Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 8 Сближение

Читайте также:
  1. Сближение глобальных и локальных сетей
  2. Сближение меридианов в проекции Гаусса-Крюгера

 

Лориан

Этот треклятый снег испортил настроение Лейле. С каждым следующим пасмурным днем она становилась все мрачнее и мрачнее. Временами она задерживалась подолгу у окна, вздыхала и говорила, что скучает по солнцу.

Я понял, что больше не могу этого выносить, когда она проснулась вся в слезах и сказала, что все это ее окончательно доконало. Я усадил ее в машину и мы поехали догонять ясную погоду, в прямом смысле. Вечером мы провожали солнце на закате, тогда, с последними его лучами, я сделал ей предложение. Ничего более логичного в моей жизни не было. Это было так просто: быть вместе и любить.

 

Нера

Из-за этих снегопадов я не могла никуда выбраться и просиживала дни в инернете. Как-то вечером я решила выбраться во двор. Погода была теплая, значит снег липким и можно что-то из него слепить. Две недели как шел снег. Три недели как уехал Остин. Давно было пора выбраться хоть куда-нибудь за пределы дома.

Двор был огромным. Недалеко от меня громоздились две снежные крепости. Видимо, утром там было сражение. Количество снеговиков просто зашкаливало. Я вносила свою скромную лепту и вспоминала детство. Снежинки все еще медленно падали мягкими большими хлопьями обещая не оставить меня без стройматериала. Вдалеке у самого дома светил фонарь, я же была скрыта от посторонних глаз одной из крепостей, никто не должен был побеспокоить меня.

Я уже громоздила голову моему Франкенштейну, когда что-то сбило меня с ног. Я упала на спину, снег смягчил удар, но голова приземлилась на что-то твердое. Боль на секунду затуманила рассудок, и когда я пришла в себя, чертыхаясь своей неуклюжести, увидела над собой темный силуэт. Возникло дежа-вю. Сейчас Остин протянет мне руку и поможет подняться, как вероятно сделал бы при моем прошлом приземлении, не потеряй я сознание. Но надо мной был не он. Волосы длинные, все в снегу, худой, высокий. Мой взгляд наконец сфокусировался на лице, которое трудно было разглядеть из-за фонаря, светившего мне прямо в лицо.

Винсент?! Зачем он сбил меня с ног? Его губы были поджаты, а на лице написано садистское удовлетворение.

- Что не ожидала? Маленькая сучка. Знаешь, в какие неприятности я из-за тебя влип?

Я не понимала о чем он.

- Почему ты не сказала, что тот благодетель, что заботится о тебе это Остин?

Видимо под неприятностями он понимал то, как проучил его Остин за излишнюю болтливость. Я сделала усилие, чтобы вспомнить что именно он рассказывал об этом, но увы ничего не смогла вспомнить.

- Я, я не понимаю о чем ты. – Я попыталась встать, но снег не давал нужной опоры.

- Ах, ты не понимаешь. Так я заставлю тебя понять. Его привлекла твоя смазливая мордашка? Посмотрим, будет ли она привлекать его теперь.

Я попыталась еще раз встать, но лишь еще больше увязла. Винсент сел на меня верхом, схватил за руки и прижал их коленями к туловищу. Я стала извиваться, но он ударил меня по лицу. Удар был не очень сильным, так как я попыталась увернуться и ударилась обо что-то надбровной дугой. Второй удар пришелся на нос и, мне показалось, что от него ничего не осталось, жгучая боль и жар разлились по всей голове. Я стала еще яростнее извиваться и мотать головой в надежде, что это хоть как-то поможет, глаза я закрыла.



Неожиданно все кончилось. Я открыла глаза. Винсент лежал скорчившись в пяти метрах от меня, а мой спаситель направлялся ко мне. Остина я узнала сразу. Он подошел ко мне, присел на корточки.

- Ты как? Жива? Все цело?

Я подумала. Вроде ничего не сломано, в голове хаос, нос болит, висок щипит, но серьезных повреждений нет. Я попыталась сесть, но тело начала бить дрожь и ничего не получилось.

- Давай помогу.

Остин опустился на колени и притянул меня к себе, как куклу, прижав к себе спиной.

- Ты дрожишь. Замерзла?

Я помотала головой.

- Наверное, это шок. – Удивительно, но мыслила я довольно трезво и спокойно, хотя нервы взбесились, а тело колотила дрожь.

Загрузка...

Его руки блуждали по мне проверяя все ли цело. Коснувшись щеки, он испустил судорожный вздох.

- У тебя кровь. Пойдем внутрь.

В этот момент что-то шевельнулось недалеко от нас, и мой взгляд поймал Винсента, который садился. Он не пытался встать и приблизится к нам. Просто сидел и чего-то ждал.

- Давай. Можешь встать?

Я на секунду задумалась и кивнула. С его помощью медленно поднялась, и мы побрели к дому, пройдя мимо моего обидчика буквально в полуметре. Я не решилась на него взглянуть, меня лишь передернуло, и Остин крепче прижал меня к себе.

Мы разместились в кухне. Там были не самые удобные стулья, зато очень хорошее освещение. Остин стянул с меня куртку и принес аптечку. Я сидела и смотрела на него, как он обеспокоен, как избегает смотреть мне в глаза, как гуляют желваки и из груди вырываются беззвучные вздохи, и мне становилось спокойнее. Вот он рядом, мне ничего не угрожает.

- Тебе надо стереть кровь с лица.

Он взял полотенце и намочил его. Аккуратно стал протирать висок, щеку. Сколько же крови. Может травма серьезнее, чем я полагала?

- Что там?

Он наконец взглянул мне в глаза, лишь на секунду.

- Ничего серьезного, тут порез. Небольшой и неглубокий. Просто это же на голове. Вот и крови много. У него был нож?

- Нет. Я уворачивалась и ударилась обо что-то. А что с носом?

- С носом? – он посмотрел внимательно на мой нос, но видимо ничего ужасного на нем не обнаружил. – Вроде все в порядке.

- Он меня в нос ударил. Так больно. Кажется, будто там все сломано.

Он потрогал мой нос.

- Все в порядке. Не переживай.

Шок начал проходить. И мне захотелось поговорить.

- Почему ты это сделал? Почему ты оставил его так…

- Так быстро?

- Да, на моей памяти все кто дрались за меня, делали это дольше и методичней.

Остин начал обрабатывать саму рану и когда защипало, я поморщилась.

- Извини. Кровь никак не унимается. Подержу немного салфетку.

Он прижал салфетку, и мое лицо оказалось в его руках.

- Не думаю, что это разумно. Неужто, я должен был бросить тебя в холодном снегу, чтобы удовлетворить свою жажду мести? По-моему, я добился всего, чего следовало. Спас тебя.

- А он, неужели он останется безнаказанным?

- Я могу разобраться с ним в любой другое время, когда ты будешь меньше нуждаться во мне.

Он опустил руки и сел на стул рядом.

- Кровь уже не идет. Жаль, что я не успел раньше. Всего бы этого можно было избежать?

- Остин, что ты с ним сделал?

Я впервые назвала его по имени.

- Я рассказал его начальнику, что он спит с его женой. И предоставил доказательства этого. Я не думал, что это будет иметь такой взрывной эффект.

- Ты про это? – Я указала на свое лицо.

- И про это тоже. Я не думал, что его уволят, не знал, как много для него значит эта работа. Прости.

- Не извиняйся. Это он меня ударил, а не ты.

- А я косвенно сподвиг его к этому.

Повисло молчание. Остин кинул салфетку на стойку и поднял на меня глаза. Каким выразительным был его взгляд, я только сейчас заметила, что его глаза просто поразительны. Светлые, не смотря на то, что волосы темные, и удивительно эмоциональные. Будь он актером – имел бы огромный успех. Нельзя точно сказать, все ли искренне, что отражалось в них, но их глубина затягивала.

Я поняла, что таращусь на него дольше положенного. Он улыбнулся и налепил пластырь мне на рану.

- А ты знаешь, что на месте этого дома раньше была деревня?

- Нет. – Откуда я могла это знать?

- Давным-давно здесь была очень милая деревня. Жизнь в ней была размеренной и неторопливой. Но в один прекрасный день, пришел в эту деревню один богатый человек и решил построить себе большой красивый дом. И построил. И стали к нему ездить другие богатые люди. Ходить на охоту в здешние леса, удить рыбу в здешней реке и устраивать шумные гуляния. Жителям это не понравилось и они ушли. Барин остался без прислуги и тоже уехал. Вот так и получилось, сам жить не стал и другим не дал. Спустя годы все лесом заросло, дома сгнили, и о деревне уже ничего не напоминает. А теперь здесь новые дома стоят. И тот же самый лес на них смотрит.

- Забавно, - ничего забавного в истории не было, но я не нашлась, что еще можно сказать. – Откуда ты все это знаешь?

- Интересовался местной историей.

Я пыталась уловить связь с произошедшим сегодня и этой историей, но не получалось, поэтому решила спросить.

- А ты это к чему сейчас?

- Решил тебя отвлечь. Но видимо не получилось. Пойдем.

Он встал и подал мне руку. Я положила свою ладонь в его и мы прошли в кабинет.

- Садись.

Он усадил меня на кожаный диван, подошел к столу и включил компьютер.

- Будем смотреть кино.

Он бросил взгляд на меня, на диван и принес из гостиной подушки и плед. Кинул их мне.

- Устраивайся.

Я разложила подушки и села, укутавшись пледом. Остин устроился рядом и спустя некоторое время тоже залез под плед. Кино оказалось интересным и мы не сразу заметили, что в комнате стало холоднее. Лишь когда пошли финальные титры, я встала сходить попить и в туалет, то поняла, что температура упала.

- Остин.

Его уже клонило в сон.

- Мм?

- Холодно.

- Дружочек, ты же только вылезла из под одеяла, где мы вдвоем сидели. Просто контраст.

- Нет, правда холодно, вроде даже пар идет.

Желание пойти в туалет напомнило о себе, и я вышла.

В остальной части квартиры было еще холоднее. В спальне батарея была ледяной. Значит, отопление отключили уже давно.

Вернувшись, я застала Остина, разговаривающим по телефону. Я укуталась в плед и стала ждать, что он выяснит.

- Отопления не будет всю ночь. В лучшем случае включат утром. Предлагаю поставить еще одно кино. Вижу тебе это кино очень понравилось, у него есть продолжение. Я принесу еще пару одеял и думаю, вместе мы ночью не замерзнем.

Он принес одеяло с моей кровати, оно было очень большим.

- Где будешь спать? У стенки теплее, но тебе не видно будет кино…

Я решила, что кино важнее.

- С краю. Хочу фильм посмотреть. Если ты меня обнимешь, то и не замерзну.

- Ладно.

Мы удобно устроились, Остин дышал мне в затылок… или нюхал мои волосы, а я смотрела кино. Оно оказалось не таким интересным и захватывающим как предыдущее, и ближе к середине я уснула.

 

Проснулась я от какого-то движения рядом. Открыла глаза, было уже светло. Остин лежал, облокотив голову на руку, и смотрел на меня. Я подскочила.

- Фу, нехорошо смотреть, как люди спят.

Он улыбнулся.

- Ты милая, когда спишь. Совсем не ершишься. Тем более я недолго за тобой наблюдаю.

- Чего тогда не встал?

- Тебя боялся разбудить. Под одеялом так тепло, а если встану, ты замерзнешь.

- Мило.

Да нет же, правда мило. Какая забота. Приятно осознавать, что кто-то охранял твой сон.

- И откуда ты на меня такой свалился?

Он усмехнулся.

- Ты верно головой ударилась. Все было совсем наоборот.

- Тогда зачем?

- Чтобы доставлять тебе удовольствие. – И через секунду добавил. – Что бы это ни означало.

- Ты же понимаешь что подобные откровенности пугают, а не умиляют?

- Может это и было моей целью?

Он загадочно улыбнулся и встал.

- В самом деле пора вставать, и неплохо бы позавтракать. Жду тебя у камина.

Я умылась ледяной водой, руки окоченели, зубы свело. Надев толстый свитер, пошла завтракать.

Остин тоже утеплился. В камине горел огонь, перед ним на столике стоял завтрак. Я подсела и взяла чашку. Она оказалась очень горячей, и руки разжались в защитной реакции, расплескав содержимое.

- Прости, сейчас все уберу. Я такая неуклюжая.

- Да нет, это я не подумал. Хотел побыстрее согреться и перестарался.

Он ушел на кухню, вернулся с полотенцем и новой чашкой.

- Вот, этот просто очень теплый.

Он кинул полотенце в лужу, а чашку вложил в мои руки. Его пальцы прошлись по моим, задержались ненадолго.

- Совсем ледышки. Ты чего это?

- Умывалась, вода холодная.

- Хочешь, согрею, - он сжал мои руки вокруг кружки.

Мое молчание стало согласием. Мы ждали, пока пальцы не приобретут нормальную температуру.

- Ну вот, так-то лучше, - он убрал руки и продолжил завтрак.

Теплый чай приятно согревал изнутри, я расслабилась, забралась с ногами на диван и положила голову Остину на плечо. Он не обратил на это никакого внимания, только взял кружку в другую руку, чтобы мне было удобнее. Я ждала, что он обнимет меня или как-то еще прореагирует на мою близость, но ничего такого не было.

- Почему ты ведешь себя так? – это был скорее вопрос к самой себе, но Остин ответил.

- Потому что я знаю, что тебе холодно, и ты ищешь тепла у единственного живого существа, находящегося рядом, будь на моем месте кот, ты бы прильнула к нему.

- Вот так просто? Ты не попытаешься ничего сделать, чтобы добиться моего расположения?

Он усмехнулся и развернулся ко мне.

- А это имеет смысл? Если я сейчас попытаюсь тебя поцеловать, ты дашь? Если я скажу что люблю тебя, ты ответишь взаимностью?

- Неет, - протянула я, не до конца понимая, скрывает ли его спокойный тон истинные чувства, или же он на самом деле спокоен.

- Тогда оставим все как есть.

Но после его речи во мне созрел вопрос:

- Если верить твоим словам, ты хочешь добиться моей любви. – Он утвердительно кивнул, оставшись при этом невозмутимым. – Почему ты не заваливаешь меня цветами, подарками, не зовешь на свидания, словом не делаешь всего того, что принято?

Он развел руками и ответил:

- Все это может каждый. Добиться таким образом взаимности – сомнительное достижение. В человеке ведь любят не цветы и ухаживания.

- Но ведь и любят не за что-то, а просто так, а иногда и вопреки всему.

Остин нахмурился:

- Забудь эту глупую фразу.

- Почему она глупая? Это правда, если ты любишь человека за что-то, то это уже не любовь. Нельзя любить, за цвет глаз или какую-то отдельную черту характера.

- Почем тебе знать ты же никогда не любила? – его тон перестал быть вежливым, а я почувствовала себя полной дурой.

Хотелось возразить, но крыть было нечем. Тяжеловато спорить о том, о чем имеешь поверхностное представление. В принципе, я понимала, что настоящая любовь отличается от киношной, но была уверена, что общее имеется.

Остин встал с дивана, взял кружки и вышел из комнаты. Вернувшись, сказал:

- Забудь то, что я сказал. Все подряд повторяют эту фразу, и каждый переиначивает ее на свой лад. Так она теряет всякий смысл. Я не могу ответить на вопрос за что нужно любить, никто не может ответить. Одно знаю точно, что, не зная человека, не видя и не слыша его – невозможно его полюбить.

Я задумалась. Он прав, нужно сначала хоть немного узнать человека. Или быть уверенным что знаешь. Это не вязалось с тем, что он говорил о своих чувствах ко мне.

- А как же ты? И то, что ты говорил о своих чувствах ко мне?

- Мы знакомы, - он сделал шаг назад, словно хотел убежать от подобных вопросов.

- Не думаю, что мы были достаточно знакомы, чтобы ты влюбился в меня. – На этот раз мне уже не казалось, что он маньяк, скорее появилось противоречие в его словах, которое не давало мне покоя. – Мы увиделись второй раз в больнице, период беспамятства можно опустить. При первой встречи мы почти не разговаривали, ты вообще почти не пересекался со мной на той вечеринке.

- Это была наша не первая встреча.

Но я была уверена, что первая. Не может быть, чтобы я не запомнила его раньше.

- Я тебя уверяю, что мы знакомы несколько больше чем ты думаешь.

Он развернулся и вышел на балкон. Пока он курил у меня была возможность покопаться в своем прошлом и убедиться еще раз, что мы не были знакомы раньше.

Остин вернулся, но разговор продолжать наотрез отказался. Стоило мне задать вопрос, как он делал вид, что очень занят и не слышит меня. Я решила отложить это до более удобного момента, надеясь, что хватит терпения держать язык за зубами.

Отопление все еще не дали, управляющий известил, что произошла серьезная авария и ее ликвидируют к вечеру. Остина это совсем не обрадовало, он попытался заказать где-нибудь обогреватели или съездить купить их, но из-за снегопадов наступил транспортный коллапс и доставить их могли только к вечеру, а там возможно появится отопление.

Мы решили выбраться куда-нибудь. Ехать на машине не имело смысла – рисковали застрять в пробке. Остин предложил прогуляться пешком. За воротами он подал мне свою руку, и я с благодарностью приняла ее, так как ему пришлось тащить меня через сугробы.

- Куда мы идем?

- В ресторан.

- Я не голодна.

- Ты просто не умеешь находить глубинный смысл в повседневных вещах.

- Умею.

- Не умеешь.

- Умею.

- Не умеешь.

Я решила больше не пререкаться и спихнуть его в сугроб, но не рассчитала силы и повисла на его руке, провалившись одной ногой в яму. Он обхватил меня рукой и поставил на твердую почву.

- Осторожно, в следующий раз я могу не успеть тебя поймать.

- Я не понимаю, что такого «глубинного» может быть в приеме пищи.

- Поймешь, когда придем. – Он обвел меня мимо очередной ямы и продолжил, - ты права, лучше будет, если я скажу, куда мы идем.

- Только не говори, что опять будет острая пища.

- По правде, я не знаю, чем нас будут кормить.

- Это что за ресторан такой?

- Это самое интересное. Там все по-особенному, в зале абсолютно темно, запрещено проносить телефоны, зажигалки и все, что может быть источником света, официанты слепые, посетители имеют возможность почувствовать себя на их месте и по достоинству оценить еду. Поверь, есть в этом особая пикантность.

Мне показалось странным подобное. Что такого особенного в еде в темноте? Каждый может закрыть глаза. Отказываться было уже поздно, хотя особого энтузиазма я не высказывала.

- Не дрейф, тебе понравится.

- Ты был там?

- Нет. – Он потянул меня к невзрачной двери.

В вестибюле было довольно миленько. Мы сдали одежду и телефоны, Остину пришлось отдать зажигалку и пару небольших фонариков, один был прицеплен к ключам. Нас проводили ко входу в темный зал. Дверь его была закрыта. Когда она открылась, оказалось, что за ней есть еще одна, а между ними небольшое помещение. Как только мы вошли, дверь сзади нас закрылась, а впереди открылась и нас взяли в свои заботливые руки официанты. Тьма была кромешная, поначалу было даже страшно. Я ступала осторожно, боясь споткнуться и упасть, когда мы остановились, мне подтолкнули стул и я села. Я не знала сел ли уже Остин. А вдруг все перепуталось и нас посадили за разные столики, что я буду делать?

- Остин? – робко позвала я.

- Да.

- Ты здесь, ты рядом?

- Ты же этого хочешь. – Это был не вопрос, скорее констатация факта.

Стоит ли отвечать на такое? Мне захотелось:

- Да, сейчас я хочу, чтобы ты был рядом. В этом месте ты для меня единственная точка опоры. Это так… непривычно. Мне кажется, что я куда-то проваливаюсь, словно вокруг одна пустота…

Я почувствовала его руку на своей и судорожно схватилась за нее.

- Не думал, что ты испугаешься. – Его голос прозвучал у меня над ухом, и я поняла что он пересел на соседний стул.

Я повернула голову, но не увидела ничего. Может он сейчас также смотрит на меня? Казалось, я чувствую его дыхание на своей коже.

Но нас прервал официант, он принес заказ. Это придало мне уверенности в себе. Ощупав края тарелки я поняла, что не в состоянии пользоваться столовыми приборами и стала аккуратно брать еду пальцами. Блюдо было мясное с овощным гарниром. Я взяла пальцами того, что походило на капусту и отправила в рот. Не уверена было ли это капустой, но было вкусно. Я попробовала другой кусочек и снова не могла поручиться, что это было. Стало интересно, что делает Остин, с его стороны, казалось, не раздавалось ни звука.

- Что ты делаешь?

- То же что и ты. Пытаюсь отгадать, что ем.

- Почему так тихо?

Он засмеялся, мне понравилось, как звучит его смех.

- Видимо у нас разные блюда. У тебя с сырыми овощами, у меня с приготовленными.

- О, нет, неужели ты слышишь, как я ем.

- О, да.

Я не могла покраснеть в темноте, поэтому стыдно мне не стало.

Ужин был потрясающим. Вкус выходил на первый план. Я подозревала, что передо мной довольно простое и распространенное блюдо, но ничего вкуснее я не ела. На десерт принесли нечто кремообразное и все еще опасаясь не справиться с ложкой, я продолжила есть руками. Было интересно что ест Остин, но он опередил меня:

- Что ты ешь?

- Крем какой-то, а ты?

- Наверное это фруктовый салат.

- Дай попробовать, - сказали мы хором и засмеялись.

Остин снова нашел мою руку и положил в нее мокрый кусочек, я отправила его в рот. Вкусно. Персик?

- Теперь ты.

- М… даже не знаю, как это сделать.

- Ну, макни палец в десерт и дай мне. Ты ведь тоже руками ешь.

Я обрадовалась, что не одна такая неуклюжая. Макнув палец, нашарила его руку, он взял меня за кисть и слизал крем, потом потянул меня за руку, так что я почти легла к нему на колени. Я извернулась так, чтобы оказаться лицом вверх, в темноте лицо в миллиметре от моего стало неожиданностью, я совсем не чувствовала, как он движется, как наклонился. Его губы коснулись моих, совсем слегка, пальцы вплелись в волосы, я наверное потеряла рассудок, раз с жадностью ответила на его поцелуй. Каким он был сладким и манящим, как ядовитый цветок, его дыхание обжигало мне кожу, его запах сводил с ума. Темнота убрала все преграды. Вот он, я хочу его, я хочу быть в его руках, отвечать на его ласки, слушать его голос, просто быть рядом.

 


Дата добавления: 2015-07-10; просмотров: 137 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Глава 1. Начало. | Глава 2 Оперение | Глава 3 Простые решения | Глава 4 Параллель | Глава 5 Там | Глава 6 Биение города | Глава 10 Салки | Глава 11 Изменница | Глава 12 Настоящий | Глава 13 Невозможно. |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Глава 7 После возвращения| Глава 9 Инстинкт

mybiblioteka.su - 2015-2019 год. (0.025 сек.)