Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 13. Озеро детства и «суицид» мари

Читайте также:
  1. M22] ФАЦИЕС 8,39 КОЗЕРОГА
  2. M8] СПИКУЛУМ 1,28 КОЗЕРОГА
  3. АНДРЕЙ. Узнаю Ваньку. Он с детства – ботан и энтузиаст.
  4. Асцелла 14,20 КОЗЕРОГА
  5. В Алжире есть озеро, в котором вместо воды — чернила
  6. ВЕГА 16,01 КОЗЕРОГА
  7. Взгляни вниз на это прекрасное озеро. Я родился неподалеку от него, вон там моя деревня.

Я сидел на остановке общественного транспорта, как будто просто ждал автобус, казалось бы, так привычно и так естественно. Она была для меня в этот момент наподобие спасательного круга ожидания. Словно ожидание, наконец, снова наполнилось смыслом, было целесообразным. Это было настолько привычным, что если бы сейчас сюда подъехал автобус наполненный людьми и забрал бы меня к чёртовой матери отсюда – это было бы естественней естественного, но и в то же самое время было бы самым великим счастьем для меня. На некоторое время я позабыл обо всём, что происходило со мной за эти дни. Забыл о пустоте, об усталости и ранах, о жаре. Я вспомнил, как когда-то сидел на подобной остановке, ждал автобус, и, выходя на другой, словно попадал в другой мир. Тогда я был ещё маленьким ребёнком. Всё казалось таким великим и непознанным. Проехать несколько остановок на автобусе для меня было великим путешествием.

И действительно! Это была словно та самая остановка! Будто я приезжал сюда с друзьями на озеро. Хотя я сейчас бы не назвал их друзьями как таковыми, это были дворовые парни, занимались кто чем, кто-то увлекался велосипедом, кто-то скейтбордом, один играл на гитаре, только вот я сам ничем не увлекался.

Я встал и медленно побрёл в сторону, абсолютно наугад, подвластный внутреннему «путеводителю». С другой стороны дороги началась некая протёртая тропинка, она сама попалась мне на глаза, в начале тропинки на большой кривой гвоздь была приколочена дощечка с надписью «к озеру». Ещё метр и я уже повернул налево, боясь споткнуться, сбежал с высокой дороги прямо вниз по насыпи, и уже уверенно шагал по пыльной тропинке навстречу к озеру, прямо по направлению указателя. Иногда спотыкаясь о камни, я шёл, шурша подошвами, комары лезли в уши, а мушки в глаза. В детстве я представлял, будто если мушка погибает в глазу у человека, то на родине она становится национальным героем. Ну, или как минимум, ей дают какую-нибудь премию посмертно.

Я прошёл первые сто метров, слегка свернул налево, и уже совсем скоро передо мной открылся уютный песчаный бережок. Он представлял собой край небольшой заводи большого, еле обозримого озера. Рядом с озером было не так жарко – по чуть трепещущей глади бегал шустрый тёплый ветерок и приносил ко мне чувство благоговения. Я подошёл поближе к воде и сел на песок, сложив ноги крестом. Словно очищенный от всего лишнего, я заполнялся единением с объективностью, которая в последние дни не уставала преподносить мне сюрпризы. «А может действительно, всё не так плохо как кажется?». Я глубоко вдохнул этот чистый влажный воздух моих воспоминаний, достал бутылку с водой и отпил пару глотков. Это озеро было точь в точь как озеро моего детства. Может они просто напросто все «на одно лицо»?

Мне уже словно и не хотелось никуда ехать, что-то искать, что-то спрашивать у самого себя. Всё вмиг показалось таким очевидным и простым. Всё действительно было просто – проще не придумаешь: вот – Я, а вот – то, что к моему «я» не относится. Всё остальное будто и не имело значения. Наверное, мне лишь казалось, пока я был скованный рамками привычной игры, будто всё что мне показали, и является миром как таковым. Будто то, что я видел на экране моей жизни на протяжении многих лет – это всё, чего я достоин. Теперь я воспринимал это как некий узкий коридор, из которого я не мог выйти, постоянно запинаясь о пороги сомнения и самоограничения. В свою очередь коридор этот вёл к двери, открывающей мир настоящий, полноценный, без оговорок и погрешностей, без наших дозволений, шаблонов и стереотипов, БЕЗ НАС.



Мир этот настолько велик и безграничен, самодостаточен и абсолютен, что сущность человека, будто скорбящая по своему счастью, просто не видится как волос на ярком солнце. Сущность эта в свою очередь, противопоставленная «миру без нас» и делала людей самими собой лишь потому, что отрицала в людях идеальность. Лишь попадая под ресницу сущего, волос этот становился существенным фактором для всего организма «мира без нас».

Загрузка...

И вот, словно попав в прошлое, я сидел почти на том же месте что и пятнадцать лет назад, и воспринимал мир настолько непосредственно, насколько можно позволить себе быть неидеальным.

Наверное, я мог бы сидеть так на песке насколько веков или пару жизней подряд, если бы у меня была такая возможность. Я не торопясь встал, подошёл к воде, и умыл своё потное, уставшее лицо. Но когда вода успокоилась от всплесков, я некоторое время не мог оторвать взгляд от отражения. С другой стороны водной глади на меня смотрел молодой мальчик! Я протёр свои глаза, он тоже сделал это, кажется на мгновение позднее. Как будто он копировал меня, копировал даже внешне, но был моложе лет на десять или больше. Не скажу, что я был шокирован или хотя бы удивлён. И это самое странное! Я снова уселся на песок, изредка поглядывая на воду. На первый взгляд в ней не было ничего мистического или загадочного. Вся ненормальность, казалось, осталась с этой стороны плёнки водного натяжения. «Что происходит?»

— Что происходит? – отчеканил я однотонно как робот. В ответ я услышал лишь шум зелёных листьев. Что-то точно происходило во мне. Но я пока не был в состоянии осознать что именно.

Ещё некоторое время прошло в тишине слов, и в шорохе крон деревьев. Ещё некоторые вопросы в голове мягким пером зависли в воздухе моего недоосознания. И наконец, ещё несколько неуверенных заявлений самому себе в том, что я в порядке, воспользовались своим правом на существование.

Наконец я встрепенулся, для пущего эффекта даже потряс головой как мокрая собака. Резко встал, развернулся и маршевым шагом пошёл в направлении дороги.

Всё что мне казалось, мерещилось или виделось, для меня сейчас не должно было являться первостепенным, ведь мне надо искать ответы, а не морочить самому себе голову. Это всё происходило вне зависимости, хочу я этого или нет. Надо отвлечься на реальность – это похоже на то, как геймер, играющий постоянно в свою любимую игру, вынужден пойти в магазин за продуктами, чтобы просто не умереть с голоду, и заходя туда, не забывает «сохраниться» у кассы. Я сейчас так же перепутал миры, где виртуальная реальность, а где истинная?

Пока я размышлял, я уже вышел на дорогу и уверенно двигался по направлению к моему дому. Надо было вернуться к своим насущным проблемам.

— Так, кажется, я хотел найти новую машину? – диалог с асфальтированной поверхностью дороги

Я шёл и яростно оглядывал окрестности. Как ищейка активно внюхивается в почву под лапами, когда ищет преступника, я так же въедался своими сверлящими зрачками в окружающее меня пространство. Справа я заметил съезд в гаражный комплекс. До него оставалось пройти всего каких то метров сто. И вот через пару минут и я уже шёл между двух гаражных массивов. «Ну давай давай! Неужели ни один бедолага не рылся в своей машине, пока все куда-то пропадали?». Наконец, мой поиск насытился приоткрытыми впереди воротами одного из гаражей. Я в спешке подбежал к нему и боком заглянул в бокс. Это было похоже на то, как в старых мультиках несколько героев в ряд выглядывают одновременно из-за угла. Я оглядел гараж: ничего особенного, по стенам висят инструменты, в углу верстак с огромными ржавыми тисками. Но самое главное – в центре красовалась маленькая городская малолитражка, будто бы заехав в гараж не по размеру, она осталась здесь на несколько часов погостить. Я чуть было не заметил её сначала, она точно была создана не для того чтобы привлекать внимание. «Ну замечательно! Весь город битком набит джипами и спорткарами, а мне попалась эта реактивная табуретка!».

Я медленно подошёл к машине, дёрнул ручку, дверь со скрипом отворилась. Сел на сидение, повернул ключ. Маленькая машинка то кашляла, то чихала, то тарахтела как сумасшедшая, но никак не хотела заводиться. Через несколько попыток, пару этажей мата и некоторого времени уговоров она поддалась. Я, глубоко вздохнув, включил заднюю передачу, оглядел гараж, словно прощавшись с ним, и отжал сцепление. Через некоторое время лавирования в гаражных массивах я таки оказался на трассе и стремительно мчался к месту назначения.

Внутри у меня было неоднозначное состояние: с одной стороны необъяснимая тревожность, наверное, поддерживаемая страхом дороги от недавней аварии, или же моими галлюцинациями, а может голодом и общей истощённостью. Но с другой стороны, я был как будто уверен, что всё будет хорошо, что всё самое страшное уже позади, а впереди лишь чистое полотно заполнения спокойствием. Как будто кто-то мог защитить меня в самый тяжёлый момент. Но, сколько бы я ни старался полноценно описать это состояние, у меня ничего не получится – это тоже самое, что и рассказывать сон, когда ты уже почти всё забыл: образы уже слишком вялые, слова не подвязываются к всплывающим кадрам.

Я ехал, насвистывал какую-то мелодию из головы и старался ни о чём не думать. Временами оглядывал окрестности. По краям трассы были высокие бетонные заборы. За ними виднелись какие-то промышленные строения, то ли заводы по производству чего-либо, то ли склады или сортировочные станции. Надо мной проносились то различные газовые трубопроводы со знаками их высоты, то пешеходные переходы через дорогу с разноцветной рекламой по бортам. Постоянно приходилось сбавлять скорость на железнодорожных переездах, которые соединяли эти две независимые друг от друга стороны дороги. Некоторые из этих переездов ещё недавно работали во всю, а некоторые настолько заросли травой и засыпались грязью, что казалось, их забыли сразу же как построили. Газопровод за газопроводом, мост за мостом, переезд за переездом. Из жизни в жизнь мы проезжаем мимо них, и они нехотя становятся свидетелями увядания нашего существа. Эта дорога как млечный путь: два забора, и я между ними как вечный путник между двух эвклидовых прямых, которые никогда не пересекутся.

Что-то напомнила мне эта грустная трасса. Нет, не те другие такие же вялые, усыпляющие дороги, как снотворное в стакан. И не повторяющиеся накопированные пересекающие взгляды водителей мосты. Просто я словно уже ездил здесь пару дней назад, может даже в этой же машине, а может и нет, может даже с подобными мыслями, но скорее всего с другими, может ехал в параллельной вселенной, ну или в этой же самой. О чём же я думал? Или может о ком?

— МАРИ! ТОЧНО!! – я вспомнил! От своего неожиданного и громкого крика я даже чуть не потерял управление. Но сбавив скорость, снова вернулся на свою полосу.

Я ехал по этой дроге с Мари, за рулём сидел Артур и что-то нам рассказывал. Только вот что именно? Остро заточенной лопатой стремления докопаться до правды я всё глубже и глубже копал свои воспоминания. Они казалось, уже начали кровоточить, как натёртые мозоли на руках. Но я никак не мог вспомнить главного. Мари… Куда же мы ехали и зачем? Что в итоге произошло? Из всей цепочки воспоминаний получалась замысловатая плохо смонтированная короткометражка: работа, турагентство, Бар, Мари, мы в машине на этой трассе… Всё!

Информация закодирована, нет доступа к файлу, права ограничены в связи с постановлением суда… Я чувствовал себя бессильной маленькой букашкой под мухобойкой, младенцем перед надвигающимся катком.

Но то, что я оказался на этой дороге, дало мне толчок вспомнить хотя бы это! И это уже большая удача.

Я начал сопоставлять вновь всплывшие у меня в голове воспоминания с уже имеющейся информацией. Скорее всего, Артур действительно знал что произойдёт, и это было связано с тем перевооружением стратегических войск, а раз он вез нас с Мари в машине невесть куда, то, стало быть, мы как-то были в этом замешаны! Он, наверное, действительно оставил мне подсказки, чтобы я таки докопался до сути. Да и кому кроме него это надо? Опять бредовые варианты: Заговор? Кого против кого? Мировая война? Тогда кто её начал и кому это было нужно? И самое главное, почему и зачем я остался жив? И есть ли ещё выжившие? Я надеялся, что вскоре узнаю ответы на эти вопросы. «Ну спасибо тебе Артур за такой подарок на день рождения, удружил». И если дальше всё так же пойдёт по его плану как по маслу, то я вспомню всё до конца и приеду в итоге на «место преступления».

Я давил на газ, стараясь как можно быстрее добраться до пункта назначения.

На душе у меня было состояние, подобное, наверное, состоянию священника на литургии, когда он целиком и полностью отождествляет себя с верой в милость Божью. Я так же сейчас уповал на некие всевышние силы в лице Артура, как будто от меня уже ничего не зависело и я скользил по накатанной.

«А если я упущу один из элементов цепочки? А может я уже упустил!? – пронеслась мысль, дозволением фундаментального сомнения

— Упустил… Что же я мог упустить? – спросил я у пыльного лобового стекла

Моя мысль словно зацепилась за ветку, мимо которой я проносился, и оттягивала меня назад. Чем больше времени проходило с момента появления этого вопроса, тем больше мне становилось не по себе. И вот через секунду моя натянутая резинка соскочит и прилетит обратно. Это струна, на которой играет сам сатана.

Я снова очнулся от раздумий, и лишь отвёл глаза от дороги на очередной пролетающий надо мной мост – один миг, и я словно вычленил что-то из общей картины: на мосту стояла чья-то фигура! Я тут же обернулся назад вслед убегающему прочь мосту, и начал бешено вглядываться через забрызганное грязью заднее окно машины. Одинокая фигура на мосту раздвинула руки, и не задумываясь сиганула вниз! Она падала так долго, что я бы успел разглядеть лицо: эти рыжие яркие волосы, эта комплекция… Да это же Мари!!

Я тут же ударил по педалям. Машина засвистела и пошла юзом. От такого резкого торможения я сбил головой зеркало заднего вида. Но как только машина остановилась, а может даже и раньше, я как дикий, загнанный зверь бросился в сторону моста, который остался позади в пару сотен метрах.

— Мари! Нееет!! – я бежал и спотыкался, я словно плакал навзрыд, я хотел кричать, но получалось лишь всхлипывать и хрипеть. Я разучился дышать, видеть, слышать, я лишь бежал, плакал, орал, боялся. Я не мог допустить мысль, подобная мысль запрещала мне жить дальше. Я как будто бы уже смирился с тем, что её не стало, не стало лишь для меня тогда – несколько лет назад, не стало сейчас – вместе со всеми остальными, но я не смогу выдержать это ещё раз!!! Я бежал, как будто от этого зависели жизни миллиардов, но по-настоящему мне было на них наплевать! Наверное, лишь одна жизнь зависела от этого – только я пока не мог понять её или моя.

Ещё несколько шагов и я оказался под мостом.

— Мариии! Это Я Адам!! – я оглядывался по сторонам, смотрел на асфальт, задирал голову наверх, но ни здесь ни там никого не было!

Головокружение, землятресение в голове, антистабильность, свист в ушах, перед глазами пелена, словно бельмо не даёт мне сфокусировать взгляд. Я быстро моргал, чтобы хоть что-то увидеть – вместо картинки лишь размазанная клякса, вместо тела – ватная кукла, и в ней тысячи длинных острых игл.

Я упал на асфальт как эпилептик, навзничь рухнул в случайной позе. Лежал, уставившись в нижнюю часть моста, и шептал чуть слышно:

— Мари, зачем ты ушла снова, я так тебя люблю…


Дата добавления: 2015-07-26; просмотров: 96 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Глава 2. Работа и турагентство | Глава 3. Сон и пустота | Глава 4. В баре | Глава 4. Сон и редакция | Глава 6. В баре | Глава 7. Библиотека | Глава 8. Погоня | Глава 9. Авария | Глава 10. Лесопилка | Глава 11. Тусовка армагеддона и шоссе |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Глава 12.Звонок смерти и ссора| Глава 14. Бойцы на лесопилке

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.027 сек.)