Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 2. Наконец-то выходной

 

Наконец-то выходной! Зара потянулась на кровати, радостно улыбаясь весеннему солнцу, которое сейчас пыталось заглянуть в её спальню через плотные шторы. Середина мая, чудесная пора! Сколько прекрасных стихов сразу пришло в голову. Она обожала Лермонтова, Тютчева, Никитина, Пушкина, всех русских классиков, мастеров слога. Чего только стоило маленькое, но такое пронзительное стихотворение Алексея Толстого:

 

Звонче жаворонка пенье,

Ярче вешние цветы,

Сердце полно вдохновенья,

Небо полно красоты.

Разорвав тоски оковы,

Цепи пошлые разбив,

Набегает жизни новой

Торжествующий прилив.

И звучит свежо и юно

Новых сил могучий строй,

Как натянутые струны

Между небом и землей.

 

Женщина продолжала повторять строки из стихотворения, отодвигая тяжелые шторы, чтобы поскорей искупаться в нежных лучах солнца, почувствовать его тепло, безвозмездно подаренное ей. "Цепи пошлые разбив, набегает жизни новой торжествующий прилив..." Произойдут ли в ее жизни когда-нибудь изменения? Наверное, уже было поздно чего-то ждать. Но она все равно каждую весну ожидала чуда, ждала, что этот самый "торжествующий прилив" разобьет, наконец, пошлые цепи, душившие ее день изо дня все сильней. Вот и в эту двадцать девятую весну она опять вставала утром с надеждой в сердце и засыпала с осознанием того, что еще один день ее жизни, который никто и никогда не вернет, прошел в грязи и пошлости, запятнал ее душу и тело еще больше.

Не время грустить! Жизнь идет вперед и никого не ждет. Её путь был предопределен заранее, для неё не было другой участи, и пора бы уже с этим смириться. Зара направилась в ванную, чтобы освежиться, прогнать дурацкие мысли из головы и не позволить им испортить такой хороший день. Свой единственный выходной, который она каждый раз ждала с замиранием сердца, девушка собиралась потратить на что-нибудь такое, что хоть на миг выдернет ее из этого мира купюр и пота, лжи и разврата.

Заварив кофе покрепче, Зара начала обдумывать распорядок дня. Она хотела успеть столько всего за эти двадцать четыре часа! Сходить в тренажерный зал с Маринкой, а потом на йогу, затем они собирались посидеть в кафе и пробежаться по магазинам. Также сегодня открывалась книжная ярмарка, и она обязательно хотела ее посетить. А еще выставка World Press Photo 2014 вроде как сегодня проходила в Artplay. Всего один день. Она должна была на нее успеть. Зара любила творчество во всех его проявлениях. Она пела в караоке, порой писала стихи, когда чувства уже не помещались внутри, обожала живопись, но рисовать, увы, не умела. Поэтому оставалось только смотреть, как это делали другие. Как бы сложилась ее жизнь, не пойди она тогда в парк? И почему этот камень оказался под рукой в самый ненужный момент? Лучше бы она просто умерла… Но уже ничего нельзя было вернуть назад. Пора переставать задавать одни и те же вопросы, на которые нет ответов. Она шлюха, у которой одна дорога. В ад.



Девушка оторвалась от кофе, чувствуя, что своими размышлениями затронула ненужные струны души, которые теперь издавали противный визг, где-то на си второй октавы. Пора было прекращать этот концерт морали и сожаления, поэтому, отставив чашку, она набрала Маринку.

— Привет, дорогая! — как всегда, жизнерадостный голос подруги.

Зара никогда не понимала, почему Марина всегда была на позитиве. Может, она и плакала дома, когда никто не видел, но даже с ней, ее лучшей подругой, она вечно улыбалась и скрывала свои чувства. Не могло такого быть, чтобы Маринка была довольна своей судьбой. Все, кто попал когда-то в "Шкатулку", имели свои скелеты в шкафу, причем иногда эти скелеты были до безобразия противны и страшны.

— Марин, ну, что, мы идем в тренажерку? Нужно поддерживать рабочий инвентарь в хорошем состоянии, — рассмеялась Зара, но в душе ощутила такую ноющую пустоту, что смех резко оборвался.

Загрузка...

— Зара, ты чего? Конечно, идем. Встречаемся уже там.

— Да, ничего, Марин. Хорошо, через час там.

— Милая, что случилось? Расскажи мне. Клиент попался придурок? Он обидел тебя? — обеспокоенно спросила подруга.

— Нет, просто... — Зара колебалась, не зная, стоит ли говорить следующие слова. — Марин, ведь так будет всегда, да? Ничего никогда не изменится? У нас нет шанса?

— О чем ты, Зара?

— О том, что я всего лишь чертова шлюха. У нас нет будущего, Марин? Скажи, что нет!

— Нет. У нас нет даже одного маленького гребаного шанса на жизнь. Что с тобой происходит в последнее время? Почему ты стала об этом задумываться? Тебе скоро тридцатник исполнится, назад не повернуть. Прекрати себя изводить!

— Да, ты права. До встречи через час.

Женщина положила телефон и оглянусь вокруг. Стоила ли эта жизнь в элитном районе Москвы, машина под окном и деньги того, чтобы продавать свое тело? Наверное, да. Больше она ничего не могла продать. Душа давно умерла, ее бы даже в аду не купили... Хватит!!! Надо было просто перестать об этом думать.

Через четыре часа они с Маринкой, вымотанные вконец, сидели в кафе в торговом центре. Сегодня она себя не щадила, ноги просто горели огнем, пресс тоже, а руки грозили оторваться, если она поднимет что-то тяжелее сумочки. Спорт всегда спасал ее от угрызений совести и других бесполезных душевных мук. Беговая дорожка трещала по швам от нагрузок, которые она взяла. Зара представляла, что бежит куда-то далеко-далеко, туда, где никто ее не знает, и где бы она смогла найти покой. Но, увы, такого места не было. Она качала пресс до тех пор, пока живот не свело, и она не начала задыхаться. Зара изводила себя различными упражнениями и растяжками на йоге, лишь бы не замечать душевной боли, которая появилась так внезапно и пыталась раздавить ее.

— Ну, что, по магазинам? Хочу чего-нибудь яркого, легкого и летнего! А еще пару комбинаций и халатиков. Ты видела, какой себе Анька купила кружевной халатик от La Perla? Я хочу такой же, или еще круче.

— Да, я тоже хочу... — начала было Зара, но ее прервал звонок мобильного.

Девушка перевела удивленный взгляд на подругу.

— Это Михаил. Почему он звонит мне?

— У-у, значит, что-то случилось. Как прошла последняя встреча? Ничего не произошло? — спросила Маринка, прищурившись.

— Да нет, все прошло на ура. Сейчас узнаем, что ему надо. Алло, — ответила Зара.

— Где тебя носит, черт возьми?! — злой голос мужчины.

— У меня сегодня выходной, — жестко ответила она. — Чего ты хотел?

— В девять у тебя важный клиент, в семь должна быть в "Шкатулке".

— У меня выходной, — повторила Зара, не понимая, что случилось, раз он звонил ей в ее выходной. Все знали, что она неприкосновенна в этот день.

— А мне плевать. Ты слышала, что я сказал?

— Мне тоже плевать. — Отключила телефон.

— Что он хотел? — поинтересовалась Маринка.

— Не знаю. Да пошел он! — смело сказала Зара, но внутри у нее все сжалось. Так разговаривать с Михаилом было непозволительной роскошью. Он не спустит ей этого с рук.

Остаток дня она провела в ужасном настроении. Зара чувствовала, что дерзость, которую она позволила себе в разговоре с Михаилом, еще аукнется ей. В пять часов она отправилась домой, чтобы переодеться и оставить вещи, а потом с новыми силами рвануть с Маринкой на выставку. Поднявшись на свой этаж, Зара замерла. У двери ее квартиры стоял Михаил.

— Здравствуй, Зара, — с притворным дружелюбием поприветствовал ее он. — Как проходит выходной?

— До этого момента проходил прекрасно, — бросила девушка и стала отпирать дверь. — Что тебе нужно? Ты знаешь, что я не работаю в свой выходной.

Мужчина прижал Зару к двери, как только та закрылась за ними. Схватил ее за горло и начал душить.

— Ты забыла, кому обязана всем, что у тебя есть? — прошипел он, сдавливая шею сильней. — Возомнила себя королевой? Никогда не забывай, что ты лишь дешевая шлюха! Никогда не забывай, что я для тебя сделал, сука! Ясно? Еще все можно переиграть. Ты же понимаешь, о чем я?

Мужчина ослабил хватку и свободной рукой провел по бедру женщины, забравшись под платье.

— Я бы оттрахал сейчас тебя, но, увы, не моя очередь, — сказал он и отпустил ее. — Сегодня в семь.

— Нет! Я не работаю в свой выходной, — процедила сквозь зубы Зара, пытаясь отдышаться.

Пощечина обожгла щеку, а руки Михаила снова оказались на ее шее.

— Запомни, тварь, кому ты принадлежишь! Мне!

Еще одна пощечина.

— Если начнешь об этом забывать, просто посмотри вокруг. Видишь всю эту роскошь, что я тебе дал? Это я привел тебя в этот бизнес, я сделал из тебя Зару.

— Отпусти, — прохрипела женщина. — Я все поняла.

Мужчина швырнул ее на пол, находясь в ярости.

— Клиент очень важный. У тебя еще таких не было. Все должно быть в лучшем виде. Ну, да, что я буду тебе объяснять. Любое его желание — закон. Только попробуй что-нибудь учудить!

Он ушел, а девушка, поднявшись на негнущихся ногах, направилась на кухню. Стакан полетел в стену, распадаясь на куски, также как и ее сердце сейчас в груди. Следующий, тарелка и еще одна. Она остановилась только тогда, когда посуды почти не осталось.

Урод! Как же она его ненавидела! Что он ей дал? Жизнь в вечном сожалении? Спасибо ему за это огромное!!! Вспышки боли и ненависти сотрясали тело женщины, заставляя руки сжаться в кулаки, а глаза увлажниться. Она не позволит себе слезы. Не позволит! Не позволит... Одна слезинка все-таки скатилась по щеке, оставляя соленый след на губах, отдававшийся горечью где-то в груди от стольких бесцельно прожитых лет. Она действительно никто. Она действительно была всем обязана ему. Где бы она была сейчас, если бы не он? Зара вытерла слезу и пошла в ванную. Важный клиент? Хорошо. Пусть опять состоится это добровольное насилие над ее душой. И пусть об неё опять вытрут ноги. Она переживет.

 

******

 

Москва. Весна. Все цветет и пахнет. Он уже и забыл, как красива весенняя Москва. Сколько лет он не был в столице? Сколько лет прошло с тех пор, как он ночевал в различных подвалах зимой и скитался по улицам в одиночестве, пытаясь понять, чем он заслужил такую жизнь? Он так этого и не понял. Просто кому-то везет, а кому-то — нет. Он все-таки вырвал свое счастье у судьбы, но заплатил за него слишком много. И он имел право быть счастливым. Чем больше он заработает денег, тем счастливей станет. Деньги были его счастьем, его смыслом жизни. Ради них он шёл по головам, ради них он работал, не покладая рук. Из-за них и своей матери он был абсолютно одинок, а ведь ему уже тридцать восемь. Страдал ли он? Нет. Женщины по натуре своей были шлюхами, он презирал их всех без исключения. Он ненавидел их всем сердцем, любил причинять им боль, любил их слезы. Он покупал их, как какой-то скот на рынке, а потом медленно разделывал их туши и выбрасывал из своей жизни. А когда уставал от всей этой грязи, возвращался в мир Алисии Стоун, где глаза слепил свет софитов и вспышек фотокамер, где была лишь красота. Но и из этого мира он быстро сбегал в очередной бордель, каждый раз в новой стране.

Сейчас он ждал представителя одного из лучших борделей Москвы. Ему посоветовали "Шкатулку". Говорят, они находят и покупают лучших шлюх по всему миру, дают огромные деньги за них и процветают. Мужчина надеялся, что это действительно так. Ему уже не терпелось увидеть свой новый экспонат, девочку, которая разделит с ним его любовь. Если, конечно, ей хватит сил принять ее всю.

— Здравствуйте, Макс. Очень рад Вас видеть. Мы столько наслышаны о Вас, только хорошего, естественно. Спасибо, что выбрали именно наше заведение. Мы постараемся не обмануть Ваши ожидания. Вы обязательно останетесь... — начал произносить заранее подготовленную речь подошедший мужчина в костюме.

— Хватит! Я не плачу сверху за подхалимаж, — оборвал его Макс. — Перейдем сразу к делу.

— Да, конечно. Меня зовут Михаил. Я директор "Шкатулки".

— Директор? — усмехнулся Макс. — "Главный сутенер" подходит лучше.

— Ну, или так. А Вы неплохо говорите по-русски. Учили?

— Нет. Всю жизнь пытался забыть, да не вышло. Может, прекратим этот пустой треп? Я тороплюсь.

— Вот портфолио девочек. Лучшие помечены красным. Особенно советую девочек со страницы десять, четырнадцать, двадцать три и пятьдесят шесть. Что именно Вы хотите?

— Я хочу шлюху, самую грязную, — ответил мужчина и посмотрел на собеседника.

— Тогда Вам подойдет вариант со страницы десять − Зара. На нее выпало прилично грязи в свое время. А вообще, берите любую, не прогадаете. Мы специализируемся именно на таком товаре, скажем так, не первой свежести.

— За-ра, — произнес мужчина по слогам. Ему определенно нравилось ее имя, да и сама она была ничего, очень даже красивая. И улыбка искренняя, или она просто хорошая актриса? — Я выбираю ее.

— Отличный выбор! Зара у нас лучшая работница, — ухмыльнулся своей шутке Михаил.

— В номер к моему приходу должны доставить плеть, веревки, зажимы для сосков...

— Извините, но Зара не по этой части. Она не участвует в БДСМ-сессиях. Выберите другую девушку.

— А кто сказал, что это БДСМ-сессия?

— Эм... ну, Вы же только что перечисляли все эти вещи...

— БДСМ — это добровольное подчинение, это игра двух людей. Или я что-то неправильно понимаю?

— Да, именно так.

— Так вот, никто не собирается спрашивать ничьих желаний. Мне не нужно её согласие. Я буду трахать её так жестко, как мне захочется. Если для этого мне понадобится заковать ее в цепи и пороть ремнем, я сделаю это. Клиент всегда прав, не так ли?

— Да, но Зара все равно не сможет Вас обслужить, у нее сегодня выходной. Выберите другую девочку.

— Даю двойную цену. — Макс пристально посмотрел в глаза мужчины, зная точно, что деньги сделают свое дело.

— Хорошо, — согласился Михаил. Действительно, какая ему, нахрен, разница, что этот богач будет делать с гребаной шлюхой? Хочет пороть, пусть порет.

— Запишите, что мне нужно.

Мужчина диктовал, что ему было необходимо, а второй тщательно записывал, стараясь не упустить ни одной детали.

— Надеюсь, все будет выполнено в лучшем виде.

— Несомненно. Сегодня в девять мы Вас ждем. До встречи.

Михаил удалился, а Макс не мог найти себе места. Еще несколько часов, и он, наконец-то, утолит жажду обладания продажным женским телом, прикоснётся к греху. Ему пришлась по вкусу эта шлюха. Она совсем не была похожа на проститутку по призванию. Казалось, что в душе она была чиста и невинна. Но ведь ему не показалось, и она действительно была в папке с надписью "шлюхи", к тому же помечена красным, как лучшая? Обман зрения. Он уже давно научился не верить глазам и не слушать сердце. Первые слишком часто обманывали, второе — жалело. Никакой жалости, ни к кому.

Мужчина оставил деньги за коньяк и вышел из ресторана, в котором проходила встреча. Нужно было как-то скоротать время, поэтому он решил отправиться к одной знакомой светской львице. Отымеет напоследок размалеванную куклу, ну а потом опять во все тяжкие!

 

******

 

— Девчонки, всем привет! Вау, что это такое? Снова у Вальки заказ? — спросила Зара, появляясь в гримерке и разглядывая лежавший на диване комплект черного белья с корсетом, наручники и кляп.

— Нет, это для тебя, Зара, — ответила Аня. — Ты уже работаешь с тематиками?

— Не может быть, ты что-то путаешь. — Замотала головой Зара, доставая косметику.

— Это точно тебе, — подтвердила Женька. — Михаил принес. Сказал ещё что-то типа того, что он должен будет сам за всем проследить, а то не дай Бог что-нибудь пойдет не так. — Пожала плечами она.

— Но почему я? Не хочу. Нет.

— Хочешь у Михаила спросить? Уверена в этом?

Она не была уверена абсолютно ни в чем. Но спрашивать Михаила о чем-либо, особенно после их дневного разговора, она не хотела точно. Ладно, придется ей одеть всю эту черную хрень. Наверное, какой-нибудь очередной "великий" предприниматель решил добавить горяченького в свою жизнь. Она ему подыграет, ничего страшного.

Зара одела трусики, подвязки, чулки, корсет и туфли на высоких каблуках. И это было очень даже сексуально, и так... мрачно, что ли. Девочки нарисовали ей яркие черные стрелки, нанесли тени и красную помаду. Шлюха в чистом виде. Идеал шлюхи. Она ненавидела этот идеал всей своей душой, ненавидела свое же творение.

— Я готова. — Зара и направилась к выходу.

— В смысле «готова»? А кляп и наручники?

— Я это с собой возьму. Или мне так и идти?

— Было велено тебя доставить в покои к клиенту. Таковы требования самого клиента, — сочувственно сказала Анька. — Давай, помогу с наручниками и кляпом.

Зара завела руки назад, позволяя защелкнуть на них металлические оковы, затем кляп. Ей это все не нравилось, очень не нравилось. Что это за игры? Ведут ее, как скот, на заклание! Охранник шел сзади, придерживая и направляя. Страх поднимался комом в груди и уже почти достиг горла, когда они остановились перед дверью.

— Все будет хорошо, Зара, — попытался утешить ее охранник, видя, в каком состоянии она находится.

Она лишь кивнула в ответ, сомневаясь в том, что все будет хорошо. Сейчас ей опять предстоит играть роль, только на этот раз рабыни. Её завели в комнату и оставили стоять посередине. Где-то сзади раздался шорох, она хотела обернуться, но голос мужчины не дал ей этого сделать.

— Повернешь сейчас голову — и десять ударов плетей вне очереди. Стоять смирно и не двигаться.

Зара вся сжалась, понимая, что попала конкретно. Это настоящая БДСМ-сессия, а этот мужик реально собрался ее пороть и подчинять себе. У них точно вышла какая-то ошибка, и они перепутали ее с Валькой или другими девочками! Зара попыталась что-то промычать об ошибке и пошевелить руками, но ничего не вышло. Внезапно сильный удар обжег ее спину, и она, не ожидая удара, упала на колени.

— Ты глухая или тупая? Я же ясно сказал, чтобы ты не двигалась. За это десять ударов.

И удары посыпались градом. Их было всего десять, но Заре казалось, что он ударил ее не меньше сотни раз. Она была в белье, но плеть доставала до кожи даже через корсет. Было очень больно. Слезы катились по щекам, застилая глаза пеленой боли. Она ничего не видела. Не слышала, как плеть рассекала воздух. Крик тонул в кляпе, не вырываясь за его пределы, оставаясь невысказанной болью в ней.

Удары прекратились так же неожиданно, как и начались. Зара судорожно вдохнула, постепенно возвращая себе ясность ума. Как объяснить ему, что она не та, что Михаил перепутал? Эта боль предназначалась не ей!

Мужчина подошел сзади, и темнота ослепила ее. Он надел ей на глаза повязку. Зара дернулась, но он схватил ее за плечи и прошептал:

— Успокойся, малышка... Don't be afraid… (Не бойся, детка…)

Только сейчас она заметила, что он говорил с явным акцентом. Американец, англичанин? Скорее, американец. А дело набирало серьезный оборот. Он был явно богат, значит, он мог сделать сегодня с ней все, что захочет. Зара опять попыталась что-то сказать, но вновь ничего не вышло. Он не захотел дать ей шанс и просто выслушать её.

— За каждое лишнее движение — десять ударов.

Это ее вмиг успокоило. Нужно просто подчиниться. Просто подчиниться. Что, она не сможет сделать такую малость? Наступит себе на горло, но зато отделается малой кровью. Зара притихла и даже расслабилась немного. Вальке же чем-то нравилось это.

— Thatta girl. I like it (Молодец. Мне это нравится.)…

 

 

Мужчина шептал что-то на английском, параллельно с этим расстегивая корсет. Что-то из его слов она понимала, что-то нет. Все ее внимание было сосредоточено на движениях его рук. Корсет упал на пол, а пальцы незнакомца продолжили прокладывать свой путь по ее спине вверх, спустились вниз… Спина болит, еще помня жгучие удары плети, а его пальцы так безжалостно надавливают в нужных местах, причиняя больше боли.

— Do you feel pain, baby? (Тебе больно, малышка?) — Греховный шепот мужчины проникал под кожу, впиваясь в каждую клеточку и отражаясь эхом по всему телу. — Тебе нравится, Заара?

О боже, он знал ее имя! Девушка замерла на секунду, сосредотачиваясь всем своим естеством на его пальцах, всё также скользящих по спине, подбирающихся к линии трусиков. Она дрожала всем телом. Впервые ей хотелось, чтобы их сорвали и грубо вошли в нее. Но вместо этого мужчина резко поднял её на ноги и потянул за волосы.

— I hate sluts! (Ненавижу шлюх!) — зло зашипел и кинул ее на кровать.

Девушка закричала в кляп, пытаясь скинуть его мощное тело с себя, но это лишь сильней завело его. Пощечина. Одна, вторая, ещё и ещё. Она уже не причитала и вообще не издавала никаких звуков, просто тихо лежала и не дышала, ждала, пока когда он устанет её бить.

— I ha-te sluts!!

Ударил по груди, потянул за соски, опять ударил. Зара закричала, не желая мириться с таким обращением. За это он начал её душить, другой рукой срывая трусики. Ввел сразу три пальца, резко задвигал ими, стараясь поцарапать ногтями стенки.

Как он их ненавидел, всех этих шлюх! Продажные суки!

— Сколько… сколько мужчин прошло через тебя? — спросил он и резко вытащил пальцы, взял их в рот и поморщился. — Противно. Не хочешь сама попробовать себя, попробовать эту гниль?

Снял кляп и убрал руки от горла, проталкивая ей в рот все три пальца. Она закашлялась, начиная давиться, но не сопротивлялась, понимая, что это себе дороже. Мужчина успокоился и встал. Ему нужно было отойти от неё, иначе он её просто убьёт. Давненько он не практиковал подобного, а теперь у него сорвало тормоза.

Макс вышел из комнаты, оставив девушку одну. Его всего трясло. Он хотел оставить на её теле синяки и шрамы, хотел наказать её за блуд, хотел наказать её за то, что она шлюха. Но не мог, пока она не принадлежала ему. В то же время он видел её белоснежную кожу, её пухлые чувственные губы и эти карие глаза цвета коньяка, что были запечатлены на фото. Он хотел испить их до дна, испить тот свет, что исходил от них. Или ему это померещилось в приступе? Она шлюха! У нее не может быть белоснежной кожи, на ней были отпечатки сотен мужских рук. Её глаза не могли испускать никакой иной свет, кроме темного сияния греха. А эти губы… на скольких членах они побывали, скольким они признавались в любви? Шлюха. Она шлюха! А шлюх надо наказывать. Иначе никак.

Придя немного в себя в ванной, он вернулся обратно к женщине. Зара. Её звали Зара. Очень похоже на зарю. Красивое имя. И он не хотел сейчас её бить, хотел просто взять, обладать ее телом, быть единственным, кто сделает это сегодня. Мужчина решил пока не доставать веревки и прочие вещи.

— Ты будешь себя хорошо вести? — спросил он, проводя пальцами по её губам.

Она кивнула, всхлипывая.

— Cry, bitch,cry… I want more…(Плачь, сука, плачь! Я хочу еще твоих слёз… )

Поцеловал, впиваясь губами в её губы, пытаясь стереть все те поцелуи, что были в её жизни до. Теперь только он и только его поцелуи. Он кусал губы в кровь, слизывая её языком, забирая вместе с кровью грех. Он обезумел в своей попытке очистить её, превратил губы Зары в кровавое месиво. На губах было столько помады, в несколько слоев. Только шлюхи так красят губы, ярко и вульгарно. Мужчина начал растирать помаду по лицу женщины, рисуя улыбку Джокера.

— Вы перепутали, я не та...

— Что ты сказала, малышка? — Провел нежно по щеке, затем отвесил пощечину. — Я заплатил двойную цену именно за тебя. — Спустился к груди и пощекотал пальцами.

Женщина выгнулась под ним, подчиняясь реакции тела.

Этот мужчина не был таким как все предыдущие клиенты. Он был самцом. Сила исходила от него волнами, она была в его голосе и в его движениях. Даже его необоснованная ненависть к ней выдавала зверя в нём. И ей это нравилось, но признаться даже себе самой было сложно.

Мужчина тем временем избавился от одежды и просто любовался видом женщины, которая была сейчас так беспомощна, так беззащитна. Он загнал свою добычу в клетку. Охота удалась. Он растягивал удовольствие, просто наблюдая за ней, тяжело дышащей и дрожащей от желания и страха одновременно. Эта шлюха была горячей… Мужчина проводил рукой вверх и вниз по напряженному члену, доводя себя до безумия.

 

 

— Ты хочешь меня, девочка? — Дотронулся до ее живота, спускаясь ниже. — Только "да" или "нет". Tell me, baby... (Скажи мне, крошка…)

— Да... yes... — прошептала женщина, вздрагивая от волн наслаждения, проходивших сквозь нее, когда его пальцы что-то искали в ней.

Он не мог больше ждать. Придавив Зару к кровати, он вошел в нее грубо, так, как и любил входить в шлюх. Движения его были резкими и неистовыми. Он не жалел её. Она не заслуживала жалости.

— Сними наручники, больно, — просила между стонами она.

Он остановился на минуту, не выходя из нее, посадил к себе на колени и расстегнул наручники. Она сразу обхватила его шею руками, словно ища поддержки в нем. Но он скинул ее руки и повалил обратно на кровать, держа руки в крепком захвате, не давая ей ими шевелить. Толчки мужчины в лоно женщины стали еще более неистовыми, более безумными. Он нашёл то, что хотел. Она кричала и тянулась к нему, просила не останавливаться. Её мышцы сжимали его так сильно, что он готов был кончить сию же минуту. Она была такой узкой, тугой и горячей там, будто не было в её жизни стольких мужчин. Макс поднял ноги женщины и свел вместе, проникая еще глубже в её тело. Его член увеличился, вены на шее вздулись, и сам он чуть ли уже не рычал. Зара стонала под ним так сладко, что он не мог больше сдерживаться. Она была такой чувственной, она отдавала ему всё, что имела. Ни одна шлюха до нее не была такой… живой. Они все лежали как истуканы под ним, выражая полнейшее безразличие, чем дико бесили его и заставляли брать их ещё жестче. Или же наигранно улыбались, чтобы скрыть страх. Она же делила с ним сейчас его безумие, растворялась в его ярости, отвечала не за свои грехи. Она была настоящей. Выйдя из нее, находясь на грани, он кончил ей на лицо. Она шлюха. Нельзя об этом забывать. Как бы сладко она не стонала, это ничего не меняло. Девушка замерла, не ожидая такого поступка с его стороны.

— Да, я знаю, что тебе на лицо не кончают. Но это моя игра и мои правила, — сказал довольно мужчина и стал размазывать сперму по лицу, смешивая ее с помадой, стараясь унизить женщину как можно больше.

 

 

С ней обошлись, как с последней дрянью, ясно дали понять кто она. Обиды не было, слез тоже. Этот мужчина был прав, все всегда были правы на её счет. Зара провела пальцем по щеке, собирая результат его желания, и взяла палец в рот.

— Fucking bitch… — Услышала она голос мужчины рядом с собой. — Сделай так ещё раз.

Она сделала. И ей понравилось. Клиенты и раньше кончали ей в рот, но она никогда не чувствовала вкуса их спермы, просто не обращала на неё внимания, всегда после этого шла в туалет и засовывала два пальца в рот. Но сейчас всё было иначе. Его энергия, его мужская аура сносила всё на своём пути, заявляя на неё свои права.

Он коснулся ее щеки, затем поднес палец ко рту, и она облизала его, желая угодить ему, оставить его довольным. Почему так происходило? Она не знала. И ей было всё равно. Она впервые в жизни получила хоть какое-то удовольствие от секса. Её били раньше, сильно били и унижали, но это было больно и обидно. А сейчас это было приятно. Может, она просто привыкла к такому обращению? Если не можешь с чем-то бороться, проще смириться и попытаться получить удовольствие.

Что-то упало на её живот, какие-то бумажки.

— Это тебе. Ты отличная шлюха. Я хорошо провел с тобой время. — Бросил мужчина и стал одеваться.

Он кинул ей деньги. Прекрасно. Она купит себе новое платье. Зара не собиралась расстраиваться из-за подобного отношения. Для этого она была создана, для унижения, для насилия, для боли. Он ушёл, ничего больше не сказав, просто наплевав на неё.

Зара сняла повязку и посмотрела вниз, на животе у неё лежали доллары, много долларов. Грудь болела, спина тоже, на щеках до сих пор ощущались его удары. Одна слеза, всё та же предательница, что и днём, скатилась по щеке, пробираясь сквозь помаду и остатки спермы, и умерла на её губе. К черту слёзы! Что-то она в последнее время совсем расклеилась. Наверное, потому, что столько лет жизни осталось за плечами, и они не принесли ей ничего, кроме разочарования. Всю свою жизнь она искала себя, но так и не нашла. Похоть и шуршание ненавистных бумажек поглотили её полностью, не оставив ничего.

Девушка ушла в ванную, закрывая своё разбитое сердце на замок и пряча все чувства в нём. Она никогда не позволит им вырываться наружу. Шлюхи не плачут, им не бывает больно, у них просто холодное сердце, камень внутри. Поднеся руку к груди, туда, где должно было биться сердце, Зара не ощутила ничего, кроме пустоты. Так и должно быть. Всё правильно.

 


Дата добавления: 2015-08-21; просмотров: 69 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Глава 4 | Глава 5 | Глава 6 | Глава 7. | Глава 8. | Глава 9 | Глава 10 | Глава 11. | Глава 12. | Глава 13. |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Глава 1.| Глава 3

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.087 сек.)