Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 1. Женщина стояла перед входом в церковь, теребя в руках носовой платок

Пролог

Женщина стояла перед входом в церковь, теребя в руках носовой платок, насквозь мокрый от слез. Она устала их стирать, устала пытаться остановить этот поток боли. Слёзы просто катились по щекам, падали и навсегда умирали, унося с собой все мечты и надежды, смывая воспоминания. Зачем она тут стоит? Что хочет сделать? Она и сама не знала. Впервые она пришла к Богу, впервые захотела попросить прощения у Всевышнего за всё. Теперь, когда у нее зияла огромная дыра вместо сердца, теперь, когда она была пуста внутри, оставалось лишь одно - покаяться. Как всегда, люди начинают тянуться к свету слишком поздно, когда стоят уже на руинах своей жизни, когда не к кому больше пойти, кроме как к нему, к Богу…

Сделав несмелый шаг в сторону храма, женщина остановилась. Примет ли Он ее? Дарует ли Он ей свое прощение? Женщина положила одну руку на живот, шепча о своей любви малышу, который никогда не будет рожден, мысли о чём заставляли слёзы сильней катиться по щекам, а другой — толкнула тяжелую дверь. Свет десятков витражей окрашивал помещение всеми цветами радуги, как бы приветствуя грешную душу женщины и обещая ей свободу и прощение. Иконы испускали волны успокаивающего света, как будто зовя ее к себе, помогая сделать этот шаг к свету. Она не знала, что надо делать, но сердце само подсказало. Женщина упала на колени перед иконой Пресвятой Богородицы, и слезы затопили ее с новой силой.

— Прости! Прости меня, Боже!!! И забери эту жизнь. Прошу, отпусти меня с этой грешной земли. Хочу к своей девочке на небо, хочу к ней… — голос женщины надломился, и она упала на пол, сотрясаясь в безудержных рыданиях. — Прошу тебя, дай мне умереть. Пожалуйста!!!

Она не знала, сколько прошло времени, когда наконец-то боль отпустила ее, и она смогла хотя бы вздохнуть. Воздух принес новые мучения ее легким, которые рвались наружу. Внутри им было тесно. Боль и слезы заняли все свободное место. Пустота съедала ее день за днём, превращая душу в выжженное поле. Руки безостановочно тряслись, сминая ткань юбки, желая навсегда прекратить это никчемное существование. Она дико устала. Сколько раз она подносила к венам бритву, сколько раз держала в руках горсть различных таблеток, сколько раз ходила по крыше, не решаясь сделать этот роковой шаг. Но так и не смогла. За это она ненавидела себя еще больше. Кому нужна жизнь в пустоте и забвении? Но она не могла убить себя, иначе у нее не будет шанса увидеть свою малышку на небе. Хотя его и так не было. Но она верила, что Господь смилостивится и простит её, позволит стать счастливой хоть на миг, на минуту, на секунду…

— Пожалуйста, прости меня... — шептала она севшим голосом, наблюдая за очередной соленой каплей, сорвавшейся с ресниц. — Прости меня, моя девочка, моя маленькая, моя любимая... Нет смысла теперь в моей жизни. Как мне жить без тебя? Как?!



Больше не было сил плакать, не было сил кричать. Да и что это даст? Ничего. Она навсегда мертва в душе. Ничто не сможет её оживить. Остаётся лишь прожить эту несчастную жизнь, собрав все силы, выстоять в этой бессмысленной череде дней, что могли бы быть озвучены смехом её малышки и озарены ее яркой улыбкой, но которых она никогда не видела и не увидит. Ради нее, ради ее малышки, которая сейчас должна быть счастлива там, где нет боли, нет ветра и туч, где вечное солнце и свет.

Женщина встала с колен, поправляя сбившийся платок, и направилась к выходу, поставив перед этим две свечи за упокой души, своей и не родившейся малышки. Каждый год, в этот день она будет приходить в церковь и зажигать свечу Смерти. И никто кроме неё самой не поставит эту свечку и не помолится о душе. Никто и никогда. Она была одна в этом проклятом мире, совсем одна. Девушка вышла из церкви, сопровождаемая жалостливыми взглядами настоятеля и других прихожан. Плевать на них! Плевать на всех. Все пустое, ничто больше не имеет смысла. Что делать дальше?.. Она не знала. Да и это было неважно. Она будет жить дальше, попытается начать все заново, с чистого листа, попытается найти свое счастье, если оно вообще ей предназначено.

Загрузка...

Счастье… Он бы сейчас злобно рассмеялся ее наивным мыслям, ее глупым желаниям. Он отобрал бы у нее эту надежду одним взмахом руки, одним единственным ударом. Но его больше не было рядом. Она ушла. Точнее — он выкинул ее из своей жизни, за что она была дико благодарна ему. Он разбил все её мечты и не дал даже собрать осколки. Но теперь ее сердце само стало черепками, которые невозможно ни склеить, ни хотя бы собрать воедино.

Тряхнув головой, отгоняя непрошенные мысли и роняя последнюю слезинку на пол, женщина направилась к выходу с территории храма. Куда она держала свой путь? Куда-нибудь. Она будет идти, пока ее ноги не отсохнут, будет искать свое пристанище, пока не умрет. Но есть ли ей место в этой жизни? Кто она? Шлюха. Это слово было выжжено у нее на лбу огромными буквами. Шлюха. Всегда ею была и всегда будет.

 

Глава 1.

— Да, малышка, вот так… двигайся быстрей! — стонал мужчина, охваченный агонией, обещающей ему фантастический оргазм. Не зря эта шлюха была самой дорогой!

Женщина вставала и опускалась вновь на вялый член мужчины, издавая непонятные звуки, имитируя стоны наслаждения. Она увеличила темп, не замечая мужчину под собой, думая только о той цене, что он заплатил за неё. Это было самым главным. Ради этих денег можно было терпеть и потного толстяка под ней, и его липкие от пота руки, скользящие по её телу. Ради этих денег можно было терпеть абсолютно всё.

Мужчина кончил, издав последний крик, и развалился на кровати, выравнивая дыхание.

— Ты лучшая, крошка, — сказал он, доставая сигарету. — А сейчас самое время закурить. Будешь? — протянул пачку дешёвых сигарет.

— Нет, спасибо. Такие не курю, — брезгливо ответила женщина, закутываясь в простыню и направляясь в ванную, чтобы поскорее смыть с себя прикосновения этого борова и его сперму, от одной мысли о которой её начинало тошнить.

Струи холодной воды принесли ей долгожданное облегчение. Как же она любила воду! А гель для душа и мыло ещё больше. Каждый раз после секса с очередным клиентом она бежала в ванную, вставала под ледяную воду и стояла так до тех пор, пока не начинала трястись от холода, затем переключала воду на максимум в другую сторону, и тело уже обжигали струи горячей воды, впиваясь раскаленными иглами. Только так она могла смыть с себя прикосновения всех этих мужчин, их слюнявые поцелуи, смыть с себя свою сущность. Пусть телу больно, зато оно чистое. Она искала чистоту днем и ночью, и всё равно не могла найти. В её грязном мире не было ничего чистого. И она сама не была исключением.

Шлюха. Она всего лишь шлюха. Но это её мало заботило. Она привыкла. Это всего лишь профессия, её карьера, в которой она преуспела. Хотя кого она пытается обмануть? Если только себя саму. Эта самая «профессия» уже давно превратилась в её вторую тень, в её жизнь.

Выключив воду и покидая это царство чистоты, женщина со вздохом вылезла из ванны, совсем не желая возвращаться к клиенту и видеть его разъевшуюся морду. Почему нельзя просто следить за собой? Они её бесили просто до жути! Теперь зубы. Надо было срочно почистить зубы. Орального секса не было, он не платил за него, но всё равно было противно от его поцелуев. Язык этого мужика проникал в её рот, пытаясь там что-то найти, а изо рта у него воняло как из помойки. Фу! Тщательно почистив зубы и прополоскав рот дважды, женщина расчесалась, натянула на лицо доброжелательную улыбку и вышла из ванной комнаты. Мужчина одевался, сидя на кровати.

— Ну, что, малышка, тебе понравилось? Это было чудесно! — сказал он и шлёпнул её по заднице.

Козёл. Всё как всегда. Неотёсанный мужлан! Женщина мило улыбнулась, отрабатывая заплаченные ей деньги до конца.

— Да, это было ни с чем несравнимое удовольствие.

Мужчина, наконец-то, справился с пуговицами, заталкивая свой живот в явно маленькую ему рубашку, и, дотянувшись до кошелька, вынул оттуда визитку и пару купюр.

— Это тебе за доставленное наслаждение. — Кинул на кровать две тысячи. — А это моя визитка. Сеть салонов красоты. Захочешь сходить в солярий, spa, сделать новую укладку — звони, договоримся. — Подмигнул он, намекая на то, какого рода договорённость имеется в виду.

Она еле сдержалась, чтобы не сказать ему, куда он может засунуть свою визитку. Взяв деньги и сказав "спасибо", она всё так же мило улыбнулась, обещая обязательно зайти. Мужчина ушёл, довольный собой и считающий себя победителем, альфа-самцом. Он даже не догадывался, что был больше похож на жалкого жирного хорька, нежели на гордого льва. Самец. Женщина усмехнулась своим мыслям и, выкинув визитку, ушла в «гримёрку». Так они между собой называли комнату, где готовились к работе и просто сплетничали.

— Наша королева вернулась! Девочки, поприветствуем! — воскликнула Маринка, душа этой «целомудренной» компании.

Девочки выстроились в ряд, и каждая отвесила поклон «королеве».

— Хватит вам, дурёхи! — рассмеялась девушка.

— Ничего не хватит! Да у тебя аншлаг! Ты знаешь это? У тебя вся неделя забита, с утра до вечера. Мужики с ума посходили. Хоть бы нам одного оставила. — Надула губки Аня.

— Я не специально, клянусь. Они мне все вот тут уже сидят, — сказала женщина, показывая на горло.

— Кстати, тебя там уже следующий ждёт. — Подмигнула Марина.

Она лишь вздохнула. Ещё один. И так до самой ночи. Воды сегодня на неё не хватит точно.

— Ты не рада? Что случилось, Зара? — обеспокоенно спросила Марина, садясь рядом на диванчик.

— Ничего. Просто я устала. Понимаешь? Всё одно и то же. Угадай, кто был сегодня?

— Жирный и страшный? И у него маленький, да? — Понимающе посмотрела на нее подруга.

— Да. Все как на подбор. Импотенты с одышкой и пузом до самого подбородка. Эти две минуты «сказочного» секса он запомнит на всю жизнь. И я уверена на сто процентов, что у него дома жена и двое детей.

— Всё так плохо?

— Вот, смотри, — сказала женщина, и бросила на столик деньги, полученные от мужчины. — А ещё визитку дал, намекнув, что я могу зайти в его салон, а по цене договоримся.

— Где эта визитка? — Марина встрепенулась.

— В мусорном ведре. Хочешь - достань. Но предупреждаю сразу — у него изо рта воняет похлеще, чем от этого ведра.

— Пофиг. Деньги не пахнут.

Да уж, не пахнут. Поэтому она тупо всю жизнь закрывала нос, чтобы не чувствовать этого запаха гниения от купюр, которые каждый день складывала в кошелёк. Ей просто это всё надоело. Дико надоело! Но и бросить эту работу она не могла. Как же ипотека, кредит на машину, и, вообще, на что тогда жить? И зря она, что ли, столько лет зарабатывала себе репутацию в этом бизнесе? Было поздно отступать. Позади полнейшая нищета.

— Скажи, Марин, почему к нам не приходят красивые и богатые? Скажи, почему только жирные старпёры с лысеющей головой и парой смешных салонов, в которые ходят только их жёны?

— Ты сама ответила на свой вопрос, дорогая. Потому, что они богатые и красивые. Любая им бесплатно даст. А для карапузов с одышкой есть мы. Хватит хандрить, Зара! Иди, тебя ждут. Может, это он, тот самый красивый и богатый, а?

Ага, конечно. Женщина встала с дивана, абсолютно не воодушевлённая настроем подруги. Она знала точно, что её ждёт. Все эти встречи проходили по заранее запланированному сценарию. Она улыбается, стонет и иногда кричит, совершая отработанные до автоматизма механические движения над безликими телами мужчин. Затем уходит в ванную смывать следы преступления, слышит, какая она классная шлюха, и всё, встреча окончена. Ничего нового. Конечно, в её юности были сумасшедшие выходки, на то она и юность, чтобы чудить. А теперь всё стало однообразно и предсказуемо. Она даже от секса не получает никакого удовольствия, причем давно. Как от своей работы можно получать удовольствие? А это была именно работа, приносящая деньги, но никак не наслаждение. Зара отогнала нерадостные мысли, сбивающие её с нужной волны, и вернула притворно-весёлое настроение. Ну, кто там следующий?

 

******

 

— Заставь его отдать свои акции нам! Мне плевать, как ты это сделаешь. Меня волнует лишь результат, — рассержено сказал мужчина и смял листы, попавшиеся под руку.

Он готов был запустить чем-нибудь в стену. Откуда вокруг столько идиотов? И что они делают в большом бизнесе?!

— Еще один вопрос, Стефан, и ты уволен. Понятно? Если завтра к полудню я не получу подпись их генерального, ты можешь искать себе работу в Макдоналдсе. Я позабочусь, чтобы больше тебя никуда не взяли. Я ясно выразился?

Мужчина нажал на отбой и откинулся в кресле, закрыв глаза. Это слияние компаний его добьёт. Он уже был на пределе, нервы ни к черту. Да и этот Стефан жалел их старика-генерального! Какая жалость может быть в их деле? Он должен давить слабых сразу, иначе раздавят его самого. Плевать он хотел на то, что эта фирма являлась делом всей жизни Маквойта. Ему было плевать на всё. Ему нужны были акции этого старика, и точка. Расширение бизнеса… выдержит ли он или сойдёт с ума прежде, чем все начнут нормально работать? Или ему, черт побери, самому бегать договариваться со всякими стариками? Если будет надо, он побегает. Но лучше Маквойту сдаться самому, чем узнать, что значит сделать Макса Бекера мальчиком на побегушках. Лучше Маквойту принять правильное решение.

Телефон опять зазвонил, извещая о том, что кто-то ещё хочет попасть под его горячую руку.

— Да, — рявкнул мужчина в трубку, абсолютно не желая никого слушать и тем более видеть.

— Мистер Бекер, — спокойный тон его секретарши Вэнди, уж она-то привыкла к его вечным перепадам настроения. — К вам мисс Стоун.

Только не это! Мужчина набрал в грудь побольше воздуха и ответил утвердительно, разрешая ей пропустить посетительницу.

— Макс, дорогой, приветик! — сладко пропела Алисия. — Ты так давно не звонил, что я решила навестить тебя сама. Я скучала, — томно сказала она и, не церемонясь, притянула его к себе в страстном поцелуе.

Он ответил на поцелуй — просто потому, что элементарно не было желания сопротивляться. Секс — отличное средство, чтобы забыться. Так почему бы им не воспользоваться, если предлагают? Мужчина на минуту отстранился от женщины, чтобы закрыть дверь, и снова вернулся к ней, срывая блузку, не в силах ждать дольше. Она завела его. Алисия Стоун была горячей штучкой, но в то же время она была совершенно посредственна. Таких сотни, тысячи вокруг, а в его постели побывали десятки. Они все были богатые, ухоженные, просто лоснящиеся от окружавшей их роскоши женщины. Их тела были идеально стройными, кожа гладкой и сияющей, грудь одинакового размера, и обязательно силиконовая. Упругий силикон под его ладонями не вызывал никаких чувств, никаких новых эмоций. Но он всё равно из раза в раз покрывал эти искусственные шары поцелуями, мял их в руках и даже осторожно покусывал. Он не любил сдерживаться в сексе, но с такими женщинами нельзя давать выход зверю, что жил в нём. Для этого были шлюхи. Секс с ними он обожал. Абсолютно разные, со своими уникальными дефектами, белые и черные, худые и полные, латинки и немки… он любил их всех. Своей особой любовью.

Закончив с женщиной, мужчина ощутил какую-то пустоту в душе, как будто не он только что неистово кончал в Алисию, зарывшись в её пахнущие жасмином волосы. Он хотел трахать, а не заниматься любовью. Он хотел оскорблять партнёршу, а не называть её милой и дорогой, он хотел наматывать её волосы на кулак, а не проводить по ним нежно рукой. Он хотел чего-то совершенного иного.

— Макс, это было, как всегда, замечательно. Ты лучший, — довольно промурлыкала Алисия и поцеловала его, поправляя одежду. — Через неделю приём у Чарльза. Ты пойдёшь?

— По какому случаю приём?

— Ты не знаешь? Он женится! — удивлённо воскликнула она.

— Женится?! Чарльз — женится?? С чего это вдруг? — Вскинул брови мужчина.

— Не знаю, влюбился, наверное. Ты должен его понимать, — прошептала она и провела идеально наманикюренным ногтём по груди мужчины.

Это был намёк на то, что ему пора жениться на Алисии? Нет, уж, увольте.

— Да, конечно, понимаю, дорогая. Тебе нужно идти, да и мне тоже, через полчаса встреча, сама понимаешь. — Пожал плечами, желая побыстрей её выпроводить.

— Ладно. Позвони мне и скажи, пойдёшь или нет, договорились?

— Конечно.

Женщина ушла, а он почувствовал себя ещё хуже, чем раньше. Если ему не принёс облегчения секс с Алисией, значит, нужно было опять выходить на охоту. Мужчина подошёл к сейфу и достал из него атлас. Так, куда же он отправится на этот раз? Германия, Англия, Латинская Америка… всё это было. Он даже помнил свою последнюю игрушку, Нийю из Японии. Это был интересный опыт, правда, она ему быстро надоела, и пришлось избавиться от нее раньше, чем он планировал. Куда бы податься на этот раз? Италия? Говорят, итальянские шлюхи горячие. А может, Китай? Нет, точно не Китай. Оставим его на потом. Россия. Он давно пометил крестиком эту страну. Пора бы навестить родину. Русские шлюхи стойкие, ломать такую будет одним удовольствием.

Мужчина определился с выбором страны. Он едет в Россию. Как раз у него были кое-какие дела там, да и сменить обстановку не помешало бы. Ну, что… скоро очередная бабочка попадёт в его коллекцию. Мужчина закрыл глаза, предвкушая дальнейшие приключения в холодной и неприветливой России. Хотя нет, это раньше она была неприветливой, когда у него не было денег. Теперь же ему улыбались все. Деньги — вот на чём стоял этот мир. А он знал, как правильно ими распоряжаться.


Дата добавления: 2015-08-21; просмотров: 53 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Глава 3 | Глава 4 | Глава 5 | Глава 6 | Глава 7. | Глава 8. | Глава 9 | Глава 10 | Глава 11. | Глава 12. |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ| Глава 2

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.035 сек.)