Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

C7H5(NO2)3 3 страница

КОМПАНИЯ | ПОДЧАСТЬ ПЕРВАЯ | C7H5(NO2)3 1 страница | C7H5(NO2)3 5 страница | Возраст школьника и шанс купить желанный продукт находятся в прямо пропорциональной зависимости: чем старше школьник, тем выше этот шанс. | Глава 11. Репетиционная неделя 1 страница | Глава 11. Репетиционная неделя 2 страница | Глава 11. Репетиционная неделя 3 страница | Глава 11. Репетиционная неделя 4 страница | Глава 12. Проблемная задача |


Читайте также:
  1. 1 страница
  2. 1 страница
  3. 1 страница
  4. 1 страница
  5. 1 страница
  6. 1 страница
  7. 1 страница

Но как же здорово, что в эти предсубботние сутки не было химии. Очевидно, Бог всё же сжалился над нами.

Бандзарт же обещал явиться только в субботу. Но, даже не говоря сейчас о нём, бесспорным представлялся следующий вывод:

- Заговор налицо!

Озвучил его Саня, когда мы с ним, всё в ту же пятницу, шли домой.

- По мне, пора уже что-то делать. На нас давят со всех сторон, а мы терпим. – заявил он.

- А что тут сделаешь? Мы – «никто»! Мы – «гнида помойная»! Мы – «отбросы общества», которые никому не нужны и которых бесполезно учить.

- Да бред всё это! Надо что-то предпринять!..

- Да знаю, Саня, знаю!!! Конечно, надо! Ты прав! – прокричал я, даже остановившись и подёргав его за плечи. – Но что нам остаётся? Что мы можем сделать? Убить их!?.. Замочить?.. Унизить?.. Нахамить?..

- Ну конечно! – разрадовался Саня.

- О нет, дружище, это слишком радикально. Наверно… Хотя не знаю. – сказал я.

- Да понятно это. Но надо… Но надо посоветоваться с Костей – он наверняка чего-нибудь придумает!

- Надеюсь. Если кто-то что-то и может придумать в данной ситуации, то только Костя.

- Да! Я в него верю! – твёрдо произнёс Саня.

- Да я тоже.

Тут Саня неожиданно спотыкнулся.

- Ты чего это? – спросил я.

- Да бл..ть, случайно. – ответил Саня, тут же найдя причину, – Камень е..учий! Чтоб он, бл..ть, сгинул отсюда! – и Саня пнул со всей дури камень. Эх, ноге Топорова, небось, пришлось испытать не самые приятные чувства…

Постепенно мы дошли до Будапештской, и здесь наши пути разошлись.

На следующий день, так получилось, я пришёл на алгебру первым. Сел на скамейку, открыл учебник, стал читать про график функции y=sin x. И тут я внезапно услышал позади себя чьи-то глухие шаги. Появилась тень. Раздался выкрик:

- Лавров!

Я обернулся и увидел перед собой тёмную фигуру Бандзарта.

 

 

Глава 7. Купчинский Болт

Он был одет в чёрную молодёжную кожаную куртку, которая великолепно контрастировала с его привычным испепеляющим взглядом; на голове, на сей раз, красовалась шапка жёлто-синего цвета, словно шведская.

Бандзарт спросил меня:

- Я надеюсь, ты помнишь, что у тебя сегодня две химии?

- Да, разумеется. – ответил я.

- Ты хорошо это помнишь? – спросил он меня ещё раз.

- Да, конечно.

- Тогда передай это всему классу!

- Наш класс итак знает, что сегодня две химии.

- Вот и прекрасно. Жду вас сегодня на своих уроках. – сказал он и добавил: - Непременно!

Я ответил: «Разумеется, мы все придём. Нам очень приятно, что наконец-то будет химия!»

Не знаю, что вынудило меня произнести последнюю фразу, но это была очевидная ошибка. Бандзарт сразу понял, что я ему соврал, и поглядел на меня очень сурово – он терпеть не мог, когда кто-то говорил ему ложь. Через несколько секунд Бандзарт всё же удалился, не проронив более ни слова.

А мне снова пришлось мучить себя философско-аналитическими вопросами, ибо произошедшее не могло не вызвать у меня удивление. Во-первых, Бандзарт, как правило, приходил в школу достаточно поздно: аккурат перед вторым звонком. Однако сегодня он явился в 8.40. Во-вторых, мне было непонятно, отчего он стал спрашивать меня о химии, и причём так настойчиво!.. Да ещё потребовал всем передать… «Хм, неужто нас опять на химии ждёт сюрприз? В виде порции очередных аренов? Мдаа..., х..ёвенько это…» - подумал я. – «Но почему тогда он ни слова не сказал о задании?.. Совсем ничего не ясно.» И, в-третьих, эта необычная шведская шапка. Вот ещё странность. Бандзарт – известно всем – никогда не любил носить вещи светлых тонов. С чего бы вдруг?

И всё же, несмотря на поток мыслей, я продолжил читать алгебру.

 

Пришла Никанорова. Она увидела, что я увлечённо читаю учебник, и, кажется, даже улыбнулась. Затем пришли Костя и Арман, и я, разумеется, сразу рассказал им про свою внезапную утреннюю встречу с Бандзартом.

- В общем, чего он хотел и нах..ра спрашивал, - неизвестно.

- Ясно. – сказал Костя. – Что-то опять задумал.

- Как и всегда. – заметил Арман. – Сегодня опять даст нам четыре теста на повторение пройденного. Чтоб мы вконец завалились.

Арман знал, что говорил, - в прошлом году именно так и было. И всё же я ему возразил:

- Вряд ли. После задания…

- Ладно, подождём до пятого урока. – сказал Костя. – Дело становится интересным, и поведение Бандзарта не может остаться нами без внимания.

Здесь я замечу, что именно с этой фразы всё то, что касается Бандзарта, мы часто стали называть «делом».

Итак, пока решили про него не говорить. Все, кому я уже успел рассказать про его чересчур раннее явление, и без того понимали, что сегодняшний урок химии очень важен.

Когда же пришли Саня, Миша и Лёха, мы решили обсудить, куда пойдём на предстоящих выходных. Основных вариантов было несколько: тир, боулинг, бильярд, футбол. Остановились на бильярде.

- Ну и отлично. – обрадовался Арман. – Я уже давно кий в руках не держал.

Прозвенел звонок, и мы пошли на алгебру.

Здесь я не могу не отметить, что на сей раз она прошла для меня невероятно удачно. Я был вызван к доске, и Никанорова повелела мне решить три тригонометрических неравенства, используя графики. Задача эта оказалась для меня крайне лёгкой – я достаточно быстро выполнил необходимые преобразования и начертил вдоль координатной прямой соответствующие кривые, параллельно отметив решения. Никанорова, бесспорно, была в шоке от моего allegro, но теперь, после мимолётной проверки всего написанного, ей уже ничего не оставалось, кроме как поставить «5». Так я испытал столь редкое и ценное, небольшое математическое счастье.

Но нет худа без добра, равно как и добра без худа – за геометрию мне пришлось огорчиться. Оказалось, что мы с Мишей применили неверный подход ко второй задаче (увы, этого следовало ожидать), и из-за этого вышла ошибка. Точнее, всё наше решение было одной большой ошибкой, однако… это уже не так важно – в журнале значился наш результат: «2» у меня и «2» у Миши. Вообще, в сумме, аж 16 человек написали на «2», и в их числе были и Саня с Лёхой. «3» получили Арман, Женя, Дима, Даша и Карина. «4» получили только два человека: Костя и Сергей (он списал две задачи у Карины, а ещё одну, видимо, умудрился решить сам). Интересно, что Сергей пытался ещё что-то скатать с Даши, но только до тех пор, пока та со злости не послала его куда подальше. Не исключено, что Сергей даже обиделся.

Но закончим говорить о математике и перейдём лучше к химии. Обществознание и физ-ра пролетели для нас практически незаметно – наступил момент X.

На перемене мы ещё активно разговаривали в форме полилога. Впрочем, как обычно это были отрывочные фразы, восклицания, небольшие саркастические замечания и мат. Вдруг незаметно из всего этого хаоса слов получился вполне даже неплохой диспут, и он мог бы продолжаться весьма долго, если бы не раздался звонок.

Итак, мы зашли. Зашли – и сразу увидели на доске формулу CH4. А уже через несколько секунд, после того, как мы сели, Бандзарт обратился ко мне:

- Лавров, что это за формула?

Замечательно, что шока от такого внезапного обращения у меня не случилось – видимо, чего-то подобного я ожидал. Оттого, наверно, и ответ у меня вышел уверенным:

- Это формула метана. – сказал я.

- Прекрасно! – неожиданно воскликнул Бандзарт. – Я рад, что вы хорошо знакомы с веществом, без которого совершенно невозможно представить себе органическую химию. – Он осмотрел весь класс и начал отмечать в журнале отсутствующих. В классе же не было только Юлии Танько. Затем Бандзарт взял мел и нарисовал пять бензольных колец. Вызвал Саню. Тот медленно встал и нехотя вышел к доске – очевидно, он уже знал, что попал под какое-то любимое задание Бандзарта – задание для нас новое, но настолько бандзартовское, что я не смог не посвятить ему несколько строк данной книги.

- Почему вы такой грустный, Топоров? Боитесь, что ли? – спросил он.

- Есть немного. – заметил Саня.

- Ну так улыбнитесь. И немедленно! Разве вы не замечали раньше, что улыбка может запросто оттеснить собой чувство страха? Или такие мысли возможны только на моих уроках?

Саня промолчал.

- Ладно, Топоров, долой посторонние мысли! Лучше скажите мне: что вы видите на доске?

- Пять бензольных колец. – со вздохом ответил Саня.

- Великолепно! Вы уже догадываетесь, что вам нужно сделать?

Саня подумал 10 секунд и сказал:

- Нет.

- Предсказуемо. – заметил Бандзарт. – Итак, вы видите на доске пять рисунков – пять бензольных колец. Ваша задача – дополнить каждый рисунок различными радикалами и группами так, чтобы получилось 5 новых веществ. Но вот важное условие: каждое вещество, которое вы нам изобразите, должно представлять собой строго определённый класс органических соединений. Классы повторяться не должны. Поняли?

Саня слегка кивнул.

- Тогда приступайте. – сказал Бандзарт. – У вас пять минут.

«Вот попал…» - подумал я, пытаясь представить себя на месте Сани. Но даже мысленно это была не самая приятная перестановка, ибо, окажись я там, у зелёной плоскости, то вряд ли бы написал хоть что-то, кроме толуола. Да ещё за пять минут…

Эх, Бедный Саня! Пять минут прошло, а на доске за это время появилось лишь одно вещество – тот самый толуол. На большее Саня сегодня оказался не способен…

- Печально. – сказал Бандзарт, посмотрев на доску. – «2».

Далее он вызвал четырёх человек – Владимира, Машу, Лену и Фёдора. Ох, какой дискомфорт я испытал в эти секунды!.. Так и казалось, что ещё немного – и … сразу туда, в кошмар, в тиранию. Аж на стуле нормально не сиделось. Я уж не говорю про руки и ноги… Тут вообще какой-то карнавал дёрганий получился. Но пусть только Читатель не подумает, что я так волновался, что весь из себя выходил – по существу, мне вообще на всё было по..уй. Однако сидеть спокойно и не думать о вызове у меня не получалось. Я знал, что выход к доске ознаменуется позорным обнажением моего ликбеза, если это слово здесь, на химии, уместно, опять он будет ликовать – нет, не кричать на весь класс «ура», но тихонько-так в душе ликовать – а значит,… нельзя этого допустить, лучше отсиживаться… Эх, видимо, уже тогда в моей душе накипало что-то антибандзартовское.

Но, в любом случае, у доски от меня пользы было бы мало – впрочем, равно как и от тех четверых, ранее вызванных Бандзартом. Логично, что вскоре на берегах ячеек журнала поселились четыре грустных лебедя.

Конечно, экзекуция могла продолжаться долго, но, наверно, в какой-то момент Бандзарту просто надоело смотреть на наши мучения, и он вызвал Костю. Правда, перед этим пририсовал ещё три кольца.

- Задача усложняется. С вас – восемь веществ. Работайте! – скомандовал Бандзарт.

Вот здесь, я думаю, он и сам не ожидал, что для Кости нарисовать 8 веществ с фенилом за пять минут окажется таким лёгким делом – уж больно спокойно и уверенно Таганов выполнял его задание. Немудрено, что и уложиться Косте удалось в меньшее время. Видя такую скорость, Бандзарт потребовал ещё надписать вещества. Но и это Костя сделал с невероятной лёгкостью. Уже через минуту на доске виднелось восемь красивых наименований: кумол; орто -крезол; фенилуксусная кислота; тротил; анилин; бензальдегид; стирол; 1,2-дихлорэтилбензол.

Бандзарт произнёс следующее:

- Вот это – ваш ликбез. И меня поражает, что на доску сейчас смотрят 42 удивлённых глаза. Словно видят такие соединения впервые! – несколько секунд он помолчал. – Плохо, Господа, очень плохо! Садитесь, Таганов. У вас «5». – произнёс Бандзарт и добавил: - Товарищи! У вас две минуты на списывание. После – продолжим урок. Надеюсь, вы хотя бы строение атома помните.

После этих слов мы мимолётом стали переписывать все соединения. Оставшуюся же часть урока Бандзарт посвятил объяснению нового-старого материала. Он напомнил нам о том, что такое атом, протон, нейтрон, электрон, относительная атомная масса и др. Затем, наконец, раздался звонок, возвестивший об окончании первого урока химии, и мы пошли отдыхать.

- Ну как вам? – поинтересовался у нас Миша.

- Что «как»? Как обычно. – рявкнул Саня. – Придумает какие-то х..ровые задания, а потом пи..дит, что, мол, «это всё х..йня, это, бл..ть, ваш ликбез». Да шёл бы этот е..лан в пи..ду со своими аренами!

- Ты, кстати, видел его лицо, когда он пары выставлял? – спросил Арман.

- Конечно, нет. – ответил Саня. – Я на его рожу вообще никогда не смотрю. Нах..й надо.

- Просто он очень злорадно улыбался – я украдкой это заметил, когда он вперил свой взгляд в журнал.

Тут к нам подошёл Костя. Он некоторое время помолчал, утешил Саню, но потом всё же озвучил следующую новость:

- Вот что: Бандзарт просил меня вам передать, что на этом уроке будет тест по строению атома. На пятнадцать минут.

- Так, бл..ть, и знал. – рассердился Саня. – Сначала пи..дит-пи..дит весь урок, а потом на-ка: реши тестик. Типичный пи..дюк!

Саня ещё долго ругался, причём мат его наверняка очень хорошо был слышен и учителям, проходившим мимо. Я предупреждал его, что следует быть словесно более осторожным, припомнил и 1 сентября, но ему, как он обычно выражался, «было уже на всё пох..й!» Ясно виднелось: человека рассердили не на шутку.

Итак, на шестом уроке, как и ожидалось, Бандзарт дал нам тест. Саня, сидевший со мной, решал его особенным способом: он в течение всех пятнадцати минут водил рукой над ответами, словно экстрасенс, пытаясь, видимо, почувствовать энергетику верных решений. Потом шептал:

- Всё-таки я чувствую, что здесь второй ответ верен. Да, пусть будет так!

Я, кстати, недалеко от него ушёл, ибо решал тест следующим образом: взял лист бумаги, разделил его на четыре равные части и написал в них соответственно цифры: 1, 2, 3, 4. На каждом вопросе брал ручку, закрывал глаза, вертел листок и затем тыкал ручкой наугад. В какую цифру приходилась пометка – такой ответ и выбирал. Так, постепенно, всё и решил. А вскоре второй урок химии подошёл к концу, и Бандзарт, конечно, решил напоследок сказать о нехорошем:

- Господа! Мне хочется верить, что вы уже начали работу над заданием. Если нет, то призываю вас не тянуть время. Имейте в виду: исследование – обязательная работа для всех, и кто его не сделает, тот будет иметь серьёзные проблемы с получением аттестата. Помните также, что потребовать у вас работы я могу когда угодно, хоть в следующем месяце. На этом – всё. До свидания.

Что ж, Бандзарт всё-таки сказал о задании. Правда, глядя на него, мне показалось, что он чего-то и недосказал, хотя и заявил – как новое – что, фактически, может заняться проверкой наших работ в любое время. Однако я чувствовал, что ещё какая-то тайная информация у него точно есть, и что она может быть очень важна с точки зрения дальнейшего выполнения задания. А, может, она касается и не только задания…

Но я был уверен, что в этой информации содержится некая подсказка, знак, ключ! И ведь неудивительно, что Бандзарт не стал её раскрывать. Решил повременить. Или вообще принять обет молчания… Впрочем, это пока всего лишь мои размышления, и чисто субъективные. А, наверно, и на 99% ошибочные.

 

В воскресенье, как и планировалось, мы пошли играть в бильярд – три часа пула ждали нас! И я, несколько забегая вперёд, сразу заявлю, что эти три часа вышли невероятно запоминающимися. Ох, как мы поиграли!..

Но давайте обо всём по порядку.

Нас было десять человек (Костя на сей раз не стал собирать космическое количество, чтобы было более удобно играть) – Костя, Саня, Миша, Арман, Джахон, Даша, Карина, Даня, Паша и я. К великому сожалению, с нами не смог пойти Лёха – он слегка приболел. А вот Карина возмущалась по другому поводу:

- Костя, а почему ты не позвал Серёжу?

- Какого Серёжу?

- Какого-какого? Бранько, конечно.

- Бранько? Этого хитрожопого дамского угодника, этого подкаблучника? Ха! Да я таких придурков никогда не позову! А этот твой Серёжа такой дебил, что умеет в совершенстве только списывать.

- Как это верно! – поддержала Костю Даша.

- Вот и неправда! – возразила Карина, с гордостью добавив: - Например, Серёжа очень хорошо целуется!

Эти слова встретили весьма неоднозначную реакцию. Кто-то охнул от неожиданности данных слов Карины, кто-то засмеялся, кто-то закатил вверх глаза и изобразил достаточно забавную гримасу, а кто-то просто промолчал, видимо, не решившись что-либо тут комментировать.

- Вот уж достижение века! – с важным видом произнёс Костя. – Не знал, что умение целоваться котируется сегодня столь высоко.

Но вдруг Карина спросила:

- А как ты целуешься?

Такого вопроса не ожидал никто. Возникла вполне логичная пауза, ибо, строго говоря, сама тема поцелуев в Компании заходила редко. Настолько редко, что мы даже никогда и не думали об этом. И тут на тебе – вывалила вопрос ребром! Вот Карина! Во даёт!

Костя замялся, покраснел и начал что-то изображать жестами – однако ответить Карине он так и не смог. А та, в свою очередь, выглядела очень довольной.

Но теперь давайте, наконец, зайдём в бильярдный клуб, что находился в Невском районе, в известном развлекательном центре. Ведь не зря же мы туда так стремились.

И действительно не зря! Ни разу там не играв, мы с особо приятным чувством заметили, что клуб выглядит роскошно. О да! Уютная атмосфера, спокойная обстановка, хорошего качества кии и шары, первоклассное сукно, относительно небольшое количество других игроков – словом, всё для праздника бильярда! И именно такого бильярда, которого я и ожидал!

В зале было одиннадцать столов для русского бильярда и двенадцать для пула. Как я уже упоминал раньше, мы выбрали пул. Взяли кии и шары, отметили наши 5 столов – ну, а дальше…

А дальше началась игра! Прекрасная! Превосходная! Захватывающая! Да, целых два часа мы рубились не на шутку, постоянно меняясь парами, - такой вот устроили турнир! - а затем решили поиграть «два на два». Тут уже эмоции достигли своего апогея. Помнится, Саня разок так ударил по «мясу» («мясом» мы называли скопление шаров в одном месте), что биток и красный полосатый шар вообще вылетели за пределы стола, причём последний попал аккурат в голову Даше Красиной – так, что мы впоследствии и смеялись, и удивлялись, и приводили в чувство Дашу. Биток же укатился от нашего стола на такое далёкое расстояние, что Арману потом пришлось бежать за ним не один десяток метров.

А вообще, во время игры у нас нередко возникали спорные ситуации. В такие моменты и начинался базар-вокзал:

- Бл..ть, это снукер! Клянусь, он поставил мне снукер!

- От борта играй!

- Кто спёр мел?

- Возьми «адскую машину» и сыграй.

- Не могу на это смотреть! Он сейчас забьёт!..

- Бей в «мясо», и только в «мясо»!

- А наши шары какие?

- По «негру» е..ашь!

Для Читателя поясняю: «негром» мы называли чёрный шар.

Интересно, что, после окончания времени, отведённого на бильярд, Саня и Арман решили сыграть в футбол бильярдными шарами. А потом к ним подключился и Джахон. Вообще, идея (не знаю, кому именно она принадлежала) материализовалась настолько быстро, что я даже не успел заметить, когда началась эта новая игра – «бильярдный футбол» – до того интересная, что я и сам очень сильно хотел в неё вступить. Однако удержался, и правильно сделал, ибо всех троих наших «футболистов» потом, конечно, оштрафовали, – мол, за «нарушение общественного порядка», - и тем пришлось опустошить свои кошельки совместно на полторы тысячи рублей. Повезло ещё, что не взыскали более крупную сумму.

Ну, а уже после бильярдного клуба мы решили пойти в кино; только теперь у нас, в Купчино. Такова была идея Кости, которую, разумеется, все присутствующие с радостью поддержали. Саня же решил позвонить своему давнему другу Олегу Угарову, который больше известен в нашем районе как Болт, и предложить ему посетить киносеанс с нами. Тот с радостью согласился – и мы договорились встретиться у метро.

Про Угарова я обязан рассказать отдельно. Во-первых, его знают в Купчино практически все. Причём знают именно как Болта, ибо если кто в группах и произносит сочетание «Олег Угаров», то понимают такого далеко не все. Но стоит кому-либо сказать «Болт» - и сразу становится ясно, о ком идёт речь. А, во-вторых, Болт – это один из самых удивительных хулиганов нашего района. Собственно говоря, я даже не стал бы называть его хулиганом, если бы в этом не была так уверена купчинская общественность. Но именно она первое время именовала Болта как уникальное явление Купчино и даже называла его «хулиганом-юмористом». Действительно, Болт обладал редкой способностью делать из своих выходок юмористическое шоу, и пусть шоу это нравилось далеко не всем, но зато оно доставляло огромную радость самому Болту и тем, кто, в принципе, достаточно положительно относился к его проказам; а потом и некоторые недоброжелатели Олега находили в себе смелость признать, что ранее были чересчур категоричны, ибо, «конечно, в действиях Олега нельзя не отметить тонкую фантазию и шуточный подход». В том и заключалась уникальность Болта, что все его неоднозначные и противоправные для общества поступки и действия никого не оставляли равнодушным, он всегда и везде вызывал споры и противоречия, причём иногда и за пределами Фрунзенского района; если же кто-то захочет мне возразить и заявить, что «Болт-де далеко не уникален, и что, мол, таких людей у нас, как минимум, полгорода», то я с уверенностью отвечу ему, что сия мысль в корне неправильна, как и неправильно у большинства людей общее представление о хулиганах – а именно из-за такого представления, и только из-за него, у людей и возникают подобные заблуждения. Со временем, что интересно, слово «юморист» стало всё реже употребляться по отношению к Болту – то ли смешного в его действиях стало мало, то ли взгляды людей поменялись – однако наименование «хулиган» по-прежнему на месте; более того, оно стало произноситься только чаще. И всё же, пусть Читатель знает, что перетаскивание уличного стола для пинг-понга в свою квартиру с последующим заявлением «За рыночную экономику и частную собственность!» (стол потом месяц не могли найти), подливание сульфидной воды в детскую песочницу, после которого все дети, игравшие во дворе, провоняли насквозь тухлыми яйцами, сочинение матно-блатных стишков с дальнейшим расклеиванием оных на дверях парадных и спокойная ходьба по улице с бумбоксом на плечах, откуда на всю катушку несётся рёв группы «Ленинград», а также многое другое, - это всё Болт и его бурная дворово-уличная деятельность.

Интересно, что на момент нашей тогдашней сентябрьской встречи Олегу только недавно (в середине августа) стукнуло четырнадцать лет (событие это, очень бурно нами отмеченное, я позволю себе опустить), но все люди, жившие с ним в одном дворе, не только хорошо знали его, и знали не понаслышке, но и уже дружно считали, что, в будущем, Болт будет либо вандалом, либо футбольным фанатом (что, в принципе, одно и то же), либо резидентом Comedy Club. Отмечу ещё, что Болт всегда очень любил совать свой нос в чужие дела; он, может и поневоле, но обычно как-то слишком легко вмешивался, «вкручивался», «ввинчивался» в них – отсюда и прозвище «Болт». Существует, правда, ещё одна этимология: когда у Олега возникают проблемы, и его готов отколотить едва ли не весь двор, то есть когда он уже на волоске от верного избиения, начинается бегство. И замечательно, что улепётывает Олег обычно с такой большой скоростью, словно это убегает вовсе не Олег Угаров, а самый быстрый человек планеты Земля и многократный Олимпийский чемпион Усэйн Болт. Такое вот сравнение.

Важно также упомянуть, что своим лучшим другом Болт однозначно считает Александра Топорова, или просто «Топора». Ходят слухи, что порой они вместе устраивают такое (!!!), о чём Саня нам потом даже и не решается рассказать. В данных случаях он привык говорить, что «такие подробности не стоит выносить на публичное обозрение».

Болт не раз проводил время в обществе нашей Компании. Правда, в основном, тогда, конечно, когда в ней присутствовал Саня. Оно и понятно: вдвоём они всегда казались неразлучными друзьями, ибо у них было очень много общего. А вот Костя, надо сказать, порой весьма критично относился к Болту, хотя он вовсе не считал его ненормальным – но, видимо, не хватало какого-то взаимного доверия. Нет, у него никогда не было каких-либо тараканов в голове – однако иногда чувствовалось, что между ним и Болтом существуют определённые силы отталкивания, и эти силы поневоле влияли на характер отношений. Тем не менее, они часто общались, да и Костя никогда не запаривался на препонах: он не раз говорил, что, «раз Олег – друг Сани, то он и мой друг, ибо друзья Сани – мои друзья».

Теперь возвращаемся обратно, в сентябрь. Итак, мы быстро дождались Болта у метро; он пришёл, протянул всем свою руку, которая отчего-то вся была исписана разнообразными матными словами, и мы пошли в кино. Почти сразу же и решили, что сегодня будем смотреть комедию – уж больно хорошим в этот день было наше настроение.

В кино, что неудивительно, Болт и Саня постоянно ржали. Они явно не стеснялись выкрикивать на весь зал нецензурные выражения и показывать блатные жесты, и, в конце концов, наша девятка (то есть девять человек) принялась успокаивать этих буйных. Но толку было мало. Буйные стали веселиться только ещё больше, а, под конец фильма, Саня и Болт так разошлись, что стали кидаться попкорном друг в друга, а потом и в Армана, а потом и в Джахона… Но и это были ещё только цветочки. Далее Болт взял оставшееся от попкорна пустое ведро и кинул его вниз – видимо, с таким расчётом, чтобы оно приземлилось аккурат на чью-нибудь голову. И – фантастика! – он попал. Да ещё как!.. Мишенью совершенно неожиданно для нас всех оказалась голова Маши Подковальниковой, которая невесть каким случайным образом оказалась с нами на одном сеансе и ранее оставалась незамеченной Компанией. Но тут, конечно, Маша обернулась (сидела она на восьмом ряду, мы – на двенадцатом) и – вот неожиданность-то! – сразу узнала Болта. Здесь нелишним будет отметить, что, вообще говоря, Маша его ненавидела, так как жила с ним в одном дворе и, разумеется, очень хорошо знала о всех его проделках.

Костя, чей взгляд также поймала Маша, скривил типичную клоунскую улыбку и помахал ей рукой. Затем Маша снова перевела глаза на Болта. Тот сидел и показывал пальцем на Саню – «мол, Маша, это всё он, Саня – злодей и хулиган, не умеющий вести себя в кино». Маша, конечно, прекрасно поняла, что Болт врёт, ибо тот уж слишком надменно и с издёвочкой улыбался, и, к моему великому удивлению, вовсе не растерялась и показала тому в ответ весьма неприличный жест. Болт опешил – такое он вряд ли мог ожидать, как и вся публика, явившая собой крайне неоднозначную реакцию, а тем более он вряд ли мог такое ожидать от Маши. Наверняка его охватило не самое приятное чувство, вроде чувства оскорбления или даже унижения.

Но Болт есть Болт, и в таких ситуациях он всегда быстро приходит в себя, что бы ни случилось. Моментально сообразив, к кому был обращён предыдущий жест, он мигом взял из-под кресла пустую пластиковую бутылку (похоже, это была бутылка Колы, которую до этого успел опустошить Болт) и швырнул ею в Машу. Попадание опять было идеальным. Маша вновь обернулась и крикнула в адрес Болта какие-то матные слова, которые, конечно, прекрасно слышал и весь зал. Тот испытывал смешанные чувства, благо был конец фильма и можно было уже и отвлечься от сюжета совсем на другие события, ну а Компания просто и откровенно смеялась, понимая, что останавливать Болта сейчас, в принципе, бесполезно. Особенно громко ржал Саня – он, наверно, давно не становился свидетелем таких комичных ситуаций. И вот тут случилось самое интересное.

Болт, услышав в очередной раз мат от Маши, повёрнутой, кстати, к нему спиной, решился на квинтэссенционный для сегодняшнего хулиганства поступок. Он встал, снял штаны и громко крикнул её имя. Маша, к своему несчастью, обернулась, и в этот момент Болт повернулся к ней задом и демонстративно показал ей, и не только ей, свою … пятую точку.

Как я уже сказал, это была квинтэссенция конфликта. Зрители и мы были в странном и невнятном шоке, Саня уже вовсю плакал от смеха, а Болт, казалось, чувствовал себя героем вечера. Впрочем, не все геройства вызывают единоличное одобрение у общества. Может, в данный момент, это и не было так важно, но всё же охранник, долгое время ступорно стоявший у выхода, понял, что более эта вакханалия продолжаться не должна – он сдвинулся со своего места, подбежал к Болту, схватил его сзади и вывел вон из зала. Забавно, что почти через минуту в таком же направлении двинулись и все другие зрители, ибо сеанс только-только успел закончиться.

Думаю, что после всего описанного выше глупо говорить о том, каким было наше впечатление от комедии – да нам и своей комедии хватило! Но куда важнее тот факт, что, после окончания сеанса, Костя мимолётом подбежал к Маше и эмоционально извинился за Болта. Успел он её и утешить, и подбодрить, и заставить широко улыбнуться, словно и не было ничего, а потом обратил взор на угол, в котором Болта упрямо допрашивал охранник. Костя подошёл к последнему с целью объяснить тому, как всё было. Я уверен, что к этому моменту у него уже родилась в голове какая-то суперфантастическая история, согласно которой вышло бы, что Болт был не в себе, что Маша в определённой степени его спровоцировала, и что вообще всё произошедшее есть одна большая случайность, колыбель случайностей, поэтому никто не мог себя толком контролировать… Он наверняка бы что-нибудь похожее и сказал, но… Пока ротозей-начальник отвлёкся на Костю, из зрения и памяти его каким-то образом совершенно исчез находившийся ранее под контролем Болт. Ну, а тот с блеском воспользовался этим моментом. 14-летний хулиган-юморист убежал, а вместе с ним и Саня. И никто не успел их остановить.


Дата добавления: 2015-08-02; просмотров: 43 | Нарушение авторских прав


<== предыдущая страница | следующая страница ==>
C7H5(NO2)3 2 страница| C7H5(NO2)3 4 страница

mybiblioteka.su - 2015-2024 год. (0.022 сек.)