Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

Подчасть вторая 1 страница

C7H5(NO2)3 1 страница | C7H5(NO2)3 2 страница | C7H5(NO2)3 3 страница | C7H5(NO2)3 4 страница | C7H5(NO2)3 5 страница | Возраст школьника и шанс купить желанный продукт находятся в прямо пропорциональной зависимости: чем старше школьник, тем выше этот шанс. | Глава 11. Репетиционная неделя 1 страница | Глава 11. Репетиционная неделя 2 страница | Глава 11. Репетиционная неделя 3 страница | Глава 11. Репетиционная неделя 4 страница |


Читайте также:
  1. 1 страница
  2. 1 страница
  3. 1 страница
  4. 1 страница
  5. 1 страница
  6. 1 страница
  7. 1 страница

Глава 14. Колбаса

Итак, каникулы начались. Конечно, я встретил их с необычайно радостными чувствами, и, пусть погода была уже далеко не летняя, но снега не предвиделось, - а это не могло не настраивать на оптимистичный лад. А вообще я крайне не люблю позднюю осень, особенно ноябрь, - гадкий месяц. Понятно, что это ещё не зима, но в том вся и пакость, что она ещё впереди, - значит, впереди морозы, метели, холода, темнота, - но уже и сейчас поддувает… А главное – в ноябре так мало солнца!.. Да и вообще день крайне укорочен… Только приходишь из школы, - и уже через шестьдесят минут – мрак. Ну что хорошего?! А если задержишься на часок-другой, то и вообще света белого не увидишь. Ощущение, будто ты в тундре с её полярной ночью. Да ещё этот холод…

Впрочем, наступили каникулы, - и все мои скверные мысли о ноябре на время улетучились. Этому способствовала и погода – она была, как ни странно, вполне неплохой. Да, темнело рано, но солнце всё-таки ещё не спешило покидать Северную столицу. Холод чувствовался только поздним вечером и ночью, а днём царила благоприятная теплота – столбик термометра поднимался до уровня в десять градусов Цельсия. Для ноября это good.

Разумеется, я рассчитывал провести эти каникулы весело. Планировал сходить и на футбол, и в бильярдный клуб, и в кинотеатр!.. И про велосипед с роликами не забывал!.. Договаривался же, в основном, с Костей – по телефону и на vk.com.

Из наших с ним разговоров я понял, что он сейчас занят организацией различных дел. Что ж, Костя всегда любил собирать народ самостоятельно, - так что я вполне чувствовал степень его заинтересованности в этих делах. Конечно, звонки мои имели некоторые цели, не касающиеся обсуждения и организации нашего компанейского времяпрепровождения, - к примеру, я хотел рассказать Таганову про фотографию, найденную в лаборантской кабинета Бандзарта, … но пока решил ничего не говорить. Всё же это очень важная и, я бы даже сказал, - особенная тема, поэтому к ней надо будет подойти крайне серьёзно … и не сейчас.

Кроме того, я поставил себе ещё одну цель – попытаться во что бы то ни стало найти Болта. Ну, может, «во что бы то ни стало» - это громко сказано, но пусть Читатель поймёт мои намерения и надежды. Увы, в октябре они закончились полным провалом и, наверно, даже позором… Да, я по-прежнему думаю, что тем человеком, мимо которого я пробежал, когда спешил на занятия, был Болт, - и, конечно, я полностью во всём виноват, ибо проявил себя как последний дурак, и хорошо ещё, что никто из Компании моей неудачи не увидел!.. Но пусть это будет лишняя мотивация для меня. На прошлых неделях мне мешали занятия в школе, я думал об учёбе, у меня было немного свободного времени, - однако теперь у меня есть аж семь дней, чтобы всё-таки найти его. Ради Сани и ради Компании.

Но странная вещь: несколько раз в октябре я появлялся-таки во дворе Болта. Мотался повсюду, искал его… Но так нигде и не встретил. Это весьма удивительно, ибо, как я уже говорил, Болт – человек двора, и, согласно всем теориям вероятности, хотя бы один раз я всё же должен был его встретить. Однако… не встретил… Был, правда, тот злополучный момент, когда я пробежал, и, может, он и соответствовал положениям теории, но… Если это так, - то это уже форменный закон подлости, получается, ибо во все те дни, когда я намеренно ходил по двору Угарова, дабы увидеть его, мне даже ни один отдалённо похожий на Болта человек не встретился. Но вот тогда, когда я был одержим ужасной спешкой, он заявился! Причём внезапно! Если, конечно, это точно был он.

Впрочем, я понимал, что Болт может находиться где угодно. Если не в своём родном дворе, то, вероятно, в другом… Если не в Купчино, то, возможно, в Рыбацком… Кстати, Болта, как я уже, может, говорил, в родных местах все очень хорошо знали и ненавидели, так что повод скрываться у него, пожалуй, был… Но неужели всё так серьёзно?..

В попытках это узнать и проверить мне пришлось мотаться чуть ли не по всему Купчино в поисках Болта. Я обошёл множество дворов и посетил океан улиц. Простые прохожие могли видеть меня как на Белградской, так и на Софийской; как на Фучика, так и на Малой Балканской… Но нигде я не видел того прохожего, который так интересовал меня.

Толку в моих «странствиях» действительно было мало. Я вполне осознавал, что в момент моей прогулки по улице Димитрова Болт может любоваться красотой Стрелки, или открывать для себя Девяткино, или познавать Ленинский… Ведь если правда всё то, о чём так эмоционально говорил мне Саня в сентябре, то, в принципе, после кино он вполне мог в пух и прах разругаться со своими родителями и на эмоциях уехать куда подальше, забив на школу и даже на всех своих друзей из Купчино. А там и до маргинализации недалеко!.. Вот и вся судьба!

Но во мне по-прежнему жила надежда. Надежда на то, что в будущем нас ещё ждут и встречи, и разговоры, и вечеринки… Но – главное! – дружба – то самое святое, что связывает нас и его. Пусть хоть она вечно будет с нами.

Итак, найти Болта – это моя личная цель, и немногие знают о моём настрое. Даже Саня не знает. Хотя и он, конечно, пытается связаться с другом. Ах, если бы успешно!.. А то ведь я не вооружённым глазом вижу, как он изменился. Таким грубым стал, пессимистичным, … не шутит, не смеётся, … снова начал курить… Вот и в воскресенье, когда мы в очередной раз собрались на футбол, я первым делом, из всей Компании, заметил Саню с сигаретой. Он одиноко стоял у забора.

- Опять увлёкся? – спросил я.

- Да так, - отвечал он, - по пути у друга стрельнул.

- Чё за друг?

- Знакомый один. Одноклассник Болта.

Я сразу понял, что он неспроста употребил это слово. Может, почувствовал, что меня тоже беспокоит эта тема?.. Тут же спросил:

- Не слышно там о нём?

- Да нет. – ответил я и добавил: - Вроде… - не знаю, зачем добавил?.. Может, хотел как-то смягчить свой ответ?.. Но я не соврал. Действительно, ни одной новости о Болте ни у кого в Компании не было.

- А дворовые чё говорят? – спросил Саня со скрытой, но всё же заметной заинтересованностью.

- Да разное…

- Ну?

- Да, в основном, только колкости да смешки. Радостью делятся…

- Понятно. – отрезал Саня и потушил сигарету.

Народ, тем временем, уже собирался. Отмечу, что встретиться у поля мы договорились в 9.45. Постепенно рассветало.

Подошла практически вся мужская часть нашей дружной Компании. Разумеется, подоспел и Костя.

Мы отошли в сторону – разминаться и тренировать пас. На стадионе и около него, несмотря на достаточно раннее время, опять царило вавилонское столпотворение, - так что нам пришлось быстро создавать ещё не сформированную окончательно команду и заявлять её в очередь. А дальше – ждать. Впрочем, мы чувствовали, что минуты терпения не будут напрасными, ибо Костя собрал очень боеспособную шестёрку. В ней, под капитанством Таганова, значились также я, Кирилл, Лёха, Павел и Лёня Паровозов, наш давний приятель и большой любитель командных игр. Для Читателя скажу, что остальные игроки, такие, как Арман, Джахон, Миша, Саня и многие другие, разбрелись по самым разным командам и теперь тоже ждали своей очереди.

Я не знаю, что о нас думали соперники, но, когда началась игра, все собравшиеся вмиг смогли оценить силу нашей команды. У нас получалось многое, если не всё. Четыре подряд игры мы рвали и метали на поле, унижая всех по очереди конкурентов, но началась пятая. В принципе, она не должна была чем-то отличиться от предыдущих, ибо силы, исходя даже из одних составов, были явно не равны, да и усталости мы после нескольких проведённых игр совсем не чувствовали. Спустя две минуты Павел уже забил первый гол, и теперь от победы нас либо отделял ещё один, либо время, - этого было достаточно для того, чтобы выбить данного соперника. Команда Кости по-прежнему чувствовала кураж, и никто – даже, наверно, из всех присутствующих на стадионе – не сомневался в нашей скорой победе. Однако тут случилось непредвиденное. Пока наш вратарь – Лёха – вводил мяч в игру, Саня крикнул мне:

- Колян, бл..ть!.. Покрути башкой!

Я знал, что это означало «оглянуться назад», и повернул голову на сто восемьдесят градусов. Лучше бы не поворачивал – я был шокирован: сзади, перелезая через заборную дверь, один за другим на поле появлялись люди кавказской национальности – в количестве, не поддающемуся описанию.

- Пиз..ец! Это же даги… - произнёс Кирилл с максимально эмоциональным спокойствием.

- Вот это бл..ть!.. Их же дох..ра! – заметил Лёня.

Дагестанцев действительно было очень много – по крайней мере, в рамках этого стадиона: две полноценные футбольные команды с судьями и комментатором, да ещё штук тридцать болельщиков. Все присутствующие на поле команды, так же как и наша, были ошеломлены.

- И откуда их столько? – поражался Лёха.

- Похоже, это сборище не признанных «Анжи» талантов… - сострил Костя.

Впрочем, было уже не до смеха. Даги прочно обосновались на скамейке запасных и начали переодеваться. Достали футболки схожих цветов, и бутсы, и шорты… Даже гетры откуда-то вынули. Очевидно, они всерьёз готовились к настоящей игре – 11x11.

Тем временем совсем другая игра продолжалась на поле. Команда соперников перешла к яростным, массированным атакам, а мы, похоже, думали только о том, как бы наш футбол вообще не накрылся из-за дагов. Контрнаступления противоборствовавшей нам шестёрки были очень опасны, но хорошо ещё, что Лёха в этот день стоял на рамах не хуже Ван дер Сара в свои золотые годы в Манчестере: надёжно, достойно и уверенно. Однако отбиваться нам пришлось недолго. На поле, в один из моментов, неожиданно, медленно и спокойно выбежали два дагестанца. Они постояли полминуты, дожидаясь паузы в игре, и при первой же остановке обратились к двум представителям команды соперников.

Должен сказать, что поначалу мы как-то и не замечали особо этот разговор на четырёх. Он нам мало мешал, к тому же у нас появился шанс воспользоваться возникшим по понятным причинам численным преимуществом. Но вскоре мы обратили внимание на то, что в дискуссии участвует уже шесть человек. Разговор явно затянулся, и нам пришлось приостановить игру.

Постепенно, по мере повышения тона дискутирующих, до нас стали долетать отдельные слова и фразы. Стояли мы не очень далеко, но всё же на определённом расстоянии – на всякий случай; - но, наверно, не зря, ибо уже через минуту послышались первые жаргонизмы и мат. А затем произошло ещё одно интересное событие: один из дагестанцев неожиданно поднял вверх руку и начал ею махать. И вдруг, словно по команде, все остальные даги, завидев сей жест, отошли со своих мест и стали постепенно стекаться к месту разговора. Ещё несколько секунд, - и около центрального круга уже стояло порядка тридцати человек. Тут Костя решил, что пора и ему вмешаться, - так, он подозвал Саню (Костя хорошо знал, что Саня обожает подобные разговоры), и вместе они тоже направились к центру.

Время шло. Место, где обычно начинается игра, стало уже невероятно оживлённым, и, как говорят в таких случаях, даже яблоку было негде упасть. Костю с Саней мы уже давно потеряли из виду, но они наверняка ещё стояли там, ибо разговор всё не кончался. Напротив, чувствовалось, что агрессия только нарастает. В конце концов, мы не выдержали и, гонимые любопытством, тоже пошли к кругу.

Подойдя, мы сразу поняли, что там уже вовсю идёт крайне жаркий диспут. Это было понятно по следующим фразам:

- А в чём, бл..ть, проблема? – вопрошал кто-то.

- Нам – зае..ись, как нужно доиграть! – поддерживали его.

- Да у нас щас реальный футбол будет! А не ваша ху..ня.– слышалось в ответ.

- Что ты там ху..нёй назвал, придурок?

- Что слышал.

- Ты б за базаром следил!..

- И кто из нас базарит?

В общем, назревала драка. Договориться желающим играть никак не удавалось, и вскоре, как и следовало ожидать, началось то, что Саня обычно называл «скрытым мясом». Зачинались отдельные стычки, или сопротивления головами, кое-где между шестью людьми завязывались лёгкие потасовки, последовала толкотня… К счастью, до более жёстких вещей дело не дошло, да и тяжких последствий удалось избежать – вовремя успокоились. Но договориться удалось только на ещё один час игры. Затем наступит их время – время дагов, - и на том наш футбол в конкретно этом месте точно закончится. Но сейчас гости с Кавказа тихо и мирно вновь отправились на скамейку запасных.

А мы за несколько секунд до возобновления игры ещё успели перекинуться несколькими фразами:

- Пи..дец вообще. И как только договорились?!..

- Да понаехали, бл..ть, с..ки! – ругался Саня. – Ещё права качают!.. Пиз..оболы, бл..ть, лучше б играли в своей Махачкале!

- Надо ещё раньше собираться… - подумал Лёха.

- Куда ж ещё раньше?! – изумился Костя. – Темно же. Если только на освещённый приходить…

- Блин, остался час. – удручённо заметил я. – Потом съё..ывать придётся…

- Ну вот х..р ли они припёрлись?! – злился Арман. Наверно, я уже говорил Читателю о том, что он ругался матом только в таких – исключительных! – случаях.

- Прям футболисты пришли! Сборная Дагестана, бл..ть! – не успокаивался Саня.

Итак, после этих реплик мы продолжили игру.

Эх, всё-таки не было уже у нашей команды былого преимущества. Видимо, из-за появившихся дагов весь кураж куда-то и пропал! Да, усталость мы по-прежнему не чувствовали, да и разве можно ещё её чувствовать после такой продолжительной паузы?!.. Но… Тактику-то нашу все уже давно изучили, ещё до появления дагов, - так что теперь нам приходилось тяжелее, чем в предыдущих матчах. Пятую игру мы всё-таки вытянули – второй гол забил Кирилл, - но вот шестую довольно быстро проиграли, причём первый гол в наши ворота залетел уже на десятой секунде. А вот, спустя две минуты, последовал и второй, - вот такие 0-2. Кстати, выяснилось ещё, что небольшую травму получил Костя Таганов – оказывается, во время той стычки с дагами кто-то из них так заехал нашему капитану по ноге, что играть после этого ему было уже довольно тяжело. Вот, может, в этом тоже скрывается корень нашего поражения.

Но всё же мы были вполне довольны своим футболом. Заметьте, какое хорошее слово я употребил: своим. Действительно, мы не плясали под чью-то дудку, а твёрдо навязывали соперникам свой футбол, заставляя их мириться с нашим стилем, - а это очень хорошо. Более того, команда Кости аж шесть игр держалась на поле (по меркам дворового футбола это совсем неплохой показатель) и проиграла только тогда, когда бы и самая сильная дружина потерпела поражение.

Наш капитан ещё долго растирал свой ушиб, а потом предложил:

- В принципе, можно остаться и поглазеть на их игру. Чувствую, у них заруба ещё та будет!

Данная мысль оказалась весьма противоречивой. С одной стороны, посмотреть на игру дагов было бы любопытно, ибо не каждый день удаётся наблюдать во дворе настоящий футбольный матч, пусть это всё-таки тоже дворовый и, к тому же, ноябрьский футбол. Но, с другой стороны, ждать предстояло ещё сорок минут… Не думаю, что это очень много, однако было б ещё и не скучно… Неудивительно, что многие наши друзья из Компании, чьи имена я даже не успел назвать, не стали дожидаться кавказского дерби и ушли. Они сослались на какие-то важные дела, и мне, признаться честно, было несколько смешно это слышать, ибо непонятно, какие такие дела могут быть у человека из Компании в это воскресное утро, да ещё в период каникул, когда надо гулять и веселиться?.. Но народ разбежался, и ушёл даже Саня, который уж точно не мог иметь какие-либо дела в этот день хотя бы только по той причине, что он вообще терпеть не мог слово «дела».

- Какие у подростка моих лет могут быть дела? Есть двор и Компания – вот главное дело! – не раз говорил он, …

…но сейчас ушёл. И не стал называть причину. Однако я догадываюсь, что тут всё дело в Болте, и только в Болте. Уж слишком редко Саней овладевает плохое настроение…

Что ж, увы, осталось не так уж и много человек, а именно, пятеро: мы с Костей, Кирилл, Павел и Лёня. Последние трое что-то очень оживлённо обсуждали, - кажется, предстоящий матч между дагестанцами, - и в их трио часто раздавался громкий смех, но я решил не вмешиваться в их веселье и подсел к Косте, который в этот момент с кем-то разговаривал по телефону, - и, кстати, уже по первым интонациям Таганова я понял, что этот разговор для него так важен, что, по-моему, … даже удивителен – тут ведь и мимика Кости сама за себя говорила. И, вообще, он, похоже, был очень заинтересован, если не заинтригован… В общем, мне всё это тоже стало интересно, и я решил подождать момента, когда этот телефонный разговор завершится, чтобы тут же обо всём Костю и расспросить.

Долго ждать не пришлось. Однако Костя, положив телефон в карман джинсов, сам обернулся ко мне, причём так резко и стремительно, что я даже несколько опешил, и поспешил обратиться:

- Держу пари, Колян, что ты и не догадываешься, кто мне сейчас звонил!.. – смешно и взволнованно проговорил он.

- Наверно, нет. Но я бы хотел узнать…

- А ты угадай! – воскликнул Костя. – Даю тебе пять попыток.

Я не стал долго думать и начал по очереди перечислять всех самых давних друзей Кости. Здесь вариантов у меня было значительно больше, чем пять, и я кого только не назвал!.. Даже имя Болта упомянул. И, кстати, на мгновение подумал, что, наверно, угадал… - уж очень интересным представлялся мне этот вариант, - но Костя отрицательно помотал головой и сказал:

- Это была Щепкина Дарья Алексеевна.

Не знаю, удивило это меня или нет, - наверно, нет; но вопрос в голове у меня всё же быстро возник:

- И какова была тема?

Тут Костя решил мне всё подробно рассказать:

- Знаешь, Коля, - начал он, - поначалу я подумал, что тема нашего разговора ничтожна. Ты же знаешь, как Щепкина любит эти увертюры – так всегда начинает, что хрен поймёшь, какая там дальше будет тема. У неё начало всегда далеко от главного. Но, впрочем, я уже привык, - так что, Бог с ним. В общем, сейчас она снова начала с далёкого, - спросила, мол, «Как я провожу свои каникулы?»

- И что ответил?

- Ну, а что я мог ей ответить? Что я мог ей сказать по этому поводу в первый день отдыха, когда ещё совсем не знаешь, как пройдёт грядущая неделя? Когда не знаешь даже, что она нам принесёт?!.. Ну, разумеется, я сказал, что всё хорошо, что сейчас я на футболе, что команды играют, что друзья рядом. Кстати, она и про друзей спрашивала, мол, «Как они?»

- Хм… Интересно. – удивлённо заметил я. – Но она молодец! Только зачем ей всё это?

- Не знаю. Может, порой ей бывает скучно – вот и начинает всем звонить, интересоваться… - впрочем, меня это ничуть не бесит.

- Странно, что ей бывает скучно. Она же творческий человек. Неужели творческие люди иногда скучают?

- Да, конечно. Правда, не все, … - но ты наверняка помнишь прошлогоднюю депрессию Лёхи?..

- Ах да, припоминаю. Он тогда целый месяц не мог ту картину дорисовать… Но мне всё кажется, что это был такой пустяк!..

- О нет! В том-то и дело, что для него это был совсем не пустяк. Для творческих людей такие вещи не являются пустяками – это действительно депрессия! – подчеркнул Костя. – И, наверно, тогда у Лёхи на кону стояла по меньшей мере его репутация… Он бросил себе вызов: действительно ли он творческий человек? – эмоционально произнёс Костя.

- Кажется, я тебя понимаю… Но ведь он тогда сумел-таки дорисовать свою картину! И даже очень хорошо!

- Да-да, ты абсолютно прав! - согласился Костя. – Он сумел. Он выполнил тот рисунок, и, как ты правильно заметил, он получился очень хорошим! Вот тут Лёха и проявил свою творческую настойчивость. И главное – он доказал прежде всего самому себе, что для него нет неразрешимых задач в живописи! В общем, он молодец! Ты знаешь, я даже после этого ещё больше его зауважал!..

- Это справедливо. – отметил я.

- Так о чём мы с тобой говорили?

- О Щепкиной, кажется…

- Да, так и есть. Ну, продолжим. Итак, Щепкина назадавала мне кучу вопросов и… - тут Костя внезапно оборвал фразу и оглянулся. Показалось, что он искал кого-то глазами, но не нашёл. Потом вдруг спросил:

- А где все?

- Ушли.

- Куда? – удивился Костя.

- Сложный вопрос. Дела какие-то…

- Дела? Дела в воскресенье? – ещё больше удивился Костя.

- Ну, типа…

- Мда… Странные люди. Очень даже странные люди. Невероятно странные люди. – медленной градацией ответил Костя.

- Но всё-таки, вы о чём-нибудь серьёзном с Щепкиной разговаривали? Или – так… - всё о ерунде какой-то?

- Нет-нет-нет! – мигом ответил Костя. – Конечно, не о ерунде. Просто главная мысль Щепкиной всегда проявляется впоследствии. Но – ты правильно сказал! – она молодец! Всегда интересуется нашим досугом! Мы для неё, фактически, - объекты творческих наблюдений и изучений. В хорошем смысле.

Тут я рассмеялся:

- Весьма почётная роль…

Костя тоже предался смеху, но уже через пять секунд изменил выражение лица на более серьёзное и молвил:

- Однако, Коля, тут всё не так смешно.

- Что «всё»? Ты о чём?

- Я об одной странности. Конечно, увертюра-увертюрой, но Дарья Алексеевна позвонила мне неспроста. Рассказ её был посвящён одному происшествию… - задумчиво сказал Костя.

- Происшествию? – переспросил я.

- Да. Видишь ли, я не случайно так долго молчал о главном – всё думал, как тебе весь этот казус передать. Но, короче говоря, сегодня Щепкина проводила некую репетицию с мелкими. Не знаю, что они там репетировали, - главное – это была самая обычная, дежурная репетиция. Происходило же всё на сцене. Наверно, кто-то ходил за кулисами, но суть не в этом. Просто представь себе, что некоторые люди совершенно спокойно гуляют по закулисью, пока другие репетируют; на то у них есть полное право; - но вдруг ни с того ни с сего раздаётся какой-то грохот! Грохот из-за кулис! И какой-то, как объяснила мне Щепкина, странный и непонятный звук пронзает ход репетиции.

- Странный звук?.. Что же дальше? – не без интриги спросил я.

- А дальше, как и следовало ожидать, началось какое-то брожение в закулисной зоне. Щепкина не видела его, но по звукам и так всё было ясно. Очевидно, что-то случилось, но пока не все понимали, что именно. Они же мелкие…

- Ну да…

- Но вскоре выяснилось, что проломился пол. Удивительно, как это могло произойти, - я сам не раз бродил по закулисью, но шаткости в покрытии нигде не замечал. Наверно, прыгали эти мелкие, … или бегали… Активности-то у них дохрена, это и так ясно. Но чтобы так… Это каким же должен быть пол?!

- Даже не представляю… - подумал я.

- И я тоже. – отметил Костя. – Но это не самое удивительное. – важно подчеркнул он. – В образовавшуюся яму свалился какой-то второклассник. Все, конечно, перепугались до смерти, ибо он закричал от боли, начали ему помогать, тянуть за руки… Дарья Алексеевна рассказывала, как она сама, засучив рукава, поднимала несчастного. К счастью, всё обошлось нормально – паренька вытянули. Но … пока вытягивали, что-то они там нашли…

- Где? В яме?

- Да. Какой-то предмет.

- Не сокровище ли? – подшутил я.

- Ну, сокровище в нашей школе точно никогда не появится, - сострил Костя, - однако штука интересная. Честно скажу, я так и не расслышал, о каком предмете шла речь… - то ли коробка какая-то, то ли шкатулка, то ли ящичек… Я уже из телефона услышал дикий галдёж, царящий в зале, так что ничего не понял. Но Щепкина так об этом говорила!.. С таким воодушевлением!.. – Костя показал несколько характерных для таких фраз жестов, однако потом сложил правую руку в локте, положил её на подбородок и стал говорить более тихо: - Но не думаю, что это актёрские приёмы. Я подозреваю, что тут всё куда серьёзнее. По крайней мере, всех учителей подняли на уши. Уже одно образование ямы не может не вызывать недоумение.

- Да уж… Но что за предмет, ты не знаешь?

- Нет, не знаю. Вообще, Дарья Алексеевна хотела, чтобы я завтра пришёл в школу.

- Зачем?

- Просит помочь починить сцену, ликвидировать яму, проверить всё покрытие на прочность…

- Ты типа рабочий?..

- Только типа. Но многие преподы уже съе..ались, и не факт, что завтра они появятся… Так что на всякий пожарный она просит меня прийти.

- Забавно.

- Очень. Но Щепкина мне сказала, что там есть какая-то неурядица с предметом – мол, его не открыть… - заявил Костя.

- Как не открыть?

- А вот так и не открыть. Представь себе, что какой-то дебил не только спрятал некоторую вещь, так ещё и решил закрыть её – наверно, на случай форс-мажора. Вот он и случился – форс-мажор. Предмет найден, да ничего с ним не сделаешь!

- Но причём тут ты? Неужто Щепкина надеется, что ты знаешь, как открыть этот ларчик?

- Этого и я не понимаю. – признался Костя. – Может, я ей нужен вовсе не для этого?.. Может, она хочет что-то мне сказать?.. – обратился он ко мне.

- Ну, понять её бывает нелегко. – ответил я. – Однако нет ли опасений, что предмет может быть нехорошим? Ведь там, чёрт возьми, всё, что угодно может быть! Бомба, отрава, какие-нибудь ядовитые змеи!..

- Ну, вряд ли так… Это уж слишком. Да и кому это может быть нужно?

- Каким-нибудь террористам, шпионам, предателям. Да много кому.

- Но это же надо умудриться – заложить взрывчатку под сцену. А до этого – проникнуть внутрь!.. Всё слишком сложно – вряд ли кто-то пойдёт на такое. Да если бы там и была бомба, - то всё бы уже развалилось на хрен, и никто бы мне не позвонил! – рассудил Костя.

- Да, пожалуй, ты прав. – согласился я. – Тогда, вероятнее всего, это просто чьи-то шутки. Просто при сооружении сцены кто-то что-то оставил.

- Возможно…

- Кстати, если предмет никак не открыть, то нельзя ли его сломать? – предположил я.

- Я думал об этом. – ответил Костя. – Но проблема в том, что мы пока совершенно не знаем, о чём идёт речь. Так что завтра надо во что бы то ни стало прийти в школу и всё выяснить.

- Согласен.

- Ты со мной? – спросил Костя так, будто уже знал мой ответ.

- Разумеется. – моментально ответил я, понимая, что ответить как-то иначе я не мог, так как во мне уже кипело страстное желание всё узнать.

- Вот и отлично. Думаю, что остальных членов Компании звать пока не будем, - шёпотом сказал мне Костя, заметив, что Кирилл, Павел и Лёня ещё никуда не ушли, а сидят рядом, но разговаривают о своём, - тем более, что Щепкина просила меня привести хотя бы ещё одного друга. Да и вмешивать в это дело весь народ пока не стоит.

- Поддерживаю. – ответил я. – Но всё же интересно, что это за предмет?..

- Потерпи немного, Коля, - завтра мы должны всё узнать.

«Эх, легко ему говорить! Сам заинтриговал меня этой странной историей, а теперь вспомнил о терпении. Да разве возможно тут сохранять спокойствие и терпение? – Уж едва ли!.. Может, действительно, не будь этого предмета – всё было бы куда спокойнее. Однако всё и так очень интересно: происшествие на сцене и проблемы с покрытием… - с чего бы это? Ведь прав Костя: столько лет выступали – и ни единого казуса. И вдруг – случилось! Может, как раз из-за срока давности?..

Яма… Ну, ясно, что яма. Только странно, что именно яма образовалась, и притом в одном месте. Ведь если везде твёрдое покрытие, то откуда же яме взяться? Должно же всё быть заделано! Не может быть никакого вакуума под покрытием! – иначе, получается, всё вообще на соплях держится?! Но это вообще решительно невозможно! Тогда просто бред какой-то выходит!!!..

А ещё предмет. Какой-то странный, неизвестный, таинственный и совершенно несуразный предмет!.. Да ещё закрытый!!.. И в яме!!!.. Уж он-то как там мог появиться? Что это, бл..ть, за мистика такая? Ведь невозможно! Хотя… Уж не связано ли это всё?.. – появление предмета и появление ямы? Да ещё проблемы с покрытием!.. Вот это интересно…

Но кто? Кто? Кто мог придумать такое: создать под сценой яму, заложить в неё предмет и заделать всё обратно? На это же только форменный психопат способен! Да и тот бы не стал… Нет, что-то тут не то. Надо разбираться…»

Так думал я пару минут, - до того момента, как Костя, пребывавший эти же две минуты в молчании, не совершил крайне резкий жест, означавший, что он что-то вспомнил, и не воскликнул:

- Фотография!

Этот выкрик был таким неожиданным и экспрессивным, что даже Кирилл, Павел и Лёня сделали трёхсекундную паузу в своём разговоре, переглянулись, посмотрели на меня, на Костю, и только потом продолжили своё общение. А я вздрогнул и, одержимый каким-то странным чувством, спросил:

- Какая ещё фотография?

- Я вспомнил! – произнёс Костя с крайним воодушевлением. – Щепкина сказала мне о том, что в той же яме, совсем недалеко от предмета, была найдена какая-то фотография. Они случайно её обнаружили – так же, как и предмет.

Тут уже впору было кричать мне. Мне вообще казалось, что сейчас это сделает за меня то чувство интриги, которое находилось пока ещё внутри меня, но уже давно рвалось наружу. Наверно, выражение моего лица в сей момент было таким необычным, что Костя, завидев его, даже решил помахать перед ним рукой.

- С тобой всё в порядке? – спросил он. – Ты, кажется, чем-то удивлён?..

- Нет-нет, … то есть да… Со мной всё норм. Просто ты так сказал…

- Как так? – не понял Костя.

- Не важно. Знаешь, пойдём пройдёмся. – вдруг предложил я. – Мне что-то надоело тут сидеть, да и насмотрелся я игры… По пути обсудим кое-что.

- ОК, пойдём. Я и сам насиделся… Да и плевать на этих дагов.

Мы попрощались с Кириллом, Павлом и Лёней, которые, очевидно, всё же решили понаблюдать за игрой дагестанцев, и пошли к выходу со стадиона.


Дата добавления: 2015-08-02; просмотров: 75 | Нарушение авторских прав


<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Глава 12. Проблемная задача| ПОДЧАСТЬ ВТОРАЯ 2 страница

mybiblioteka.su - 2015-2024 год. (0.032 сек.)