Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Франкфурт-на-Майне, вторник, вечер. может, помнишь, как приблизительно два года на­зад, еще во время наших разговоров

Читайте также:
  1. IX. Вечер дня обручения
  2. IX. ВЕЧЕРТА НА ГОДЕЖА
  3. LXIII. ВЕЧЕРЯТА
  4. А. Блок и К. Чуковский на вечере в Большом драматическом театре. Фотография М. Наппельбаума. 25 апреля 1921 г.
  5. Алла Викторовна пила чай, сидя на кухне. Вчера вечером, когда Алиса заснула, звонил Владимир Николаевич. Они снова поссорились.
  6. Амстердам, пятница, вечер
  7. Артур мотнул головой. Уже наступило утро, а днем у него дел не было. Они могли возникнуть ближе к вечеру. И он знал, куда пойдет.

Малгожата,

может, помнишь, как приблизительно два года на­зад, еще во время наших разговоров, оставшихся в «188 днях и ночах», в одну из наших варшавских встреч я убеждал тебя в том, что отсутствие телеви­зора имеет массу преимуществ? У меня есть теле­визор, но он превосходит твой тем, что не принима­ет польских программ. Я, конечно, мог бы купить в Польше какой-нибудь пакет типа Cyfra+, установить тарелку на балкон и иметь все, что только предлагает польское телевидение. Но это была бы ненужная тра­та. Я смотрю телевизор главным образом, пока глажу белье (а делаю я это редко) и утром, во время пере­бежек между ванной, кухней и комнатой. Из того, что ты пишешь, я понял, что это здорово не только для глаз, но и для моей нервной системы. Слушая опи­санные тобой дискуссии о сексуальном воспитании в Польше, я наверняка запустил бы утюгом в телеви­зор, который очень люблю, потому что он зеленый и красивый, как мебель. А поскольку в квартире у меня очень мало мебели, я ценю даже такую.

Государственные институты в Германии, а живу я здесь уже более двадцати лет, рассылают по домам листовки только перед выборами или для того, чтобы напомнить, что срок моего загранпаспорта истекает, но тогда это уже будет не листовка, а официальное пись­мо. Прислать листовку об эрекции (по ошибке или по чьей-то злой воле) — все равно, о какой эрекции, да­же о дисфункциональной, которую исследует уролог в поликлинике, — означало бы вызвать целую волну процессов по многим статьям Уголовного кодекса. Нечто подобное в Германии просто не может произой­ти. Подозреваю, что и не должно. Сексуальное воспи­тание в этой стране (в том числе и в бывшей ГДР) было эффективным задолго до того, как я приехал сю­да и поселился здесь. И об этом я кое-что знаю, пото­му что мы с женой воспитали двух дочерей, которые теперь уже взрослые барышни. Читали всё, чему их учили по этому предмету в школе (я сам подбирал им учебники). А учили умно, тактично, с уважением ко всем, и я сам многому научился. Причем в этой дисциплине я не был каким-то неучем, отсталым католи­ком, просто там содержалась объективная, прекрасно подобранная информация по жизненно важной теме. И на этом я заканчиваю мой комментарий: не хочу портить себе оставшуюся часть сегодняшнего прият­ного вечера, завершающего сегодняшний не менее при­ятный день. К тому же, просмотрев нашу переписку, я обнаружил, что я твой должник: я так и не завершил свой монолог о счастье. Сейчас ликвидирую пробел.

Утром я чувствовал своего рода приятное напря­жение, вызванное радостями, которые должен был принести день. Около полудня мне предстояло пред­ставить результаты информационного проекта, над ко­торым я интенсивно работал последние два месяца, а вечером я должен был встретиться за ужином с обеи­ми моими дочками. В случае с проектом я думал, как он будет принят (несмотря на мои опасения, уже ут­ром я предчувствовал заслуженные похвалы), что ка­сается ужина с дочками, я предвкушал нашу встречу и минимум два часа интересных разговоров. Впрочем, радостное ожидание омрачалось некоторой неуверен­ностью. Потому что случалось и так, что наши встречи в последний момент срывались, а если и происходили, то не всегда — как это часто бывает в семье — выдер­живались в идиллическом духе.



Короче, просыпаясь сегодня утром, я чувствовал сильный эмоциональный голод. Оказывается, с само­го утра я был на «высокой концетрации» допамина! По крайней мере так утверждает Кент Берридж, пси­холог и нейробиолог из Мичиганского университета. Берридж давно занимается исследованиями биохими­ческой роли допамина в процессе ощущения счастья и первым в ученом мире — а произошло это только в 2003 году — точно вычленил роль допамина в це­почке реакций, которые складываются в итоге в ощущение счастья. Оказалось, что допамин отвечает не столько за ощущение счастья, сколько за желание счастья, за стремление к нему. Берридж утверждает, что жажда счастья и тем самым уровень концентра­ции допамина тем выше, чем более важными пред­ставляются нам события, которые должны привести нас к счастью, и чем сильнее неуверенность в том, что касается хода этих событий. Это положение было под­тверждено и другими исследователями при изучении многих репрезентативных групп популяции, перед ко­торыми одновременно ставились одни и те же задачи. Уровень допамина у тех, кто впервые прыгал на банджи, устремляется на графике по прямой вверх, тог­да как при последующих прыжках его уровень — так же резко — падает вниз. Неуверенность и связанное с ней возбуждение с каждым очередным прыжком не­пропорционально уменьшаются. После первоначаль­ного напряжения в случае успеха приходит радость и появляется ощущение счастья. Не знаю почему, но почему-то первый прыжок на банджи; ассоциируется у меня с первым сексом.

Загрузка...

Упомянутый мной в одном из предыдущих писем нейробиолог Джордж Стефано из Нью-Йорка и его коллега Ричард Крим (тоже из университета в Нью-Йорке) попытались объяснить это явление. Они счи­тают, что в человеческом (и не только в человечес­ком) мозгу допамин в определенной последователь­ности преобразуется в морфин (играющий в концерте счастья первую скрипку). Это однозначно подтверж­дается динамикой возникновения морфина в мозгу: его концентрация растет только тогда, когда уровень допамина падает. Механизм оказался очень простым: от жажды счастья (допамин) рождается само счастье (морфин).

Ну хорошо. Мы уже знаем, какие партии в концерте счастья принадлежат морфину и допамину. А что в та­ком случае с серотонином, который тоже играет в этом оркестре? Оказывается, серотонин (известный, глав­ным образом, из анализа механизма депрессии у лю­дей) проходит фоном, аккомпанируя дуэту солистов. Серотонин отвечает за регулирование настроения, за страх и злость, прогоняет чувства, связанные с грустью. Исследования, проведенные на репрезентативных груп­пах, полностью подтвердили это. Те, у кого уровень серотонина был искусственно завышен, реагировали на брутальные или угнетающие картины с бόльшим спокойствием, чем те, у которых концентрация серото­нина в мозгу была нормальной. С другой стороны, на картины приятных сцен они реагировали с большей радостью и бόльшим энтузиазмом. Это подтвердили графики томографа, регистрирующего работу их мозга.

Счастье раскладывается в конечном счете на мель­чайшие исходные факторы. Поэты описывают счастье, ученые тоже, но используют при этом другую терми­нологию. Ученым, разумеется, не все до конца изве­стно. Но феномен счастья становится все более и бо­лее понятным. Есть многое на свете, что делает нас счастливыми: музыка, любовь, вкусная еда, интерес­ный разговор, чтение книг, секс. Оказывается, источ­ник счастья можно образно представить как концерт трех простых химических субстанций, которые сопро­вождают нас с самого начала эволюции. Крысы реа­гируют на музыку так же, как и люди: концентрация возникшей из морфина окиси азота у крыс, которым давали прослушать какую-нибудь из симфоний Мо­царта, непомерно возрастает.

Впрочем, не у всех одинаково, как показали деталь­ные измерения. Ученые всегда все измеряют. Люди, как и те крысы, что «слушали Моцарта», бывают в большей или меньшей степени склонны ощущать се­бя счастливыми. И у этого есть генетическое обосно­вание. Внуки или дети людей в основном счастливых статистически тоже чаще оказываются счастливыми. Психолог профессор Александер Вайсе из Эдинбург­ского университета доказал, исследуя тысячи пар од­нояйцевых близнецов, что уровни ощущения ими сча­стья (измеряемые подробными анкетами), как прави­ло, очень схожи. Из его интересной статьи в одном из журналов «Psychological Science» (за 2008 год) следует, что в основе способности ощущать счастье лежит генетическая обусловленность. Вайсе не указывает на какой-то конкретный ген или группу генов. Лишь на основе исследований близнецов он делает подтверж­денный результатами вывод, что способности быть счастливым мы не только учимся, но и в большой мере наследуем ее.

Счастье, как выясняется, мы можем родить в себе и без участия внешнего мира. Достаточно полностью погрузиться в себя и отстраниться от суетности жизни. Упоминавшийся мною доктор Эш из берлинской кли­ники Charite детально исследовал мозг в состоянии глубокой медитации, причем не обязательно трансцен­дентальной. Концентрация окиси азота (возникающей из морфина) была в нем настолько высокой, что мож­но было зарегистрировать ее в выдыхаемом пациента­ми воздухе (sic!).

Вечером я встретился с моими дочерьми. Я был просто счастлив и не думал ни о какой химии...

Сердечный привет,

ЯЛ, Франкфурт-на-Майне


Дата добавления: 2015-10-13; просмотров: 65 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Франкфурт-на-Майне, вторник, вечер, с работы | Франкфурт-на-Майне, пятница, ночь | Варшава, воскресенье, сумерки | Франкфурт-на-Майне, вторник, ночь | Франкфурт-на-Майне, вторник, ночь | Франкфурт-на-Майне, понедельник, ночь | Франкфурт-на-Майне, четверг, первая половина дня | Франкфурт-на-Майне, суббота, ночь | Париж, вечер | Франкфурт-на-Майне, воскресный полдник |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Варшава, вечер| Варшава, вечер

mybiblioteka.su - 2015-2019 год. (0.007 сек.)