Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 8. «Никаких обещаний». Часть 2

Читайте также:
  1. C) В легком, потому что наибольшая часть тени расположена в легочном поле
  2. CIA - Часть 3
  3. CIA - Часть 3
  4. CIA - Часть 3
  5. DO Часть I. Моделирование образовательной среды
  6. I теоретическая часть.
  7. I. КРАСОТА, МОДА И СЧАСТЬЕ

ЕPOV

- Мы можем привлечь его за похищение, нападение, возможно, за попытку убийства…, - сказал Моррисон почти про себя, делая пометки в документах Кевина, - Но для смертного приговора этого маловато, та же ситуация и со всеми остальными. Даже Рейвен может его избежать. Она говорит, что все делалось по обоюдному согласию, игра садиста и мазохиста. Жюри (суд присяжных в США – процессуальный орган в составе 12 человек, определяющий в ходе судебного заседания на основании представленных доказательств виновность ли невиновность подсудимого – прим.пер.) может купиться на это. Вы все вели такой образ жизни.

- Давайте,… закроем эту тему, пожалуйста? – попросил я Беллу, резко поворачивая голову к файлу, все еще лежащему на столе. Я знал, что он там,… но пока он там лежал, я не мог смотреть на тот край стола. И не мог даже СЛУШАТЬ, что говорили копы, пока он лежал там и ждал, когда я снова украдкой взгляну на него.

- О, да, прости, Эдвард, - сказала Белла, захлопывая чертову папку и, подвигая ее Бенсон.

- У вас есть записи, которые мой отец сделал в ту ночь. Вы слышали, как Эдвард десять минут отчаянно кричал и сопротивлялся, пока они истязали нас в той темнице! И мы НЕ ВЕЛИ такой образ жизни. Я никогда не была частью того мира, и Эдварда тоже принуждали к этому, - Белла была непобедимым защитником. Я знал, что она прикрывает меня.

- Мы знаем, - сказала Бенсон, - Не беспокойтесь, доказательства в безопасном месте. Ваша позиция будет озвучена. Мы сделаем все возможное, чтобы упрятать их за решетку, я вам обещаю.

Все замолчали в неловкой паузе. Я надеялся, что справедливость восторжествует, но я никогда особо не верил в систему правосудия. Виновные постоянно остаются безнаказанными. Ну, хотя бы Виктория не избежала наказания. Я был благодарен судьбе уже за это.

- Ну, осталась ведь семья Виктории, правильно? – спросила Белла, - Эдвард говорил, у нее была большая семья. И они, или их наемники могли преследовать нас.

- Да, отец Виктории – Виктор Спирс. Один из самых умных преступников, с какими мы когда-либо сталкивались, - сказал Моррисон, - Несмотря на все попытки, ФБР не может поймать его. И теперь, когда его дочь мертва, а сын в тюрьме, он может сделать какую-нибудь глупость, чтобы отомстить, или помешать вам свидетельствовать против Джеймса в суде. Насколько мы знаем, из детей у него остался только Джеймс,… сейчас он может совершить ошибку, он находится в сложном эмоциональном состоянии. И если он ошибется, может быть, мы наконец-то сможем его поймать.

Я посмотрел на Беллу и подумал, звучит ли это для нее так же, как звучит для меня - …словно они надеялись на это.

- Ну, удачи вам в этом, - сказала она с сарказмом.

- Я не хотел, чтобы все так прозвучало, - Моррисон слегка поморщился, - Мы делаем все возможное, чтобы гарантировать, что вас НИКОГДА не найдет… никто из этих людей.



- Мы не хотели показаться бесчувственными, - сказала Бенсон, и в ее глазах теперь было чуть больше симпатии, - Но мы делаем свою работу. В этом деле сложно рассчитывать на верный успех и легкую победу. Жюри будет мало симпатизировать мужчине-проститутке и его девушке.

Я съежился от ненависти под её взглядом. Неужели так будет всегда? Мужчина-проститутка, сколько бы мне ни было лет,… сколько бы лет я ни прожил нормальной жизнью? Господи Иисусе, что, если Кэти услышит об этом? Я умру, если она когда-нибудь узнает, хоть малую толику всего. Я почувствовал, как мое тело покрылось холодным потом, просто представив отвращение в ее глазах, когда она посмотрит на меня.

- ПОШЛИ ВЫ НА ХУЙ! – выплюнула Белла, вскакивая на ноги, - Эдвард не был МУЖЧИНОЙ-ПРОСТИТУТКОЙ, он, блять, был РАБОМ! Его ПРИНУЖДАЛИ делать все это!

Пока Белла говорила, Моррисон скользнул по мне взглядом, словно говоря, да, так оно и есть.

Даже я знал, что, несмотря на то, что я делал все это не по своей воле, я БЫЛ настоящей проституткой. Я брал деньги у тысяч женщин, включая Беллу. Я не мог винить во всем Викторию. Я - конченый человек.

Загрузка...

- Все это очень мило, но поверит ли этому жюри? – спросил Моррисон, пряча свое отвращение, - К концу слушания, просмотрев все материалы по делу, это первое, что они подумают. Если они не поверят в Эдварда, всех их отпустят на слободу прямо из зала суда.

 

- Это полное ДЕРЬМО! – заорала Белла, и краска прилила к ее лицу, - Они, блять, ВИНОВНЫ! Они убили брата Джаспера!

- Но адвокат Джеймса сейчас заявляет, что по его словам Эдвард тоже там присутствовал, - сообщила Бенсон, открывая файл Джеймса, - Он сказал, что Виктория с Эдвардом, нализавшись ЛСД, занимались сексом, купаясь в крови мальчика.

- Что? – Белла плюхнулась обратно на стул.

- Ткань, пропитанная кровью…, - Бенсон перевернула страницу файла, - На ней была кровь двух человек. Брата Джаспера… и Эдварда Каллена.

Я почувствовал, как мой желудок внезапно опустел. Я не мог дышать. Они собираются попытаться повесить это убийство на МЕНЯ?

- Я НИКОГДА не употреблял ЛСД! – начал я, а затем добавил, - И я НИКОГДА никого НЕ УБИВАЛ!

- Тогда как Ваша кровь попала на эту ткань? – спросил Моррисон.

- Я уже говорил вам, они взяли образец моей крови, когда я подписывал соглашение с Викторией, - объяснил я и начал понимать, о чем они говорят. Они не верят мне.

- Подождите, я думал, Вас ЗАСТАВИЛИ… быть рабом? – спросила Бенсон.

- Да! – зарычал я, вынужденный копаться в своём грязном белье в попытке защититься, - Но она заставила меня подписать контракт…

- Который сейчас у адвоката Джеймса…, - Бенсон взглянула на меня, как на слабоумного, - И они докажут, что это консенсуальный (разновидность гражданско-правового договора, от латинского «consensus» – соглашение – прим.пер.) договор между Доминантом и Сабмиссивом.

- О Господи, - я застонал, - Я знал, что она прикроет свою задницу,… я был уверен в этом,… она знала, что если я когда-нибудь попытаюсь уйти, она, блять, найдет, чем прижать меня. И все, что у меня есть – это мое слово, которое ни для кого ничего не значит!

- Оно кое-что значит для МЕНЯ, - Белла села рядом со мной и взяла меня за подбородок, - Посмотри на меня, Эдвард. Не имеет значения, что она сделала, чтобы прикрыть себя. Не отчаивайся. Не после того, через что мы все прошли. Ты никуда не денешься, ты слышишь меня? Мы пойдем в суд, расскажем, блять, правду, и все подонки окажутся там, откуда никогда не смогут больше никому причинить боль. А мы вернемся сюда, чтобы воспитывать Кэти, и рано или поздно найдем этот проклятый автомат со «Слэрпи». Понял?

Я не сдержался, усмехнувшись ее последним словам. Несмотря на то, что я до смерти был напуган и чувствовал, что меня снова толкают в темноту, Белла была моим маяком… и, черт возьми, она светилась!

- Понял, - выдохнул я, целуя ту руку, за которую держал ее.

- Мы на вашей стороне, ребята, - сказала Бенсон, тем самым напоминая, что они еще здесь, - И мы честны с вами. Я надеюсь, вы оцените это.

- Да, - сказал я, глядя на Беллу в надежде, что она не разозлится на меня за то, что я понял их точку зрения.

Затем я сказал Белле:

- Пусть уж лучше говорят нам правду, чем сидят здесь убеждая нас том, как легко будет выиграть это дело. Мне нравится слышать прямые и честные ответы, такие, какие мне дает только доктор Белла, а не лживые ужимки и пустые отговорки.

Она усмехнулась и кивнула, закрывая глаза и делая вдох. Это свидетельствовало о том, как все не просто, и я могу отправиться в тюрьму со всеми остальными… или еще хуже… меня отправят в тюрьму,… а остальных отпустят. И Белла… что будет с ней? А с Кэти? Отлично, не хватало мне еще и об этом беспокоиться.

- Показания Эмметта и Джаспера помогут,… но не знаю, насколько сильно…, - прокомментировал Моррисон, - Они ведь тоже проститутки.

Белла зажмурилась и издала очень непристойный звук, тем самым говоря им прекратить использовать этот термин. Я гладил ей руки, пытаясь немного успокоить,… а потом она издала нервный вздох.

- Что насчет Чарли? – спросил я, пытаясь немного помочь.

- Он поможет, - кивнула Бенсон, - Но он не присутствовал в начале ваших отношений с Викторией и при убийстве мальчика. Он знает только то, что ему рассказали вы, поэтому это будут показания с чужих слов.

- Нет, я думаю, что потерянная моим отцом нога – НЕ голословное доказательство, - сказала Белла, - Они стреляли в него, они стреляли в Эдварда! И если бы он не встал на пути у той пули, я сейчас была бы мертва. И, что забавно – я не видела там ни одного полицейского, который бы встал на мою защиту,… за исключением моего отца! Но мужчина-проститутка рисковал жизнью, чтобы спасти меня. И если ТАК ваши люди ЗАЩИЩАЮТ нас, тогда, может, нам стоит позвать проституток в голубых униформах, а ВАШИХ ПАРНЕЙ запереть в клетках?

- Я знаю, что для вас, ребята, все это не просто, но вы не можете говорить так в суде! – проворчала Бенсон в ответ на страстное заявление Беллы, - Вы должны отвечать лишь «да» или «нет» и сохранять спокойствие. Если вы будете так бунтовать, мы проиграем.

- Нам многое нужно сделать до суда, - вздохнул Моррисон, поглядывая на свою напарницу.

- Что ЭТО значит? – спросила Белла с неумолимым выражением лица.

Бенсон вздохнула потерев глаза.

- Это значит, что мы должны будем задавать Эдварду вопросы, так же, как и адвокаты защиты. Это будут трудные вопросы,… вопросы, которые вызовут злость, смущение и будут унизительными для него, …и мы должны это делать снова и снова, до тех пор, пока он не сможет отвечать на них спокойно… и убедительно, …чтобы уверить жюри в своей правоте. А когда все это закончится, тогда нам придется поработать с Вами, Белла.

- Со мной?

- Вы очень горячая и страстная, и это отлично, - сообщила Бенсон, - Но в суде это не пройдет. Вас удалят из зала суда и не засчитают Ваши показания. Жюри придет к выводу, что вы двое… простите, что снова употребляю это слово… отребье, разевающее рот… и того хуже - они подумают, что Вы принимаете наркотики и склонны к насилию… это, конечно, бред, но они вполне могут так решить.

Белла фыркнула и пробормотала, - Да, можно подумать, что убийцы не могут вести себя тихо в суде.

- А невиновные никогда не выкрикивают всякую херню, - поддакнул я ей.

Даже теперь мы продолжали оставаться командой. Разумеется, мы – изгои, разевающее рот отребье, которых полицейские просто ненавидят,… но все равно мы - команда.

- У нас много работы, - пробормотала Бенсон своему напарнику.

Я знаю, что мне следовало бы беспокоиться по поводу всех этих унизительных вопросов и ролевых игр, которые вскоре последуют, но прямо сейчас мне было похеру. Белла держала мою руку, а я держал ее… и чувствовал себя так, словно даже Богу не под силу разжать наши руки… разделить НАС. И я все еще ненавидел ситуацию, по которой на плечи Беллы свалилось все это дерьмо, по моей вине .

Что еще должно случиться, прежде, чем она сломается,…когда терпение её лопнет и она решит, что больше не в силах все это выносить? Я не хочу, чтобы что-то отдаляло ее от меня.

Было очевидно, что мне придется пережить очередное изнасилование, в тот момент, когда я буду давать показания… и я смогу с этим справиться. Но думать, что то же самое будет с Беллой… я бы скорее отправился прямо сейчас на медовый месяц с сэром Кевином.

Был ли я не прав, держа в секрете от копов все о сэре Кевине и о том, что он сделал со мной? Отвратит это их от меня еще сильнее… или это будет просто бессмысленным испытанием - …рассказывать перед всем судом в деталях о том бесконечном ебаном дне… уж извините за каламбур,… я уверен, что они все это проглотят,… это будет сочная, грязная история. И я должен буду рассказывать обо всем этом спокойно,… без эмоций? Будем реалистами. Я даже не смог рассказать всего этого БЕЛЛЕ, так как я расскажу это чертовым незнакомцам? Репортеры будут строчить в свои блокноты за мной каждое слово… или печатать все, что я скажу… Господи Иисусе, а что, если они станут снимать судебный процесс на видео? И потом, блять, эту пленку будут пересматривать и анализировать?

Больше в тот вечер судебные исполнители нас не оскорбляли, а интересовались, как у нас дела,… как мне работается, как дела у Беллы в колледже. Тогда я громко спросил, какого черта Белле заново приходится изучать все предметы. Они тихо ответили, что выяснят это и посмотрят, что можно с этим сделать,… но никаких обещаний.

Никаких обещаний… вся моя ебаная жизнь проходит под этим девизом.

Они сказали, что будут неподалеку. Какое-то время они не собираются обратно в Нью-Йорк… им нужно подготовить нас к процессу… пройтись заново по основным пунктам наших показаний, а потом уже адвокаты уедут домой готовить дело к суду. Я мысленно сказал себе, что нам с Беллой следует обсудить наши показания вдвоем, прежде чем Когни и Лейси (видимо, их адвокаты – прим.пер.) здесь разведут нас по разным комнатам и рано или поздно услышат две разные версии. Кроме того, мы всем врали,… и… наша история о смерти Виктории была откровенной ложью. Они не знали, что Белла столкнула ту свечу, которая сожгла суку - Викторию.

Если это выплывет наружу, я признаюсь, что сделал это сам раньше, чем позволю им арестовать Беллу за убийство. Она, конечно, будет против, но кому больше поверят? Дочери шефа полиции,… или мужчине-проститутке, которого истязала сутенерша? Держу пари, в данном случае они поверят мне.

К счастью, об этом нас никто не спрашивает. Но если сэр Кевин жив,… если они найдут его,… он может рассказать им, что не поджигал Викторию, что он был без сознания, когда это случилось. И за что ему было желать ей смерти, если он был одним из ее мужчин?

 

Не могу поверить, но надеюсь, что сэра Кевина никогда не найдут. Может, он умер после того, как сбежал из больницы. Если он так ужасно обгорел, то без должного медицинского ухода его могла убить простая инфекция. И в самом темном уголке моей души я действительно молился, чтобы так и было.

Слышит ли Бог подобные молитвы? Или мне следует помолиться кому-нибудь другому? Я почувствовал дрожь и отвернулся от своего внутреннего монстра. Он был самым уродливым созданием, что я когда-либо знал,… а Белла и не подозревала о его существование, и, надеюсь, никогда не увидит. Я, как дурак, надеялся, что живя теперешней нормальной жизнью,… убью и задушу все это безумие, живущее у меня внутри. И что доктор Белла поможет мне выжечь все это своими словами,… своей любовью. Но я ошибался. Только я могу положить этому конец. Я должен найти способ… мне надо с кем-то посоветоваться. Если мы пройдем через все это дерьмо,… я должен стать лучше,… сильнее.

Когда судебные исполнители ушли,… а Белла пошла в душ,… я украдкой взглянул на телефон… и увидел рядом с ним список Беллы. В нем было несколько вычеркнутых имен, поэтому я и пропустил их.

Я прошел «ой, так забавно» процедуру звонка в полицейский участок… в списке у Беллы оставалось всего два имени: доктор Мэрилин Сондерс,… и последнее… доктор Питер Фачинелли. Когда я дозвонился доктору Сондерс, включилась голосовая почта,… и меня попросили оставить сообщение.

Как дурак, я начал, - Ух, привет, - я заколебался, - Меня зовут… Энтони Мейсен,… и я… думаю, что хотел бы записаться к Вам на прием, чтобы обсудить мою… хорошо…

Могу ли я сказать: «Я хотел бы обсудить свою ебучую жизнь» врачу на автоответчик? Я чувствовал, что это неправильно.

На самом деле чувствовал себя лошадиной задницей,… это я мог сказать со знанием дела.

- Не важно, - сказал я, наконец, с громким ЛЯЗГОМ вешая трубку.

Попытайся еще, Эдвард – потребовал мой внутренний командир. Я посмотрел на часы. Было уже почти 9 часов вечера. Ни один врач не ответит на мой звонок в это время. Вероятно, мне придется оставить еще одно сообщение. На этот раз, прежде чем звонить, я обдумал, что буду говорить.

«Здравствуйте, доктор Фачинелли. Меня зовут Энтони Мейсен и я хотел бы записаться к Вам на прием как можно скорее. Мой номер – бла-бла-бла…» Вроде, неплохо.

Окей,… поехали. Я набрал номер и сделал глубокий вдох, ожидая гудков.

Прошли два длинных гудка, и потом ничего… кто-то снял трубку, и мужской голос произнес, - Офис доктора Фачинелли.

Я совершенно растерялся,… и вся заготовленная речь, блять, куда-то испарилась.

- О,…ПРИВЕТ! – я застыл с трубкой в руке, - Умммм…, я не ожидал, что так поздно кто-нибудь ответит,… я говорю с его секретарем, да?

Затем мне в ухо просочился его идеальный, мягкий смех.

- Нет, у меня нет секретаря, - сказал он, - У меня пока не настолько обширная практика. Офис находится у меня дома, поэтому если я слышу телефонный звонок, я снимаю трубку. Здесь нет ничего удивительного. Вы мой пациент?

- Ух… нет…, - я пытался говорить так же расслабленно, как и он, но у меня плохо получалось, - Я только что переехал сюда… и хотел бы узнать, могу ли я записаться к Вам на прием.

- Конечно, - судя по голосу, он улыбался,… и я даже по телефону почувствовал его сердечность! Как он это делает?

- Как Вам удобнее – по утрам… днем… вечерами? – спросил он.

- Ум, однозначно по вечерам, - ответил я, не добавляя больше ничего.

- Отлично, - сказал он без тени сарказма, - Как Ваше имя?

- Эд…, - БЛЯТТЬ! - Я имею ввиду… Энтони Мейсен, - я беззвучно выругался и мысленно наорал на самого себя.

Он усмехнулся и сказал, - Не беспокойтесь,… я никому не разглашаю имен своих пациентов. Все, что Вы мне расскажете, умрет вместе со мной, это я Вам обещаю.

- Клево, - все, что я смог на это сказать. Черт, я разговариваю как слабоумный.

- Мы могли бы встретиться в субботу вечером…, - сказал он, - В эту субботу в… ммм… восемь часов, если Вам удобно.

Меня устраивало. Кэти могла побыть с Беном и Анджелой,… и, может, Белла пойдет со мной в первый раз,… а перед этим мы могли бы с ней где-нибудь поужинать.

- Действительно прекрасно, - я не смог сдержать удивления в своем голосе.

- Вы уверены? – спросил он немного игриво, - Я не срываю Вам свидание или еще что-нибудь? В субботний вечер у людей… обычно бывают более интересные занятия.

- Я знаю…, - сказал я с улыбкой. Мне уже нравился этот парень,… и я продолжил, - Я имею в виду, что понимаю, что у многих людей так и есть. Но не у меня. Мне действительно необходимо… это. И моя девушка будет мной гордиться, когда узнает, что я сам записался на прием… ничего, если я возьму ее с собой?

- Конечно, - сказал он, - Как Вам угодно.

Этот парень очень крут.

- Скажите, Энтони, - сказал он, как только я подумал, что звонок подходит к концу. Я запаниковал, решив, что сейчас он начнет расспрашивать о моих проблемах,… обо мне,… а я был не уверен, что готов говорить об этом по телефону с совершенно незнакомым человеком,… но он снова удивил меня.

- Какой Ваш любимый напиток? – спросил он.

Мои брови поползли вверх,… и я ответил, - Уххх… вишневый «Слэрпи».

Господи, я полный идиот. Не могу поверить, что сказал это!

- Ооо, хороший выбор, - сказал он так, словно записал это, - Что насчет закусок? Что Вы предпочитаете?

Я слегка усмехнулся и пожал плечами, будто он мог это увидеть, - Ух… я даже не знаю… чипсы… «Доритос»?

- Звучит не плохо, - сказал он, - Ооо, а если обмакнуть их в расправленный сыр…

- Это ведь офис психолога, верно? – переспросил я, - Этот номер дала мне моя девушка…

- Да, - сказал он немного обиженным тоном, - А что? Разве психологи не едят? Вы бы отказались от чипсов и фруктовой воды?

- В этом городе не продают фруктовую воду, но спасибо, что спросили, - во время разговора с ним я улыбался, и чувствовал себя так, словно беседую с приятелем, а не врачом.

- Я могу узнать, где она продается…, - сказал он очень таинственно, и внезапно я захотел встретиться с ним ПРЯМО СЕЙЧАС.

- О,… Вы так добры, - я засмеялся, - Я искал ее с тех пор, как сюда переехал.

- О, теперь я ТОЧНО должен узнать для Вас, где она продается, - заверил он меня, а затем его тон стал немного более серьезным, - Послушайте,… могу я называть Вас Энтони?

- Ок.

- Энтони…, - начал он, - Я, может быть, немного отличаюсь от обычных врачей, … моя манера общения с пациентами может показаться странной,… но все мои дипломы и награды развешены у меня по стенам… и Вы сможете их увидеть, когда придете сюда,… я помог очень многим людям, и могу помочь Вам. Чтобы Вам ни понадобилось, я здесь 24 часа в сутки 7 дней в неделю. Я обещаю это всем своим пациентам. Если Вы решите встретиться со мной еще раз после субботы, я буду в полном Вашем распоряжении.

Я был в таком шоке, что едва смог ответить. А затем открылась дверь ванной, и вышла Белла, завернутая в полотенце… ммммм.

Она увидела, что я стою с телефоном в руке и лукаво посмотрела на меня, словно спрашивая, с кем это я болтаю. Я надеялся, что она будет мной гордиться, и не обидится, что я позвонил без нее.

- Энтони,… Вы еще здесь? – спросил он, почувствовав, что я отвлекся.

- Я здесь, - ответил я тут же, не желая показаться невежливым, - И это так ЗДОРОВО звучит - …то, что Вы только что сказали. Мне нравятся странности. Закуски и фруктовая вода со льдом – это тоже здорово, если Вы сможете ее найти.

Я засмеялся, и он должен был понять мою шутку. И он тоже засмеялся. Это был хороший смех. Мне нравится этот парень… сильно.

Белла подошла ближе и положила свою влажную щеку мне на грудь,… свободной рукой нежно обнимая и поглаживая по спине, пока я заканчивал разговор.

- Я Вас не разочарую, - он был смущен моими словами, и я услышал, как он щелкнул ручкой. Думаю, он записывал мое имя. В его словах был двойной смысл, и я был ему благодарен за то, каким ответственным он мне показался, а мы ведь просто один раз пообщались по телефону.

- Спасибо, - это все, что я собирался сказать. Белла оставила сладкий поцелуй там, где было мое сердце, прямо через футболку,… думаю, она поняла, с кем я говорю.

- Пожалуйста, Энтони, - сказал он со всей искренностью, - Жду встречи с Вами. Будет весело,… первая встреча не будет трудной,… не нервничайте. Когда Вы нервничаете, вы заставляете нервничать МЕНЯ, понимаете?

- Понимаю, - сказал я, и усмехнулся. Мне нравилось, что он не был самоуверенным,… как тот, кто знает все на свете. Он не заставлял меня чувствовать себя рядом с ним имбецилом.

- Хорошо, - сказал он, - Суббота. Вы знаете, как меня найти?

- Умммм…., - я посмотрел в список и увидел, что под его именем был написан адрес, - Да, у меня есть адрес.

- Если не сможете найти, спросите у кого-нибудь на улице, - посоветовал он, - Все знают, где я живу.

- Хорошо, спасибо доктор, - сказал я вежливо, не уверенный в том, почему веду себя так официально в то время, как он вел себя со мной очень приземлённо и естественно.

- Берегите себя, Энтони, - сказал он,… и дождался, пока я первым повешу трубку, на случай, если я захочу сказать что-нибудь еще.

- Пока, доктор, - сказал я, и, немного замешкавшись, положил трубку.

Я сделал глубокий вдох, и комната немного покачнулась у меня перед глазами,… но Белла была со мной рядом,… ее тепло, ее влажное тело, завернутое в махровое полотенце,… ждали меня. Но мысленно она сейчас была далеко.

Ее улыбка сулила мне небеса, …эта улыбка отличалась от той, которую я видел обычно,… она светилась от гордости,… любви,… обожания…

- Малыш…, - промурлыкала она, - Ты звонил врачу,… ты записался на прием?

- Да, - сказал я голосом маленького мальчика, ожидающего приз за хорошее поведение, - Он был последним в списке, но он ТАКОЙ клевый. Он говорит, что собирается найти к моему приходу вишневый «Слэрпи».

- Что? – хихикнула она.

- Знаю, знаю, звучит немного странно…, - я кивнул, - Но… он мне понравился. Он не такой зазнайка, как некоторые…

- Ты даже не говорил с другими…, - она усмехнулась мне, качая головой.

- Ты знаешь, что я имею в виду, - я закатил глаза, - Тебе не понравились остальные,… ты вычеркнула их.

- Да, я знаю, - она взглянула на список у телефона, - Они были недостаточно хороши для тебя.

- Ну, я не знаю, каким этот парень, Фачинелли, окажется,… но я записался на прием, - сказал я, - На субботу,… в восемь вечера. Он сказал, что ты можешь прийти со мной, если я захочу.

- Вау, в субботу? – она выглядела возбужденной, - Большинство врачей принимают по будням.

- Я знаю! – я был взбудоражен и ничего не мог с этим поделать,… и я осознал,… что этот разговор вселил в меня немного надежды, - Он ответил мне с домашнего телефона,… было уже поздно для звонков в офис.

- И он сказал, что если я стану его пациентом, он будет на связи 24 часа в сутки 7 дней в неделю, когда бы он мне ни понадобился, - поделился я, - У меня просто мурашки по спине от его слов!

- Что он еще сказал? – спросила она, улыбаясь мне.

- Он сказал, что может мне помочь, - я поделился второй вещью, которая тронула меня.

Она вздохнула и крепче обняла меня.

- Я люблю тебя, Эдвард…, - произнесла она немного сентиментально, - И я охуенно тобой горжусь.

- Я тоже люблю тебя, Белла, - я прижал ее крепче, проводя руками по ее влажным волосам, - И я не хочу, чтобы ты волновалась,… или боялась того, что сказали судебные исполнители. С нами все будет хорошо. Мы пройдем через это… вместе. Партнеры, да?

Это была одна из фраз, которую Белла сказала мне в ответ в Нью-Йорке.

- Партнеры, - согласилась она, - Навсегда. И я не волнуюсь. Если они попытаются посадить тебя в тюрьму, я приеду на следующий же день и вытащу тебя оттуда. Никто не заберет тебя у меня,… никогда.

- Я знаю, - сказал я, всецело доверяя ей, - И на этот раз я буду тебе надежным партнером,… тебе не придется тащить меня. Вот почему я позвонил врачу. Я не хочу взваливать все на твои плечи. На этот раз я помогу ТЕБЕ.

Она крепче прижалась, целуя меня в губы, я увидел в ее глазах слезы, и этим поцелуем она передала мне все, что хотела сказать.

- Мы где-нибудь поужинаем перед приемом, - сказал я.

Она засмеялась, и снова взглянула на меня.

- О, да? – она улыбнулась, - А куда мы пойдем?

- Думаю, в какой-нибудь китайский ресторанчик, – сказал я вслух, глядя сверху вниз на так обожаемое мной лицо и целуя ее милый носик, - Мы уже целый месяц не ели «Ло Мейн».

- Ох, «Ло Мейн»! – вскрикнула она.

- Полегче, котенок…, - подразнил я ее, - Папа сначала должен найти такое место. Знаешь, мы больше не в Канзасе (фраза Дороти из «Волшебника страны Оз» Фрэнка Баума, по мотивам которой Волков написал своего «Волшебника Изумрудного города» с девочкой Элли – прим.пер.).

- Ты можешь…, - она запрыгала, - Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста!

- Господи Иисусе,… что в тебя вселилось сегодня – засмеялся я.

- Больше похоже… что что-то СОБИРАЕТСЯ в меня вселиться сегодня…, - она подпрыгнула и обвила меня ногами за талию… полотенце упало на пол. О Господи… влажное тело Беллы прижимается к моему! Разве я могу сопротивляться? Не стоит и пытаться!

- О, нас вроде как недавно прервали на этом диване, да? – спросил я.

Она крепко поцеловала меня и прошептала на ухо, - Пошли к холодильнику, у меня для тебя сюрприз.

- Где-то я это уже слышал…, - подразнил я ее и понес к холодильнику.

- Открывай уже его! – сказала она, пока я стоял возле него в ожидании.

Я засмеялся, сказав, - Ты сказала только идти к нему,… ты не говорила его ОТКРЫВАТЬ.

- О Господи, - она дернула дверцу и потянулась внутрь, взвизгнув, когда холод морозильной камеры достиг ее теплых и влажных грудей.

Она отпрянула он него, но я не мог этого допустить.

- О, нет, ПОДОЖДИ! – я раскрыл дверцу шире, и ее спина оказалась прямо напротив морозильной камеры; она закричала и принялась сопротивляться.

- НЕТ, ЭДВАРД…. ААААА! – вопила она, - ПОШЛИ!

- Ты сказала «Пошли к холодильнику»…, - съязвил я со смехом, - О, смотри… лед!

- НЕТ! – она брыкалась и дергалась у меня на руках,… но это возбудило меня еще сильнее, - НЕТ! НЕ НАДО!

Она пыталась остановить меня, но я изловчился и вытащил кусок льда из поддона,… положил его в рот, обсасывая, чтобы не осталось острых краев, прежде, чем начать играть им с моей Беллой.

- ЭДВАРД! – кричала она, - МНЕ НЕПРИЯТНО!

- Тебе приятно, ты меня не одурачишь, доктор Белла…, - я улыбнулся, и она нервно хихикнула.

Я вытащил лед изо рта и медленно обвел им вокруг ее дерзко торчавшего маленького соска, итак уже затвердевшего от холодного воздуха. Белла позволила мне делать это, …и я наблюдал, как маленькие капельки воды стекают по холмикам ее грудей,… вниз, к животу, путешествуя к ее сокровенному местечку. Но я не мог слишком долго мучить Беллу. Мое сердце этого не позволяло. Я видел, как она наслаждается этим, но ей было холодно и неуютно, поэтому я прекратил.

После того, как я провел льдом по всему ее телу, я взял оставшийся кусочек льда в рот, пробуя Беллу на вкус, позволяя ему таять у меня на языке и чувствуя, как вода просачивается между зубов.

- Ммммм… со вкусом Беллы… вкуснятина, - я улыбнулся и собрался закрыть дверцу холодильника.

Но она остановила меня. И вытащила красную коробку с чем-то, молча вручая мне ее.

Я посмотрел на коробку, и услышал свой вскрик «НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!».

- Может, - хихикнула она, глядя на меня, как на маленького мальчика.

- Ты СЕРЬЕЗНО? – я рванул упаковку зубами, а она скорчила мину и засмеялась надо мной, - Где ты НАШЛА это?

- Это большой секрет, - она покачала головой, - Это известно только мне,… а ты будешь получать свою порцию, если будешь хорошим мальчиком.

Затем она поморщилась от своих слов,… словно сказала что-то не так. Но я совершенно не обиделся. Это было мило.

- Тогда я должен быть очень хорошим, - сказал я таким тоном, чтобы она поняла, что я точно понял, что она имела в виду, и что я не в силах устоять перед ее наготой в непосредственной близости от доктора Франкенчлена.

- Ты ВСЕГДА очень хороший, - сказала она, и ее глаза заволокло страстью, так же, как, наверно и мои в этот момент.

- Я хочу съесть эти…, - сообщил я на полном серьезе и она рассмеялась.

- Но я также собираюсь полизать и их у ТЕБЯ, когда они немного подтают, - закончил я.

Она выглядела напуганной, но возбужденной, и спросила, - Мне уже пора говорить «Ло Мейн»?

- Неа, - я с силой помотал головой, - Я собираюсь стереть это слово из твоей памяти, маленькая девочка!

Она хихикнула и сказала, - Ло Мейн, Ло Мейн, Ло Мейн!

- Ну вот! – я захлопнул дверь ванной, когда внес ее внутрь, - Время порки!


Дата добавления: 2015-08-18; просмотров: 97 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Часть 2. | Глава 4. Хватит прятаться. | Глава 4. Хватит прятаться. Часть 2. | Часть 1. | Часть 2. | Глава 6. 1. Танец. | Глава 6. Танец. Часть 2 | Глава 7. Время царствовать | Часть 1. | Глава 7. Время царствовать. Часть 2. |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Глава 8. «Никаких обещаний».Часть 1.| Глава 9. «Никаких тревог». Часть 1.

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.112 сек.)