Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

ГЛАВА 11. Опросив еще раз прислугу и стражу у ворот — эти видели немного больше и смогли указать

Опросив еще раз прислугу и стражу у ворот — эти видели немного больше и смогли указать направление, в котором уехал странный всадник, — Даральд поднялся в покои вдовствующей принцессы.

— Девочку еще не нашли? — приветствовала она его с порога.

Старая женщина не находила себе места. Впервые за тридцать лет в замке кто-то жил. Звучали живые голоса, в каминах горели огни, на столе появились вино и изысканные яства. Человек, так похожий на ее покойного мужа, сидел сбоку от нее. Если бы жизнь сложилась немного по-другому, он так и так оказался бы здесь — великий герцог Паннорский легко мог бы признать и прокормить не одного бастарда. Они могли даже стать друзьями с ее родным сыном… Делла Дисана отвыкла радоваться жизни и поневоле принимала все близко к сердцу.

— Пока нет. Я уезжаю, сиятельная делла.

— Куда?

— С Хельгой что-то случилось. Я должен ее найти.

— Почему ты так решил? А что, если она убежала?

Даральд тряхнул волосами. Эта мысль посещала его самого. В самом деле, если девушка сбежала от мужа?

— Нет. Я чувствую. Она не хотела ничего дурного. Я прошел по ее следам, сумел поймать отголоски ее мыслей и чувств. Она… у нее было какое-то дело, о котором она ничего не сказала мне. Что-то важное для нее. Но и опасное.

— Опасное в первую очередь для тебя, мальчик. Тебе не стоит покидать эти стены.

— Я вынужден рискнуть. Я должен найти свою жену.

— Так она тебе нравится? — Легкая улыбка тронула тонкие бесцветные губы старой женщины.

— Она спасла мне жизнь. И я испытываю к ней благодарность. Поэтому должен ее найти — хотя бы для того, чтобы убедиться, что с нею все в порядке.

Вдовствующая принцесса вздохнула:

— Будь осторожен, мальчик.

 

Хельга засиделась на работе допоздна — переписывала документы, потом линовала пергаменты на завтра, а потом еще и разбирала бумаги, раскладывая по степени важности и смыслу. Она бы нашла для себя еще какое-нибудь дело, но старый письмоводитель в конце концов решительно встал и начал задувать свечи.

— Я все понимаю, деточка, — проскрипел он, когда Хельга попыталась спасти хотя бы один огарок, — но ночевать я вам тут не позволю.

— Почему? — спросила девушка, тут же обругав себя за глупость. Ну, конечно, она теперь наполовину преступница и без пяти минут безработная! Кто ей доверит документы?

— Да хотя бы потому, что вы и так проработали сверхурочно лишние полтора часа, — проворчал начальник, задув последний огарок и начиная одеваться. — Свои «подковки» вы и так заработали, я завтра выпишу вам в бухгалтерии. Но срочной работы пока нет, и у меня не имеется оснований задерживать вас тут дольше положенного.

— Но если бы основания были, вы бы разрешили мне тут переночевать? — Хельга приподнялась с места.

— Если это надо для дела — то да, — покосился на нее начальник уже с порога. — Одевайтесь скорее, я запираю кабинет!



Хельга заметалась, в полумраке ища куртку. В стенном шкафу хранилась ее запасная форма — зимний вариант. Поскольку летний остался в доме у тети и дяди, Хельге пришлось надеть подбитую мехом куртку и теплый плащ поверх рубашки. На улице ей стало жарко, хотя вечер обещал быть прохладным. Лето заканчивалось, в кронах деревьев появились первые желтые листья. Осень всегда наводила на девушку тоску и уныние, и сама мысль о том, что именно в преддверии осени она вышла замуж, оказала просто губительное действие. Взобравшись на спину застоявшегося коня, Хельга неспешно покинула двор Тайной службы.

Столица не успокаивалась. Рыночная площадь опустела, почти все лавки и магазины закрылись, но зато кабачки и таверны гостеприимно распахивали двери всем желающим. На площади перед храмом Белого Коня какие-то циркачи разыгрывали представление — девчонка жонглировала горящими свечами, какой-то паренек над ее головой шагал по натянутой веревке, а наряженный в нелепые тряпки мужчина смешным голосом пел куплеты. Рядом стояла палатка, возле которой толпился народ. Пестрая вывеска сообщала, что внутри обитает ясновидящая Ясин, готовая предсказать судьбу и приворожить удачу. Несмотря на позднее время — до сигнала к тушению огней оставалось всего ничего, — очередь у палатки выстроилась такая, что Хельга даже не стала пытаться к ней присоединиться. Она тронула коня, чтобы объехать циркачей по дуге.

Загрузка...

— А ну-ка, красавица…

Мужик в нелепых тряпках придержал ее коня за узду. Голос у него оказался обычным, не писклявым.

— Что вам угодно? — удивилась Хельга.

— Тебя зовет Ясин. — Мужик указал на палатку, на пороге которой как раз показалась сама ясновидящая — дама невероятных габаритов, одетая в балахон, расшитый бисером и рунами. Отстранив взволнованно загудевшую очередь, она сделала девушке знак приблизиться.

— А как же мы? — заволновались люди. — Мы уже давно занимали! Так нечестно!

Ясновидящая уперла кулаки в бока и окинула страждущих внимания таким взором, что все сразу притихли.

— Та-ак, — протянула она и пошла тыкать в толпу пальцем, украшенным массивной печаткой. — Во всем виноват сосед… На кухне под третьей половицей у стены… Девочка выживет, если поступишь так, как советует священник… Твоя дочь не будет счастлива с ее женихом… Порчу навела не соседка, а злые духи… Остальные приходят завтра. А ты проходи, проходи. — Она протянула руки к подъехавшей Хельге.

Девушка спешилась, и ясновидящая Ясин увлекла ее в палатку, там было тесно, душно и приторно пахло травами и чем-то сладковатым, похожим на запах гниющей плоти. По полотняным стенам палатки ровными рядами струились руны и магические знаки, стояли многочисленные сундучки и поставцы, на которых покоились какие-то вещи. Середину занимал круглый стол, накрытый расшитой узорами скатертью. В центре его на витой подставке покоился хрустальный шар, рядом валялись гадальные кости, паленые птичьи перья, какие-то мешочки и чашка, на дне которой смутно поблескивало кольцо.

— Хм… она его забыла, — поджата губы ясновидящая. — Плохая примета. Значит, предсказание сбудется.

— А что, бывает, что и не сбывается?

— Бывает, но не в твоем случае, женщина. — Ясновидящая усадила Хельгу на стульчик и вопреки ожидаемому не заняла место с противоположной стороны, а встала над посетительницей, уперев руки в толстые бока, отчего стала казаться еще больше. — Ты куда это собралась?

— А что? — Девушка бросила взгляд в сторону выхода. С каждой секундой ей нравилось тут все меньше и меньше.

— Ты мне не веришь? — догадалась Ясин. — Хорошо. Ты вчера вышла замуж. На эшафоте. Твой муж обвинен в чернокнижии и покушении на принца крови. Более того — он сам принц крови. Родные за это выгнали тебя из дома. Ты — сирота и тебе некуда идти. Ты и твой муж провели ночь в холодном доме.

— Это неправда! — воскликнула Хельга. — Там было…

— Там уже много лет царит холод потому, что в этом доме никто не живет, — перебила ясновидящая. — Холодно не там, где не топят камины, а там, где леденеют сердца. Холодно только в пустых домах, где души умерших бродят рядом с живыми. Это плохо, женщина. Это очень плохо. Детям не стоит расти там, где живет смерть.

— Ка-аким детям? — опешила Хельга.

— Твоим, чьим же еще? Сейчас конец лета. Зиму ты встретишь с младенцем под сердцем. Родится мальчик. Ему не стоит расти там, где никто не живет, ибо холод легче всего проникает именно в детские души — у них еще нет своего тепла.

— И все равно. — Хельга упрямо помотала головой. Эти циркачи сегодня там, а завтра тут. Они уедут из столицы сразу после осенней ярмарки и окончания всех турниров и не вернутся, может быть, год или два. Отыскать в огромной Паннории одну-единственную повозку, чтобы проверить предсказание, невозможно, ибо циркачи — единственные, кого могут пропустить через границу без пошлин и документов. Даже если детей не будет вовсе, Хельга никогда не сможет предъявить ясновидящей свои претензии.

— Не веришь? — догадалась та. — Правильно делаешь. Я ведь позвала тебя не для этого, хотя и вижу у тебя троих детей. Но там, куда ты сейчас едешь, — кровь. Там — смерть. Лучше вернись назад, если не хочешь рисковать своей жизнью.

— Откуда вы знаете, куда я еду? — ощетинилась Хельга.

— Да уж знаю, — внезапно рассердилась Ясин. — На тебе кровь. Я ясно вижу кровь. И смерть. Сегодня до полуночи один человек расстанется с жизнью. Я не скажу, кто это, но его смерть отразится на тебе. Я просто не хочу тебя пугать, но… ты можешь умереть рядом с ним. А ты ведь не хочешь умирать?

— Смотря что это за человек, — осторожно возразила девушка.

— Вот бестолочь! — всплеснула руками ясновидящая. — Читай по губам: «РЯДОМ С НИМ!» Не «вместе», а «рядом»! Тебя просто убьют потому, что ты окажешься там!

— Понимаю. — Девушка встала и одернула куртку. — Готовится преступление, так? И вы пытаетесь устранить свидетеля?

— О боги! — простонала Ясин, падая на стул и обхватив голову руками. — Ну что ты за человек? Ну что тебе стоит мне поверить? Я просто хочу спасти тебе жизнь!

Всколыхнулся полог, послышались шаги.

Когда топот копыт Хельгиной лошади стих в переулке, в палатку заглянул один из мнущихся у порога просителей:

— А… э… можно?

— Нет! — рявкнула толстуха, поднявшись и взмахнув рукавами балахона так, что от этого упала со стола пара мешочков и опрокинулась чаша. — Духи покинули меня! Приходите завтра! А иначе будет только хуже!

Проситель исчез за занавеской, и Ясин сразу успокоилась. Окинув палатку внимательным взглядом, она посмотрела на пол. На утоптанной земле виднелись отпечатки женских сапог. Удовлетворенно кивнув, ясновидящая достала кривой нож и, кряхтя от собственного веса, встала на колени, чтобы вынуть след. Помочь она не поможет, но погоню пустит.

 

В Ветхом городе не горели фонари, окна брошенных домов смотрели на мир пустыми недобрыми глазницами. Цокот копыт эхом отражался от стен. Хельга не спеша ехала по пустынной улице, глядела под копыта коня и размышляла. Что такое хотела сказать ей ясновидящая? Нет, конечно, девушка ей поверила — трудно не верить, если подобное случается время от времени. Бывают, правда, шарлатаны, не далее как в позапрошлом году Тайная служба искала «волшебницу Миритель», которая выдавала себе за эльфийку-прорицательницу и предсказывала такое, что кровь стыла в жилах. Самое ужасное, что ее предсказания всегда сбывались. Как оказалось, в ее жилах действительно было несколько капель эльфийской крови, но текла еще и кровь оборотней — уникальное сочетание, которое долго делало «волшебницу Миритель» неуловимой. Попалась она случайно — ее опознал кто-то из эльфов. Эльфы все маги — это знает каждый ребенок! — и со стороны «волшебницы Миритель» было верхом неосторожности попытаться очаровать чистокровного эльфа. Правда, потом его нашли мертвым и долго искали убийц, но благодаря ему дело удалось закрыть. Хельга тогда только-только пришла работать в Тайную службу и поневоле запомнила все подробности. Вот и теперь она напряженно раздумывала, кто ей встретился — обычная прорицательница или еще одна самозванка? Если верно первое утверждение, то ей следует немедленно повернуть назад. А если верно второе, то…

Додумать эту мысль Хельга не успела — в конце улицы кто-то двигался.

Девушка остановила коня и пригнулась к гриве, всматриваясь в вечерний сумрак. Два человека тащили — что-то длинное, ломаное. Так может выглядеть только человеческое тело, которое волокут, держа за руки и ноги.

Ясновидящая была права! Хельга заметалась, не зная, что елать. Оружия у нее при себе не было, да писарям оно по штату и не положено. Простой женский стилет, без которого ни одна женщина не выходила из дома в позднее время, она оставила у тети — глупо брать оружие на свадьбу, если ты не желаешь убить кого-то из новобрачных прямо у алтаря! А пока она будет звать стражу, убийцы оттащат тело подальше и схоронят так, что будет поздно.

Хельга выбрала третий вариант. Она их спугнет!

— Эй! Вы!

Вопреки ее замыслам, услышав крик, убийцы не бросили свою жертву, а кинулись вместе с нею наутек куда-то по улице. Хельга пришпорила коня, радуясь, что все так легко устроилось.

Она нагнала преступников, вздыбила коня, в это время один из убийц выпустил жертву и кинулся к всаднице. В руке его блеснул меч.

Хельга резко осадила коня, опять подняла его на дыбы, но убийца был ловок и проворен — он увернулся от машущих в воздухе конских копыт и ударил сбоку, почти без замаха. Конь взвизгнул, шарахнулся в сторону. Хельга почувствовала, что ее полоснули по ноге, и закричала во весь голос. Человек нанес второй удар, и конь стал заваливаться наземь. Бок его был распорот двумя ударами меча, один из которых слегка разрезал сапог на Хельге и поцарапал девушку. Она еле успела вынуть ноги из стремян и, когда конь упал, откатилась в сторону. Раненая нога отозвалась болью. Кровь текла в сапог, но посмотреть, насколько серьезна рана, времени не было.

— Прикончи его, — распорядился второй убийца, — а я пока избавлюсь от этого.

Девушка еле успела вскочить на ноги, уворачиваясь от первого выпада, но резкая боль пронзила ногу, она упала на колени, закричала от страха и отчаяния.

 

Вынутый и обработанный след горел хорошо. Так хорошо, что уже через полминуты Ясин увидела в клубах дыма мужское лицо.

— Орка, Мних! — крикнула она во всю мощь легких. — Живо сюда!

На шум прибежали тот самый мужчина в нелепом пестром наряде и парень, который только что ходил по веревке.

— Как только увидите его — так сразу ведите ко мне! — распорядилась ясновидящая.

Представление окончилось. Покидав мелкие железные «подковки» в шляпу, зрители разошлись, а циркачи занялись обычными вечерними делами. Надо было смыть яркий грим снять костюмы и приготовить ужин. Быстро стемнело.

К повозке циркачей подошли городские стражники, следящие за тем, чтобы все заканчивалось вовремя. Не обнаружив нарушений — представление закончилось, актеры переодевались и принимались за повседневные дела, — стражи получили откуп в виде нескольких «подковок» по числу входивших в патруль, и удалились.

Услышав снаружи топот копыт, Ясин выскочила из палатки как раз вовремя, чтобы увидеть, как Мних и Орка бросились наперерез всаднику, выехавшему из-за угла. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять — это тот, кого она видела в магическом дыму.

— Твоя жена в Ветхом городе! — закричала Ясин, кинувшись к незнакомцу. — Спеши, если хочешь застать ее в живых!

Голос ясновидящей заставил всадника встрепенуться. Он вытянул шею, в наступающей темноте рассматривая ее лицо, но потом отказался от этой затеи и, привстав на стременах, хлестнул коня плетью.

— Он вернется. — Ясин внимательно смотрела вслед всаднику. — Не спешите тушить костер.

Хельга попятилась, и нога внезапно провалилась в пустоту. Девушка вскрикнула, рухнула спиной на камни и провалилась в какую-то щель.

Ветхий город назывался таковым не только в силу своего возраста — некоторые здания его действительно были основательно подпорчены временем и разрушались буквально от взгляда. По-хорошему их давно надо было отремонтировать, но мощная магия, которая когда-то применялась в строительстве, не давала этого сделать. Почти под каждый фундамент в свое время было положено мертвое тело — животное или ребенок, принесенные в жертву. Неупокоенные души мешали ремонту. Эльфы, которые сохраняли свое торгово-политическое представительство в Паннории, говорили, что надо лишь подождать, пока здание разрушится само. Дескать, тогда дух сам покинет место, и его можно будет расчистить для новостройки. Исключения делались только для старых храмов, которых в Ветхом городе было едва ли не больше, чем в Старом и Новом городах, вместе взятых. Их еще как-то латали, но прочие дома жильцы бросали один за другим, так что сейчас во всем Ветхом городе оставалось не больше двадцати жилых домов — не считая, конечно, замков знатных лордов.

Из полуподвала одного из таких домов несколько минут назад в сторону Паранты, одной из двух пересекающих Альмрааль рек, два человека вынесли бесчувственное тело, но остановились, наткнувшись на свидетеля. До канала было примерно четыре перестрела[5], так что, пока один из них пытался убрать свидетеля, второй не спешил волочь жертву к воде, видимо посчитав, что для одного ноша слишком тяжела.

Узкая щель, в которую свалилась Хельга, оказалась старой сточной канавой, вырытой между глухой стеной какого-то здания и мостовой. На дне скопились приличный слой опавшей листвы, слежавшейся в перегной, и старый городской мусор. Они заполнили канаву примерно на треть, так что девушка провалилась неглубоко. Но радости ей это не доставило — деваться было все равно некуда. Убийца тоже это понял. Он наклонился и замахнулся мечом для последнего удара.

Хельга зажмурилась, и потому не увидела, что произошло дальше.

Топот копыт…

Резкий выкрик из нескольких слов…

Взмах руки…

Вспышка света…

И короткий крик, эхом отразившийся от глухих стен заброшенных зданий…

А потом чья-то рука схватила ее за куртку и буквально выдернула на поверхность.

— Хельга? — раздался смутно знакомый голос— Хельга, что с тобой? Ты жива?

Девушка открыла глаза. Прямо перед собой она увидела бледное в сумерках лицо мужа. Откуда он тут взялся?

— Хельга? Все в порядке? Скажи или хотя бы кивни, если ты меня слышишь?

Девушка изо всех сил вцепилась в его одежду. Сильные руки держали ее на весу, неудобно приподняв над землей. Она помотала головой.

— Что? — Дар слегка встряхнул ее. — Что с тобой? Но девушка опять затрясла головой.

— Ладно. — Даральд перехватил ее одной рукой. — Поехали домой. Там все расскажешь… Ты думала своей головой, когда сюда совалась? А что, если бы я не успел? Чего он хотел?

— У… уб-бить, — заикаясь, выговорила Хельга.

— Тебя? Хм…

Дар повернулся, чтобы подвести Хельгу к лошади, и девушка увидела распростертое на мостовой нечто, оставшееся от человека. Обтянутый кожей скелет с космами длинных седых волос, борода… Она взвизгнула и шарахнулась прочь, наступила при этом на больную ногу и вскрикнула еще громче.

— Спокойно. Он уже не опасен. Ты чего?

— Больно, — всхлипнула девушка.

— Ты в крови! Едем скорее. Тут рядом живут мои знакомые, они помогут. Чего же все-таки он от тебя хотел?

— Их б-было двое, — стуча зубами, выговорила Хельга. — Они н-несли к-к-какое-то тело, и я… я в-видела… Вот они и…

— Ты стала свидетелем убийства или похищения и они решили тебя убрать? Погоди, я тоже видел… Усидишь верхом?

Прежде чем девушка успела открыть рот, Даральд подсадил ее боком на лошадь и сунул в руки поводья. А сам бегом бросился по улице. Хельга, чтобы не остаться одной в темноте возле двух трупов — человеческого и лошадиного, поехала следом.

Второй убийца не отошел далеко. Он был настолько уверен в том, что его подельник быстро справится с нежелательным свидетелем, что остановился и положил свою ношу наземь. А когда увидел всадника, попробовал волочь труп по земле, но вскоре бросил и кинулся бежать, спасая свою жизнь. Окровавленное тело осталось валяться там, где его бросили. Краем глаза Даральд успел заметить метнувшегося прочь человека, но не стал его преследовать. Добежав до тела, упал перед ним на колени и рывком перевернул.

— Великие боги! — воскликнул он и выругался.

— Кто это? — Хельга подъехала поближе. Тело молодого человека было залито кровью, натекшей из глубокой раны на животе. Одежда оказалась настолько заляпана кровью, что трудно было рассмотреть, какого она цвета. Бледное бескровное лицо с полуприкрытыми глазами смотрело вверх.

— Мать моя женщина, — не сдержалась и Хельга. — Да что же это такое?

— Ты его знаешь?

— Да, то есть… знала. — Девушка поднесла руку ко рту, сдерживая рвоту. — Это — принц Кейтор. Ой, мамочка, что же теперь будет? Нас же посадят… Нет, нас казнят! Никто не поверит, что это сделали не мы! О боги! Ну зачем меня сюда понесло?

— Видимо, для того, чтобы потом сюда принесло меня, — вздохнул Дар. — Откуда мы знаем, что на уме у Создателя? Боги никогда не ходят прямыми путями. Если им что-то нужно от человека, они подводят его к цели такими окольными дорогами, что иногда проще, кажется, просто спросить: чего, мол, прицепились?

Не переставая бормотать себе под нос, Даральд достал кинжал, распорол на теле принца одежду, обнажив рану. Хельга отвернулась, стиснула зубы. Она никогда не спускалась в пыточные подвалы и старалась зажимать уши, когда слышала чьи-то особенно выразительные крики. Конечно, в их работе совсем без крови и грязи обойтись было нельзя, но одно дело — преступник, а совсем другое — твой приятель, с которым еще несколько дней назад ты запросто выходила на крыльцо покурить или просто поболтать!

Даральд какое-то время сосредоточенно возился с телом, потом откинулся на пятки:

— Нет, здесь я ничего не смогу сделать!.. Слушай, ты точно доедешь одна верхом?

— А что?

— Ты проезжала мимо повозки бродячих циркачей? Там, у старого фонтана на площади?

— На углу у старого рынка? Там была еще эта ясновидящая…

— Ясин! Мы возвращаемся туда. И поскорее!

С этими словами Даральд содрал с себя плащ, чтобы завернуть в него тело.

— Что ты хочешь сделать?

— Я постараюсь что-нибудь сделать. Попробую его спасти.

— Так он жив? Ты уверен?

— Да. Моя профессия предполагает некую долю уверенности. Во всяком случае, я должен попытаться. Если бы этот парень не выступил тогда, перед казнью, ты бы просто не успела стать моей женой!

С этими словами Дар вскинул завернутое в плащ тело на руки и зашагал по пустой улице. Хельга молча поехала за ним.


Дата добавления: 2015-08-09; просмотров: 62 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: ГЛАВА 1 | ГЛАВА 2 | ГЛАВА 3 | ГЛАВА 4 | ГЛАВА 5 | ГЛАВА 6 | ГЛАВА 7 | ГЛАВА 8 | ГЛАВА 9 | ГЛАВА 13 |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
ГЛАВА 10| ГЛАВА 12

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.059 сек.)