Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

А как научиться любить? – недоумённо спросил малыш. На его плечо приземлилась баттерфляй. Можно butterfly. Бабочка дивного сада, внезапно выпорхнувшая из сияющего разноцветья! 4 страница

Читайте также:
  1. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 1 страница
  2. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  3. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  4. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  5. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  6. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница
  7. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница

Хорошо всё слышит зритель, на экране. Во время съемок же, приличный звук на натуре – несбыточная мечта. И никакое звуковое оборудование не спасает в этом смысле положение. Даже у новатора Спилберга! Актеры и режиссер ориентируются по сценарию в общем, иначе никак! Впрочем, герой Америки узнаваем и без объяснений!

- Дик, это генерал Лоренс, - шепнул лейтенант Сэмми Пиглет, замерший рядом с боссом.

- Вижу, - кивнул капитан Свайн. Он вновь поднес рупор к губам и крикнул: - Генерал Лоренс, поднимите руки, сцепите их на затылке, и медленно идите к машинам!

Губы Лоренса скривила недовольная гримаса, но руки вверх он поднял. И спустился с церковного крыльца. И услышал мощный свист совсем близко – так свистят гранаты, пущенные из гранатометов!.. На глазах генерала одна из полицейских машин взорвалась, прямое попадание – опасная штука!.. Вояка тотчас же, повинуясь привычке, шустро упал на травку, зажав руками голову.

Части взорванной тачки разлетелись в стороны, небо и близлежащие от взрыва футы - застлал чёрный дым… Полицейские основательно присели за своими дверцами, SWAT непроизвольно пригнулся. Совсем рядом послышался стрекот полицейских вертолётов, спешащих на подмогу.

Протекло сколько-то мгновений… Генерал осторожно поднял голову и, с прищуром, глянул вперед. Там плавал дым – ничего толком пока не видно. Тогда генерал повернул голову назад. На паперти вояка увидел двенадцать мужчин: с породистыми лицами аристократов, в белых санитарских халатах. 12 Киллеров мистера Фэйса! Бригада держала армейские автоматы, а Пётр обхватил гранатомёт. Чуть впереди ровного полукруга убийц – мистер Фэйс. В правой руке газовый револьвер с наствольной насадкой для запуска сигнальных ракет.

- Ни хрена себе! – генерал почувствовал, что вот теперь у него «заиграло очко».

Режиссёр поднял руку с револьвером вверх, и выстрелил сигнальную ракету! 12 Киллеров немедленно открыли огонь, поливая полицию плотным автоматным огнём. Полиция не осталась в долгу и тоже стала стрелять – правда, довольно бестолково. Спецназовцы постарались зарыться в асфальт, а когда не получилось – то поспешно отступили за машины. От свинцового шторма не спасают и бронежилеты, кроме того, лицо такой жилеткой не прикроешь… Над базиликой зависли два вертолёта, точечно выгадывая место, чтобы стрельнуть. Если б не национальный герой, распластавшийся в шести футах от паперти – стрелкам в воздухе было б гораздо проще спустить курки!

Мистер Фэйс источал из уст и глаз строгую Доброту, стоя чуть впереди своих апостолов. Опустив руки вдоль тела, практически недвижимо. 12 Киллеров посылали в полицию рожок за рожком, взаимозаменяя друг друга – пока один перезаряжал, другой стрелял. Время от времени в шеренгу убийц залетала полицейская пуля, причиняя вред облицовке храма. Пётр хладнокровным выстрелом взорвал вертолёт, а ещё парочку гранат направил в скопление полицейского железа и полицейской органики. Полиция даже дрогнула от такого напора, от такой наглости! Стоны раненных, нецензурщина живых, бестолковые приказы начальства – из уютного штаба… и всё это сдобрено громким треском выстрелов, тёмной дымовой завесой, грудой покойников, валяющихся как попало, и шумами, что не имеют прямого отношения к Бойне, но придают ей неповторимый колорит! Как-то: случайно подстреленный прохожий, шальная пуля, попавшая в окно близлежащего дома, любопытные дети и журналисты… Спилберг нервно курит бамбук по сравнению с мистером Фэйсом, вот уж точно!



Вертолёт, наконец, решился выстрелить! Однако помешала киллерская граната, что как раз сам вертолёт и зацепила! После взорвалась ещё одна машина полиции… Режиссер окинул сцену задумчивым взглядом:

- Отлично сыграли, ребята! – он удовлетворенно кивнул и скрылся в храме. За театралом проследовал и Пётр.

Штаты – страна жестоких гангстеров и благородных полицейских! Можно поменять прилагательные местами, что смыслов ни хрена не поменяет. Откровенно говоря…

Загрузка...

 

***

Патрик сидел в углу правого придела – на полу, пухлая рука сжимала полупустую бутылку «Asti»! Диакон жадно пил прямо из горла!.. Невдалеке, на полу же, стояли четыре гроба с козлами-Игроками, на каждого сверху навалилась подружка-курица.

На пороге придела возник мистер Фэйс:

- Эй, Патрик, ты не видел, куда я положил памперсы? – просто спросил театрал.

Служитель никак не среагировал на голос, он присосался к бутылке как клещ, с содроганием ловя рёв Бойни, что долетал с улицы. И больше ничего не воспринимал.

- Понятно, - кивнул мистер Фэйс. - Значит, не видел!

Генерал вжимался в землю, закрыв голову руками – в шести футах от паперти с Киллерами и в сорока пяти футах от лагеря полиции. Выстрелы уже смолкли, в звенящей тишине била последняя автоматная очередь… вот и она стихла. Тотчас рядом с воякой мягко приземлилась прямоугольная белая упаковка, с надписью: «Diapers for adults».[22] Лоренс неуверенно поднял голову, поводил ею по сторонам… заметил упаковку… рассмотрел внимательно.

 

FUCKIN CIVILIZATION

- Мистер Вайз, я и сам не хочу международный скандал, - убеждал принц. – И поболее вашего… Поэтому будет лучше, если вы… разрешите мне сделать один звонок прямо сейчас! А допросите после…

Аристократ всё так же сидел за столом – на табурете, со сцепленными наручниками руками, спереди. Напротив – Бобби Вайз: на лице спокойствие кота, поймавшего мышь.

- Мистер Принц. В этой комнате мы ставим условия, - буднично заметил Вайз.

- И эти условия не обсуждаются, - веско добавил Фрэшер, по-прежнему гревший зад на столе, рядом с преступником.

- Да я не обсуждаю ваши условия, господа! – воскликнул принц. Им овладело некое бессилие – так всегда, когда споришь с тем, кто сильнее тебя.

- Послушайте!.. – лорд непроизвольно стал подниматься.

- Сидеть, - без особой злобы заметил Фрэшер, кладя руку на плечо задержанного. Офицер приподнялся и встал за спиной подозреваемого. – Сядь, чувак.

- Я хочу сказать, что вызову человека… - в отчаянии вымолвил принц. - Имя Эндрю Сингли вам о чём-нибудь говорит!?

Вайз почесал висок, глянул на напарника. Хмыкнул:

- Я знаю Энди Сингли – мелкого мошенника. И что?

- Я говорю не о преступнике Энди, а об Эндрю Торнтоне Сингли! - велеречиво произнес принц.

Вайз, на сей раз, поскреб подбородок. Немного в смятении посмотрел на напарника.

- Это… министр внутренней… безопасности?..[23]

- Да! – одновременно ответили и милорд, и Лакки. Последний глумливо заулыбался.

Вайз гмыкнул и спросил простецки:

- А почему не..?

- Боб, президента США наш убийца не знает, а знает только министра! – подмигнул Фрэшер. – Да, чувак?

- Президента я всё-таки знаю, но плохо, - спокойно поправил аристократ. - А мистер Эндрю Сингли – мой хороший друг. В моём мобильном есть номер его сотового!

Чёрный юмор – это непременный довесок к работе по расследованию убийств, в полиции. Если б не было данного бонуса, то «убойные отделы» наверняка бы наполовину поредели. Фрэшер ласково похлопал преступника по щеке и отошел к напарнику. Протянул руку, взял со стола мобильный телефон принца. Покрутил в руках. И вымолвил, призывая напарника вместе порадоваться:

- Боб, а мистер Эндрю Сингли – это друг Эндрю Принца. Представляешь! Рассыльный и министр – друзья! – коп подмигнул курьеру. - Такая лажа может прокатить только в Америке, да?

Стаж Вайза был на десять лет продолжительней, чем у Фрэшера. И, следовательно, полицейского опыта было на десять лет больше. Поэтому Бобби не стал гылиться, а предложил:

- Лакки, давай-ка, найди в телефонной книжке номер министра Сингли, и позвони ему.

- Да он брешет, Боб! – возмутился Фрэшер. - А скорее, издевается!.. Ты что, не распознаешь шутника?! - Коп бросил трубку на стол, нервно отошел, приглаживая свои усики.

- Если веришь поганцу, то звони сам!..

Вайз невозмутимо взял телефон, полистал телефонную книжку, и легко нашел запись: «Minister Single» - как раз сразу за «Matt Damon». И собрался позвонить.

Принц напряженно следил за развитием ситуации, когда за его спиной послышались звуки открываемой и закрываемой двери. Кто-то вошел. Аристократ увидел, что детективы… сначала удивились, а потом расстроились. И схватились за кобуры с оружием.

Послышался мелодичный свист пуль. Лакки Фрэшер поймал их две – прямо ртом, и упал навзничь. Из носа вытекло пол-литра крови, что стала сворачиваться на груди копа. Ещё три пули вдребезги искромсали лицо Бобби Вайза – оно превратилось в сплошное кровавое месиво, с торчащими кусками мяса. Офицер попробовал встать со стула, не получилось, так на стуле он и умер, неловко навалившись на стол.

Пришла мисс Смерть и устроила групповуху. Ненасытная извращенка! Принц медленно поднялся, и… резко развернулся назад. На пороге комнаты милорд увидел капитана полиции, со строгими синими глазами. В руке «мистер 38-ой» с глушителем, на устах тёплая улыбка.

- Допрос окончен, Ваше Высочество, потому что вы ни в чем не виноваты, - объяснил капитан. Он подошел к столу с противоположной от принца стороны. Положил оружие на край столешницы, поднял за шиворот мёртвого Вайза и сбросил тело на пол.

Эксцентрик заворожено наблюдал за кукловодом. Эмоции лорда умерли вместе с копами.

- Вы ведь не успели позвонить своему другу - министру Сингли? Зачем отрывать чиновника от важных государственных дел, верно?.. Ведь у вас есть мистер Фэйс, который всегда решит все ваши проблемы… - театрал взял телефон принца, опустил в карман форменной одежды. Затем проделал то же самое с пачкой долларов, платиновой кредиткой и бирмингемским паспортом.

- Ваши вещи мне не нужны, чужого не надо… - непринужденно болтал капитан. - Вот выйдем из участка и тогда… И наручники не сниму. Надеюсь, вы сам понимаете некую щепетильность ситуации, Ваше Высочество… что требует мер предосторожности…

Режиссер поднял тетрадный листок в клеточку, и показал его милорду:

- Имею наглое мнение, что копы не сильно разозлились на эту маленькую шутку.

- Дайте мне письмо! – вдруг встрепенулся принц. Мистер Фэйс с усмешкою перекинул листок на другую сторону стола. Аристократ лихорадочно придвинул листок к себе, склонился над ним. На листке одна фраза, буквы выписаны жирным синим маркером.

- Я трахал в задницу Люси - жену Бобби Вайза. А сестрёнку Лакки Фрэшера – Хью, имел в рот… - прочитал Его Высочество вполголоса. Игрок поднял глаза и посмотрел на Режиссёра. Случилось! Театрал успешно зачал в принце новую эмоцию, теперь дело за эксцентриком – нужно успешно её родить. А потом и вырастить. Если никто не помешает… Принц сначала ощупал глазами «мистер 38-ой», лежащий в пяти футах. А потом и сделал несколько шагов в направлении своего взгляда. Остановился рядом с кукловодом.

Мистер Фэйс беззаботно насвистывал «Johnny» - ту самую песню из Детства. И рассовывал по карманам вещи аристократа и полицейские бумаги.

- Вроде… всё! – подытожил театрал, оглядывая стол с остатками мозгов Вайза, и повернул голову вбок. - Вижу, что Ваше Высочество уже готов… Тогда идем!

Принц размахнулся и, сцепленными наручниками руками, ударил в ухмыляющееся лицо. Со всей силы! В глазах – боль и отчаяние.

Мистер Фэйс, как подкошенный, упал на труп Бобби Вайза.

- Плюха отдельно за шутку! – зловещим шёпотом сказал милорд. – Знаете, мистер Фэйс, а ведь вы… Вы самый дерьмовый человек, которого я когда-либо знал!..

Зловещий шёпот – тот шёпот, который вовсе и не шёпот. А громогласный вопль!

- Я до последнего момента верил, что это театр, поставленный вашей ловкой рукой!.. Да, у меня были сомнения, когда… я увидел в багажнике трупы, - аристократ чуть запнулся. - И это нормально, если тебя одолевают сомнения, когда ты видишь в багажнике машины, на которой едешь, два трупа!.. Я сумел сомнения перебороть, потому что не мог и помыслить, что вы… жестокий убийца! Но когда мне предъявили документы с печатями полицейского управления Лос-Анджелеса, я начал осознавать, что это слишком… реальный театр! И такого театра не может быть!..

Кукловод прослушал исповедание эксцентрика, с комфортом лёжа на полицейском трупе. Когда милорд замолчал, то театрал поднялся. Потрогал набухающую скулу и спросил с издёвкой:

- А как же утверждение вашего великого соотечественника: «Жизнь – театр, и люди в нём актёры»?

- Шекспир?.. – устало засмеялся принц. – Да когда Шекспир это писал, он имел в виду никак не убийство! А если он и писал об убийстве, то об убийстве на сцене, где актёры умирают на сцене…

Чёрт, кажется, аристократ уже где-то слышал похожие мысли!.. То же самое приводил грёбанный режиссер сегодня утром, в отеле! Параллель между актерами и Игроками! Арлекин думает на несколько ходов быстрее, чем Данте! За счет предварительной подготовки, конечно… Милорд сбавил тон:

- Я наследник Короны, но прежде я человек, а потом уже наследник. И как в каждом человеке во мне генетически заложено отвращение к убийству – основе разрушения цивилизации!

Мистер Фэйс мило улыбнулся. И сказал негромко, но внятно:

- Экология, мистер Принц… Посмотрите, чем мы дышим, что едим и пьём!.. Цивилизация… На пороховой бочке она - цивилизация ваша, сама себя туда и посадила!.. И слезать не хочет. Её убеждают президенты и папы, Гринпис и ООН… Но нет – цивилизация не внемлет никому. И рвётся ввысь, как ей кажется, к Небесам!..

Голос кукловода… треснул и загустел! Голос не стал громче – нет, он стал весомей, объёмней, приобрел особую ёмкость! Глаза заметали праведные молнии, а шея нервно задёргалась. Ни ухмылок, ни улыбок, а сплошная злая злость!

- Только эта ваша… fuckin civilization никак не может понять, сука, что на бочке пороха Небес достичь нельзя, особенно если они нарисованы на потолке тухлым помидором! А можно лишь подороже продать собственную задницу и расшибить себе лоб! Об этот же потолок! На потолке для неё и намалёван бог, тем же тухлым помидором!.. Да! Именно намалёван!.. - Кукловод замолк и глянул с укоризной. Страдальчески скривил лицо. И грустно добавил, еле слышно:

- А Небеса… – они где угодно, но только не на драном потолке!..

 

***

К вечеру движения вокруг полицейского участка замирают. Как и во всех других федеральных и муниципальных органах управления и правопорядка. Прекращается поток посетителей и просителей, заканчивается рабочий день у адвокатов и у следователей. Перестают возить в суд и выпускать ранее задержанных «мелких хулиганов». И участок становится местом обитания дежурных, правонарушителей в клетке и некоторых офицеров из детективного отдела, расследующих уголовные дела. До следующего утра, когда суета здесь возобновится именно с того места, на котором прервалась… Сейчас площадка перед центральными дверями здания была безлюдна. Лишь в тридцати футах, у патрульной машины, на полутонах, разговаривали двое копов.

Двери распахнулись, стремительно вышел изрядно помятый рассыльный! С гордым независимым видом направился туда, куда глядят глаза - на улицу. У арестантов взгляд направлен именно на улицу, всегда и всюду!.. Как правило, с наручниками на запястьях на свободу не выходят. Но когда мы раздражены, то мы об этом не думаем. А зря. Могут припаять попытку к бегству: в лучшем случае тебя остановит патруль на предмет проверки, а в худшем случае он же тебя и застрелит...

- Дайте-ка мне руки, - негромко и явственно позвал полицейский капитан со строгими синими глазами. Он вышел следом за посыльным, не спеша, вразвалочку. И встал на крыльце, немного напряженными пальцами сжимая ключ от наручников. Сегодня был длинный сложный день и нормально, что усталость дает о себе знать… Рассыльный остановился как вкопанный! Мгновение стоял спиной к провожатому. Резко повернулся! Двумя размашистыми шагами приблизился к капитану! Направил на него долгий угрюмый взгляд. Нервно сглатывая, подвигал желваками… И протянул сцепленные руки.

Режиссер изящного театра отомкнул наручники, снял браслеты с кистей аристократа, нацепил ребристые кольца себе на полицейский ремень. Лорд отвел глаза от лица кукловода и стал потирать порядком припухшие запястья… Два высоких парня на полицейском крыльце. Освещенные красно-жёлтыми вечерними лучами. Оба длинноруки и чуточку сутулы: если посмотреть на обоих чуть снизу и в профиль – то увидишь. Один растирает запястья, а другой достает из кармана автомобильные ключи на брелоке.

- Вы поедете на своей машине, Ваше Высочество? Или подарите её полицейскому управлению? Я свою дарить не буду, – небрежный кивок вбок. Там, в сотне футов от крыльца, две тачки: кабриолет с заморскими номерами и военный легковой «Роллс-ройс» 1944 года выпуска.

Аристократ поднял взгляд и увидел циничную ухмылку. Рядом с ухмылкой качаются ключи на брелоке. Лорд хотел что-то сказать, но не сказал. Всё уже сказано в кабинете у копов… Принц выхватил ключи и уверенно пошел к кабриолету. Киллер – следом.

Патрульная машина уехала, включив сирену. Устранять очередное говно в Западном Округе LA. Кто-то кого-то избил или грабанул. Или трахнул без разрешения. Многомиллионный город каждую секунду производит килограммы говна. Сколько его не разгребай – меньше его не становится. Говно – жидкая субстанция, которую надо вычерпывать, а не грести… Полиция и призвана черпать, только разгребать ей сподручней. Поэтому говно и не убывает, а – наоборот – прибавляется…

Парочка театралов остановилась у водительской дверцы кабриолета.

Лорд протянул требовательную руку:

- Отдайте мне мои вещи.

Кукловод явил из своих карманов ряд предметов:

- Само собой.

Толстая пачка долларовых банкнот, мобильный телефон, сигареты, банковская карточка, паспорт… - были переданы Его Высочеству. В целости и сохранности! Аристократ начал рассовывать вещи по своим карманам. Беря их из рук убийцы. Реплика прозвучала из насупленного сознания и как бы между прочим:

- Мистер Фэйс. На вашем месте я бы покинул Америку, пока ваша личность не раскрыта…

Чужая личность – это та личность, на которую другой личности посцать с самой высокой башни Бирмингемского дворца. Кукловод ухмыльнулся:

- Вам ведь тоже дорога моя конфиденциальность, мистер Prince. И именно поэтому вы не сказали полиции моё имя. Опасались, что ваш титул окажется фигурантом в уголовном деле?

- Да, мистер Фэйс. Однако я всё расскажу министру Сингли, иначе дело получит огласку… - вдруг задумался милорд. - Такую огласку мои родные не переживут!.. Имя королевского наследника окажется втянутым в грязную историю, куда меня насильно, в общем, не тянули…

- Искреннее заблуждение подлежит очищению. В геенне огненной… - пусть это царственную особь успокоит. Кукловод рассмеялся прямо вслух.

- Где моя трость? – вдруг требовательно глянул принц.

Неожиданный вопрос смущает, ожидаемый вопрос утомляет. В силу своей же предсказуемости. В отличие от неожиданности… Поэт, умеешь ты спросить в рифму!

- Ваша трость, вероятно, осталась в комнате вещдоков. Простите, что не позаботился о трости, желая спасти вашу Королевскую Жопу.

- Моя Королевская Жопа не требовала, чтобы её спасали… тем паче ценой жизни полисменов!

- У нас в Америке нет полисменов! - хищно ухмыльнулся Режиссер. - У нас в Америке есть копы!

- Мне всё равно, как называют у вас полисменов, - повысил голос Игрок. - Полисмен – это значит, полисмен. Даже на Мадагаскаре! И мне нужна моя трость, трость – подарок Королевы!..

Вот не надо вот орать во дворе полицейского управления… Придите в собачью стаю и замяукайте, и посмотрите, что будут делать собаки. Копы в штатах – не собаки, они – хуже, милорд. Но надо донести вам эту истину на понятном вам диалекте.

- Истерика не красит Ваше Высочество, - по-отечески произнес режиссер.

Да пошел ты... Тоже мне наставник хренов… Лорд открыл дверцу и сел кабриолет.

- Надеюсь, вы позаботитесь о моей трости, мистер Фэйс? Это ваш театр и вы можете сделать в нём всё, что захотите! - принц чётко вставил ключ в замок зажигания. С пол-оборота завел мотор. Хорошо газанул на холостых, «Ройс» успел приучить к ненужным усилиям… Милорд оставил стартер в покое и основательно искупал режиссера в своей надменности:

- Мой адрес вам известен. И попрошу вас обойтись без трупов. Даже подарок Королевы не может быть оплачен кровью! – еле слышный щелчок. Рычажок автоматической трансмиссии из режима «P» в режим «R». Педаль газа в пол! Кабриолет сделал короткий задний разворот. Замер на месте, тихо клокоча. Принц поправил зеркало, включил ближний свет, пристегнул ремень безопасности:

- Всего!.. – аристократ козырнул двумя пальцами ото лба. Режим «D» АКПП.[24] Кабриолет мигом пролетел площадку перед зданием управления, притормозил, выезжая на улицу… Вывернул вправо и легко, с ветерком, помчался вдаль.

Непоколебимая вера восхищает. Циники прячут восхищение за усмешкой:

- Мистер Принц, я тебя поздравляю - ты меня сделал!.. – усмехнулся мистер Фэйс. Он вытащил из пачки сигарету. Зубами. С наслаждением закурил. И так, с сигаретой во рту, неторопливо пошел назад: к центральным дверям полицейского участка. Мня губами фильтр и беспрерывно дымя.

 

 

КАФЕ ДЛЯ ШЛЮХ

Девятнадцать лет – чудесная пора! Ты уже знаешь всё на свете, ты – самый умный. У тебя не колят сердце и задница, не болят голова и печень, и имеется постоянное сексуальное влечение к противоположному полу. Ты много куришь - не думая о запахе, и без меры пьешь пиво - не мысля о привычке.

А ещё можно продавать свое тело за деньги, не мучаясь угрызениями совести! Совесть в этом возрасте ещё не выросла. А если выросла, то не настолько, чтобы испытывать её угрызения в полной мере. Человеческое тело биологически растет до двадцати пяти лет, с совестью где-то также.

По грязному шумному переулку шли навеселе две девушки. Парочка шлюшек: Эмми и Вики. Шатенки. Развязные жесты, эмоциональные, в целом манерами похожи на подруг, что живут душа в душу. А иногда и тело к телу - как скажут господа клиенты!.. Им было и есть по девятнадцать. Одна на месяц старше другой. Обе курили и пили пиво. Бутылки всунуты в картонные пакеты, виднеются лишь горлышки, что часто соприкасаются со сладкими ротиками и клокочут от глотательных движений. Красные шортики на изящных томных фигурках, маечки без лифчиков, сумочки на хрупких плечиках, каблучки и их цокот. Это присказка, сказка впереди!

- Долбанный Котик!.. Вот сукин сын! – подосадовала более легкомысленная Эмми.

- Мне вот интересно, когда мы халтурили?.. – размыслила более практичная Вики.

- Просто-напросто он зажал двести баксов!..

- Неет, тут дело в уважении к своим шлюхам!..

Когда истина становится опасной – из неё делают легенду. Уважение к шлюхе – легенда. Придуманная похотливыми фрейлинами какой-нибудь местной Нефертити из Мид-Вилшир.

- И вообще, мало ли что было месяц назад!.. Может, я тогда вообще ещё «девочкой» была!

Брюква не растет на дереве. А в штатах говорят на американском языке. Ещё здесь говорят на нигерском и китайском, но в Лос-Анджелесе нет «девочек». Есть нигерский и китайский диалекты американского языка.

- Неет, ну это перебор, Эмми! Ну, согласись!

Звонкий смех полупьяных девок рассыпался по переулку. Возбудим и не дадим! Банальнейшая фразка, только жизнь шлюхи – она банальна сама по себе.

Сзади к девчонкам медленно подкрался военный «Роллс-ройс» 1944 года выпуска. Притормозил.

- Далеко собрались, красотки? – гортанно спросил Пётр.

О, спонсор! Нет, не спонсор. Участковый врач, что едет с вызова и решил склеить парочку тёлок? Не отходя от кассы, так сказать. Но вне работы тёлки не трахаются, а сейчас у них выходной. Детки, на ходу, показали залетному ловеласу жест «Fuck»:

- В Сингапур, твою мать! - чувак не похож на Карлсона, а его потрепанная тачка не схожа с реактивным пропеллером. А большим членом не удивишь. Если что.

«Роллс-ройс» остался на месте с включённым двигателем.

Детки глотнули ещё пивка... Отошли от «Ройса» на десяток футов… Вокруг знакомый до последнего камешка, зассанный переулок. Такое место города, где темнота имеет свойство шевелиться… Настроение уж очень поганое. Много-много света и вина, атмосфера приличного кабака – то, чем можно его улучшить, стопудов! А шофёра в докторском халате можно использовать как шофёра.

- Да! – одновременно воскликнули шлюшки, с переглядкой.

Детки тормознули ход и возвратились к вставшей машинке… опёрлись о переднюю пассажирскую дверцу, вдвинули созревшие грудки в салон кабриолета. Жеманно захлопали глазками:

- Котик, ты можешь отвезти нас туда, где много выпивки?

- И где нет мудаков, а?

Пётр смотрел на два улыбающихся ему девичьих лица, покрытых плотным слоем «штукатурки». Ловил чуткими ноздрями запах пивного перегара… И думал: город ангелов потребляет несколько тонн алкоголя каждую ночь. Поэтому ночью тут везде много выпивки. Мудаки – приложение к алкоголю. Обязательное. Нельзя тёлке, в баре, заказать у стойки бокал или рюмку, чтобы не встретить его на соседнем стуле. Они всегда почему-то сидят именно на соседних от тёлок… В логике этим шлюшкам не отказать, как ни странно.

-Не вопрос, детки. Я знаю местечко, где нет мудаков и оно также независимо, как Сингапур от Китая.

Цель достигнута! Даже сиськи не пришлось показывать, мужик сделает всё, что попросят детки. И благодарить ещё будет за просьбы. Сам! Девочки резво загрузились в салон, вольготно расставили ножки на заднем сиденье. Заулыбались довольные.

«Ройс» вырулил с тротуара и понесся вперед, понемногу набирая обороты. Разрезая мрак светом круглых фар.

 

***

- Места вам зарезервированы, - пояснил Пётр. – Билеты получите у стойки, - он скупо кивнул и вышел на улицу. На пороге остались сладкие подружки: «пивных» пакетов в руках уж нет, всё выдули по дороге в кабак. Эмми и Вики огляделись. Столики в форме барабанов заполнены примерно наполовину, на стульях пьют и хохочут разномастные девки. Стройняшка-официантка разносит выпивку и бутерброды. Незатейливая картинка для любого американского бара!

- А здесь интересно, но… уютно!.. А?

- Ты заметила, девочки есть, а мужчин нет…

- Почти нет, - показала Эмми на стойку, где суетился высокий мужик в каком-то странном костюме.

Подружки с независимым видом пересекли помещение и подошли к бару. Взгромоздили точеные попки на барные табуреты – те самые, на которых утром восседали Панк и Кид.

- Леди, я рад вас видеть у себя в гостях! – тут же зазывающе крикнул бармен. На устах ухмылка, в глазах – наглая бесбашенность. - Я вижу, что вы расстроены. Здесь ваше расстройство исчезнет!

Шлюшки переглянулись. На бармене костюм клоуна: двухцветное платье с заплатами-ромбами. На голове шапка с заячьими хвостами, на щеках намалеваны румянцы, во рту сигарета. Ни хрена себе, корпоративная форма!

- Честное слово! – клоун томительно прижал руку к груди. – Может, вы хотите выпить? Или старой доброй колумбийской травки?

- Где ты увидел расстроенных деток? – наехала Эмми.

- Мы не курим траву, а выпивку давай, и покрепче! – предложила Вики.

Ни одна шлюха Лос-Андежелеса не похожа на другую! Каждая – это яркая индивидуальность! И мисс обособленность, со своим внутренним миром, привычками и отношением к окружающей действительности! Это ведь не гламурные курицы… Тем сложней и… интересней проводить селекционный отбор. Клоун откинул окурок и хлопнул в ладоши:

- Отлично, леди!

Арлекин ловко достал откуда-то из-под стойки кипу масок. Бросил на стойку. Маска – это простенький картонный «намордник» на тесемках. Незатейливый рисунок, поверху полукругом надпись! Точными движениями клоун разворошил кипу, вытянул две масочки, небрежно подвинул их деткам:

- Прошу!

Американскую шлюху маской не напугать! Полупьяную американскую шлюху тем более! А вот вызвать любопытство можно вполне. Если маска не тупо фетиш-предмет, а деталь в контексте той ситуации, что сейчас… Девочки немного задумались – крайне непривычное занятие для юных деток.

- Скажи-ка, клоун, а почему здесь нет мужчин?

- И девки все такие… Ты держишь заведение специально для шлюх?

Подружки выплеснули вопросы, которые уже успели забыть. С тех пор, как зашли в кабак! Ведь пять минут – приличный срок для детки, целая жизнь зачастую! Кукловод любезно улыбнулся:

- Пётр вам обещал, что мудаков здесь нет? Он сказал правду. Ведь каждый мужчина – это мудак, потому что у него есть яйца.

Девочки внимательно слушали. Подобно девятиклассницам, внимающим объяснению учителя!

- Я сам не мудак, хоть и имею яйца, - сделал предупредительный жест бармен. - Я - хозяин кафе, который имеет яйца, но не мудак.

Подружки вновь переглянулись и… от души засмеялись.

- А ты очень даже ничего… а, Эмми?..

- …не мудак но с яйцами!

Просмеявшись, девочки без колебаний надели масочки. Гордо вскинули легкомысленные головки, поправили великолепные титьки.

Официантка прошла с полным подносом грязной посуды мимо бара – в дверь, ведущую во внутренние помещения кафе. Неприязненно глянула на хохочущих нимфеток. Которые ёё и не заметили ничуть.

- Моё имя – мистер Фэйс. И я умею быть всяким, - поддержал зачин подружек театрал.

12 Киллеров регулярно подвозили новых деток. К бару подошла девушка в ажурных чулочках, светловолосая, с удивительно глубокими зелеными глазами. Лет двадцати! Изрядно потасканная, правда, про таких говорят: «Ей только с толпой нигеров любиться, иначе ничего не почувствует…». Девушка влезла на третий барный табурет и безучастно сказала, ни к кому не обращаясь:


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 353 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: LA COMEDIA E FINITA……………………………………………………………….121 | Малыш! Не пей моё пиво! Это пиво моё, и пить его буду только я! – воспитательским тоном внушила мама. | Публика резво заполняла скамейки. Мама прикрыла глазки и тихо подпевала – немного невпопад, да какая разница. Главное, чтобы душа пела! | Тебе понравились циркачи? | Человеческая рука!? – пробормотал в шоке малыш. – Так вот они какие – глюки! - Два глотка крепкого эля – не совсем шутка. Когда человеку всего семь лет от роду. | А как научиться любить? – недоумённо спросил малыш. На его плечо приземлилась баттерфляй. Можно butterfly. Бабочка дивного сада, внезапно выпорхнувшая из сияющего разноцветья! 1 страница | А как научиться любить? – недоумённо спросил малыш. На его плечо приземлилась баттерфляй. Можно butterfly. Бабочка дивного сада, внезапно выпорхнувшая из сияющего разноцветья! 2 страница | Для того, чтобы сделать что-то идеально Правильное - надо сделать что-нибудь абсолютно Неправильное, - объяснил Садовник. - Тогда ты спасёшься. 1 страница | Для того, чтобы сделать что-то идеально Правильное - надо сделать что-нибудь абсолютно Неправильное, - объяснил Садовник. - Тогда ты спасёшься. 2 страница | Для того, чтобы сделать что-то идеально Правильное - надо сделать что-нибудь абсолютно Неправильное, - объяснил Садовник. - Тогда ты спасёшься. 3 страница |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
А как научиться любить? – недоумённо спросил малыш. На его плечо приземлилась баттерфляй. Можно butterfly. Бабочка дивного сада, внезапно выпорхнувшая из сияющего разноцветья! 3 страница| А как научиться любить? – недоумённо спросил малыш. На его плечо приземлилась баттерфляй. Можно butterfly. Бабочка дивного сада, внезапно выпорхнувшая из сияющего разноцветья! 5 страница

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.121 сек.)