидна. Для церковников. Армейцы (как и все остальные гражданские) совсем не рубят в таких вещах! Они думают, что получить сан священника – это примерно то же самое, что получить новое звание... Если в 27 лет можно стать лейтенантом – командиром желторотых новобранцев, то… стать в таком возрасте пастырем разноопытного общества нельзя! Вся суть именно в возрасте! Авторитет святого отца подобен авторитету свахи: чем специалист старше, тем больше у него авторитета!.. Патрик поперхнулся,… кашлянул. И вымолвил смиренно:

- Официального рукоположения нет. И не будет. Я слишком молод, чтобы носить столь почётный сан.

- Патрик. Я лично скажу кардиналу Гумберту, что на место Джозефа круче священника, чем ты, ему не найти! – немедленно отпарировал генерал. Не гони порожняк, юноша, не гони! Мир проще, если смотреть на него проще.

Служитель озадаченно покусал пухлые губки. В принципе, армеец дело глаголит, бывало, что и в тридцать лет становились епископами. Исключения из правил, конечно, но почему бы таким исключением не стать и диакону?.. Не хуже других! А назначения посредством «личных связей» не есть грех, в противном случае надо разогнать половину клира! Толстячок с надеждой взглянул на вояку:

- Почему вы заботитесь обо мне, генерал Лоренс?

Прямой вопрос подразумевает прямой ответ. Неизвестно, как с этим у инженеров/учителей/дровосеков/президентов и так далее, но в армии именно так! Армейцы – люди гораздо прямолинейные, не умеют ходить вокруг да около, что-то там хитрить и строить тонковыдуманные схемы! У солдата всё просто, будь он подонок или честный лох! Генерал – это всего лишь солдат через 20-30 лет, кабинетные хреноретики не в счёт.

- Мне нужно, Патрик, чтобы ты освятил Алмаз из Тикрита!

Добродушная улыбка осветила генеральское лицо. Холод сжимает сосуды головного мозга, а жар расширяет. Диакон не понял, что именно с его сосудами, но понял, что… процесс пошёл! Исчезли стены комнаты, растаяли полы и потолок… кругом красный песок ассирийской пустыни… на месте вояки - красномордый индюк с уродливо большим клювом, в котором… торчат острые зубы хищника! Дабы сожрать молочное тело и выпить чистую душу агнца! «Был Он там в пустыне сорок дней, искушаемый сатаною, и был со зверями; и Ангелы служили Ему»...[37] В ушах застучали тамтамы и барабаны.



- Vade retro, Satana![38] – вскричал Патрик горячно. - Вы просите меня освятить кровь, которая пролита на Алмаз. Оправдать её!.. Кровь невинных людей…

Служитель вскочил, чуть не уронив банку! Данная неловкость позволила вернуться в реальность. Диакон… выдохнул и поставил банку на стол. Подумал и подвинул её на другой край столешницы.

- Генерал Лоренс, то что вы просите – невозможно.

Вояка выслушал твёрдый тон и сообразил, что уламывать пухлого перца бесполезно. Похоже, диакон и вправду молод для святого Отца, слишком максималист. В этом и соль непоняток... Годочков несколько пусть ещё походит в священнических шестёрках, не дорос.

- Я не буду тебя убалтывать. Пока, Патрик.

- Прощайте, генерал Лоренс.

С вежливым поклоном служитель быстро вышел из кабинета. Вояка плеснул себе ещё вискаря и потянул из пепельницы сигарку. Всегда юность создаёт какие-то проблемы…

 

СЛОМАННЫЙ КАБЛУК

Улочка была двадцати футов шириной. Вместо асфальта – песчаная дорога, почти без выбоин, вместо домов по краям – глухие заборы, за которыми и прятались дома. В общем, такая «Рублёвка Лос-Анджелеса», только без московских отгородок района от внешнего мира… То место, где просёлочная дорога считается шиком, а своё житьё-бытьё принято прятать от соседей и случайных пешеходов… Ангелочки торопливо шли по данной улочке: лица раскрасневшиеся, дыхание прерывистое. Кейс снова переместился в сладкую ручку Эмми.

Загрузка...

- Сбавим-ка ход! – предложила Вики, обернувшись. Подружка тоже оглянулась и темп замедлился. Сзади никакой погони не видно и можно расслабиться… Некоторое время девчонки шли молча, приводя дыхание в порядок.

- Ф-ф-фуу… Ну и что ты обо всём этом думаешь?

- Думаю, что… во время таких съемок случаются накладки и похлеще… - беззаботно отозвалась Эмми.

- Встреча с Котиком – может быть и накладка, а может быть и нет!

Эмми избавила тон от беспечности и наполнила его глубокомыслием. Иногда так бывает даже у легкомысленных шалав:

- По-твоему… мистер Фэйс сделал козлам предложение… такое же, как и нам?

- Я сказала – «может быть»… - Вики неопределённо пожала плечиком.

Ангелочки в школе были отличницами и шутя решали уравнения с тремя неизвестными. К слову, самые искусные шлюхи вырастают именно из отличниц… Х, Y и Z вполне раскрываемы, если знаешь хотя бы D. Здесь же… все буковки – полный мрак, да и не буковки это вовсе, а ситуация и не уравнение. И даже, что есть ситуация – до конца не ясно, ТВ-программа, сумасшедший театр или доставка наркоты. Или долбанная куча других вариантов… Ещё сотню футов девчонки прошли молча.

- Чёрт!.. – Эмми пошатнулась на дорожном камешке. Личико скривилось в досадливую гримаску. - Вот чёрт! В этой одежде, чёрт возьми, только и ходить на каблуках!

Шлюшки остановились… прямо напротив глухого заборчика (с калиткой), на котором висел плакат! Ватман с синей надписью, размером два на три фута. Эмми припечатала чемодан о землю и, опёршись о плечо подружки, стянула туфлю. Брезгливо рассмотрела сломанный каблук, висящий на клеевой ниточке.

- Мистер Фэйс предлагал ичиги. А ты… и я – отказались, - Вики дёрнула шпильку, освобождённый из клеевых пут каблук упал на землю.

- Не надо делать виноватой меня, Вики! Лично я ни разу не носила одежду монахини и думала, что так можно ходить и в туфлях! Преспокойно… - Эмми назидающе помахала изделием из кожи перед подружкиным носом:

- И я ни разу не одевала рясу. И думала так же, как и ты… Только мне пришло в голову…

- Что? Что, чёрт возьми!

- Форма ичиг специально разработана церковными обувщиками для удобства в ходьбе… при ношении рясы. Можно было и догадаться, что ичиги удобней… следуя логике.

- Ха-ха-ха!.. Вики, не надо нести пургу про нелогичную логику! Церковным обувщикам по хрену удобство своих изделий. Вот это правильная логика!

- То есть церковным обувщикам плевать на монахов и монахинь? Так?

- Можно сказать и так.

- Но… обувщики же церковные! Они хорошо знают, что… надо любить ближних, заботиться о них… И если обычным обувщикам на заповеди Господа насрать, то церковным обувщикам совсем не насрать…

- Вики, твою мать! Не выходи из образа! Мы монахини, а монахини так не говорят!

- Так, как ты, монахини тоже не говорят! И вообще… не я начала спор.

Эмми бросила туфлю вниз, вставила в неё ножку. Притопнула. Стащила с другой ноги туфлю, напыжившись, рванула шпильку, отламывая! С первой же попытки действие увенчалось успехом – китайские босоножки не есть абсолют крепости…

- Вот так-то лучше. Без каблуков… - одобрительно потопала обеими ножками Эмми. Спросила между прочим: - Выходит, виновата во всей карусели я?..

Вики смотрела насуплено и молчала. Практичные девушки не видят пользы в спорах, и поэтому и не спорят. Но иногда могут сорваться, в силу своей женской природы, и наговорить много никчемных слов… Но… блажен тот, кто осознал свою никчемность! Теперь надо вставить в диалог рациональное зерно, после того, как подружка выговорится…

- Это я начала говорить про ичиги? – наступала Эмми. Руки тискали отломанный каблучок, грудки колесом. - И это я решила купить сигарет, и мы поимели встречку с прифарками? А потом… вся эта моя хреновина гнала нас по улице целых две мили! Да так, что у меня самой же сломался каблук! Ахаха, как интересно!

- Эмми, ты сваливаешь всё в кучу! Как винегрет, твою мать! А мысль, что… Котик и Громила - участники театра, не лишена всё-таки здравости, а? – ввернула Вики рационал. Эмми усмехнулась и сказала внушительно:

- Котик пинок по своему причиндалу просто так не оставит. Участник он или нет - здесь ни хрена неважно. Пинок по причиндалу он не простит!

- Был бы там причиндал… так, мышиный хвостик…

- Да-да, мышиный хвостик!

Девчонки… от души расхохотались – громко и навязчиво.

В данный момент из калитки дома за глухим забором – против коего стояли ангелочки, вышел Патрик. Лицо возмущённое и разгорячённое, ручки нервно подрагивают. Ничего не замечая кругом, диакон направился пешочком по улочке.

- Только это прежде его причиндал, а потом уже мышиный хвостик! – посерьёзнела Эмми. Она мельком глянула на шпильку, до сих пор зажатую в ладони… швырнула её куда-то за голову. Отряхнула пальчики: - Ну и что дальше?..

Каблук попал в служительскую голову. Патрик… встал на месте, потёр ушибленный затылок и… только сейчас заприметил двух сестёр. В десятке футов от себя.

- Привет, священник! – махнула Вики ручкой. Игриво улыбнулась. Эмми оглянулась и тоже расплылась в улыбочке:

- Падре, монашку хочешь, а?..

- А может, двух монашечек сразу?..

Детки встали на знакомые ролики! Задорные смехуёчки запрыгали по улочке, раскрашивая угрюмые заборы и серую пыль разноцветной палитрой! Смех юных девушек – поразительная субстанция, что лечит, калечит, может как поднять, так и опустить, и не только настроение. Впрочем, церковные мужички – это не совсем и мужички… Диакон в священнической рясе потрогал крест на груди и горячно возопил:

- Вы ведёте себя, как публичные женщины!

- Спасибо за комплимант! – подмигнули монахини в туфлях и с кейсом. И заметили ограду, с куском ватмана.

- Вики, гляди-ка!

- По ходу нам в этот дом!

Эмми подхватила кейс и девчонки прошли в калиточку, в двух футах от Патрика. Напоследок послав ему по воздушному поцелуйчику.

- Позвони нам, дорогой! – ангелочки скрылись за глухим забором. Патрик проводил их рассерженным выдохом. Взгляд ткнулся в плакат на заборе и… диакон недоумённо сощурился. Надпись на плакате состояла из букв, выписанным жирным синим маркером: «Шлюхам с кейсом нужно сюда!».

Послышался рёв автомобильного двигателя и через шесть секунд рядом со служителем резко затормозил «Форд»! В фортку высунулась павианья морда:

- Слышь, святой перец. Ты не видел двух шлюх с кейсом?

 

НА ТЕАТРАЛЬНОЙ СЦЕНЕ

От калитки к дому вела дорожка из камня. В глубине поместья двухэтажный особняк из дерева и стекла, ни флигельков, ни сараев, ни хрена! Двор большой и запущенный, тут и там колосящаяся травка и очертания давно не высаживаемых клумб! По ходу, владелец здесь жил не более пары месяцев в году и не заботился об уюте и красоте. А может, только купил или только переехал... Например, в связи с выходом в отставку… Ангелочков мало занимали подобные гадалки, хватает более животрепещущих темок. Девчонки цокали по дорожке, косясь по сторонам и возбуждённо переговариваясь:

- Мы сейчас подходим к дому?..

- Да-да! И… отдаём кейс… чуваку, что торчит у дверей. Ну, там… поболтаем с ним чуток, а?

- По сценарию!..

Возле входных дверей, на невысоком крылечке с перилами, находился высокий мужчина в синей пиджачной паре. Ухо приложено к двери, судя по позе, чувак напряжённо слушал то, что происходило внутри особняка.

- Интересно, где тут камеры?.. – равнодушно спросила Вики. Профессия актриски уже немного утомила, сейчас бы солёную ванночку принять…

- После представления предлагаю смотаться в Майами – прогреть на пляжике наши шелковистые попки и спинки!.. – озвучила Эмми обоюдное желание. Когда живёшь с человеком два года в одной комнате, то начинаешь слышать его мысли. По крайней мере, их направление…

- Наши изумительные тела можно прогреть и в Калифорнии. Здесь пляжики ничуть не хуже, чем во Флориде! – авторитетно заметила Вики.

- Ха! Давно ли мы стали считать Калифорнию пляжной столицей?

- Я не о том… А я лишь считаю, что совместить пляжик и загар можно и в Калифорнии.

- Что ты привязалась ко мне со своей Калифорнией!

- Сама ты… ко мне привязываешься всё утро!

- Что?! Значит, я привязываюсь?!..

Шлюшкам осталось пройти до крылечка всего-то пять футов. Мужик в синей паре обернулся от двери и протестующе махнул ручкой. Вымолвил горячим шёпотом:

- Тише, леди!

Оба-на! Ангелочки встали как вкопанные! Ни хрена так себе встречка!

- Мистер Фэйс!.. Как хорошо, что ты здесь!

- Эм, твою мать!.. Крутой драматургический ход!

Шлюшки, склонив набок головки, стали пялиться на режиссёра. С поразительным любопытством!

 

***

А в это время – за забором со стороны улочки… Главарь широко шагал от «Форда» к калитке! Шестёрка семенил следом:

- Мистер Котик!.. Мистер Котик!..

Босс встал у калитки, недовольно напыжил харю:

- Что?

- Давайте не пойдём за калитку.

- Ты никак бздишь, Громила?.. – шеф удивлённо оглядел бугая с ног до головы. Заставить бояться дебила практически невозможно, это то же самое, что напугать безмозглую пулю.

- Нет, мистер Котик! – павиан клятвенно прижал ладони-клешни к груди.

- Тогда почему ты не хочешь идти за калитку? - Котик по-учительски ткнул в ватман волосатым пальцем: - Видишь надпись? «Шлюхам с кейсом нужно сюда»! И, ясен пень, что шлюхи с кейсом сюда вошли!

Патрик стоял возле «Форда» и глазел на парочку у калитки.

- Мистер Котик, я чую жопой, что идти за калитку нельзя! Гы… Фэйс настоящий псих, и от этого мудилы надо ждать изощрённой подставы!.. – бугай как-то… слезливо глянул на босса и искренне прорыдал: - Моя жопа в плане чутья меня ещё никогда не подводила, честное слово!

Котик не стал ругаться матом и гневаться. А вынул пистолет и передёрнул затвор. Заглянул в ствол, с наслаждением вдохнул запах оружейного масла. Сказал нетерпеливо:

- Громила, рассуждения твоей жопы меня не волнуют. Абсолютно. Меня волнует то, что в кейсе у шлюх. То, что лежит в кейсе, ждало меня целых пять лет, помнишь?!

- Мистер Котик! – заорал в отчаянии павиан. - В кейсе, на хрен, лежит солидная подстава! Фэйс на выдумки горазд, дебилоид чёртов!

Ещё как горазд! Да не устанет язык это повторять! Патрик насторожился, услышав имя, сидящее в печёнках. А Котик… лишь приставил волосатый палец к губам:

- Тсс, Громила! Я закрываю спор правом босса, - он осторожно приоткрыл калитку и заглянул во двор. И проскользнул туда, призывно махнув шестёрке пистолетом. Бугай… швыркнул носом, сглатывая унизительные сопли. Достал револьвер и ушёл вслед за шефом, обронив:

- Гы. Никто не смеет обвинять Громилу в бздеже!

Диакон зябко пожал плечами. Осенил широким крестом глухой забор с ватманом, и заспешил прочь – в ту сторону, откуда возникли монахини и «Форд».

 

***

Диспозиции располагались следующим образом!

На крыльце находился кукловод, чутко прижимая ухо к двери.

Подружки вопрошающе и безотрывно смотрели на крыльцо, стоя от него в пяти футах.

На заднем плане к шлюшкам медленно приближались гангстеры. С оружием наизготовку.

Ангелочки поставили склонённые головки в ровное положение… подвигали плечиком и выдали:

- Эй, мистер Фэйс…

В тот же момент из дома послышался громогласный мужской вопль:

- Fffuck!.. What you fuckin mother?!

- Ой! – девчонки попятились. Гангстеры приостановились. А кукловод… отнял ухо от двери, и воскликнул радостно:

- Ну вот, наконец-то! – он застучал в дверь кулаком.

Подружки прекратили отступление, личики превратились в две сплошные удивлённые масочки. Вчера маски были искусственные, а сегодня эмоциональные… игра попёрла!

Котик половчее перехватил пистолет и сделал ещё несколько шагов к дому. Громила следом. Гангстеры встали по бокам шлюшек, поводя оружием. Девчонки покосились… вздрогнули трусливо… на этом дело и кончилось! Покамест…

Театрал стучал и стучал в дверь, изредка оборачиваясь к кворуму, и залихватски подмигивая.

- Мистер Котик!.. – воскликнул Громила. Пытаясь донести шефу, что вот этот парень на крыльце и есть тот самый Фэйс. Попытка была прервана: изнутри дома послышались твёрдые шаги, щёлкнул замок и дверь распахнулась:

- Кто здесь, вашу мать!.. – на пороге возник генерал Лоренс, в домашнем халате и в тапочках. «Бешеные глаза» как иллюстрация душевного состояния!

- Опять ты!.. – изумился вояка, разглядывая театрала, находящегося в двух футах.

Кукловод широко улыбнулся и зазывающе запел:

- Генерал Лоренс, к вам пришли две монахини по очень важному делу! А рядом с ними их телохранители, у которых также очень важное дело! – паяц отступил в сторону, освобождая для генерала угол обзора. Театрально указал на занятную четвёрку.

Ангелочки и гангстеры оторопело смотрели на генерала Лоренса, а тот на них!

- Что за хрень собачья!?.. – размыслил вояка. Багровость с морды и шеи немного спала.

- Леди, ваши реплики! – скомандовал режиссёр.

Девчонки с переглядкой выступили вперёд. Гангстеры остались за их спинами – в двух футах.

- Генерал Лоренс, мы принесли вам… э-э… добрую весть! Хотите ли вы взять её?

- Ваша добрая весть лежит вот в этом кейсе! – Эмми махнула чемоданом.

Актриски очень постарались, вложили в реплики душу! Для кино, конечно, наивно и наигранно, но для театра уже приемлемо… Котик плотоядно облизнулся, ощупывая глазами кейс.

- Ррр! – сорвался короткий рык с генеральских губ. Багровость снова атаковала щёки и подбородок.

- Генерал Лоренс спрашивает, почему вы решили принести весть ему? – перевёл на английский язык театрал.

- В сценарии сказано лишь о приятном разговоре, в основе которого наша импровизация… - растерялась Эмми.

- Вот и импровизируем! – воодушевлённо шепнула Вики. Состроила любезную гримаску: - Дорогой генерал! Просто вы такой красавчик… Ой! – Вики смолкла и критически рассмотрела вояку.

- Такой благородны… - шлюшка, сомневаясь, замолкла совсем.

- Вы такой восхитительный, когда в ярости! – пришла на подмогу Эмми.

- Да, да, да! – воспряла Вики, замирая в позе «распятого Христа». - Ваш яростный вид так восхитителен, что мы принесли добрую весть именно вам, дабы лишний раз посмотреть на ваш облик!

Эмми чинно опустилась на одно колено, поставила кейс перед собой. Прижала руку к левой груди, склонила голову в эффектном поклоне.

- Возьмите добрую весть, генерал Лоренс! – дёрнула подружку за ногу. – Ээй!

Вики заценила, что игра напарницы логичней её собственной игры… и скопировала позу Эмми.

Вояка хлопал глазами, вероятно, впервые в жизни, не зная, что ответить.

Котик от изумления даже опустил руку с пистолетом! Но Громилу никаким маскарадом больше не удивить, бугай настороженно поводил стволом.

Кукловод сложил ладони чашечкой и громко прошептал в сторону проституток:

- Откройте кейс и покажите добрую весть воочию!

- Мать твою!..

- Давай без суфлёрства, а?

Так пробормотали детки и улыбнулись вояке:

- Вы рады, генерал Лоренс? Считайте нас посланницами Господа! Это… Мария Магдалина, а я…

- …святая Руфь!

Вояка… решительно шагнул с порога на крыльцо. Сжал кулаки и истерично проорал, несколько присев от напряжения:

- Да кто вы, на хрен, все такие, и какого хрена, на хрен, вам всем от меня надо!?..

Детки вздохнули и разочарованно поднялись с колен. Молвили в сомнении:

- Отличный разговор!

- А главное – приятный!

Вовремя раскрываемая интрига – это залог неослабевающего интереса зрителей и, как следствие, успеха постановки! Необходимо иметь чувство ритма, чтобы уловить тот момент, когда раскрыть карты, а когда закрыть или вовсе обойтись без карт. Темпоритм – одна из главных составляющих любого визуального произведения! Он наполняет сюжет деталями, которые создают атмосферу. «Оскары» раздают именно за детали! А мистер Фэйс за свой театр явно намерен получить «Оскар», поэтому так и суетится…

- Всё просто, генерал! – воскликнул режиссёр, сбегая со ступенек крыльца. - У вас из дома пропал Алмаз чистейшей воды. Вы только что пропажу обнаружили, и мы это слышали. Монахини принесли Алмаз назад. Не знаю однако - они его спёрли, или их телохранители…

Театрал поочерёдно прикоснулся сначала к парочке шлюшек, а потом и к гангстерам. Типа демонстрируя, как мы показываем доказательства! Никто не воспротивился, что их трогают как покупаемых лошадей, клоунские слова ошеломили и сбили с панталыку.

- А может, вором был кто-то совсем другой… Это не важно. Факт в том, что вам возвращают украденное, а вы какого-то чёрта тут орёте на всю округу, и посылаете всех к fuckin матери! – кукловод взбежал на крыльцо и укоризненно уставился на вояку. Гангстеры чего-то выжидали, а девчонки поразговаривали разговоры:

- Эмми… мы всё утро таскали с собой чёртову кучу миллионов!.. Почему мы не открыли кейс?!..

- Потому что он не наш!

- Ч-что?!.. А, догнала… не можешь выйти из образа Марии Магдалины!

- Вики, это всего лишь шоу!..

Вояка… оттолкнул кукловода и рысью подбежал к чемодану, стоящему на травке, перед ангелочками. Взял его за ручку и с независимым видом заспешил в дом.

- Стой, сукин сын! – две пули вспороли землицу у генеральских ног. Армеец остановился. Напыжил багровую харю. Сказал зло:

- С каких это пор телохранитель монахинь указывает мне, что… мне делать с кейсом, где лежит мой Алмаз!?

Девочки мигом напряглись, спинки задрожали! Ручки тоже, как и нервы… девчонок обуял озноб. Громила недовольно пыжил рожу, но молчал. Котик держал вояку на мушке и разглагольствовал:

- Я не телохранитель монахинь, генерал! И это не монахини, а мои шлюхи, переодетые монахинями… Отдай моим шлюхам Алмаз обратно! Живо!

- Генерал Лоренс – это как раз то самое важное дело, по которому и пришли ребята! – помахал ручкой кукловод, замерший в томной позе на крыльце.

- Ты же сказал, что ребята – телохранители монахинь! – искренне возмутился вояка.

- Я пошутил. Шутка прописана в сценарии! – клоун легко сбежал с крыльца, достал из-за пазухи кипу листков. Показал генералу: - Видите, вот написано «Шутка»! А ниже выведено: «Генерал Лоренс отдаёт кейс»!

- А дальше?.. – заинтересованно воскликнул вояка, пытаясь взять сценарий.

- Да, что там дальше!? – с места взвизгнул Громила.

- Заткнитесь! – заорал Котик, заглушая всех. – Генерал, я на счёт «два» стреляю в тебя. И «раз» уже был!

Кукловод ободряюще похлопал вояку по плечу, вернулся на крыльцо. Лоренс с неохотой, но развернулся, поставил чемодан туда, где он и стоял – перед девочками.

- Эмми, возьми кейс! И повернитесь обе ко мне.

Ангелочки подчинились. Нервный колотун закончился вместе со стрелялками, а перделки – тема привычная… и обыденная. Шлюшки и гангстеры снова, как и в магазинчике – стояли друг против друга. Вояка – за спинками деток.

- Эй, клоун! Как я понимаю, ты здесь самый всеведающий. Передай мистеру Фэйсу мою благодарность.

- Передам, мистер Котик! Сразу, как только… – клятвенно прижал руку к груди кукловод. – Даже не сомневайтесь!

- Мистер Котик, этот перец и есть… - бугай показал стволом на паяца, желая снять лоховские очки с глаз босса.

- Не время, Громила. Всё потом! – приказал шеф, сосредоточенно размышляя, как получше отсюда слинять.

- Ты сказал «чёртов кретин Фэйс»?! – вклинился в разговор вояка.

- Я сказал «мистер Фэйс»! Он сделал меня сегодня богачом! И я не позволю, к хрену, называть его так, как назвал его ты, генерал!

- Да, правильно, чувак! – поддакнул театрал с крыльца.

Подружки вновь устроили переглядки, ни черта не понимая. Громила скуксил павианье лицо и заплясал на месте, трогая шефа стволом… как трогают пальцем собеседника:

- Мистер Котик, ну послушайте меня! Разве вы не видите, что за хрень тут происходит!?

Когда босс вкурил, что шестёрка перепутал указательный палец с револьвером, тогда он посмотрел на павиана! Тот, в свою очередь, жалостливо магнетизировал босса взглядом.

- Перец на крыльце – это и есть мистер…

Вояка (за спинами деток) со всей силы толкнул шлюшек в искомые спины. Девочки налетели на гангстеров. Генерал в свои пятьдесят жал штангу весом в триста двадцать фунтов, и сила толчка получилась ощутимой! Четвёрка гостей без задержек упала на пыльную травку… Вояка прыгнул вперёд, подхватил упавший кейс и поскакал к дому.

- Твою мать! – заругались гангстеры, ворочаясь под ангелочками.

Лоренс, будучи уже на крыльце, захотел проскочить в дом. Кукловод подставил ему ножку, одновременно вырывая чемодан из армейских пальцев. Вояка кувырком влетел в дом, оставив кейс на крыльце.

Гангстеры сбросили с себя тёлок и вскочили. Направили оружие на театрала.

- Надеюсь, приятель, что ты отдашь кейс мне! Это ведь мой кейс!

- Мистер Котик, хренушки он вам отдаст кейс!.. Мочить его надо, срочно! Это же и есть – тот самый Фэйс!

Шеф удивился – не более. Кукловод ловко вскрывал простенькие замочки на чемодане:

- Громила, ты снова неправ. Я отдам то, что в кейсе. Но не сам кейс! Он мой! Я купил его пять лет назад. Память, понимаешь?

Шлюшки лежали на сырой землице, позади гангстеров, и думали, как дальше жить и надо ли вообще жить… Каждая для себя приняла решение.

- Валим отсюда!.. – вскочила Эмми.

- Я хочу знать развязку! – упёрлась Вики, и не думая вставать.

Театрал открыл чемодан, взял Алмаз и бросил объёмный шарик в сторону четвёрки. Сокровище описало в воздухе дугу и… приземлилось у ног монахинь. Неповторимо сверкнув в солнечных лучах! А потом… послышалась длинная автоматная очередь и по двору завизжали пули. Гангстеры, как наиболее родственные пулям элементы – поздоровались с ними первыми. Упали ничком и затихли. На нежной грудке Эмми расползлись три кровавых пятна. Глаза отразили удивление, шлюшечка медленно осела на травку, а потом перекатилась на бочок. И замерла в позе «новорождённого младенца», так и не закрыв глаз!

На крыльце стоял генерал Лоренс, с армейским автоматом в руках. Кукловод здесь же: в паре футов.

- Это мой Алмаз!.. – прорычал вояка, направив ствол на монашку, лежащую в окружении недвижимых тел. И нажал на спуск! На полмгновения раньше театрал пнул по рукам с оружием… автоматная очередь досталась синему небу.

- Ах ты, ублюдок!.. – Лоренс приставил ствол к клоунскому животу и надавил на спуск.

Вики улавливала происходящее в некой прострации, и последовательно: …Алмаз на травке… вот по бокам сокровища упали окровавленные тела гангстеров… на крыльце возник вояка с автоматом… Рой пуль в небесную синь и холостой щелчок в театрала… И два взгляда с крыльца, прикованные к ней…

- Валим, Эмми, валим! – вскочила Вики. Сделала прыжок взад и споткнулась о тело подружки. Недолго покачалась на четырёхдюймовых шпильках, устояла.

Юная красавица, с наивным удивлением в глазах, только что умершая, с неостывшей улыбкой на милых устах – это так романтично! Для поэтов. Во всех других случаях – это мёртвое тело тёлки, что отвратительно воняет и не несёт никакой практической пользы! Некрофилы и прочие педерасты не в счёт.

Ангелочек тупо смотрела на труп подруги, когда в уши вполз настойчивый голос:

- Вики! Теперь Алмаз твой!.. – девчонка, не спеша, повернула головку. Стараясь не выплеснуть рыдания, что комом подступили к горлу. Так осторожно мы совершаем движения, когда (например) несём до краёв налитую тарелку супа. Не расплескать! Вики, крепко как могла, сжала зубки.

- Она бы этого хотела!.. – ободряюще улыбнулся режиссёр. – Наверняка!

Вики нагнулась, схватила Алмаз и побежала к калитке! На каблуках!

- До скорой встречи! – усмехнулся театрал.

Армеец… уловил, что сделать из девчонки дичь ему не дадут. И всё, что вояке остаётся – это бессильная злоба. Да на хрен она нужна, бессильная… - генерал плюнул вслед девочке. И забыл о ней.

- Так-так-так, мистер Фэйс… Жаль, что мне сразу не стукнуло, что это ты. Иначе я бы пошёл открывать дверь сразу с автоматом…

Кукловод, казалось, проигнорил реплику. Он дождался, пока шлюшка выскочит со двора, и только тогда обратил внимание на вояку.

- Я думаю, вам не стоит так сильно переживать из-за какой-то там побрякушки…

Театрал достал из кармана и протянул синюю открытку:

- Ваш утешительный приз – приглашение в гости к мистеру Фэйсу! Сейчас… вы сыграли очень даже неплохо, но Финал без вас невозможен.

Генерал мельком глянул на открытку, в руки не взял:

- С чего ты ступорылил, что я приду к тебе в гости?

- Генерал, я не говорил «придёте», я имел в виду «прибежите»! Ведь в этих гостях будет и Алмаз.

- Да пошёл ты в дупло!

Стыд - первый проблеск сознания! И он вояке неведом! Но свой мозг не вставишь, тоже верно… Мистер Фэйс положил открытку на перила крыльца и направился к телам, помахивая пустым кейсом. Лоренс с усмешкою смотрел вслед. Кукловод встал между гангстерами – на то самое место, где минуту назад лежал Алмаз. Вытащил из-за пояса «мистер 38-ой». Направил ствол вниз и прицельно выстрелил – пуля попала в висок Котику. Добил его, явно!

- Генерал Лоренс, вы только что подстрелили папку мистера Фэйса. Вот он – сутенёр Котик, - со злой иронией вымолвил кукловод. - Мистер Фэйс был зачат от Котика одной из его шлюх… и был ему совершенно по хрену… Поэтому нет ничего удивительного, что в «Театре мистера Фэйса» ему нашлась небольшая ролька! Котик заслужил это право…


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 255 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Малыш! Не пей моё пиво! Это пиво моё, и пить его буду только я! – воспитательским тоном внушила мама. | Публика резво заполняла скамейки. Мама прикрыла глазки и тихо подпевала – немного невпопад, да какая разница. Главное, чтобы душа пела! | Тебе понравились циркачи? | Человеческая рука!? – пробормотал в шоке малыш. – Так вот они какие – глюки! - Два глотка крепкого эля – не совсем шутка. Когда человеку всего семь лет от роду. | А как научиться любить? – недоумённо спросил малыш. На его плечо приземлилась баттерфляй. Можно butterfly. Бабочка дивного сада, внезапно выпорхнувшая из сияющего разноцветья! 1 страница | А как научиться любить? – недоумённо спросил малыш. На его плечо приземлилась баттерфляй. Можно butterfly. Бабочка дивного сада, внезапно выпорхнувшая из сияющего разноцветья! 2 страница | А как научиться любить? – недоумённо спросил малыш. На его плечо приземлилась баттерфляй. Можно butterfly. Бабочка дивного сада, внезапно выпорхнувшая из сияющего разноцветья! 3 страница | А как научиться любить? – недоумённо спросил малыш. На его плечо приземлилась баттерфляй. Можно butterfly. Бабочка дивного сада, внезапно выпорхнувшая из сияющего разноцветья! 4 страница | А как научиться любить? – недоумённо спросил малыш. На его плечо приземлилась баттерфляй. Можно butterfly. Бабочка дивного сада, внезапно выпорхнувшая из сияющего разноцветья! 5 страница | Для того, чтобы сделать что-то идеально Правильное - надо сделать что-нибудь абсолютно Неправильное, - объяснил Садовник. - Тогда ты спасёшься. 1 страница |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Для того, чтобы сделать что-то идеально Правильное - надо сделать что-нибудь абсолютно Неправильное, - объяснил Садовник. - Тогда ты спасёшься. 2 страница| Для того, чтобы сделать что-то идеально Правильное - надо сделать что-нибудь абсолютно Неправильное, - объяснил Садовник. - Тогда ты спасёшься. 4 страница

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.046 сек.)