Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 11. Дверь захлопнулась

 

Дверь захлопнулась. Он ушел. Зара ждала этого хлопка, чтобы выйти из комнаты. Уже два дня она избегала его, как могла. Макс уходил на работу — Зара выходила из гостевой спальни, в которой теперь жила. Она специально выбрала комнату поближе к "пыточной". Почему её так тянуло туда? Будто это страшное место звало её. Но это же варварство! Дикость! Зара постоянно спрашивала себя, почему он до сих пор не уничтожил эту комнату? Зачем она ему, если он ею не пользовался? "Значит, пользовался", — со страхом подумала девушка и вздрогнула. Она только и делала, что вздрагивала. Засыпая, она слышала голоса умерших там людей. Зара понимала, что это всё чушь и полнейшая ерунда, но нервы скакали как ненормальные при одной только мысли об этой комнате, о той крови, что она там видела.

Макс ушел, можно было выходить. Как теперь им существовать в одной квартире? Да, она была большой, просто огромной, но Заре всё равно было тесно. В каждом квадратном метре был ОН, все здесь было словно пропитано им. Даже когда Макса не было дома, ей казалось, будто он следит за ней, а может, и насмехается над её чувством ложной свободы. А ведь он точно смеялся над ней. И про себя, и открыто. Свобода ей и близко не светила. Лишь бы не издевался, оставил в покое. К чему было это представление с Алисией? Цирк в чистом виде. Привел зверушку из России, экзотика! Полюбуйтесь все, посмейтесь, потыкайте пальцем, пооскорбляйте...

Зара сжала руки в кулаки и пошла завтракать. Чертов кобель! Все, что ему было нужно — это залезть на кого-нибудь. И все ему было мало! Злость клубами дымилась в ней, грозя устроить самовозгорание. И сколько это будет продолжаться? Уже не смешно. Неужели он не видел? Ладно, опозорить её. Кто она? Так, вещь, предмет интерьера, преимущественно — спальни. Но опозорить свою " почти жену"! Ничего святого в нем не было! Просто черт в человеческом обличии. Зара и сама не заметила, как на тарелке не осталось двух эклеров и половины плитки шоколада. " Ну вот, теперь еще и жиром заплыву. Будет трахать меня на беговой дорожке, — веселая мысль пробежала в голове девушки, и она улыбнулась. — Значит, можно съесть еще один!"

Съев два эклера вместо положенного одного, она, довольная, развалилась на стуле. Эндорфины... Может, перейти на шоколадную диету? С Максом её ждала одна нервотрепка, надо было хоть в чём-то найти успокоение.

Что он будет делать? Как выкручиваться? Пока, вроде, никак. Он не разговаривал с ней, не приходил к ней, игнорировал. Надо бы радоваться, но опять было грустно. Еще эта Алисия. "Почти жена", — передразнила Зара, дико ревнуя его к ней. Имела ли она право на ревность? Да! Черт возьми, да! Почему нет? Она живой человек. Хочет, любит, хочет, ненавидит, хочет, ревнует! Купить её душу он не сможет, не настолько крут. Было ли у него что-нибудь с Алисией в тот день? Почему он задержался? Утешал её, вытирал слезы? Конечно… Макс — и вытирает слезы. Сюрреализм. Бред. Он утешает по-другому — пощёчинами, ремнем, оскорблениями, да много чем ещё, но только не тем набором средств, которым пользуются нормальные люди. Вот именно — нормальные. Зара была уверена, что Макс скрывал что-то важное и, возможно, страшное. Она не могла забыть его недавнего сна и последующего избиения. Что-то, связанное с матерью, с детством, с насилием. Не могло такого быть. Судьба решила пошутить, сведя их вместе? Плохая сваха! Но Зара не собиралась приставать к нему с расспросами, как бы ей не хотелось. Она просто радовалась, что её не особенно бьют и дают деньги. Это было очень печально. О таком ли она мечтала в детстве?



Девушка задумалась. В каком детстве? Не было у неё детства. Ни детства, ни юности, ни тем более — зрелости. Жизнь — как одно сплошное черно-белое полотно. Никаких красок. Как она мечтала вырваться из своего родного города, из бедности, из детдома... Вырвалась. Только реальность оказалась гораздо страшней ее мечтаний. Все те же паршивые люди и их гнусные намерения, их прогнившие души. Они заразили её, инфицировали, сделали такой же. Взгляд Зары упёрся в стену. Где же справедливость? Где же Бог? Почему у той же Алисии есть все, причём с самого рождения, а у неё нет и никогда не было ничего? И сейчас у неё нагло отбирали надежду, Макса, вообще всё! Не отдаст она его просто так. Он явно стал относиться к ней лучше, теплее, что ли. Нужно было этим воспользоваться. Нужно было брать быка за рога. Ну, или за что там можно взять Макса. Чем Алисия лучше? Красивее? Ни разу. Умнее? Аналогично — ни разу. Если только чище, но кто знает точно, сколько богатых мужиков прошло через её постель? Можно быть шлюхой, даже не получая за это денег. Бл*дство — это состояние души. Тело — лишь инструмент. Его можно использовать в любых целях, делать с ним всё, что угодно. Это душа порой не одобряет твоих действий.

Загрузка...

Горячая вода обожгла руки девушки, и она отбросила кружку в раковину. Какого черта она мыла посуду в его доме? Девушка даже не обратила внимания, как подошла к раковине и начала что-то мыть. Какого чёрта она убиралась здесь, готовила ему? Ужины и завтраки — пожалуйста. Чистота — пожалуйста. Всё, она готова была отдать ему всё, делать всё, но оно ему было не надо. Не будет она ему больше готовить. Пусть ест в Макдоналдсе или у Алисии. Что было равноценно, по глубокому убеждению Зары.

Алисия, Алисия... Все мысли были только о ней! Свалилась на её голову эта блондинка! Нет, она ни в чём не виновата. Если только в том, что нравилась Максу. Ради неё можно было и других обижать. Интересно, что он ей сказал? И сказал ли что-нибудь вообще? Что можно сказать о девушке, которая стоит перед тобой на коленях? Ничего хорошего. Как он объяснил ей это? Знакомая, которая при любом удобном случае пытается расстегнуть ему ширинку? Пусть говорят, что хотят о ней! Будет ещё она париться о словах Барби и Кена! Пусть живут в своем пластмассовом мире и дальше. Ей больше по душе реальная жизнь, со всем её дерьмом. Иначе не чувствуешь себя живым. Жизнь — не сказка. Хотя Алисия вряд ли об этом догадывалась. Тем больнее ей будет падать с небес, когда эта простая истина дойдет до её пергидрольного мозга. Зара вздохнула. Столько яда, зависти и желчи к женщине, ничего ей не сделавшей. Когда она такой стала? "Когда поняла, что чувствую к мужчине нечто большее, чем... ничего. И когда он на это наплевал", — эти мысли в очередной раз не принесли ничего, кроме неприятного осадка в душе.

Домыв посуду, Зара задумалась, как провести день. Выйти она никуда не могла, ей, видите ли, нельзя было. Она же вещь. Что за отношение? Просто уходит и закрывает её на замок. Она не чёртова колдунья, чтобы запирать её в башне! Хренов принц, который совсем не принц. Сам-то, небось, развлекался, как мог. Она даже знала, с кем, но решила не думать об этом. Себе дороже. А вот посмотреть на эту «сладкую» парочку очень даже хорошая идея! Воодушевленная своим настроем узнать что-нибудь интересное и, скорее всего, не очень приятное, она ушла в гостиную с ноутбуком. Лето было в самом разгаре. Свобода так манила и звала, Заре хотелось плакать. Вынуждена была сидеть в четырех дорогущих стенах и портить зрение у ноута. Больше ничего не оставалось.

— Итак, Макс Бекер и Алисия… а как ее фамилия? — бормотала себе под нос Зара, вводя поисковый запрос в Гугл. — Стоун! Хм… камень. Есть в этом что-то. Почти бревно, — весело сказала она и стала крутить страницу с информацией.

Максу было почти сорок. Пару-тройку лет не хватало. Самое то! Мужчина же, как хорошее вино, с годами становится лучше. Это они, женщины, с годами скисают все больше, как какой-нибудь кефир. Нечестно! Опять эта несправедливость, которая, казалось, преследовала её по жизни. Алисия… двадцать шесть! Она еще и моложе. Это окончательно вогнало Зару в апатию и хандру. Блондинка, молодая, «хороших» кровей. Выбор Макса стал очевиден и понятен.

Сколько фоток! Зара щелкнула на первую. Отдыхают на яхте…

Девушка фыркнула. Счастливы. Чужое счастье дико раздражало. Особенно, когда это счастье могло быть твоим, а его у тебя наглым образом забирали! С другой стороны, кто сказал, что это счастье могло быть её? По сути, это она просто влезла в чужую жизнь, в которую её никто не звал. Так, дальше — опять где-то отдыхают.

Сколько радости и игривости. Пусть хоть кто-нибудь после этого скажет ей, что она ему не нужна. Как же не нужна, если он вон как с ней обнимается, чуть ли не раздевает? Жгучая зависть разлилась по телу, лавой проносясь по артериям и венам. К ней примешалась и ревность, когда Зара увидела следующую фотографию. Где это её рука находится?

— Ха, на колени ей вставать стыдно, а дрочить ему на людях — нет? — возмущалась Зара. — Лицемерка!!!

Как бы ей не сорваться и не сделать чего-нибудь эдакого. Не разбить монитор, для начала. Руки так и чесались двинуть по экрану тапкой или чем потяжелей. Какого хрена он ей улыбается, а не останавливает? Он же её не любит! Еще один лицемерный подонок. Может, к черту эти фотографии? Она себе только душу растравит ещё больше. Но закрыть так просто страницу с фотками Зара уже не могла. Пролистав еще с десяток пляжных и повседневных фотографий, она остановилась на официальных. Оказывается, они могли не только на песке валяться и друг другу в трусы лезть, но и вести себя прилично — тоже!

Какая Алисия все же красивая… И очень подходит ему. Не то, что она. Зара забралась с ногами на диван и обняла колени. Никогда она еще не считала себя настолько страшной и несимпатичной, как сейчас. Не ей тягаться с Алисией. Не ей... Отдать Макса просто так, без боя? Отдать, хм, как будто у неё был выбор! Никогда этого выбора не было, и сейчас нет.

Зара выключила ноутбук и с тяжелым сердцем закрыла крышку. Так неприятно было осознавать, что есть люди лучше тебя, красивей, успешней, счастливей... Никаких фотографий, всё. Это их жизнь, её это не касается. У неё одна задача — удовлетворять ЕГО. Этим она и займется. Хватит пытаться стать тем, кем не являешься. Хватит хвататься за эти глупые иллюзии. Хватит! Слезинка скатилась по щеке, но Зара её не заметила. Ещё одна слеза. Которая по счёту? В ней, наверное, чёртов океан помещался! Девушка решила, что больше не будет ему перечить, не будет чего-то от него ждать. Она лишь вещь. Вещи не имеют права голоса. Если хозяин выкидывает её, значит, так тому и быть. Но всё же надежда умирает последней. Да и не умирает она никогда! Кто придумал эту лживую фразу, вводящую в заблуждение?! В горле пересохло, и Зара пошла на кухню. Руки дрожали, как у алкоголички. Она сдерживала слёзы из последних сил. Надоело быть хуже всех! Надоело постоянно скрываться в тени других людей. Хотелось жить и любить, да хотя бы просто жить. Ведь каждый человек имеет право на жизнь. Почему же ей не давали реализовать это право? Почему?! Выпив целый стакан холодной воды, девушка немного остыла. Потому что она не имела этого права. Всё очень просто. Но так считал только Макс! А кого она знала, кроме него? Ни-ко-го.

— Эндрю! — радостно воскликнула Зара, вспоминая того веселого парня с несмешными анекдотами.

Он давал ей свою визитку. Точно, давал. Надо было только найти. Девушка направилась в спальню, в которой когда-то спала с Максом до этой холодной войны, до этого раскола. Она огляделась, ища клатч, случайно оставленный в этой комнате в тот злополучный день. Что он делал под кроватью? Макс, что ли, пнул его туда? Неуравновешенный! Достав сумку из-под кровати, Зара стала копаться в ней. Хотя, что значит копаться, сумочка-то была малюсенькой. Та-ак, телефон. Она уже два дня не брала телефон в руки. Да и зачем он ей? Тюрьма есть тюрьма. Здесь звонить нельзя. Три пропущенных от Маринки. Ну, надо было забыть про телефон! Зара хотела было позвонить подруге, узнать, что случилось, но её взгляд привлек глянцевый журнал на тумбочке. Макс читает глянец? Да ладно!

Девушка взяла в руки журнал и чуть не выронила. Опять фотографии. Только уже с ней в главной роли. "Знакомая" Макса Бекера устроила скандал на званном ужине, подравшись с его нынешней девушкой Алисией Стоун".

"Твою ж мать...", — ошарашенно подумала Зара. Так вот почему он не разговаривал с ней. Пытался успокоиться, чтобы не прибить. Она очень надеялась, что это никак не отразится на его бизнесе, в противном случае, это не очень приятно отразится на её лице или еще где-нибудь. Попасть на обложку известного журнала!!! Мечта всех девочек. Правда, не в таком виде, не с выдранными волосами, помятом платье и звериным оскалом вместо улыбки, но все же... Алисия тоже выглядела не ахти как, это радовало. Очень радовало. Что там еще пишут?

— Макс Бекер представил миру свою знакомую из России... Её сразу окрестили его любовницей... Иначе как объяснить потасовку между двумя женщинами? — зачитывала отрывки Зара. — Стороны отказываются комментировать произошедшее, ссылаясь на неудачное стечение обстоятельств. Однако, всем очевидно, что под "неудачным стечением обстоятельств" имеется в виду борьба за видного жениха Бекера. Кому же он в итоге достанется? Алисии, на которой он почти женат, или никому неизвестной знакомой из России?

Даже имя ее не назвали! Неизвестная никому знакомая из России! Этот день обещал стать незабываемым. Дерьмовым и незабываемым. Почти женат. Почти — не считается! Зара смяла журнал, намереваясь запустить им в стенку, но потом передумала. Может, еще было что-нибудь интересное? Она перелистнула страницу и застыла в немом удивлении. Это же они с Эндрю!

— Эндрю Маквойт не отходил от знакомой Бекера весь вечер. Значит ли это, что можно говорить о появлении новой пары? Интересна реакция Макса, ведь все знают, что сейчас он пытается добиться слияния его компании с компанией Маквойта, и пока у него это не получается. Возможно, знакомая из России является лишь средством достижения цели? Время покажет, — прочитала Зара.

И опять её не назвали по имени, зато назвали средством достижения цели. Даже журналисты сразу поняли, что она из себя представляет. Зара села на кровать и подпёрла щеки руками. Она дико устала, усталость скручивала жилы, окисляла кровь. Как быть, когда всё в этом мире против тебя? Как быть, когда ты одна против всех? Тридцать лет она как-то прожила. И главное здесь слово «как-то». Боролась с Михаилом и людским мнением. Теперь борется с Максом и его мнением. С его презрением, с его пренебрежительным отношением. Все её пинали, как паршивого кота! Как жалкого щенка!

Девушка перевернула ещё одну страницу. Макс и Алисия.

— Сука! — крикнула Зара и разорвала страницу с их фото. Эти их улыбки бесили её, блеск в их глазах вызывал ненависть.

Она встала и нетвердой походкой направилась опять на кухню. Налив еще один полный стакан, она осушила его до дна, но напиться не могла. Обида и злость жгли ее изнутри. Внутри разгорался пожар.

— Ну, за что? — в сердцах воскликнула Зара и кинула стакан в стену, любуясь мгновенным падением десятков осколков на пол.

Эта кучка была так похожа на её жизнь. Встань и порань ноги. Только в её случае — еще и запачкай. Сходив за щеткой и совком, она начала сметать осколки дрожащими руками, пытаясь удержать щётку и рвущиеся наружу слёзы. Если с щёткой получалось, то со слезами — не очень. Сзади раздался свист, и Зара обернулась. Макс стоял в дверном проёме и наблюдал за ней, сверкая глазами. Ну, конечно, она же была в шортах. Похотливый кобель. Она вернулась к щётке и осколкам, делая вид, что не замечает его. А может, у неё глюки? Была только первая половина дня, он должен был быть на работе.

— Повернись ко мне, — приказал он.

Зара обернулась, смотря на него с показным равнодушием.

— Это тебе. Жду через пять минут в спальне. — Всучил ей пакет.

Она даже не шевельнулась. На его поднятую в удивлении бровь девушка никак не отреагировала.

— Если я повторю свою просьбу — на твоем теле не останется живого места, — жестко сказал Макс. — Пока я просто предлагаю тебе переодеться.

Зара молча вышла. Открыв его в ванной, она нашла там белье. Но не простое или сексуальное кружевное, а чёрное и провокационное. Тугой корсет, трусики и чулки. Вроде ничего такого, но наталкивало на мысли о БДСМ. Он что, собрался заняться с ней сексом? Совсем охренел? Что это за манеры такие? Не будет она с ним спать! Да, шлюха, но и у шлюх есть хоть какое-то самоуважение. Сначала вытер об неё ноги, теперь собирался оттрахать? Ну уж нет! Но Зара все равно переоделась, уж больно ей белье понравилось. Манящие изгибы, утянутая корсетом талия и роковой черный... Не хватало только яркого макияжа. В дверь постучали, а ей было плевать. Её не было. Вообще.

Макса это не остановило. Он рванул со всей силы дверь и хищно улыбнулся, проходясь взглядом по фигуре Зары. Она резко повернулась к нему, выглядя испуганной и недовольной. Мужчина направился к ней, заставляя отступать в угол. Хищник играл со своей жертвой. Разум уже отключился, давая волю зверю, что сейчас вставал на дыбы, желая взять эту самку, задавить её своей мощью, показать ей, кто в их паре мужчина.

— Не трогай меня! Не надо! — начала сопротивляться Зара, понимая, что это её не спасёт.

— Тебе так идет черный... — прошептал Макс, ослабляя галстук. — Это твой цвет. Жаль, что придется сорвать всю эту красоту, но главный приз ждет меня за ними, за этими тряпками.

Он чуть ли не облизывался, как кот, идущий на запах дармовой сметаны. На ней не было никаких наручников, не было повязки, кляпа, ничего такого... Но, черт возьми, легкий запах её страха и аромат возбуждения щекотали ноздри, посылая дрожь по телу, в основном — ниже пояса. Как она прожигала его сейчас взглядом, её недовольство висело в воздухе невысказанными проклятиями. Аура Зары окутывала его с ног до головы. Да, он хотел быть здесь, именно здесь, с ней. А точнее — в ней.

Загнав её в самый угол, отрезав все пути к выходу, Макс прижал девушку к стене. Холодная плитка больно обжигала и без того горящую кожу. Она твердо смотрела ему в глаза, не моргая, но его сила и мощь приковывали к месту, не давая пошевелить даже рукой. Как в таком случае она должна была ему сопротивляться? А никак. Она ведь пообещала себе, что не будет больше сопротивляться. Хозяин хочет использовать её по назначению, почему бы и нет, имеет право. Зара расслабилась, ощутив такую необычную легкость. Сдаваться всегда проще, чем бороться. Ещё бы было, за что бороться... Макс почувствовал, как переменилось её настроение и, неправильно истолковав его, положил руки на талию, притягивая к себе.

— Вот видишь, милая, ты сама меня хочешь. Зачем сопротивляться своим же желаниям? — сказал он и поцеловал Зару.

Она расположила руки на его плечах и, закрыв глаза, ответила на поцелуй, стирая из памяти всё. Только он и она. Нет Алисии, нет ничего. Просто забыть и позволить использовать себя ещё раз. Её девиз по жизни. Макс просто ещё один клиент. Тупо ответить на поцелуй и раздвинуть потом ноги. Ничего сложного. Но разве могло быть с ним все так легко? Макс прижал её тело еще ближе к себе, соприкасаясь с корсетом. Почему он не снимал костюм? Как будто забежал на пять минут потрахать ее. Как ни странно, но это принесло Заре мысленное удовольствие. Он сорвался с работы только для того, чтобы заняться с ней сексом? Ей это нравилось!

Воодушевленная своими мыслями, она углубила поцелуй, срывая с Макса пиджак. Но он не хотел ждать, пока она разденет его. Схватив за края корсет, мужчина потянул его вниз и припал ртом к обнажившейся груди девушки. Он любил эту грудь, небольшую, но такую настоящую. Любил эти темные вершинки — её соски. Зубы сомкнулись, покусывая их, доставляя Заре изысканную боль. Она застонала, сползая по стенке, хватаясь за него слабыми руками. Макс одной рукой держал девушку за талию, другой — мял грудь, не забывая целовать ее и покусывать. Спустившись ниже, он провел рукой по трусикам, ощущая на них влагу.

— Знаешь, что я люблю? — хриплым голосом спросил он.

— Что? — простонала Зара, когда он надавил пальцами, немного входя в нее.

— Видеть твое желание. — Резко сорвал трусики.

Пальцы незамедлительно вошли в неё, желая изучить её глубины. Макс выпрямился и придавил Зару своим телом, совершая быстрые движения пальцами внутри её тела. Он следил за реакцией девушки, сотрясаясь от возбуждения. Она стонала так красиво и эротично, выгибалась в его руках так грациозно. Настоящая дикая кошка! Заменив пальцы членом, мужчина неистово задвигался в ней, будто этого ему всю жизнь и не хватало. И почему с её появлением он стал думать членом? Зара открыла глаза, так как боялась снова раствориться в ощущениях и просто потерять сознание. Он опять обыграл её, обставил в её же игре! Не получалось притворяться. Она реально подчинялась его желаниям, отвечала ему искренне. Она, правда, была влажной. И пофиг! Хочет, кончает под ним, хочет — нет. Это только её дело.

Обняв крепче его шею, она уткнулась лицом ему в грудь. На рубашке и груди светились противной ухмылкой ярко-розовые следы от помады. Он был с Алисией, а потом пришёл к ней. Слить то, что осталось после «почти жены». Как в какую-то грязную урну. Выкинуть мусор, объедки. Макс толкнулся в неё последний раз, ударяя по ней сумасшедшим оргазмом. Эта эмоциональная встряска вывела Зару из равновесия, к которому она пыталась прийти весь день. Слёзы брызнули из глаз, заливая его рубашку, как будто хотели смыть эти следы другой женщины. Эта женщина пребывала не на рубашке, а в его душе. С этим бороться было сложней. Да и поздно уже бороться, бой был проигран.

Макс шептал ей успокаивающие слова, гладя по голове.

— Малышка, это было удивительно. Спасибо тебе, — нежно сказал он, чем вызвал новый поток слёз. — Чего ты плачешь?

— Больно…

— Где, крошка? Покажи, где больно. — Забеспокоился Макс, думая, что причинил ей физическую боль.

Она показала на сердце, и он всё понял. Подхватив девушку на руки, отнес ее в спальню. Уложил аккуратно на кровать, снял корсет и трусики, что болтались на лодыжках и ласковыми движениями стянул чулки. Зара тихо плакала, размазывая по лицу слёзы. Макс ушёл и вернулся с влажным полотенцем. Не произнося ни слова, вытер её, смывая свои следы, и кинул полотенце на пол. Он не знал, что нужно делать. Да и кто мог это знать? Будет делать то, что велит ему сердце. Оно сейчас хотело успокоить эту девчонку, дать ей тепло и защиту, оградить её от себя самого. Его сердце не умело любить и жалеть, сочувствовать и сострадать. Но с Зарой оно училось жить заново.

Куда она всё смотрит? На рубашку? Макс посмотрел вниз и чертыхнулся. Алисия! Как можно было быть таким невнимательным?! Осёл. Он снял рубашку, а затем и брюки и лег рядом с девушкой. Она абсолютно не отреагировала на его движения. Не игнорировала, а просто закрылась в себе. Макс притянул её в свои объятия и накрыл одеялом.

— Я запутался, — вздохнул он.

— Я тоже, — прошептала она. — Запуталась в этой боли. Ты можешь определиться в своем отношении ко мне? Я согласна на любые условия. Клянусь. Как ты скажешь, так и будет.

— Что я должен сказать, милая? — спросил Макс и провел рукой по её волосам, ощущая трепет, которого не ощущал никогда раньше.

Он ведь не любил раньше нежно гладить волосы, он любил тянуть их, наматывать на кулак...

— Скажи, что мне делать. Ты ставишь меня на колени на торжественном ужине, выбираешь при всех другую женщину, запираешь в квартире без права выхода, приходишь ко мне после того, как побывал в чужой постели, — спокойно говорила Зара. — А сейчас ты ласков и нежен, обнимаешь меня и целуешь, говоришь, что я милая. Как мне понять тебя, Макс?

Он молчал. Как всегда, когда не знал, что сказать. Такое с ним случалось не часто − и только с Зарой.

— Я... не знаю. Если бы я сам мог понять себя, то и тебе бы объяснил. Мне хочется ставить тебя на колени, ты поистине прекрасна в этой позе. — Провел пальцем по линии её подбородка. — Я выбрал Алисию потому, что у меня не было другого выхода. Уже почти год я официально выбираю её.

— Ты говоришь так, будто тебя заставляют. Расскажи, что ты чувствуешь к ней. Поделись со мной. Я все пойму, — заверила его Зара, прижимаясь теснее.

— Её отец является одним из основных партнеров моей фирмы. А также другом моего отца. Это бизнес. — Устало вздохнул Макс. — Скоро мы должны подписать контракт о дальнейшем сотрудничестве. Чертовски важный контракт! Без этой поддержки мощь моей компании убавится вдвое. Понимаешь? На кону стоят огромные деньги, фантастические суммы.

— И сколько ты должен встречаться с ней, чтобы получать его благосклонность?

— В том и дело, что срок неизвестен. Если я порву с ней после подписания контракта, её отец разорвет соглашение. Я не знаю, что делать. Раньше меня все устраивало. Спать с Алисией несложно. Это абсолютно не мешало моей жизни.

— А сейчас мешает? — Сердце девушки перестало биться, чтобы услышать его ответ.

— Да.

Опять молчание.

— Почему?

— Потому, что... появилась ты.

Зара улыбнулась. Эти слова стоили всех её душевных терзаний.

- Тогда зачем ты купил меня? Ты же не мог не понимать всей серьезности этого поступка.

Макс колебался. Сказать, что всё должно было быть по шаблону, что он хотел кинуть её в ту комнату? Что она могла быть лишена свободы, прав и солнечного света на какое-то время?

— Я сглупил. Это всё, что я могу сказать.

Вроде и правду сказал, и лишнего не сболтнул. Он действительно сглупил. Но уже было поздно что-то менять. Оставалось ломать дрова дальше, пока он не будет с ног до головы забросан щепками.

— Ладно. Но что это было сейчас? Это её помада на тебе? — обиженно спросила Зара, и стала стирать помаду с его груди.

— Да. Прости меня. Я не сдержался. Моё тело хочет тебя. И точка. Оно не признает Алисию.

— То есть, ты будешь бегать от нее ко мне, да? Я твоя личная шлюха? — Зара выводила круги на кубиках пресса, делая вид, что вопрос ничего не значит.

Макс взял руки девушки в свои, заставляя поднять взгляд на него.

— Нет. Не личная и не шлюха. Кстати, вот моё первое правило — мы оба забываем слово "шлюха". Что бы ни случилось, ни ты, ни я этого слова не знаем. Идёт?

— Идёт, — тихо ответила, не веря, что он сможет забыть это слово.

— Я не буду ни от кого бегать. Я... буду встречаться с Алисией.

— Деньги важнее чувств, да?

— Да. Я зарабатываю деньги всю свою сознательную жизнь. Я поднял компанию своего отца на высокий уровень, сделав её компанией с мировым именем. Разрушить всё очень легко, понимаешь?

— Понимаю. А понимаешь ли ты это? — Она говорила сейчас не о деньгах. И Максу это было ясно.

— Понимаю. И надеюсь на твое понимание.

— На мое? А ты оставляешь мне выбор? — Зара приподнялась на локте.

— Ты можешь ничего не понимать и воевать со мной дальше. Причину я тебе рассказал, дальше решаешь ты.

— Подожди. А что от моего решения изменится? Да, я знаю причину, но от этого мне не станет приятней видеть её засосы на твоей шее. То есть, либо я мирюсь с таким положением дел и становлюсь половой тряпкой под твоими ногами, либо рву себе сердце дальше и оказываю сопротивление, так? Дело во мне?

— Откровенно говоря, да. Я постараюсь свести физический контакт с Алисией к минимуму, но исключить его я не могу.

— Тебе бы понравилось, заяви я подобные вещи, например, об Эндрю?

— А почему ты вспомнила этого козла?

— Просто в голову пришел первый. Ответь на вопрос.

— Не понравилось бы. Но это другое. У меня есть оправдание, у тебя — нет.

— Я отказываюсь говорить об этом дальше. Это абсурдно, — сказала Зара, вставая с кровати. — Ты издеваешься. Тебе не понять, но следы поцелуев другой женщины доставляют боль. А картины того, как ты занимался с ней любовью, выворачивают душу наизнанку. Я не собираюсь с этим дерьмом мириться, — бросила она и, закутавшись в простыню, вышла, напрочь забывая об обещании, данном самой себе еще пару часов назад.

"Да не спал я ни с кем", — раздраженно подумал Макс, вспоминая события этого утра. Вот где был настоящий абсурд!

 

******

 

Макс выстукивал быстрый ритм карандашом на столе. Было только восемь утра, а он уже сидел у себя в кресле и не мог успокоиться. Перед глазами стояли картинки из журнала, купленного им накануне вечером. Насчет купленного — он лукавил. Зайдя в отдел по работе с недвижимостью и СМИ, он стал свидетелем очень интересной картины. Все сотрудницы, — а там работали одни женщины, — столпились, как стая грифонов над добычей, и что-то бурно обсуждали. Он не терпел бездельничества на рабочем месте, поэтому пришлось прикрикнуть на этот курятник и заставить отдать ему вещь, вызвавшую у дам столько эмоций. Но в какое возбуждение, естественно, нервное, пришел он сам, когда увидел предмет их обсуждения! Журнал «Hello» пестрел яркими заголовками и фотографиями Зары, вырывающей волосы Алисии. Первые пять минут он пялился на обложку, пытаясь осознать то, что увидел. Невероятно. Зара уже была на обложке! Девочка была яркой, он сразу об этом сказал. Только вот эта яркость резала глаза.

— За работу, живо! — суровым тоном приказал Макс. — Еще раз подобное увижу — уволю всех нахрен. Ясно?

— Да, да, — раздалось со всех сторон, и девушки разошлись по своим местам, боясь даже взгляд поднять на босса. Все знали о его крутом нраве.

Эта глупость дорого ему обойдется. Он даже не знал, как реагировать на эту статью. Выкупить весь тираж? Уже поздно. Интернет заполонили их фотографии, он был в этом уверен. Видела ли их Алисия? Хотя, какая ему была разница? Про неё ничего плохого там не написали. А вот Зара, наверное, расстроится, когда увидит. Макс сломал карандаш и бросил его в урну, раздраженный до предела. Идиот! Слабость, проявленная один раз, тянет за собой цепочку последующих фатальных слабостей. Что ему мешало запереть её в той комнате? Запри он её там, и не было бы никаких проблем. Бабочка в клетке, он с Алисией, лучшего варианта не придумать. Но бабочка эта уже летала, и не было возможности поймать её. Да и не хотелось. Она его завораживала. Ловить её, подминать под себя было куда приятней, чем видеть сломанную и без крыльев.

Правда, после просмотра фотографий с Маквойтом, он бы с радостью что-нибудь кому-нибудь сломал... Нет, он не ревновал. Это точно. Просто... было неприятно. Но это — не ревность. Макс Алисию-то ни к кому не ревновал никогда, а тут какая-то Зара.

— Не какая-то, черт возьми! А... А... твою мать! — Взорвался Макс и скинул со стола папки.

Его просто трясло от одной мысли, что он начал влюбляться в неё. Это как болезнь. Первые симптомы на лицо: желание оберегать, постоянно быть с ней, радовать её. И самое главное — ревность. Да, да, да, он ревновал!!! Как быть с этим новым чувством? Как подавить в себе ревность? Он мог запереть её хоть на миллион замков, но если ей понравился Эндрю, то этого он уже исправить не сможет. Каково же было тогда ей, когда он целовал Алисию? Макс поморщился. Возможно, ей было больно. Но по-другому никак, боль следовала за ним по пятам. Не мог он порвать с Алисией, хотя она и порядком надоела ему. Она не цитировала Булгакова, не вступала с ним в опасные перепалки, не фотографировалась на телефон. Черт, да она, вообще, ни разу не была Зарой! Может, сказать ей об этом? Плевать на бизнес. Нет, не плевать. Быть на первых позициях в Форбс было его мечтой, сразу же после мечты стать счастливым. Попасть в Форбс оказалось гораздо проще. Этот список и осознание своей успешности грели его душу. А любовь... Пока он дождётся её, уже состарится, и будет ломать голову, кому завещать дело всей своей жизни.

«А и вправду, кому?» — Никогда прежде он об этом не задумывался. У него же не было никого, абсолютно никого. Отдать на благотворительность? Таким же несчастным детям, каким он сам когда-то был? Им как раз-таки любви хочется больше, чем этих зеленых купюр. Ему тоже хотелось, когда он был ребенком. Очень хотелось. Но никто так её и не подарил ему. Поэтому больше он никакой любви и не ждал, и не просил. Он ничего вообще не просил по жизни. И не будет. Может, у Стефана и Клер будут дети? Тогда можно будет отдать им. Клер ему совсем не нравилась, особенно после того, как значительно потрепала нервы его другу. Но раз Стефан выбрал её, значит, у него были на то причины. Друг всегда уважительно относился к пристрастиям Макса, пытался остановить его, но никогда не прибегал к каким-то радикальным средствам и не бросал его. И Макс не собирался лезть в жизнь лучшего друга. У каждого есть своя голова на плечах. Пусть решает сам. Собственные ошибки всегда полезней.

Не найдя нужной кандидатуры для потенциального завещания, Макс решил, что отдаст всё бездомным собакам, если встанет такой вопрос. Пока он умирать не собирался, поэтому лучше ему будет заняться чем-нибудь стоящим сейчас. Например, составить SWOT-анализ компании Маквойта, чтобы еще раз убедить этого придурошного старика в необходимости вступления в его компанию.

Разложив на столе бумаги, Макс углубился в изучение данных, отрезая себя от внешнего мира. Он провел аудит компании Маквойта и рыночной среды, осталось из всего этого получить результат.

— Итак, начнем с плюсов, — сказал Макс и выделил ручкой блок преимуществ.

 

1. Лидерство на рынке за счет клиентоориентированности компании — гибкость в отношениях с Заказчиками - наличие проектного подразделения позволяет обеспечивать многовариантность решения инженерных задач за счет использования инновационных технологий, оборудования, ноу-хау.

Это очень важный плюс. Решать сложные задачи посредством использования новейшего оборудования. Его фирме очень пригодились бы разработки их инженеров. Зачем изобретать свой велосипед, если можно хорошо заплатить и купить уже изобретенный? А затем выжать из него выгоду по полной. Макс улыбнулся. Прибрать к рукам такой лакомый кусочек... он сделает для этого всё необходимое!

 

2. Узнаваемый брэнд.

3. Команда высококвалифицированных специалистов.

4. Многолетнее партнерство с лидерами на мировом и европейском рынках: фирмами Bauer (Германия), SoilMec (Италия), что обеспечивает доступ к прогрессивным технологиям и обеспечивает быстрое нахождение инновационных решений.

Преимуществ немного, но они очень весомые. В основном, это техническая сторона вопроса. Сотрудничество с такими гигантами, как вышеназванные компании, выведет его на заоблачный уровень. Не нужно опять же самому заниматься этой нудной работой по привлечению новых партнеров – Маквойт уже все сделал. Но ведь и Макс предлагал ему не маленькую сумму. Сам Маквойт уже не сможет раскрутить фирму еще больше, их бюджет разваливался на глазах, хоть Эндрю и пытался что-то сделать. Соответственно, пора перейти к минусам.

 

1. Недостаток финансовых средств (оборотных, для осуществления финансирования необходимых стратегических инициатив).

2.Непостоянство денежного потока из-за большого периода оборота дебиторской задолженности.

3.Низкая рентабельность производственной деятельности (основной) из-за слабой организации снабжения и технического сервиса механизмов.

4.Высокие издержки производства.

5.Громоздкость организационной функциональной структуры из-за отсутствия формализации процессов управления.

6.Слабая маркетинговая политика, и как следствие неритмичность и непредсказуемость получения заказов.

Да, все так и есть. Недостаток финансов – самый большой кошмар бизнесмена. Тогда уже становится неважно, насколько крутые технологии ты используешь. Нет денег – ничего не функционирует. Макс мысленно потер руки. С деньгами у него проблем не было, он готов был вложить большие деньги в умирающую компанию Маквойта. Он сам себе удивлялся. По сути, это спасение утопающего. Но утопающий упорно отказывался от помощи. Старый маразматик! Неужели не жаль ему свои многолетние разработки, что могли сейчас кануть в лету? Задолженности, неумелое управление, плохой маркетинг... типичные проблемы строительных фирм. Макс смог их преодолеть, а вот Маквойт — нет. И опять же, он хотел помочь ему в решении этих проблем, но тот отказывался. И ведь он не предлагал ему совсем отойти от дел, нет. Хочет — пусть остается у руля. Но, конечно же, чисто формально. Это компания Макса и Стефана, значит, все, что попало к ним в руки, становится их.

Телефон завибрировал, но мужчина не обратил на него внимания, возвращаясь к анализу. Так, это были внутренние сильные и слабые стороны. Теперь внешние. Возможности рынка:

 

1.Растущий рынок.

2.Возможности быстрого роста.

3.Наличие новых привлекательных географических рынков.

4.Появление новых технологий высотного строительства и освоения подземного пространства.

5.Приток частного и иностранного капитала в строительную отрасль.

Рынок предлагал кучу возможностей, но надо уметь ими воспользоваться. Что там с минусами? Макс достал новую схему. Телефон опять завибрировал. Да кто такой тупой, не понимает, что сброшенный звонок означает нежелание разговаривать? Алисия. Черт! Мужчина мысленно сделал вид, что не видел звонков и смс, которые она прислала. Он работает, и она это знает.

 

Угрозы рынка:

 

1.Доступность финансов привела к снижению и разрушению входных барьеров в отрасли.

2.Высокая конкуренция при превалировании ценовых показателей.

3.Развитие альтернативных технологий (аналогов), появление на рынке аналогов оборудования.

4.Изменение системы контроля в строительстве...

Опять звонок. Черт бы её побрал! Невозможно сосредоточиться. Отложив бумаги в сторону, он взял телефон. «Дорогой, приезжай скорей. У меня для тебя сюрприз».

"Как интересно", — безо всякого интереса подумал мужчина. Какие у нее там сюрпризы были с самого утра? У него полный завал на работе, а она, наверное, новое платье купила из последней коллекции. И он должен был его увидеть! Зазвонил стационарный телефон, секретарь.

— Да.

— Мистер Бекер, до вас не может дозвониться мисс Стоун. Что мне ей ответить?

Что, что... пошли её ко всем чертям.

— Соедини меня с ней, — нехотя сказал Макс, понимая, что лучше не ссориться с Алисией.

— Макс, привет! Я тебе уже целый час звоню, — обиженно сказала она.

— Дорогая, я работаю. Ты это знаешь.

— Знаю. Но ведь скоро ты подпишешь соглашение с моим отцом. Можно уже не работать.

Макс про себя выругался. Вместо мозгов у нее была вата, причем низкого качества.

— Все равно, хочется что-то делать, а то скучно становится, — в такой же глупой манере ответил он. — Так что ты хотела, киска?

— Просто увидеть тебя. Приезжай, Макс, — начала канючить Алисия.

Как его это бесило! Все эти сопли, слюни и надутые губки. То ли дело − Зара. Никаких капризов, никаких детских выходок. Алисия была ребенком, маленькой феей в розовой юбочке. Зара — взрослой женщиной, знающей, что она хочет. Макс задумался. С одной стороны — бизнес и Алисия, с другой — женщина, которая уже значительно изменила его жизнь. Что было важней? Или кто?.. Как объяснить Заре всю ситуацию? Поймет ли она? Согласится быть запасным вариантом? Алисия — это деньги, Зара — чувства. Правда, какие, он и сам не знал, но чувства. С Алисией тоже были... чувство приближающегося куша... игра... Надоело играть в эти странные игры с непонятными правилами. Но и выходить из игры было поздно. Придется вовлекать в неё Зару.

— Это срочно? Точно никак не подождет? — спросил Макс, начиная складывать бумаги. Ответ он знал заранее.

— Нет. Это очень-очень срочно! Поверь, ты останешься довольным, — ласково сказала она.

— Верю, — без энтузиазма ответил Макс. — Буду через полчаса. Жди.

Он всю дорогу думал, что же она ему приготовила. Новое платье, собачка, маникюр? Что из этого? Надоело подчиняться прихотям этой куклы. По сути, им крутили, как хотели. Отец Алисии, наверное, собирался женить его на ней. Шантаж контрактом. Свадьба по расчету. Да его просто имели наглым образом! Макс сжал руль, выдавливая максимум из автомобиля. Поскорей разделается с этим, поскорей вернётся на работу или к Заре. К Заре. Он не общался с ней уже второй день. Опять война, опять противостояние. Только на этот раз он действительно был виноват. Страшно хотелось извиниться, отмотать время назад, сделать хоть что-нибудь, чтобы все исправить. Она только начала ему улыбаться, делать шаги на встречу. Она призналась в своей симпатии. Алисия днями говорила о любви, о какой-то сказочной, неземной любви. Он привык к этому. Из неё не нужно было вытягивать эти признания. Поэтому они не имели никакой ценности. Пустые слова пустой куклы. Признание Зары было вынужденным в некоторой степени, стеснительным, робким, искренним... настоящим. Или, на языке бизнеса — подлинным. Он бы и хотел всё бросить, переиграть, изменить. Но пока его компания не найдет нового инвестора, не могло и речи идти о разрыве с Алисией.

Алисия жила в частном загородном доме. Припарковав машину, Макс вошел в дом. Тишина. Ни души. Что за приколы? Как оказалось, сюрприз ждал его в спальне. Типичная розовая романтика, которую он так не любил. Свечи, вино, фрукты... Боже, даже лепестки роз на кровати. Его ждало что-то "потрясающее".

— Макс, любимый, располагайся пока, я сейчас подойду, — донесся издалека голос Алисии.

Он сел на кресло и стал ждать. Окружающая обстановка раздражала до ужаса. Типичная женская логика. Вино, свечи, розы. Значит, любит. Макса это всегда поражало. Любовь бывает разной: ванильной, дерзкой, опасной... Его любовь была опасной и очень болезненной. Поэтому дарил он её только избранным. Любовь цвета крови, как это вино перед ним. Люди смаковали вино, а он страх своих "возлюбленных". От Алисии исходил лишь аромат Chanel№5. Неинтересно. Не то, что его Зара, его страстная девочка, не знающая слово "сдаваться", идущая напролом, через боль. Боль, которой он обеспечивал её сполна. Мужчина развалился на кресле, заменяя красные лепестки на черные в своем сознании, эту спальню — на ту, что находилась в его доме, эту женщину − на ту, что ждала его сейчас дома. А может, и не ждала. Проклинала, обзывала, ненавидела. От этих мыслей кровь по венам побежала быстрей.

— Дорогой, спасибо, что приехал. — Вторглась в его темный мир Алисия своим приторным голоском, разрушая иллюзию.

— Ну, что ты, солнышко. Я всегда к твоим услугам. Что за сюрприз? — Макс вынырнул из своих мечтаний, с недовольством встречая всё те же красные лепестки и Алисию, которая стояла перед ним в красном атласном халате до колена и чулках или колготках, не ясно, да и не важно. Он не собирался забираться к ней под юбку.

— Всему свое время, — загадочно произнесла она и села к нему на колени, обнимая за шею. — Ты уже видел? — Кивнула на журнал, лежащий на полке.

— Да. Думаю, пиар не помешает, — бодро сказал он.

— Ты видел, сколько внимания эти папарацци уделили шлюхе, которую ты непонятно зачем притащил на вечер? — Скривилась Алисия, словно съела муху в супе.

— Во-первых, не тебе осуждать мои решени. Во-вторых, мы вроде уже говорили об этом. Она не шлюха. Али, я дважды повторять не буду. Это вопрос принципиальный.

Он говорил так спокойно и жестко, так равнодушно, но Алисия не решилась продолжить разговор о его знакомой. Они достаточно поговорили об этом в тот вечер. Ей хватило. Он отчитал её, как шкодливого кота за проступок! Заступался за ту дрянь. Сам чуть не изменил ей, и её же обругал! Алисия частенько чувствовала себя маленькой девочкой с ним. Разница была больше десяти лет, и это чувствовалось. Он подавлял своей силой, энергией, харизмой. Она не могла сказать точно, нравилось ей это или нет. Больше нет, чем да. Ей хотелось свободы, веселья, молодости, а не загруженности и ощущения себя малолеткой. Теперь еще и Зара эта объявилась, которая была не прочь отдаться в его сильные руки. Ну, ничего. Она не отдаст его никому. И первый шаг к укреплению их отношений будет сделан сегодня.

— Ладно, эта девка не стоит разговоров о ней. Что я хотела...

Макс сжал её запястье, заставляя посмотреть прямо в глаза.

— Исправь ошибку сама, Алисия. — Тон палача.

— Зара... Зара не стоит... эмм нет... не будем об этом, ладно? — запинаясь, промямлила она.

Он отпустил её руки, чувствуя непреодолимое желание уехать прямо сейчас. Мысли витали в другом месте, вокруг другой женщины...

— А знаешь, это то, что надо! Ты прямо угадал со своей брутальностью, — довольно сказала Алисия. — Сейчас всё поймешь. — Она эротично прикусила губу и, встав, толкнула Макса на кровать. — Закрой глаза.

Максу это не нравилось, абсолютно не нравилось. Но он сделал так, как она просила. Раздался шорох и звук сбрасываемой одежды. Алисия села сверху на него, и её локоны коснулись его лица. Он чувствовал шелк волос, их гладкость и мягкость, их аромат... Зара. Мужчина резко открыл глаза. Опять он думал о ней. Это диагноз. Он болен. Алисия сидела верхом на нем, одетая во всё черное и... латексное?! Макс смотрел на нее в диком изумлении. Алисия — и садо-мазо? Он хотел нажать на «стоп» в этой низкосортной порнухе, но проблема в том, что это была его порнуха и его актриса. Девушка же, казалось, ощущала себя вполне гармонично в новом амплуа. Она заскользила губами по шее Макса, целуя все свободное от рубашки пространство, оставляя поцелуи и на самой рубашке.

Нет, нет, нет. Оно ему нафиг не нужно было. БДСМ-чик с Алисией? Что за издевательство? Тупая пародия. Да и наручников розовых у него не было. А вот с Зарой можно было бы… Его знойной девочке черный шел, как никому другому. Смоль ее волос контрастировала с белоснежной кожей, а корсет затянул бы ее талию и поднял грудь... Черные трусики, созданные для того, чтобы он сорвал их с неё... Мужчина возбудился. Пытаясь спрятать эрекцию от Алисии, чтобы она ненароком не подумала, что это её заслуга, он резко сел, отодвигая девушку от себя.

— Милая, это все очень классно, правда. Но не сегодня. И не с утра. Какой жёсткий секс в десять утра? Детский сад, — усмехнулся Макс. — И зачем оно тебе надо, крошка? Это не для тебя. Выбрось эту чушь из головы!

— Но...

— Али, мне надо на работу. Я думал, у тебя что-то важное. Как-нибудь потом, ОК?

— ОК. — Надулась Алисия.

Что было не так? Она всего лишь не хотела быть бревном, готова была встать на колени ... А он уходил? Даже убегал. Но почему? Алисия была уверена, что это сработает. Она ясно поняла, что ему чего-то не хватало в сексе, поэтому он пошел к НЕЙ. Девушка хотела доказать прежде всего самой себе, что она не хуже, а даже лучше каких-то русских провинциалок. Но он убегал от неё, как от прокаженной.

— Макс! — окликнула его Алисия. — Мы летим в конце месяца в Париж на встречу с моим отцом. Не забудь об этом!

Макс, не обращая внимания на чуть ли не плачущую Алисию, быстро покинул дом и рванул в ближайший бельевой бутик. Не слышал он ничего, и не хотел слышать. Его просто разрывало от возбуждения! Еще немного, и он превратится в подростка, удовлетворяющего самого себя, за неимением другого варианта. Купив черное белье с корсетом для Зары, он развернулся к дому. Если с кем-то он и будет играть в страсть и боль, то точно не с Алисией...

 

***

 

Мужчина встал с кровати, поднимая рубашку, желая сжечь ее. Как теперь доказать этой фурии, что ничего не было? Ведь не поверит. Чертовы поцелуи. Всего лишь помада, чего так злиться? Он же приехал к ней, это что-то да значило. А она увидела лишь помаду. Свободы ей было мало... Да пожалуйста! Он даст ей больше пространства, больше кислорода, но в рамках разумного, конечно. Макс посмотрел на тумбочку. Журнала не было. Она прочитала его… Малышка всё чаще стала показывать коготки, такими темпами он скоро будет трястись в углу от страха. Мужчина улыбнулся. Он бы поборолся с этой дикой самочкой за лидерство. И проигравшего ждало бы изощренное наказание...

 


Дата добавления: 2015-08-21; просмотров: 65 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Глава 1. | Глава 2 | Глава 3 | Глава 4 | Глава 5 | Глава 6 | Глава 7. | Глава 8. | Глава 9 | Глава 13. |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Глава 10| Глава 12.

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.08 сек.)