Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Психологическая антропология 4 страница

Читайте также:
  1. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 1 страница
  2. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  3. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  4. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  5. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  6. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница
  7. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница

стороны сознания, состоит в том, что они как бы "оценивают" жизненное

значение для субъекта объективных обстоятельств и его действий в этих

обстоятельствах, придают им личностный смысл, который прямо не совпадает с

понимаемым объективным их значением. При определенных условиях несовпадение

смыслов и значений в индивидуальном сознании может приобретать характер

нестоящей чуждости между ними, даже их противопоставленности.

В товарном обществе эта чуждость возникает необходимо и притом у людей,

стоящих на обоих общественных полюсах. Наемный рабочий, конечно, отдает себе

отчет в производимом им продукте, иначе говоря, он выступает перед ним в его

объективном значении (Bedeutung), по крайней мере в пределах, необходимых

для того, чтобы он мог разумно выполнять свои трудовые функции. Но смысл

(Sinn) его труда для него самого заключается не в этом, а в заработке, ради

которого он работает. "Смысл двенадцатичасового труда заключается для него

не в том, что он ткет, прядет, сверлит и т.д., а в том, что это - способ

заработка, который дает ему возможность поесть, пойти в трактир,

поспать"109. Эта отчужденность проявляется и на противоположном общественном

полюсе: для торговцев минералами, замечает Маркс, минералы не имеют смысла

минералов110.

Уничтожение отношений частной собственности уничтожает эту

противопоставленность значений и смыслов в сознании индивидов; их

несовпадение, однако, сохраняется.

Необходимость их несовпадения заложена уже в глубокой предыстории

человеческого сознания, в существовании у животных двух видов чувственности,

опосредствующих их поведение в предметной среде. Как известно, восприятие

животных ограничено воздействиями, сигнально связанными с удовлетворением их

потребностей, хотя бы только эвентуально, в возможности111. Но потребности

могут осуществлять функцию психической регуляции, лишь выступая в форме

побуждающих объектов (и, соответственно, средств овладения ими или защиты от

них). Иначе говоря, в чувственности животных внешние свойства объектов и их

способность удовлетворять те или иные потребности не отделяются друг от

друга. Вспомним: собака в ответ на воздействие условного пищевого

раздражителя рвется к нему, лижет его112. Однако неотделимость восприятия

животными внешнего облика объектов от его потребностей вовсе не означает их

совпадения. Напротив, в ходе эволюции их связи становятся все более

подвижными и до чрезвычайности усложняются, сохраняется лишь невозможность

их обособления. Они разделяются только на уровне человека, когда во

внутренние связи обеих этих форм чувственности вклиниваются словесные

значения.

Я говорю, что значения вклиниваются (хотя, может быть, лучше было бы

сказать "вступают" или "погружаются"), единственно для того, чтобы заострить



проблему. В самом деле: ведь в своей объективности, т.е. как явления

общественного сознания, значения преломляют для индивида объекты независимо

от их отношения к его жизни, к его потребностям и мотивам. Даже для сознания

утопающего соломинка, за которую он хватается, все же сохраняет свое

значение соломинки; другое дело, что эта соломинка - пусть только иллюзорно

- приобретает в этот момент для него смысл спасающей его жизнь.

Хотя на первоначальных этапах формирования сознания значения выступают

слитно с личностными смыслами, однако в этой слитности имплицитно уже

содержится их несовпадение, которое далее неизбежно приобретает и свои

открытые, эксплицированные формы. Последнее и делает необходимым выделять в

анализе личностный смысл в качестве еще одной образующей систему

индивидуального сознания. Они-то и создают тот "утаенный", по выражению

Л.С.Выготского, план сознания, который столь часто интерпретируется в

психологии не как формирующийся в деятельности субъектов, в развитии ее

Загрузка...

мотивации, а как якобы непосредственно выражающий изначально заключенные в

самой природе человека внутренние движущие им силы.

Вопрос

Сознание представляет собой многомерное образование. В этой связи в психологии зафиксированы различные подходы к выделению элементов, образующих сознание (его структуры). Одно из первых представлений о структуре сознания принадлежит З.Фрейду, согласно которому сознание имеет иерархическую структуру и включает в себя подсознание, сознание и сверхсознание. Подсознание и сверхсознание образуют состав бессознательного.

В отечественной психологии сложился другой подход к анализу структуры сознания. Л.С.Выготский, развивая философские представления об онтологии сознания, писал, что в сознании, как и в мышлении, можно выделить два слоя: сознание для сознания и сознание для бытия.

А.Н.Леонтьев, продолжая линию исследований сознания, намеченную Л.С.Выготским, поставил вопрос о том, из чего образуется сознание, как оно возникает, каковы его источники. Он выделял в сознании три образующих: чувственную ткань образа, значение и личностный смысл.

Предложенная структура сознания была дополнена и развита В.П.Зинченко. В сознании, помимо чувственной ткани, значения и смысла, выделялась биодинамическая ткань движения и действия.

В новой схеме значение и смысл образуют рефлексивный или рефлексивно-созерцательный слой сознания. Бытийный или бытийно-деятельностный слой сознания составляют чувственная ткань образа и биодинамическая ткань живого движения и действия. В итоге получается двухслойная уровневая структура сознания и четыре единицы его анализа.

14вопрос
И. И. Чеснокова понимает самосознание как единство трех сторон: познавательной (самопознание), эмоционально-ценностной (самоотношение) и действенно-волевой (саморегуляция). Подчеркивается процессуальность самосознания, несводимость его к конечному результату. Здесь имеется в виду процесс накопления знаний о себе, который не приводит к конечному, абсолютному знанию, но делает знание все более адекватным. Самосознание, согласно Чесноковой, представляет собой процесс, сущность которого состоит в восприятии личностью многочисленных образов самой себя в различных ситуациях и в соединении этих образов в единое целостное образование - представление, а затем и понятие своего собственного «Я». В результате этого процесса формируется обобщенный «образ Я». Здесь самопознание представлено как обобщение, при котором в последовательности образ восприятия - представление-понятие из многочисленных образов самого себя в различных ситуациях выделяется общее, устойчивое. Самосознание как противоречивое единство понимается как единство изменчивого и устойчивого в отношении личности к себе.

Наиболее частные, существенные черты личности выделяются как постоянные, устойчивые, преходящие - изменчивые. В зависимости от изменения ситуации, в которой личность живет и действует, возможно изменение этого соотношения - ие-то компоненты изменчиво переходят в устойчивое и,наоборот. Самый важный устойчивый компонент - «более или менее постоянное содержание самооценки, в которой отражается уровень знания личностью себя и отношения к себе». Этот относительно устойчивый компонент является, по мнению автора, необходимым внутренним психологическим условием тождественности личности, ее константности. Одним из ведущих исследователей самосознания человека — B.C.Мухиной — разработаны и описаны структура самосознания и ее развитие в онтогенезе [42]. Под структурой понимается «совокупность устойчивых связей объекта, обеспечивающих его целостность и тождественность самому себе, т. е. сохранение основных свойств при различных внешних и внутренних изменениях». При этом выделяются следующие основные структурные компоненты самосознания: осознание имени, притязание на признание, временное осознание, половая идентификация, осознание прав и обязанностей.

Обращаясь непосредственно к изменению структуры самосознания в онтогенезе, В.С. Мухина выделяла следующие особенности.

• В основу структуры личности ложится выделение ребенком себя как персоны. Имя собственное становится тем ядром, которое в совокупности с Я выражает сознаваемую человеком собственную сущность. Индивид в процессе онтогенеза «вживается» в свое имя, оно становится для него частью его сущности. Оно изменяет свою форму в зависимости от контекста ситуации и может быть уменьшительно-ласкательным или именем-отчеством и т. п. Идентифицируясь с формой имени, человек выбирает соответствующее ситуации и поведение. На протяжении жизни человека меняется суть осознания собственного физического облика, особенно ярким примером может служить изменение телесного самовосприятия в младшем подростковом возрасте, когда оно становится фрагментарным. Таким образом, в первое, изначальное звено структуры самосознания входит единство имени собственного, Я и определенного физического облика.

• Притязание на признание также претерпевает изменения в процессе онтогенеза. Так, маленькому ребенку присуще стремление «быть хорошим», которое выражается в старании сделать то, что понравится маме и папе. У подростка выходит на первый план притязание на признание его внутреннего мира окружающими. Притязание на признание взрослого человека чаще всего связанно с его социальным успехом.

Чувство половой принадлежности также влияет на формирование личности. Эта структурная единица самосознания заполняется через подражание ребенка взрослому одного с ним пола. В результате у ребенка формируется чувство тождественности с определенным полом. С этим чувством связано многое и в поведении взрослого человека, и в его мировоззрении и

очень часто проявляется в стереотипном восприятии, например, социальных ролей.

• Психологическое время личности определяет историю развития вышеперечисленных изначальных основ самосознания. Образы памяти и воображения помогают соотносить свое Я во всех временных интервалах. Наличие осознаваемой перспективы в будущем стимулирует личность к развитию. Этот факт становится особенно значимым в пожилом возрасте. Восприятие времени человеком меняется на протяжении его жизни. Так, для пожилого человека значительно удлиняется субъективное восприятие прошлого при сокращении настоящего, последние 15 — 20 лет жизни сжимаются до восприятия их как настоящего.

• Бытие в социальном пространстве включает в себя осознание прав и обязанностей личности. Маленький ребенок быстро узнает о том, что и как он должен делать, чтобы «быть хорошим», но до определенного времени не осознает значения своего права на права. В подростковом возрасте картина меняется: теперь ребенок намного лучше знает и признает именно свои права, но в специфическом контексте данного возраста. Взрослый человек принимает на себя множество обязанностей, а его права прописаны в законе. Отношение к правам в пожилом возрасте становится более щепетильным, поскольку считается, что наличие жизненного опыта «повышает право на права», иногда даже появляется претензия на «право на обязанности», возможно из-за страха «оказаться не у дел». Так, для В.В. Столина, принцип вычленения трех уровней активности человека (органический, индивидный и личностный), реализованный применительно к онтогенезу самосознания, остается основополагающим и при введении представления об уровневом строении самосознания: в системе органической активности, в коллективной предметной деятельности и в системе личностного развития. На каждом из этих уровней самосознание выступает в качестве механизме обратной связи, интегрирующего активность субъекта, регулирующего его деятельность, поведение.

Для каждого уровня самосознания В.В. Столин выделяет особые составляющие единицы. На уровне органического самосознания такая единица имеет сенсорно-перцептивную природу. Главное же внимание В.В. Столина направлено на определение и анализ единиц самосознания на индивидном и личностном уровнях. Выделенное им понятие смысл «Я» и лежит в основе составляющих единиц самосознания данных уровней. Смысл «Я» порождает как отношение к мотиву или цели релевантных их достижению качеств субъекта и оформляется в самосознании в значениях (когнитивный аспект) и эмоциональных переживаниях (эмоциональный аспект).

Таким образом, большинство авторов рассматривают самосознание как средство саморегуляции субъекта деятельности на основе самопознания и эмоционально-ценностного отношения.


Дата добавления: 2015-07-07; просмотров: 245 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Структура | Необихевиоризм | Когнитивная психология | Психологическая антропология 1 страница | Психологическая антропология 2 страница | Самосознание и Я- Концепция. | Самооценка и уровень притязаний (Л.В. Бороздина). | Динамика самосознания и личности. | Понятие о направленности личности | Мотив как личностное образование. |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Психологическая антропология 3 страница| Когнитивный, эмоционалный, оценочный, регуляторный аспекты самосознания.

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.009 сек.)