Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 10. — Как красиво

 

— Как красиво…

Зара стояла у зеркала в ванной и разглядывала колье. Просто потрясающе! Невероятно дорого, изысканно, роскошно… Макс сделал ей такой чудесный подарок по случаю приема у какого-то Чарльза. Девушка ещё повертелась перед зеркалом, рассматривая себя со всех сторон. Жаль, нигде не было большого зеркала! Ей так хотелось увидеть каждую деталь, каждый узор этого чудесного платья. Черное в пол, с длинными рукавами, полупрозрачное с манящим вырезом на спине… Оно очаровывало. Колье переливалось сотней бликов, слепя своим великолепием, платье тоже искрилось легким сиянием. Ellie Saab. Она о таком даже и мечтать не смела! Туфли — черные классические лодочки на высокой шпильке. Такой красивый изгиб, подъем ноги... Зара чувствовала себя королевой. Ну, или хотя бы принцессой. Королевой будет невеста Чарльза.

Кем был этот Чарльз? И зачем Макс тащил её с собой? Нет, она была совсем не «против» посмотреть на мир богатства и роскоши, но очень боялась, что не впишется в эту тусовку. Она там никого не знала и, по сути, была никем. И английский понимала через слово. А ещё же было надо уметь есть правильно, использовать нужные вилки и ложки. Зара печально вздохнула. Она опозорится сама и опозорит Макса.

Макс… он снова стал другим. Угнаться за его метаморфозами было просто нереально! Вроде бы куда добрей, — а нет, смог. После случая с суицидом, он стал нежным и заботливым. Заре не хотелось думать, что неудачная попытка самоубийства пробудила в нём хорошие чувства к ней. Но все выглядело именно так. Или он теперь боялся сделать что-то такое, что обидит её? Вдруг опять побежит вены резать? Зачем ему нужен был труп в его доме. Но сердце отказывалось этому верить. Сердцу хотелось сказки, мечты. Только вот что будет с этим самым сердцем, когда он узнает об обмане? Проще было об этом не думать. Всему своё время. Время расплаты ещё не пришло. Значит и нечего переживать.

Покрутившись ещё какое-то время у зеркала, Зара стала накладывать макияж. Поднеся руку к коже, растушевывая тени, она бросила взгляд на шрам на запястье. Шрам. Самоубийца. Теперь понадобится куча усилий, чтобы вывести его с кожи! Она не хотела носить клеймо на себе всю жизнь. Пришлось одеть платье в пол с длинными рукавами. Ужин предполагал такую длину, да и Макс не хотел, чтобы она привлекала много внимания к себе. А так хотелось одеть коктейльное платье, пощекотать Максу нервы открытыми ножками... Зара улыбнулась. Она вела себя как девчонка-кокетка! И ей это нравилось. Она впервые в жизни испытывала что-то большее к мужчине, чем желание обобрать его до нитки. Улыбка погасла на губах девушки. Макса она тоже сейчас обирала, пусть не до нитки, но все же. Стыд затопил ее с новой силой. Рано или поздно это всё закончится! Лишь бы не поздно...

— О чем задумалась? — спросил Макс, появляясь у нее из-за спины и обнимая за талию.



— Да вот не знаю, какую помаду выбрать. Тебе какая нравится? — Зара показала ему несколько помад — от темно-фиолетовой до бледно- розовой.

— Любая. Она же будет на твоих губах... А потом и на моих... — прошептал он и поцеловал ее в шею, зарываясь в волосы.

— Тогда я выберу алую. Женщина-вамп. Как ты на это смотришь?

— Отлично смотрю. — Притянул девушку ближе к себе.

— Что это там такое? — наивно спросила Зара, прижимаясь сильней к его паху.

— Не понимаю, о чем ты, — сказал Макс, толкаясь в её тело. По телу прошла дрожь, волны возбуждения захватили обоих.

Зара застонала, откидываясь головой назад и встречая его горящий взгляд. Выгнувшись еще больше, она почувствовала, что кое-что стало совсем большим.

— Попридержи своего Малыша, а то мне придется идти в трениках на ужин.

— Малыша?! За это ты ответишь по всей строгости закона, детка! — грозно сказал Макс и, развернув ее к себе, впился в губы обжигающим поцелуем, шаря руками по телу, обтянутому платьем. Чертово платье! Разорвать бы его в клочья.

Загрузка...

Их идиллию прервал звонок сотового.

— Черт! — Макс с трудом отстранился от девушки, находясь на грани, чувствуя себя вулканом, готовым взорваться.

— Прости, милая. Идиоты с работы опять не могут что-то решить. — Подарил ей последний поцелуй в губы и удалился.

Зара разочарованно вздохнула. Она хотела его. А это игривое настроение Макса и дружелюбие сводили её с ума. Всегда бы так! Но она не будет себя обманывать. Сегодня он добрый и ласковый, завтра — зверь. Может, у неё получится приручить его? Да конечно! Он же хищник. Скорее, Макс растерзает её, чем позволит приручить себя. А еще Зара мечтала узнать о его тайнах. Но этого она не имела права от него требовать, так как свои тайны раскрывать не собиралась. Больше Макс не просыпался по ночам от кошмаров. И она тоже. Он обнимал её каждый раз, когда они ложились спать, и не отпускал до утра. Если она вставала ночью попить воды, он вставал тоже и следил за её передвижениями. Теперь Макс считал её неуравновешенной. Сама была в этом виновата.

— Принеси, пожалуйста, галстук из гардеробной, — крикнул Макс, удаляясь. — Черный с золотым зажимом. Любой выбери.

— А где мне его взять?

— В гардеробной. Прямо по коридору и направо. Там разберешься.

У него была гардеробная? Ну, ничего себе дела. Почему тогда она складывала свои вещи в раздвижной шкаф в спальне? Ему, что, было жалко места? Заре стало очень интересно, и она двинулась в заданном направлении. Такая квартира огромная…

Прямо по коридору. Да уж, коридорчик… Направо… И что? Куча дверей каких-то одинаковых. Он сам-то знал, для чего они? Хоть бы наклейку какую наклеил, что здесь находилась гардеробная. Подергав ручки разных дверей, Зара, наконец-таки, нашла ту, что была нужна ей, и встала, как вкопанная. Такое великолепие и разнообразие мужской одежды она видела впервые. Костюмы всех цветов и видов, рубашки, джинсы, свитера, шорты, футболки… Здесь было ВСЁ. Девушка совсем забыла, зачем пришла, разглядывая вещи Макса. Подошла к полкам с ремнями и стала их рассматривать. Большие, кожаные… таким он бил ее. Она вздрогнула при воспоминании о ремне и посмотрела вниз. Всевозможные запонки, портмоне, бабочки, зонты, кепки, шапки и прочее. Не у каждой женщины есть столько одежды, сколько было у Макса! Но почему же он не рассказал ей о гардеробной? Она была огромной, ее небольшой кучке вещей вполне хватило бы пары полочек. Надо будет спросить у него. Зачем она вообще сюда пришла? Явно же, не поглазеть на его вещи. Ей нужен был галстук!

Найдя стойку с галстуками, Зара присвистнула. Вот это выбор! Кашемировые, шерстяные и, конечно же, шелковые галстуки всех цветов и узоров были аккуратно разложены в специальном приспособлении для их хранения. Ей был нужен черный с золотым зажимом. Черных тут штук десять точно было. Какой брать? Зара аккуратно потрогала все и взяла самый мягкий и приятный на ощупь, вероятно, шелковый. И почему именно черный? Это было так скучно. Пусть и с зажимом. Посмотрев на галстуки, она выбрала еще один, алого цвета. Очень подходил к ее платью и помаде. Яркий элемент, разбавлявший их черный дуэт. Теперь оставалось найти зажим. Наверное, они лежали там же, где и запонки. Проведя еще минут пять в разглядывании запонок и зажимов, решая, какой лучше взять, Зара выбрала простой золотой зажим. Вычурность сегодня им была ни к чему. Жаль было покидать этот «музей» мужской одежды, но надо было собираться на ужин.

Выйдя из гардеробной, девушка развернулась, чтобы вернуться тем же путем, каким и пришла, но ее взгляд привлекла комната в самом конце коридора, где не было освещения. Странно… Весь коридор был ярко освещен, а над этой дверью света не было. Любопытство, которое так часто губит, толкнуло Зару пойти в ту сторону. Остановившись перед дверью, она задумалась, стоило ли туда заходить. Свет как будто специально не горел именно здесь, словно предупреждая об опасности. Но что могло быть опасного за этой дверью? Не людей же он там пытал? «Должников», — весело подумала Зара и толкнула дверь.

Маленькая комната выглядела удручающе. Внутри стоял застоявшийся запах сырости и… чего-то еще, тоже не очень приятного. Было темно, лишь свет слабо пробивался из небольшого окна, занавешенного темной шторкой. «Странно, что досками это окно не заколочено», — подумала Зара и поежилась. Холодок прошелся по спине маленькими иголками, по рукам побежали мурашки. И чего она боялась? Обычная старая комната, которая никому не была нужна. В углу валялся древний матрац, весь грязный и дырявый. Девушку тревожили дурные мысли о том, что эта комната вполне могла использоваться в каких-нибудь страшных целях. Но кем? Неужели Максом? Что он мог тут делать? Даже представить было сложно. Зара прошла вглубь комнаты и осмотрелась. Эта комната выбивалась из роскоши всей квартиры, как будто не принадлежала ей. Что это за комната из какого-то сельского дома? Бомжи в таких могли жить, но никак не люди статуса Макса. Пол был деревянным, истертым и в царапинах. По нему, что, кого-то возили? Царапины, как от когтей. Жуть. Зара опять поежилась. Может, лучше было уйти отсюда? Внутренний голос настойчиво требовал этого, но девушка не собиралась его слушать. Любопытство заглушало сейчас разум. Никаких столов, ничего. Вообще нет мебели, кроме этого ужасного матраца. В другом углу стояли миски. «Возможно, здесь содержат собак. Хотя, даже для собак это слишком».

Зара обдумывала всевозможные варианты. Ну, не человека же кормили из этих мисок! Рядом с матрацем валялись окурки, и… на нём запеклись пятна крови. Девушка вскрикнула и отошла от матраца спиной назад, натыкаясь на что-то большое. В страхе отпрыгнув от этой конструкции, Зара зажала рот рукой. Ей было страшно. Очень страшно. А там что? Непонятная вещь стояла, накрытая плотной тканью. Зара только начала приподнимать ткань, чтобы рассмотреть этот объект, когда её прервал крик Макса.

— Ну, где ты ходишь, черт возьми! — негодовал Макс. — Нам нужно было бы прийти раньше остальных, а мы уже даже к началу не успеваем.

Макс появился в дверном проеме и огляделся, ища взглядом Зару. Лицо ожесточилось, глаза потемнели.

— Какого хрена ты тут делаешь? — спросил по слогам он.

— Я… я просто увидела эту дверь и решила заглянуть… — со страхом ответила она, пятясь к окну. Теперь она боялась Макса. В этом доме нельзя было делать ни одного лишнего движения.

Макс подошел к Заре, выхватил у нее из рук галстуки и выволок из комнаты, крепко держа за локоть. Зара видела, что его буквально трясло от злости. Что она опять сделала? Закрывать нужно двери, если не хочешь, чтобы кто-нибудь в них вошёл! Мужчина захлопнул дверь так, что она чуть не слетела с петель. Резко развернув девушку к себе, он прижал её к стене. Зара не дышала, парализованная страхом, а Макс не дышал, пытаясь усмирить зверя внутри себя, чтобы потом не извиняться перед ней по сто раз.

— Что я просил тебя сделать? — спокойно спросил он и пристально посмотрел на нее.

— Принести галстук, — запинаясь, ответила Зара.

Макс посмотрел на галстуки в руке и снова перевел взгляд на девушку.

— Какой галстук я просил тебя принести? — Дыхание Макса опаляло шею, его близость и страх наказания заставляли Зару прижиматься к стенке сильней, ноги не хотели держать её, став ватными.

— Чёрный с золотым зажимом.

— А это что тогда? — повысил тон Макс и показал ей галстук алого цвета.

— Я подумала, что он больше подойдет…

Макс стукнул кулаком по стене, рядом с головой девушки. Она зажмурилась и закрыла глаза, готовая к пощечине, или еще чему похуже.

— Ты делаешь то, что я тебе говорю! Ясно? Если сказал пойти в гардеробную, ты идешь туда и никуда больше! Если сказал принести чёрный галстук, ты приносишь именно чёрный! — Макс провел рукой по шее Зары, останавливаясь у сонной артерии, и надавил на неё пальцем. Зара открыла глаза и посмотрела на него, до сих пор не дыша. — Тебе ясно? — уже спокойнее спросил он, беря эмоции под контроль.

— Да. Прости, пожалуйста, — прошептала она.

Рука Макса двинулась выше, и пальцы коснулись губ девушки. Губы приоткрылись, впуская немного воздуха в горящие легкие Зары. Макс приблизился к её лицу, губы соприкоснулись с её губами, но не поцеловали. Вместо поцелуя, он прошептал:

— Это было первое и последнее предупреждение. В следующий раз ты отправишься в ту комнату на постоянное место жительства. — Он оторвался от неё, позволяя Заре вздохнуть полной грудью.

Макс потянул девушку к выходу, на ходу забрасывая алый галстук в гардеробную и захлопывая дверь. Он всё ещё был зол. Все это грёбаное женское любопытство! Оно сгубило кошку и чуть не сгубило Зару. Всё-таки он стал добрей. Этого не видел только слепой. Он её даже не ударил ни разу. Просто не хотелось. И он боялся, что она опять что-нибудь учудит. После случая с суицидом Макс стал опасаться Зару. Почему в её «портфолио» не было написано, что она психически нестабильна? Назад её он уже не мог вернуть. Этот товар обмену и возврату не подлежал. Макс мысленно отругал себя за подобные мысли. Она не товар! Она просто его собственность, личная вещь. Но не товар. Разница есть. Теперь она не продавалась.

Она чуть не подняла ткань и не увидела то, что за ней скрывалось. Опоздай он на минуту, и пришлось бы объяснять, что это такое и зачем оно ему было надо. Идиот! Сам виноват. Отправил её в эту сторону. И дверь не запер после последней посетительницы. Дважды идиот. Макс про себя улыбнулся. Ммм… как он любил переодеваться в гардеробной, собираясь на свидание с Алисией, зная, что за стенкой очередная бабочка стонала от боли, зализывая раны и пытаясь взлететь без крыльев. Он безжалостно отрывал эти крылья, навсегда делая бабочку лишь экспонатом в его необычной коллекции. Зара должна была быть там сейчас, она должна была сейчас лежать на том матраце и молить всех богов помочь ей. Но ни один Бог не властен здесь, в этой комнате. Там ОН вершил свой собственный суд над грешницами, суд земной и беспощадный. Но, как Макс считал, справедливый.

Зара ушла в ванную заканчивать макияж, а Макс подошел к зеркалу в спальне и стал завязывать галстук. Руки не слушались. Он просто не мог справиться с галстуком и всеми этими хитросплетениями в его завязывании. Мужчина сам не понимал своё состояние. С одной стороны, он был взбешён тем, что Зара переступила порог той комнаты. С другой стороны, мысли о бабочках и их мучениях возбудили его. Но сейчас было совсем не время для секса. Надо просто успокоиться и завязать этот галстук! Макс сделал еще одну попытку, но она тоже провалилась.

— Бл*ть! — выругался Макс, сминая галстук в руке. Пойдет без него.

— Не можешь галстук завязать? — спросила Зара, заходя в комнату. Она была готова к выходу.

— Могу, — буркнул он, разжимая ладонь и выпуская галстук.

— Давай помогу, — предложила она, подходя ближе. — Ты какой узел хотел?

— Классический. Только его и умею завязывать. — Отдал галстук девушке.

— Я думаю, сюда больше подойдет полувиндзор. Это наиболее подходящий узел для строго стиля.

Зара накинула галстук и обвязала его лицевой стороной вокруг шеи. Проделав еще с десяток манипуляций с галстуком, протягивая его в разные стороны, она затянула готовый узел и улыбнулась, довольная своим творением. Смотрелось красиво. Она взяла зажим и прицепила его, внося последний штрих в образ Макса.

— Принимай работу, — гордо сказала Зара, и Макс развернулся к зеркалу.

— Ничего себе. Откуда ты знаешь узлы и техники их завязывания?

— Да так, один клиент научил, — отмахнулась девушка, немного поправляя галстук, вставая на носочки, чтобы дотянуться до него.

Макс замер и схватил её за запястья.

— Кто тебя научил? — переспросил, сдавливая запястья сильней.

Зара не знала, что ответить. Он прекрасно слышал ее слова. Врать не было смысла.

— Один клиент, — повторила на свой страх и риск.

— Клиент? Я думал, твоя задача заключалась вовсе не в беседах с клиентами.

— Да, моя задача — раздвигать ноги пошире и заглатывать поглубже, — дерзко ответила Зара и посмотрела Максу в глаза. Она сама озвучит его мысли. — Ну, вот один решил научить меня завязывать галстуки. Вдруг пригодится. Сначала поимел во всех позах, а потом научил завязывать полувиндзор. Совместили приятное с полезным, так сказать. — Зара осмелела. Говорить такое Максу было равносильно самоубийству. Но самоубийство они уже проходили. Бояться ей было нечего.

Макс хотел ударить её за подобные слова. Но её дерзость, граничащая с безумием, заводила его. Этот острый язычок проникал ему в мозг, лаская слух. Он получал мысленный оргазм. Этого огня, этой остроты ему всегда не хватало. Её не нужно было ломать. Её нужно было провоцировать. Девчонку необходимо усмирить, показать ей её место.

— Тебя спас макияж. Если бы не он, боди-, а точнее, фейс-арт был бы тебе гарантирован, — томно сказал Макс, отпуская её руки и перемещая ладони на ягодицы девушки. — Твоя попка скучает по ремню, настоящему мужскому ремню, — произнес он, растягивая слова, нагнетая обстановку между ними.

— А твоему Малышу, видно, больше не хочется качественного секса. — Перешла в открытую конфронтацию Зара. — Ну, тогда я прикрою лавочку.

Она ожидала чего угодно с его стороны, но никак не смеха. Макс рассмеялся и окружил девушку кольцом из своих рук.

— За Малыша ты ответишь. Я уже говорил. А по поводу лавочки... Милая, мне не нужно твое разрешение. Захочу − разнесу твою лавочку ко всем чертям. Буду медленно разламывать доски, проводя по ним пальцами, — шептал Макс, сверля Зару взглядом. — Затем возьму большой таран и буду долбить фундамент, напролом, пока лавочка не развалится, скрипя и треща по швам.

Зара закусила нижнюю губу, переминаясь с ноги на ногу. Это их вечное жаркое противостояние возбуждало её. Хотеть его, а не бояться было так головокружительно. Зара придвинулась ближе, прижимаясь к его груди.

— Лавочка так легко не сдастся. Она даст отпор! Твоему тарану придется хорошенько постараться, чтобы сломить мое сопротивление. И не будет она трещать по швам. Не дождешься!

Макс оторвал Зару от земли, поднимая на руки.

— Скоро узнаем, насколько прочная твоя лавочка. Пока это все лишь слова, — ухмыльнулся он и поцеловал Зару.

Поцелуй ударил по нему током, разбавляя кровь огнем. Девушка застонала, проводя руками по лицу мужчины и страстно отвечая на поцелуй. Да уж, она уже трещала по швам от возбуждения, что же говорить о сексе. Она сразу сдастся, без боя. Лицо Макса светилось самодовольной ухмылкой. Зара лишь фыркнула на это. Самоуверенный, наглый самец!

— На приеме вести себя прилично, — строго сказал, ставя девушку на пол. — Ничто не остановит меня от того, чтобы взять тебя там, где-нибудь в тёмном уголке. Не забывай об этом.

— Кстати, о приеме. Расскажи, что это будет и как себя вести.

— Это ужин, но не в обычном понимании этого слова. Это неофициальная деловая встреча, которая сочетает в себе празднование помолвки Чарльза и какие-то обсуждения финансовых вопросов между мужчинами. То есть там проходит, по сути, два мероприятия одновременно. Все отмечают радостное событие в жизни Чарльза и Норы, и бизнесмены имеют возможность наладить нужные связи и контакты. Веди себя естественно. Никакого натянутого этикета не требуется. Ходи свободно по дому, угощайся закусками и напитками, но особо не светись. Журналисты будут следить за каждым твоим шагом.

— Моим? — удивилась девушка.

— Твоим. Потому, что ты со мной. Далее — языковой барьер. Ты уже неплохо говоришь по-английски, но если вдруг возникнут трудности — переспрашивай, не стесняйся. Не знаю, найдешь ли ты общие темы с женщинами, но попытаться стоит.

— Отчего же не найду? Я не глупая, хоть тебе так и кажется, — обиженно сказала Зара.

— Да не в этом дело! Они глупые. Все, о чем можно с ними поговорить — это мода. Есть парочка умных женщин, они являются опорами своих мужей в бизнесе. Но им уже за пятьдесят. В общем, ориентируйся по ситуации.

— Все ясно. А какими ложками что есть?

Этот вопрос волновал Зару больше всего.

— Не зацикливайся на этом. Главное — не ешь руками. Прием полуофициальный, поэтому никто не будет присматриваться к ложкам, которыми ты ешь. Но всё равно старайся есть и пить аккуратно, особенно с помадой будь осторожна. С мужчинами не заигрывать, и никому глазки не строить. — Он был серьезен.

— И не собиралась. А что будет за нарушение правил?

— Это не правила. Ты спросила, как себя вести, я ответил. Но мне нравится твоя идея с наказанием.

— Я пошутила, — быстро вставила Зара, проклиная свой длинный язык.

— А я — нет. Наказание — анальный секс.

Глаза Зары округлились. Это было неожиданно. Макс умел удивлять! В его глазах она читала обещание обязательного наказания, вне зависимости от её поведения.

— Чего ты так испугалась? Никогда не занималась аналом? — скептически спросил Макс.

— Занималась, и мне не понравилось. Не знаю почему, но вы, мужики, частенько забываете, для чего это место предназначено.

— Ты мыслишь УЗКО, — сказал он, выделяя последнее слово.

— Я всё поняла. — Зара покраснела. — Теперь буду трястись, как бы не сделать чего такого.

— Это лишнее. Я и так собирался заняться РАСШИРЕНИЕМ твоего кругозора, — продолжал Макс, все больше распаляясь и рисуя неприличные картины у себя в голове.

Зара залилась краской. Пошляк! Её не пугала перспектива анального секса, как таковая. Её пугала перспектива анального секса с Максом. Она же потом реально сидеть не сможет! Придется на этом вечере спрятаться куда-нибудь подальше от людей и не высовываться. Хотя, если он решил расширить ее "кругозор" при любом раскладе, то можно не прятаться. От судьбы и Макса не убежишь.

— Ладно, нам пора выходить. — Направился к выходу.

— А Стефан там будет?

— Да, но он поедет не с нами, а с Клер.

— С кем?

— С Клер. Это подруга Алисии. — Он совсем забыл, что Зара не знала об Алисии. И лучше бы им не встречаться, но это было неизбежно.

— А, ну тогда все ясно.

— Да? Ты знаешь Алисию? — Прищурился.

— Конечно, знаю! Из миллиона девушек с именем Алисия, я знаю именно ту, у которой подруга Клер.

— А ты опять заводишься, детка. Побыстрее бы вернуться домой и испробовать... твой "кругозор", — с паузой произнес Макс.

Он открыл перед Зарой дверь и, усадив ее, сел за руль.

— А ты, я смотрю, знаток, разбираешься в "кругозорах", — поддела его она.

— Есть такое, — на полном серьезе ответил Макс и завел мотор.

Зару передернуло от этого заявления. Почему-то ей совсем не понравилось то, что он признался в своем богатом сексуальном опыте. Ревность? "Да нет. Не может быть", — отбросила эти мысли Зара и посмотрела в окно, встречая вечерний город ангелов во всей его красе. Стефан будет с какой-то Клер, а Макс... Он должен был быть свободен. Иначе как охарактеризовать их отношения? "А никак. Я просто приспособление для слива спермы и вымещения злости", — грустно подумала Зара, охваченная внезапно нахлынувшей грустью. Клер и Алисия. Они уже ей не нравились. Это было глупо, но Зара ревновала. И это было ей совсем не по душе.

 

******

 

Огромный двухэтажный дом открылся взору Зары. Дорогие машины были разбросаны по всему периметру парковки, окруженные садом дивной красоты. Вот она, настоящая голливудская жизнь! Все было настолько красиво и необычно, что дух захватывало.

— Как жаль, что я не взяла планшет. Тут так красиво! Я бы хотела сфотографировать всю эту красоту. И себя на ее фоне. А то никто не поверит, что я такое видела, — вздохнула Зара, обводя взглядом местность, пытаясь зафиксировать каждую деталь у себя в голове.

Макс лишь слегка улыбнулся. История повторялась вновь. Она была так восторженна увиденным, так зачарована этими красивыми машинами и сиянием огней, как тогда в Голливуде. И это все ей показал ОН. За её улыбку он готов был отдать многое, также как и за её дерзость. Зара была взрывоопасной смесью для него. Немного встряхнуть, и все, его мир будет стерт с лица Земли мощным взрывом под названием «Зара». Только вот она не догадывалась об этом, а значит, не могла применить оружие против него. Макс надеялся, что она и не догадается. Иначе… ему придёт конец.

— Можешь на мой телефон сфотографировать все, что хочешь. Только не кричи и не прыгай, как ребенок, ладно? А то, что я людям скажу? протянул ей свой "Блэкберри".

— Конечно! Спасибо! — Зара выхватила телефон и начала немедленно создавать фотоотчёт, направляя камеру во все стороны.

Она чувствовала себя Алисой в стране чудес, окруженная сплошным волшебством. Макс же не разделял её радости. Что он тут не видел? Такие машины стояли у него в гараже, у его офиса, были у всех его друзей и коллег. Дом? Он не любил особняки, предпочитая квартиры. Наверное, сказывалось русское прошлое. Женщины в красивых дорогих нарядах тоже не волновали его. Все эти платья от кутюр пытались поразить его роскошью из раза в раз, но он уже привык. Одни и те же лица, одни и те же ткани, никакого разнообразия. Только Зара выделялась на фоне сумерек в черном кружевном платье. Это было невероятно. Платье цвета ночи сияло ярче любых звезд в этой темноте. А может, это она наполняла его своим сиянием?

Все, на что Макс сегодня надеялся — это пережить предстоящий вечер. Он так и не принял решение относительно Алисии. Порвать он с ней не мог, по крайней мере, сейчас. Союз с ней был ему выгоден. Алисия была известной женщиной в медийной сфере, её имя было на устах людей, ее любили. Кем она являлась на самом деле, оставалось загадкой даже для Макса. И актриса, и телеведущая, и даже певица. Стандартный набор, в общем. Отношения с Алисией поднимали его рейтинг, удваивая успех. Она рекламировала его, если можно было так сказать. А ради бизнеса Макс был готов на любые жертвы. С одной стороны, что его не устраивало? Алисия красивая женщина со статусом в обществе. Появляйся с ней на обложках и радуйся. Но нет! Она же хотела замуж, детей и все в таком духе по списку. Максу это даром не сдалось. Зачем ему глупые дети с отклонениями? Именно такими они у них и будут, он не сомневался. Да, и не любил он Алисию настолько, чтобы ограничивать свою свободу брачным контрактом. Теперь появилась Зара. Куда её деть? Встречаться с Алисией, и иногда трахать Зару дома? Не вариант. После сегодняшнего вечера он не сможет прятать её от мира. И Алисия не дура, поймет, что у неё появилась конкурентка. Макс облокотился на капот и закрыл глаза. И зачем он привез Зару сюда? Если бы он знал ответ. Почему-то оставлять её одну дома ему не хотелось. Возможно, он боялся за неё. Хотя, после того печального случая, Зара больше не демонстрировала странных наклонностей. Даже, наоборот, стала более живой и активной. Она просто любила мать и была несказанно рада тому, что лечение оплачено. Максу было не жалко ни цента из тех денег, что он отдал ей. Он и в будущем будет ей их давать. Лишь бы она улыбалась. Вот и сегодня он притащил её сюда в надежде увидеть так полюбившуюся ему улыбку. И он уже её видел. Мысленно махнув рукой на все вопросы, Макс открыл глаза. Гости подъезжали и подъезжали, а Зара фотографировала и фотографировала. Пора было двигаться внутрь. На месте сориентируется, что говорить и делать.

— Все запечатлела? Каждый куст? — Снисходительно улыбнулся.

— Да, — довольно ответила девушка. — Хочу ещё сделать нашу совместное фото. Ты не «против»?

Она смотрела на него с такой мольбой в глазах, что он просто не мог быть «против». Даже если бы она сейчас попросила поцарапать чей-нибудь "порше" гвоздем, он был бы не «против». Что стоят эти несколько миллионов долларов за машину против ее бесценной улыбки? Так, мелочи.

Зара встала рядом с Максом и направила телефон на них, запечатлевая их на фоне звездного неба. Счастливая улыбающаяся пара, в красивых нарядах и со сверкающими глазами — она хотела видеть их такими всегда.

— Осталось только в инстаграм выложить, — проворчал Макс, рассматривая фотографию. — Типичное для этого сервиса фото.

— Да ладно тебе! Чего ты, как старый дед? Я даже губы трубочкой не делала и не фоткала еду. Так что, нифига эта фотка не типичная, — возразила Зара, прижимаясь ближе к Максу и тоже любуясь фотографией.

И почему все хорошие моменты в этой жизни так быстро заканчиваются? Остается лишь память в фотографиях, в прикосновениях, в твоей голове… Сколько у нее уже было этих фотографий? Действительно у каждого куста. Будет что посмотреть, когда сказка закончится. Её собственный волшебный мир в одном фотоальбоме. Жизнь, которая навсегда останется в мечтах.

— Эй, ты чего? — Толкнул её Макс, заметив, как она задумалась о чем-то. — Согласен, фото нетипичное. Столько неподдельной радости в глазах не было ни у одной куклы-муклы на снимках, которые они постят там. Это просто гонка, соревнование за первое место. Но ты со временем тоже к этому привыкнешь, и тебе надоест эта роскошь. Поверь.

Зара слабо улыбнулась. Не привыкнет она ни к чему, у неё просто не будет на это времени.

— Куклы-муклы? Ты серьезно? — удивилась она. — Откуда ты знаешь это слово? Ты, что, читаешь женские сайты?

— Да. Каюсь, ты разоблачила меня. Это я пишу комментарии под ником «сладкая кошечка».

Они оба рассмеялись этой шутке Макса. Просто смеяться вместе… было так правильно. Вот они настоящие отношения между мужчиной и женщиной. Не бесконечный секс, пусть и приносящий фантастическое удовольствие, а смех вдвоём или молчание, что не тяготит обоих. Они преодолели еще одну преграду. Макс подхватил Зару на руки и посадил на капот.

— Знаешь, на женских форумах можно узнать много интересного. Например, где же все-таки находится точка G, — прошептал он ей в губы и поцеловал, не заботясь о помаде и макияже, вообще.

— И где же? Ты её уже нашел? Или в поисках? — спросила, задыхаясь Зара, оторвавшись от его губ.

— Я почти дошел до пункта назначения, — томно сказал он и положил ладонь немного ниже ее живота. — Есть кое-какие помехи. — Собрал ее платье в кулак, на что Зара судорожно вздохнула. — Но ничто не остановит меня, поверь. Сначала тебя ждет штурм лавочки, а потом — точка G. Представляю, как глубоко она находится… придётся прокладывать дорогу и пальцами и языком, — прошептал ей на ухо, даря единичные поцелуи в шею.

— Макс, — всхлипнула девушка, обвивая его шею руками.

Он отстранился от неё, как будто она его оскорбила.

— Ты чего?

— Ты впервые назвала меня по имени… — Он не верил тому, что слышал.

— Ну да. А… нельзя было? — Зара не понимала, что опять не так. Может, очередное правило, о котором она не знала?

— Можно, конечно. Но почему ты не делала этого раньше?

Этот вопрос поставил её в тупик. Что значит "почему"?

— Не знаю. — Пожала плечами. — Раньше не хотелось. Сейчас ты нежен со мной, заботлив, добр… Твоё имя само вырвалось. Наверное, все зависит от отношения.

— Других своих мужчин ты тоже называла по имени?

Зара смотрела на него с полнейшим непониманием. Каких мужчин? И что было такого страшного в обращении к человеку по имени?

— Ты имеешь в виду клиентов? — осторожно спросила девушка. — Нет. Откуда мне знать, как их зовут? Да и не хотела я знать их имена и сейчас не хочу, — сказала она, морщась.

— Да нет же! — Макс терпеть не мог упоминания о её клиентах. — Мужчины, с которыми ты встречалась. Их ты называла по имени?

— А я ни с кем не встречалась. — Она смутилась. — Получается, что нет?

— Не встречалась? — недоверчиво переспросил он. — Ты шутишь! В тридцать лет у тебя не было парня?

— В двадцать девять! — поправила его Зара. — Да, не было. Какой парень? О чем ты, Макс? Я бывшая шлюха. Кто захочет со мной встречаться? Все отношения с мужчинами сводились к рыночным.

— И сейчас сводятся? — спросил он, боясь услышать ответ.

— Нет, — ответила твердо, не колеблясь. — Ты мне нравишься. Те деньги для… моей матери… я правда не хотела брать их. Прости, пожалуйста. Но никто не спасет её, кроме тебя. Не хочу, чтобы ты думал, что это все из-за денег. В первую очередь, это все из-за тебя.

Зара верила в то, что говорила ему сейчас. Никто не спасет её, кроме него. И она, правда, чувствовала к нему что-то большее, чем просто потребительское отношение. Да, деньги стали неким катализатором этих чувств, но не первопричиной. Он проявил лучшие качества человеческой души, дав ей эти деньги. Вот что было ценно в этом действии. Вот что покорило ее, а никак ни сама сумма.

Из-за него… Макс смаковал эти слова, повторяя их вновь и вновь. Не из-за денег, а из-за него. Как к этому относиться? Зачем он начал этот разговор? Теперь нельзя было просто промолчать. Невозможно будет просто так прекратить этот разговор, будто ничего и не было, будто он ничего не слышал. Он слышал ВСЁ.

— А как ты ко мне относишься? — Опустила глаза, рассматривая землю под ногами. Она спросила просто так, из общего любопытства. Его ответ не имел никакого значения. Но сердце все равно перестало стучать, ожидая, что же он скажет.

Этот вопрос поставил Макса в тупик. Он же так и не решил, как к ней относится. Значит, так и скажет.

— Я не знаю, — честно ответил мужчина. — Меня тянет к тебе, но твоё прошлое не дает мне раствориться в тебе полностью, принять тебя. Понимаешь? Только не обижайся. Я думаю, правда будет лучше лжи в таком деле.

Зара усмехнулась. Он сказал именно то, что она и надеялась услышать. Чертова правда бывает очень неприятной. Но она действительно лучше лжи, оставляющей грязный след на твоей душе, который не смыть никакими чистящими средствами.

— Что заставило тебя заняться проституцией? — задал неожиданный вопрос Макс, подходя ближе и сверля её глазами.

Девушка застыла. Вот он, еще один момент истины. Соврать или сказать правду? Правда, правда… бесило всё! Сейчас у них состоялся такой откровенный разговор, что она не могла ему соврать. Язык просто не поворачивался. Но и правда не была выходом, тогда рухнет вся остальная ложь. Грёбаный карточный домик.

— Отец бросил нас с мамой, когда я была совсем маленькой. Мама работала на трёх работах, я тоже подрабатывала в школе, но денег не хватало. Мы перебивались от зарплаты до зарплаты, как могли, но в итоге нас попросили съехать с квартиры. К тому времени я заканчивала школу. В ВУЗ кое-как поступила, даже три года проучилась. Хотя... как проучилась, по возможности платила за экзамены. Но закончить универ я так и не смогла. Учеба отнимала много времени, и я решила, что полезней будет отдать это время "Шкатулке". У мамы начало ухудшаться здоровье. Она работала с трудом, ей требовались различные лекарства. Она сгубила себя этими работами! — Зара сделала паузу для более драматичного эффекта. — Я пыталась работать и в магазине, и уборщицей, но деньги нужны были каждый день, понимаешь? Зарплата раз в месяц не спасала. И жить нам было негде, мыкались по разным ночлежкам. Представляешь, в каком аду я жила? Работала везде, где только могла, носилась с больной матерью по всяким приютам… Я дико устала. Тогда сама судьба помогла мне. Если можно сказать, что она именно помогла. Я пришла в офис какой-то компании по объявлению. Хотела устроиться официанткой, чтобы получать хотя бы чаевые.

Макс следил за ней, не отрываясь, переваривая каждое слово. Все-таки это была банальная история проститутки, но она задела его за живое. Любовь к матери толкнула её на панель, а затем и на самоубийство. Можно ли было так любить? Хотел бы он знать подобную любовь.

— Там я и встретила Михаила. Он долго рассматривал меня, спрашивал, хочу ли я зарабатывать хорошие деньги и всё такое. Конечно, я хотела! Я согласилась почти сразу. В тот же день я обслужила первого клиента и получила свои первые деньги. Были куплены нужные лекарства для мамы и снята комната. А я… Я навсегда погрязла в этом болоте. Позже, когда я зарекомендовала себя, как надежная и работящая шлюха, Михаил перевез меня и маму в Москву. Ну, а там началась настоящая «жизнь». Маме со временем стало совсем плохо, и её положили в больницу. Лечение подорожало, соответственно «Шкатулка» стала моим домом, я буквально поселилась там. Вот и вся моя история. Я знаю, что она умрет, неважно, сколько денег я заработаю. Но просто так в руки смерти я свою маму не отдам. Я пойду до конца! — Зара выдохнула, произнеся ещё одну лживую речь. Еще один гвоздь в её гроб был забит сегодня.

— Твоя мать знает, чем ты занимаешься?

— Нет, конечно. Я соврала ей, будто встречаюсь с обеспеченным человеком и работаю. Правда убьет её.

Как и саму Зару.

Макс находился в оцепенении. Он представлял себе нечто подобное, но её боль и любовь к матери поразили его. Стоит ли отдавать свою жизнь за другого человека? Ведь жизнь была всего одна. Каждый должен был думать только о себе. Нет времени беспокоиться о ком бы то ни было другом. Она поставила крест на своей жизни ради матери, дав той шанс прожить немного дольше, чем было отведено. Стоило ли спасение одной жизни таких жертв? Наверное, стоило, если причиной всему являлась любовь, искренняя и настоящая. Что он должен был сейчас ей сказать? Что ему жаль? Что он сочувствует? Банальности.

Телефон Макса зазвонил, спасая и выводя его из задумчивости. Стефан. Пора идти. Все уже собрались. Макс сбросил звонок и вернулся к Заре.

— Спасибо за ответ. Мне нужно время, чтобы все обдумать. А ответ на вопрос о моих чувствах пока остается «я не знаю», — с тяжелым сердцем сказал Макс, чувствуя, что айсберг под названием "сердце" начал таять.

Зара, подобно Титанику, врезалась в него своими признаниями, пробив нос своего корабля и сам айсберг.

«Всегда пожалуйста. Если нужно будет еще раз наплевать тебе в душу и наврать с три короба — обращайся», — печально подумала она, ненавидя себя все больше, если это было возможно.

— Поправь макияж и пойдём. — Макс показал на губы, на которых размазалась помада после поцелуя.

Зара подкрасила губы дрожащими руками, с отвращением смотря в зеркало на этот лживый рот, что просто плевался ложью, как ядом. Когда-нибудь она ею захлебнется. Приведя себя в порядок, девушка слезла с машины и дала руку Максу, желая почувствовать его силу, чтобы успокоить свою стонущую совесть.

Внутри их встретили вспышки фотокамер и толпа красиво одетых людей. Зара растерялась, хотя и готовилась к этому моменту. Она стиснула руку Макса, а в ответ услышала пару успокаивающих слов. Неизвестные ей люди, ну просто лоснящиеся и сверкающие, мужчины с суровыми лицами и девушки с обложек журналов, сразу же окружили их.

— Макс, дорогой, рад приветствовать! — тепло произнес мужчина лет тридцати пяти-сорока и пожал Максу руку. — Мы уже думали, что не придешь. Что же могло тебя задержать? Алисия вроде бы тут. — Подмигнул.

— Да, задержался по делам. Извини. — Макс не хотел вдаваться в подробности причин их

задержки.

— Может, представишь свою спутницу?

Все застыли в ожидании новой сенсации. Сейчас Макс Бекер признается в разрыве с Алисией и в том, что отныне состоит в отношениях с новой пассией. Будет скандал! Элита замерла, следя за Максом. Зара тоже. Что же он скажет? Как представит её? Сердце гулко билось, надеясь, что он назовет её своей девушкой. Но подсознание громко кричало о том, что она дура, и ничего подобного не случится. Уже и Алисию эту упоминали. Да еще и так, будто их с Максом что-то связывало.

Макс в нерешительности смотрел на людей перед собой. Вот и настал момент выбора. Зара еще сильней сжала его ладонь, выражая свою поддержку.

— Это моя...

— Макс, любимый, наконец-то, ты явился! — радостно воскликнула красивая блондинка, появляясь рядом с ним и целуя его в щёку.

Он резко отпустил руку Зары, давая ясно понять, каков будет его ответ. Такой простой жест, а сердце ухнуло вниз, сорвалось в пропасть. Кто была эта Афродита?

— Алисия, давай не сейчас, — мягко сказал Макс и обвил рукой ее талию.

Алисия... Злость начала подниматься в душе Зары со скоростью света. Алисия! Макс просто обманул её, решил опозорить. Ну, конечно. Он прекрасно знал, что его любовница будет здесь и все равно привез её сюда. Чем она заслужила такое унижение?

— А это кто? — поинтересовалась Алисия, разглядывая Зару.

Они стояли по обе стороны от Макса. Она — яркая эффектная блондинка, и Зара... просто Зара. И он сделал свой выбор. Теперь он знал ответ на вопрос о своих чувствах. Их не было.

— Это моя хорошая знакомая из России. Её зовут Зара. Прошу любить и жаловать, — натянуто сказал Макс, а сам даже не посмотрел на девушку. Ему было стыдно.

— Приятно познакомиться, — наперебой начали приветствовать её гости.

Зара всем улыбалась, но внутри плакала. Почему она чувствовала себя преданной? Ведь никто ничего не обещал. Никто не клялся в вечной любви. Меньше нужно было строить воздушных замков. Гости стали постепенно расходиться, а Зара не знала, куда идти и что делать. Она бы уехала домой прямо сейчас, но кто её отпустит?

— Давайте познакомимся еще раз. Я Алисия Стоун, девушка Макса. — Блондинка появилась рядом с ней. — Скажу по секрету — почти жена. Только тсс, Максу ни слова. Он всё никак не решается сделать этот шаг. — Улыбнулась она.

Зара оглянулась. Макса увлек какой-то мужчина, видимо, бизнесмен. Но взглядом Макс всё равно тревожно сканировал обеих девушек.

— Классно! Я думаю, он будет хорошим мужем. — Улыбнулась Зара в ответ. Как бы от этой гримасы не треснуло её лицо.

— Я тоже так думаю. Он очень нежный, заботливый, щедрый и внимательный. А еще, — она перешла на шёпот, — в постели ему нет равных. Ты же понимаешь, о чем я?

Зара понимала, очень хорошо понимала.

— Ага. — Кивнула она головой. — А сколько вы уже вместе?

— Больше полугода. А ты не знала? Журналы постоянно освещают нашу жизнь, все поездки и выходы в свет.

Зара задумалась. Она даже ни разу не залезла в интернет, чтобы посмотреть, как он живет. А лучше бы сделала это. У Макса была девушка, он встречался с ней больше полугода на данный момент. Зачем же тогда он купил её? Что за бред? Голова девушки разболелась, а слезы никак не хотели уходить, подступая все ближе и ближе.

— Я… да как-то не сижу в интернете. Жизнь такая интересная! — наигранно весело сказала Зара.

— А ты откуда Макса знаешь? Он ни разу не говорил мне о тебе. — Нахмурила свой идеальный лобик Алисия.

— Мы с ним давно уже знакомы. В Москве познакомились, лет десять назад. Особо не общаемся. Макс же человек известный, а я простая девушка.

— Но вы с ним не встречались?

— Да ты что! Нет, конечно. Где я, а где он. Ему подходишь ты, — восхищенно произнесла Зара, содрогаясь от рвотных позывов внутри. — Ты не «против», если я переговорю с Максом наедине? Минут пять. — дружелюбно улыбнулась. От этих притворных улыбок уже тошнило.

— Конечно. Подходи потом, пообщаемся.

Девушки мило улыбнулись друг другу и разошлись.

— Курс доллара не упадет. Я тебе обещаю. Мои аналитики все просчитали. Твоим акциям ничего не грозит. А даже если бы и грозило. Чего ты переживаешь? Чарльз, я же знаю, что у тебя офшоры открыты по всему миру. И твоя доля в моей компании не так велика, — Макс разговаривал с хозяином вечеринки.

— Велика, не велика, это неважно. Деньги есть деньги. Теряя прибыль от этих акций, я могу смело закрывать строительную ветвь своего бизнеса. А за этим разрушится и многое другое.

— Доллар не упадет. — Макс был непреклонен.

— Эмм… извините, пожалуйста, что влезаю, — осторожно сказала Зара, подходя к мужчинам. — Макс, можно тебя на минутку?

Макс обернулся, встречая взгляд Зары, и побледнел. Он никогда не боялся разговоров, тем более – с женщинами. Но сейчас ему было не по себе.

— Я оставлю вас. Потом договорим. — Чарльз ушел, оставив их наедине.

— Я хочу уехать домой. Можно? — сразу перешла к делу Зара.

— Тебе здесь не нравится? — задал самый тупой вопрос Макс, не зная, что еще сказать.

— Очень нравится. Но это место не для меня. Я приду домой, разденусь, лягу на кровать, раздвину ноги и буду тебя ждать. Потом ты придешь и оттрахаешь меня, представляя себе Алисию. Будем честными друг с другом, Макс.

— Прости. Я…

— Не нужно оправдываться. Мне-то что? Я никто. Ты можешь трахать меня, можешь бить, все что угодно делать. Для этого ты и купил меня. Только вот зачем ты обманываешь свою будущую жену? Неужели ты её так не уважаешь?

— Алисия пока мне не жена. — Дотронулся до руки Зары, но она вырвала руку, не желая больше иметь с ним контактов. — И я не могу порвать с ней сейчас. Союз с ней нужен мне, понимаешь?

— Понимаю. Зачем тебе с ней рвать? Прикольно трахать таких разных женщин, да? Одну ты, наверное, нежно целуешь и обнимаешь, шепчешь ей, как любишь ее, а другую — бьешь и унижаешь. Но я готова терпеть. Готова терпеть всё. Причину ты знаешь.

Он знал. Причиной была её мать. А совсем не он, в чем она недавно пыталась убедить его.

— Давай не будем устраивать скандал? Подождем до дома. Я не могу сейчас уехать, а значит и ты тоже, — отрезал Макс.

— Ну и славненько. Пойду, послушаю о том, как ты хорош в постели.

Зара развернулась, чтобы уйти, но он не дал ей этого сделать, остановив одним движением руки.

— Успокойся! Я не люблю Алисию, — тихо сказал Макс. — Просто так надо. Ты можешь это понять?

— Да пошёл ты! — Завелась Зара, вырываясь из его хватки.

— Про наказание уже забыла, малышка? Перефразируй последнее предложение.

— Прости. Совсем забыла про наказание. — Послушалась она.

Макс отпустил ее руку, довольный собой. Пусть не забывает, кто тут главный.

— Но ответ остается прежним. Да пошёл ты!

Мужчина остолбенел. Когда он упустил этот воспитательный момент? Малышка стала очень дерзкой. И она ответит за свою дерзость. Он только хотел возразить ей, как она снова шокировала его.

— Теперь ты знаешь, да? Знаешь, что ко мне чувствуешь? Ты просто грёбаный трус! Не ожидала от тебя такого. Не мужик! Понял? Сочувствую Алисии, — прошипела Зара и, кинув злой взгляд на Макса, развернулась и пошла к гостям.

Женщина наблюдала за развернувшейся сценой, и в её душу закрадывались противные сомнения. Что связывало Макса и эту девушку? Она ей ни разу не понравилась. Знакомая из России... бред! Таких знакомых он пачками трахал за её спиной, потаскун. Алисия очень боялась, что однажды он просто сорвется с крючка. Не для этого она столько с ним возилась. Не для того, чтобы какая-то сучка увела его. Она не позволит! Алисия двинулась в сторону Макса, решая перейти к решительным действиям.

— Дорогой, я скучала по тебе, — проворковала девушка, вовлекая Макса в, как считала она, страстный поцелуй.

Зара оглянулась, но, увидев их поцелуй, сразу же отвернулась. Обида обжигала душу. Она себя тоже не на помойке нашла, пусть он так и думал. Девушка подошла к столу и равнодушно осмотрела блюда и напитки. От одного вида еды начинало тошнить. Все мысли крутились вокруг того, что об неё вытерли ноги. Взгляд зацепился за бокалы шампанского, и решение пришло мгновенно. Напиться! Он же этого терпеть не мог. Зара взяла бокал и за раз осушила его. Хорошо! Алкоголь вытеснит Макса и его сучку-подружку из ее головы. А ещё он запрещал ей заигрывать с другими мужчинами. Больше Макс ей не указ! Зара стала оглядываться вокруг в поисках жертвы. Но жертва нашлась сама.

— Мисс, добрый вечер, — приветствовал ее мужчина, появляясь рядом.

Брюнет. Красавчик. То, что надо.

— Здравствуйте, — сладко ответила Зара.

— Меня зовут Эндрю Маквойт. А ты Зара?

— Да.

— Ты с Максом?

— Нет, — резко ответила она. — Я сама по себе. Он просто подвез меня, — сказала Зара и потянулась за следующим бокалом.

— Тогда, может, познакомимся поближе? — Подошёл ещё ближе.

— Отчего бы и не познакомиться? — Подмигнула ему Зара, чувствуя в себе безграничную смелость.

Макс сверлил Зару взглядом. Маквойт — слизняк хитрый! Нашел лазейку. Зара не оборачивалась, но она и так знала, что Макс следил за каждым её движением и засовывал язык в глотку этой блондинке в то же самое время! Она чувствовала его взгляд, его злость. Она тоже злилась. Воздух, казалось, сгустился, кружась вихрями вокруг них двоих.

Эндрю что-то рассказывал ей, о чём-то шутил, но она не слушала.

— А вот еще шутка, в точности описывающая большинство здешних девушек.

«Молодой человек спрашивает девушку:

— Скажи, ты могла бы выйти замуж за богатого дурака?

— Трудно сказать... А сколько у тебя денег?»

— Ты думаешь, эти девушки встречаются с мужчинами не по любви? — наивно спросила Зара, прекрасно понимая, что любовью в семидесяти процентах этих пар и не пахло.

— Конечно! Взять хотя бы Алисию.

— А что с ней? Они с Максом вроде счастливы, — сказала она, полностью сосредотачиваясь на Эндрю.

— Вроде. Тут ты правильно слово подобрала. Он уже полгода с ней крутит, и ничего. Она сама всем своим подружкам жалуется, что он просто играет с ней. Алисия даже строит планы, как залететь. Но это я тебе по секрету.

Удивительный мир. Совсем не роскошный. Гнилой. Сплетни, ненависть, скрытая злоба… Заре всё больше хотелось уйти отсюда. Смотреть было не на что. Хотя, этот Эндрю был очень даже интересным человеком. Но сегодня все её мысли витали вокруг другого мужчины, который так нежно обнимал совсем не её, перебирал волосы, но не чёрного цвета… Зара тряхнула головой. К черту этого подлеца!

— Ты уверен? Мне кажется, что ты ошибаешься.

— Может быть. Я свечку не держал, но то, что он не хочет на ней жениться, тоже говорит о чем-то. Ведь так?

— А он не хочет? — Зара вся подобралась, чувствуя, что сейчас услышит что-то важное.

— Не-а. Она ему намекала пару раз, но он отнекивался.

— Мы с тобой как две бабки у подъезда! — рассмеялась девушка, понимая, как со стороны выглядит их общение.

— Бабки у подъезда?

—Понятно. Столкновение культур. У нас так говорят про людей, которые сплетничают.

Эндрю нахмурился, на что Зара толкнула его в бок.

— Я шучу! Просто мы реально стоим и перемываем всем косточки.

— А почему бы и нет? Чем, ты думаешь, сейчас заняты остальные?

— Даже не знаю. Все пьют, едят, говорят о бизнесе. Алисия явно хочет изнасиловать Макса. — Кинула взгляд на их пару. — А кто это со Стефаном? — спросила она, высматривая его с какой-то девушкой. Очередная блондинка. И когда она успела так возненавидеть блондинок?

— Это Клер, вторая Алисия.

— У них серьезно всё?

— Не знаю. Они встречались два года, он ей даже предложение делал, но Клер отказалась и ушла от него к какому-то футболисту. Тёмная история там, если честно. Теперь вот опять сошлись.

«Ну, офигеть! У него есть девушка, а он хотел Маринке жизнь испортить. Еще один козел!» Возмущение и недовольство уже не помещались внутри Зары. Почему, спрашивается, её так возмутило наличие девушки у Стефана? Он же не монахом был. Но было ощущение, будто ноги вытерли не только об нее, но еще и об Марину тоже. Скоты!

— Расскажи ещё анекдот, пожалуйста. Скучно.

— Хорошо. Слушай.

«Молодой полицейский безумно влюблен и хочет жениться. Однажды он говорит своей избраннице:

— Как вы смотрите на то, чтобы мы вместе тратили мои доходы?

— Дорогой, я согласна.

— Я хочу сказать, чтобы мы делали это всю жизнь.

— О, я не думаю, что на это потребуется так много времени!»

Эндрю рассмеялся, а Зара слабо улыбнулась. «Баяны, а не анекдоты», — подумала она. Но, заметив, как Макс смотрит на них, она сразу же громко засмеялась и взяла Эндрю под руку.

— Какой ты смешной! — Похлопала его по плечу. — Я очень рада, что с тобой познакомилась, — Зара специально встала так, чтобы их лица оказались на одном уровне. Со стороны могло показаться, будто они собираются поцеловаться.

Сзади раздался кашель. Макс.

— Зара, можно теперь тебя на минутку? — вежливо спросил Макс, но глаза его пылали.

— Это так срочно? Мы тут с Эндрю неплохо проводим время, — заплетающимся языком ответила она и сильней стиснула руку мужчины.

— Срочно. Касается твоей матери.

Зара сглотнула и отпустила Эндрю.

— Я скоро вернусь!

— Жду! — Эндрю помахал ей рукой.

Макс уверенно пробирался через толпу людей, крепко держа Зару. За ними внимательно следила Алисия. Ей совсем не нравилось то, что он уделял этой выскочке столько внимания. И зачем он потащил её наверх? Поднявшись на второй этаж, Макс нашел свободную комнату и затолкал туда девушку.

— Что ты делаешь? — возмутилась Зара, когда Макс толкнул её на кровать.

— Собираюсь наказать тебя прямо сейчас. Снимай платье.

Он не шутил. Она видела это по его глазам.

— НЕТ.

Макс подошел к ней, снимая на ходу пиджак. Что его так задело? Эндрю. И Зара. Она флиртовала с ним! Нет, он не ревновал. С чего бы это? У него была Алисия, да и Зара тоже. С чего бы ему ревновать? Хотя бы с того, что она никогда столько не смеялась с ним, сколько с этим паршивцем. Она не вела себя так естественно и расковано с ним. Это задело Макса очень сильно. Что он собирался сделать? Заняться сексом с Зарой, когда внизу его ждала Алисия? И куча журналистов? Придурок.

— Еще раз подойдёшь к Маквойту – пеняй на себя, — сказал он и, одев обратно пиджак, направился к выходу.

— Да пошёл ты! — крикнула Зара фразу, которая стала коронной на сегодняшнем вечере.

Макс хмыкнул, пораженной её смелостью и, стащив её с кровати, поставил на колени.

— Ты знаешь, что нужно делать.

Зара замотала головой. Он собрал в кулак её волосы, а другой рукой стал расстегивать брюки.

— Какого черта здесь творится?! — Алисия, как смерч, ворвалась в комнату.

Она так и думала, что не просто так он повел Зару наверх. Эта сука еще ответит ей за все! Уводить чужих мужиков непростительно.

Макс не ожидал увидеть Алисию здесь, поэтому немного растерялся. Зара встала с колен и протиснулась к выходу, не видя ничего перед собой, слёзы застилали глаза. Опять унижение. Теперь все узнают, что она стояла на коленях перед Максом. На таком вечере, в дорогом платье и украшениях, она стояла на коленях, как заправская шлюха.

— Freebee (Подстилка!)! — прошипела ей вслед Алисия.

Зара не знала это слово, но то, что оно означало что-то плохое, было ясно как день. Зайдя в туалет, она немного пришла в себя. Почему он сделал это? Ревновал к Эндрю? Но почему?! Сам при всех целует Алисию, а ей нельзя даже поговорить ни с кем? Двуличный козёл! И что значит «freebee»? Зара вышла из дамской комнаты и подошла к Стефану.

— Что значит «freebee»?

Его глаза расширились.

— Зачем тебе?

— Просто скажи, что это слово значит!

— Подстилка. Это ругательство.

Подстилка?! Ей не поздоровится!!! Зара растолкала женщин перед собой и, найдя, Алисию, тихо сказала, так, чтобы услышала только она:

— Luxury freebee! (Подстилка класса «люкс»!)

Алисия вздрогнула. Зара же, не дожидаясь, пока она переварит это оскорбление, двинулась в сторону дамской комнаты. Сейчас они всё выяснят. Она не оборачивалась, но знала, что Алисия идет за ней. Зайдя в уборную, та захлопнула за собой дверь и с ненавистью посмотрела на Зару. Зара ответила тем же.

— Отвали от Макса! — Угрожающе смотрела на нее Алисия. — Он мой!

— Да забирай! Мне он нафиг не сдался. Только вот — нужна ли ты ему? Кажется, он не хочет на тебе жениться.

— Откуда тебе знать, что он хочет, а что нет? Вылезла непонятно откуда, стерва, и рушишь чужие отношения! Самая настоящая подстилка. Так и будешь всю жизнь стоять на коленях перед мужиками.

— Ага. Ты-то слишком ухоженная и изнеженная, чтобы вставать на колени! Иногда полезно. Может, он поэтому не хочет на тебе жениться? Потому, что ты бревно? — Зара продолжала атаковать Алисию. Она хотела разорвать ее на части, втоптать в грязь, разнести в пух и прах.

— Знаешь, ты очень похожа на компанию ZARA. Слышала о такой? — презрительно спросила Алисия.

— Слышала, — передразнила ее Зара.

— Ну да, ты же только там и одеваешься. — Смерила ее насмешливым взглядом Алисия. — Так вот, этот бренд славится тем, что копирует идеи мировых дизайнеров. Масс-маркет, что с них взять. Ты такая же! Всего лишь блеклая замена мне. Девка для утех. Запомни это.

Зара не знала, что на это ответить. Ведь она была права. Чертовски права! И эта правда причиняла боль.

— Ты шлюха! Поняла? Я не стою на коленях, мне стыдно. Стыдно стоять на коленях в доме, полном гостей и папарацци, а ты прирожденная шваль!

Пощечина обожгла щеку Алисии. Зара схватила её за волосы и кинула на пол. Между девушками завязалась драка. Никто не хотел уступать Макса сопернице. Воздух наэлектризовался. Алисия пыталась сильней поцарапать лицо Зары, Зара в долгу не оставалась, оставляя следы от ногтей везде, где только можно было.

Дверь открылась, и в нее влетел Макс в сопровождении других мужчин. Девушек разняли. Макс прижимал к себе Алисию, утешая, а Зара смотрела на них с омерзением.

— Отвези меня домой, — всхлипнула Алисия.

— И меня! — встряла Зара.

Обе ждали решения Макса. Кого он отвезет?

— Стефан, отвези Зару домой, — распорядился Макс, обнимая Алисию.

Победная улыбка озарила лицо Алисии. Она только что не кричала от радости.

Стефан молча увёл Зару. Никаких истерик и разборок. Она не имела права оспаривать его выбор. Он так решил. Макс свободный человек. Абсолютно. Он волен поступать так, как ему захочется. Всю дорогу до дома Зара молчала, лишь один раз ответив Стефану.

— Что ты устроила? Завтра все газеты будут пестрить заголовками об этой выходке! — негодовал он. — Чем ты думала? Еще не было даже официальной части! Ты чуть не сорвала мероприятие!

— Иди в зад, — ответила Зара, глядя в окно.

Её выбросили на помойку, наплевав сверху. Ей указали её место. Тыкнули лицом в грязь. В очередной раз. Зара не собиралась общаться ни с Максом, ни с его другом, ни с кем-либо еще. Пусть запрет её в той страшной комнате, плевать. Она не будет терпеть подобных унижений в будущем. Не будет!

Зара смыла макияж, приняла душ, переоделась в пижаму и... стала ждать Макса. Она спряталась от него под одеялом, закинув сверху подушку, но все равно ждала. Она хотела получить наказание. Хотела дать ему отпор. К физической боли у неё уже был иммунитет, не возьмёшь так просто. Оставалось привыкнуть в душевной. А возможно ли это?

Макс пришел поздно. Зара не могла сказать, как долго его не было. Наверное, успокаивал эту белобрысую гадину.

— Вставай, крошка, — сказал Макс, входя в спальню. — Пришло время расплаты.

— Палач, — усмехнулась Зара. — Что, Барби не дает в жопу? Или тебе ее жаль? Конечно, она же человек. А людей надо жалеть. Меня можешь вы*бать во все дырки. Давай, валяй!

— Заткнись, пьянь подзаборная. Опять напилась. Зачем ты оскорбила Алисию? Зачем полезла в драку? Совсем с ума сошла?!

— То есть это я во всем виновата? Ей можно меня оскорблять?!

Макс молчал.

— Ей можно? — шёпотом спросила Зара, сдерживая слёзы из последних сил. — Да пошёл ты, придурок! — крикнула она в ответ его молчание и подскочила на кровати, намереваясь уйти.

Макс встал у неё на пути.

— Дай пройти.

— Нет.

— Сколько можно делать мне больно? Ну, сколько? В душе уже живого места нет. Прекрати. Отправь меня в ту комнату навсегда и всё. Хочешь — убей меня. Только прекрати унижать, — кричала Зара.

— Нефиг с мужиками себя вести, как... как... — Он опять не мог произнести это слово.

— Да, боже мой! Как шлюха! Шлю-ха!!! Что случилось? Стал приличным мальчиком, который не знает таких плохих слов? Знаешь, в этом доме живет не одна шлюха.

— В смысле?..

— В прямом. Определись уже, в какую дырку будешь свой член пихать! Прыгаешь из койки в койку, как потаскун! Противно, — с отвращением сказала Зара.

Слова Зары били в самое сердце. Поэтому Макс промолчал. Не знаешь, что сказать? Молчи. Он просто обезумел, увидев её с Маквойтом. Да, он считал, что может трахать сразу обеих, а ей нельзя было и посмотреть в сторону другого мужчины! Это нечестно. Но это его игра, и правила устанавливал только он. Как она смеялась, прижималась к нему. Даже почти поцеловала! Макс хотел её сейчас изнасиловать. Взять против её воли. Против всех правил. Просто дать выход дикой ревности, что грызла его изнутри. Но он буквально держал себя за руки. Действительно, хватит с неё унижений. Хотя бы на сегодня.

— Дай пройти, — потребовала Зара, уверенно смотря ему в глаза.

Макс отступил, пропуская ее. Он считал себя полным идиотом. Сколько он будет убегать от неё? Сколько еще ему нужно было наломать дров, чтобы остановиться и сделать хоть что-то хорошее? Ответа он не знал. Так они и уснули в разных комнатах. Оба были ослеплены ревностью. И оба не хотели сдаваться и идти на компромиссы. Самолюбие, гордость, тщеславие... всё это было важней простых человеческих чувств. Как было бы просто сказать о своей симпатии человеку, который тебе действительно небезразличен, и порвать с человеком, к которому ты равнодушен. Все гениальное просто. Но в жизни не бывает простых решений. Люди просто обязаны причинять друг другу боль и страдания. Другой дороги к счастью не существует.

 


Дата добавления: 2015-08-21; просмотров: 66 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Глава 1. | Глава 2 | Глава 3 | Глава 4 | Глава 5 | Глава 6 | Глава 7. | Глава 8. | Глава 12. | Глава 13. |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Глава 9| Глава 11.

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.202 сек.)