Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

ГЛАВА 13. Первыми словами принца Кейтора были:

Первыми словами принца Кейтора были:

— Во, блин, гоблин! Где я?

— Здесь, — ответил глухой усталый голос.

— Блин! Так это ты? Ну держись! Да я…

Кейтор попытался приподняться, но тут же рухнул назад, придавленный к постели сильными руками:

— Лежать!

— Дохлый гоблин! — выругался принц. — Так это ты? — Я.

— Ну я тебя сейчас…

Он попытался приподняться, но снова упал на что-то мягкое. Две сильные руки прижали его к постели.

— Да я тебя… Да ты у меня, — пыхтел принц, пытаясь выпрямиться.

— Лежать. — Холодный голос приморозил его к постели. — Я и так слишком долго возился.

Какое-то время Кейтор бестолково сучил ногами и руками, как перевернутая черепаха, а потом обмяк.

— Да пошел ты к гоблинам! — выругался он. — Где я?

— Не беспокойтесь, вы на этом свете, — ответил негромкий голос.

Поскольку гоблинов презирает большинство разумных рас, то и само название «гоблин» считается ругательным во всем обитаемом мире.

— А ты кто?

— Неважно. Пожалуйста, помолчите. Я очень устал!

— Блин, темно, как в могиле! — Принц повертел головой. — А все-таки где я?

— Вот болтун! Полчаса как выкарабкался с того света, а уже так меня достал!..

В темноте прозвучал легкий щелчок, в изголовье зажглась свеча. Кейтор огляделся. Он лежал в просторной комнате, погруженной в темноту. Свеча была единственным источником света.

— Лежи-лежи, — произнес человек, склонившийся над ним.

— Погоди. — Кейтор напрягся. — Я тебя знаю?

— Да. Возможно.

Принц прищурился.

— Это не ты! — разочарованно протянул он. — Но я тебя где-то видел! Погоди-погоди, я сам вспомню! У меня знаешь какая память!.. Э-э… В прошлом году, на турнире? Нет? Тогда этой весной, на балу в честь помолвки…

— Да уж, память отменная! — фыркнул Даральд и зажег еще несколько свечей.

— Вот гоблин! — Кейтор приподнялся на постели. — Точно! А я все думаю — где я тебя видел? Спасибо, что ты…

— Во-первых, не «тебя», а «вас», — ледяным тоном перебил Даральд. — А во-вторых, мы в расчете. Вы, принц, спасли меня от костра, а я не дал вам умереть вчера ночью. Мы квиты!

— Ага. — Кейтор повертел головой, осматривая просторную полутемную комнату с плотно занавешенными окнами и скромной обстановкой. Кроме широкой постели, прикроватного столика, заставленного всякими бутылочками, мисками и прочей посудой, а также кресла, другой мебели здесь не было. — Где мы?

— В доме женщины, которая согласилась приютить вас у себя на первое время. Потом вас доставят во дворец.

— Куда? — Принц даже подпрыгнул. — Но мне нельзя во Дворец! Я должен выследить гада, который меня ударил!.. Я же видел его лицо! Смутно, правда, но все равно… Слушай, а что со мной было? Он меня, ну того… серьезно ранил?

— Угу. — Даральд легким тычком отправил принца обратно в постель. — Не шевелитесь, а не то швы разойдутся. Вам и так повезло — вы пробыли без сознания всего девятнадцать часов. Обычно для выздоровления требуется от десяти дней до месяца. У вас железное здоровье, юноша.



— Где швы? — Кейтор немедленно откинул одеяло и уставился на тугую повязку, охватывающую его живот. — Ни фига себе! Это чего такое было?

— Обычный меч. Двойной удар, последний раз меч провернули в ране, чтобы увеличить площадь поражения. От таких ран не оправляются. Вам следует лежать еще по меньшей мере девять дней!

— Чего? — Кейтор от возмущения даже сел, откинув одеяло. — Ну знаете, я не намерен тут валяться, пока этот гад разгуливает на свободе! Я его из-под земли достану! Нападать на принца крови при исполнении… Он еще узнает, кто такой принц Кейтор! Да я его…

Даральд резким толчком опрокинул принца на постель и навалился на него, силой удерживая на месте.

— Послушай, ты, мальчишка! — прошипел он. — Я возился с тобой почти полтора часа, вытаскивая с того света! Отдал за тебя год жизни! Из-за тебя и твоей глупости два дня назад меня чуть не сожгли на костре. Вчера ночью я убил человека и оставил там свою индивидуальную магическую подпись: «Здесь был Дар!» — по ней меня можно найти и снова отправить на костер. А сегодня я до сих пор сижу над тобой, слежу, чтобы у тебя не началось заражение крови! Я устал от тебя! Устал вообще, понимаешь? И я тебя прошу — пока только прошу! — не зли меня, сопляк! Я ведь не только старше тебя! Я прихожусь тебе дядей, так что изволь вести себя соответственно! Если я скажу «лежать» — ты будешь лежать как миленький! Потому что я здесь врач, а ты — мой пациент! Понятно?

Загрузка...

Он выдохся, заметив, с каким невинным выражением лица слушает его Кейтор.

— Ничего-ничего, продолжайте, пожалуйста, — вежливо попросил тот, когда Даральд замолчал, сопя носом. — Вы очень интересно рассказываете!.. Кстати, чем это тут так приятно пахнет?

— Нечуй-травой. — Даральд не спеша выпрямился. — Я окуривал ею вас и обрабатывал раны, чтобы избежать воспаления.

— Мм… — Кейтор мечтательно облизнул губы. — Вот бы сейчас сигаретку.

— Курение — яд! — наставительно заметил Даральд. — Хотите жить — бросайте эту вредную привычку!

Кейтор не успел ничего ответить — скрипнула дверь, и в нее просунулась голова Хельги:

— Даральд, там пришли!

— Кто?

— Городская стража и… э-э… жрец Белого Быка. — Девушка растерянно оглянулась. — Они ищут Кейтора. Говорят, что следы привели их к этому порогу.

Даральд медленно встал.

— Хорошо, — произнес он. — Я сам спущусь и поговорю с ними. А ты пока посиди с принцем.

Девушка уселась в кресло, еще хранившее тепло мужского тела. В комнате царила прохлада — большая часть помещений замка до сих пор не отапливалась, поскольку жило здесь слишком мало народа, чтобы тратить дрова на обогрев огромного здания. Да и Даральд с Хельгой находились тут всего второй день и занимали всего несколько комнат.

— Привет, — подмигнул сослуживице Кейтор. — Как семейная жизнь?

— Нормально, — пожала плечами девушка. — Это я тебя нашла. Случайно. Я спугнула твоих… убийц. Одного из них потом убил Даральд, а другой убежал.

— Ты мне позже все расскажешь, ладно? А сейчас, — Кейтор посмотрел на плотно закрытые двери, — слушай, я курить очень хочу. У тебя нет?..

— Он все отобрал, — вздохнула Хельга. — Сказал, что курение — это яд.

— Мне сказал то же самое, — помрачнел принц.

В коридоре послышались шаги, потом дверь распахнулась, на пороге возник Даральд в сопровождении высокого статного толстяка с пышной гривой темно-русых волос, в белоснежной хламиде и плаще точно такого же белого цвета. Округлое лицо толстяка чем-то походило на женское — то ли полным отсутствием растительности на лице, то ли мягкими чертами и капризным выражением. Отстранив Даральда, неизвестный прошел к постели и, склонившись над Кейтором, стал водить в воздухе руками, словно что-то ощупывал.

Хельга невольно отодвинулась в сторонку, стараясь стать как можно незаметнее. Как любая нормальная женщина, она не любила служителей Белого Быка, именовавшихся «телятами», из-за того, что большинство было евнухами. И это несмотря на то, что Белый Бык являлся покровителем плодородия, богатства и магии! Сейчас над постелью Кейтора склонился один из магов-целителей

— Да, вы правы, — высоким женственным голосом промолвил он. — Состояние средней тяжести, но стабилизируется. Я сам прослежу за раненым. Опасности для здоровья нет.

— Все, Кейтор, — развел руками Даральд. — Собирайся, за тобой приехали! Велено доставить тебя во дворец!

Весть о том, что принц действительно найден там, куда указала нить магического поиска, взбудоражила дворец. Даже слуги побросали работу и столпились в коридорах и под лестницами, пытаясь увидеть, как четыре гвардейца бережно несут носилки, на которых полулежит забинтованный Кейтор. Рядом с важным видом вышагивал «теленок», изредка посматривая на пациента. А тот вертелся на носилках с риском свалиться и махал рукой.

— Всем привет! — выкрикивал он. — Ого, сколько народа! И все ради меня одного? Папа, привет! Я его все-таки видел! Того типа! Он существует! Это он меня проткнул! Представляешь — проткнуть меня насквозь? Я сам не поверил, когда он это сделал! А потом меня хотели утопить в канале. Вот так запросто — привязать к ногам камень и — бултых!

— Только у них все равно ничего бы не получилось, — проворчал принц Клеймон. — Такие, как Кейтор, не тонут.

— Милый, как тебе не стыдно, — натянуто улыбаясь, прошептала королева-мать. — Это же твой брат…

— Это головная боль всего королевства, а не брат, — также старательно растягивая губы в улыбке, ответил старший принц.

— Мама! — продолжал тем временем Кейтор. — Ты за меня не волнуйся! Я уже опять живой! Ну правда, сначала меня немножко убили, но потом я воскрес!

— Вот гад, — невольно прокомментировал эти слова принц Клеймон, — ничего его не берет!

— Вы что-то сказали? — послышался рядом звучный бархатный голос.

Стремительно обернувшись, принц уставился на новую придворную даму своей матери, герцогиню Гвельдис а-делла Марс делль Ирни. Поговаривали, что его отец положил на нее глаз. Она действительно была очень красива. Настолько красива, что принц смутился.

Гвельдис одарила его улыбкой, которая заставила наследника престола покраснеть.

— Вы что-то сказали? — повторила она своим неповторимым голосом. — Или мне показалось? Знаете, очень похоже, что вы желаете смерти своему младшему брату!

— Пожелаешь ему смерти, как же, — принц Клеймон проследил за носилками, которые как раз проплывали мимо него, и помахал братцу рукой, — он и не в такие переделки попадал — и все как с гуся вода! Ничего его не берет!

— А вы все пробовали? Вопрос был задан на ушко.

— Как это?

— Ну кинжал, яд, удавка, благородная сталь, наконец… Нет, сталь была только что! Но, может быть, есть еще и магия?

— А, — отмахнулся наследник, но вдруг насторожился: — А к чему весь этот разговор? Что вы хотите этим сказать?

— Я — ничего. — Длинные ресницы вспорхнули, и принц Клеймон невольно проследил за их полетом. — Мне показалось, что вы собирались подстроить смерть младшего брата! Я не предлагаю ничего. Это не мне принц Кейтор будет вечно дышать в затылок, не я буду бояться его растущего влияния, не мой сын однажды сцепится с его сыном в смертельной схватке. Вы разве не знаете историю? Каждые тридцать — сорок лет в династии случается переворот. И новый король казнит всех своих родственников мужского пола… ну или почти всех. Последний раз такое было тридцать один год назад.

Герцогиня замолчала на полуслове и отступила, прячась за придворных дам. Эта леди никогда не носила пышные одеяния со множеством оторочек и складок, полагая, что красивую фигуру надо показывать, а не прятать. И сейчас ее тонкий гибкий стан просто растворился среди дам и девушек, составлявших свиту королевы-матери.

— Тпру, стоять! Стоять, я сказал! Задний ход… Клей! — раздался над принцем жизнерадостный вопль. Перевесившись с носилок, Кейтор помахал перед носом брата рукой. — Ты чего? Я тебе битый час ору, а он не реагирует! Ты чего такой вялый? Тоскуешь небось? А хочешь, я тебя в следующий раз с собой возьму? Впечатлений огребешь выше крыши!

— Сейчас ты, кажется, огребешь кое-что другое, — процедил старший брат. — Вон отец идет!

Король Клеймон действительно шел навстречу носилкам младшего сына, спеша прекратить представление. Обычно короли строго придерживаются правил этикета, особенно перед лицом иностранных гостей, а тут присутствовала принцесса-невеста Лиана со свитой. По протоколу королю полагалось сделать пять шагов — все-таки он приветствовал сына. Но, видя, как ведет себя Кейтор, король сорвался с места. Только королевское воспитание и осознание того, что на них все смотрят, помешало ему на ходу стянуть с себя пояс, дабы выпороть дорогого сыночка.

— Папа! — тот мигом переключился на короля. — Привет! Ты не волнуйся! Со мной все в порядке! Я там, правда, немножко умер, но меня уже воскресили! То есть я совсем живой! Меня даже потрогать можно! На!

Услышав слова «немножко умер», придворные поспешили очистить пространство. Кейтор встрепенулся.

— Вы куда? — завопил он. — Я живой! Честно-честно! Меня настоящий некромант исцелил! Тот самый, которого ты еще хотел позавчера сжечь. Ну тогда одна моя знакомая за него замуж вышла!.. Эй, Лиана! Ваше высочество! — С высоты носилок принц заметил принцессу и помахал ей рукой. — Мы с вами про тот обычай вспомнили! Он сказал, что это он долг отдал! Круто, правда? И еще круче знаете что? Он оказался моим родственником! Двоюродным дядей, представляете?

— Уп… бл… с-с… — только и смог вымолвить король Клеймон, тормозя на полном ходу о доспехи кого-то из гвардейцев. — Что вы стоите? Несите его высочество в покои! У него бред! Какой еще дядя?

— Двоюродный, папа! Самый настоящий! Эй, а куда вы меня тащите? — засуетился принц, заметив, что носилки спешн понесли к боковой двери. — Несите назад! Не хочу! Я здоров!

— У него точно бред, — процедил король и, подозвав к себе «теленка», произнес повелительным тоном: — Проследите, чтобы за моим сыном были установлены строгий уход и надзор. Я не желаю повторения инцидента!

Придворные вертели головами и перешептывались. Где-то за дверями слышались удаляющиеся вопли принца Кейтора:

— Поставьте меня на пол! Это насилие над личностью! Я буду жаловаться соседям! Подам апелляцию! Так нельзя обращаться с разумными существами! Пустите меня-а-а! Я не хочууу!

Скрывшаяся за спинами щебечущих дам, Гвельдис кусала губы. Ничего не получилось! И известий от брата до сих пор нет! А тут еще эти выкрики принца относительно какого-то нового родственника… Уж не тот ли это «граф делль Орш»? Позавчера его собирались сжечь на костре, а сегодня он жив-здоров и спасает принца крови от смерти. Он должен быть устранен, это не вопрос. Кроме того, надо разобраться с принцем. Неужели ей все придется делать самой?

 

Король Клеймон ворвался в покои принца Кейтора вслед за гвардейцами. Того как раз уложили на постель, «теленок» сменил ему повязку и наложил на раны новое исцеляющее заклинание. Приподнявшись на локтях, Кейтор с любопытством следил за его манипуляциями.

— А вы знаете, мой дядя лечил меня совсем не так, — поделился он впечатлениями.

— Конечно! — высоким голосом ответил евнух. — Там применялась некромантия, которая суть — темная наука, призванная служить смерти. А мы, телята Белого Быка, служим жизни во всех ее проявлениях!

— А вопросик можно? — похлопал ресницами принц. — Но если вы служите жизни, то почему вы все кастраты?

— Жизни можно служить по-разному, и так — в том числе.

— Если ты не замолчишь, я всерьез подумаю о том, чтобы на своем опыте убедился в справедливости этого заявления! — воскликнул король Клеймон, врываясь в комнату.

— Ой, папа, ну вы и загнули! — фыркнул Кейтор. — Сказали бы коротко: «Оторву яйца и запру в монастырь!» Кажется вы уже пробовали меня запирать. Помните, что получилось?

Служитель Белого Быка торопливо встряхнул руками и боком-боком придвинулся ближе к королю.

— Может быть, вам пустить кровь? — заботливо осведомился он. — У вас сейчас стало такое лицо… пятнистое…

— Не надо мне ничего пускать, — прошипел король, сжимая и разжимая кулаки и тщетно стараясь успокоиться. — Я прекрасно себя чувствую. Просто…

— Но небольшое усмирительное заклинание можно? На вас же лица нет! Того и гляди сердце не выдержит!

— Послушай, папа, умного… э-э… специалиста, — вежливо посоветовал Кейтор. — Тебе правда не помешали бы кое-какие примочки и пиявочки. А то ты сейчас лопнешь!

— Это ты у меня сейчас лопнешь! — заорал король и стал дрожащими пальцами стаскивать расшитый пояс— А ну живо спускай штаны!

— Папа, вы чего? — заполошно заорал принц. — Я не хочу! Не трогайте самое дорогое! Мама! Кастрируют! Спасите!

— Ваше величество, — забеспокоился «теленок», — может быть, действительно не надо? Это ведь дело сугубо добровольное! Белый Бык не одобрит… каждому — свое.

— Да не собираюсь я его кастрировать! — не хуже родного сына во все горло заорал король. — Я его сейчас просто выпорю! А ну-ка переворачивайся на живот и снимай штаны! Держите его!

Этот вопль относился к гвардейцам, поскольку Кейтор сделал попытку удрать. Четыре здоровенных гвардейца-полуорка сделали шаг вперед, за руки и ноги останавливая королевского отпрыска.

— Мама дорогая! — опять зашелся Кейтор. — Прекратите это безобразие! Телесные наказания принцев крови запрещены!

— А мы назовем это «воспитательной работой»! — процедил король и размахнулся.

 

Он лежал на животе, уронив голову на руки, когда дверь тихонько приотворилась.

— Ваше высочество? Принц Кейтор? Вы спите?

— Нет, — пробурчал тот.

— У вас все в порядке? — Принцесса-невеста бочком проснулась в дверь и прикрыла ее за собой. — Я так за вас переволновалась! Но если вам нездоровится, я пойду…

Кейтор приподнялся на локтях.

— Нет-нет, что вы! — шепотом воскликнул он. — Вы простите, что я не приветствую вас надлежащим образом, но я того… ну болею и вообще…

— Я принесла вам целебную мазь, — промолвила принцесса, подходя к постели.

— Спасибо, не надо. Меня уже обработали…

— Это не та мазь. — Принцесса хихикнула. — Она от ссадин. Сильно вас выпороли?

— Откуда вы знаете? — вытаращил глаза Кейтор. Принцесса потупилась и принялась ковырять носком туфельки пол.

— Ну, — она немножко покраснела, — вы так кричали… то есть я подслушивала и… Дайте посмотреть!

— Что-о-о?

Кейтор двумя руками вцепился в одеяло, принцесса тут же потянула с другой стороны.

— Ну же, — пыхтела она, пытаясь стащить с принца одеяло, — дайте же мне посмотреть! Я только помажу ваши шрамы. Самому вам будет затруднительно… Ну же, не сопротивляйтесь! Я вам помогу! Да отцепитесь вы! — неожиданно рявкнула она, и Кейтор разжал руки.

Принцесса отскочила, едва удержавшись на ногах с одеялом в руках, а Кейтор попытался вскочить, вскрикнул от резкой боли в животе и рухнул на постель лицом вниз, скрипя зубами.

— Вот видите. — Сложив одеяло, принцесса подошла к постели. — Вам трудно даже шевелиться, не то, что поворачиваться. А я просто помажу вас немного мазью — и все пройдет… Не бойтесь! Мазь очень хорошая. Испытано на людях.

— Угу, — пробурчал Кейтор, пряча лицо в ладони. — Я вас прошу! Пожалуйста…

— Ничего-ничего. — Принцесса почему-то замерла, глядя на нижнюю часть спины собеседника. — Вы только не шевелитесь, хорошо?

— Угу.

— Тут нет ничего стыдного. — Девушка все-таки принялась за дело. Кейтор вцепился в подушку руками и зубами. — Подумаешь, выпороли! Меня тоже однажды высекли!

— Вас? — От неожиданности Кейтор забыл, в каком виде находится, и вывернул шею, рассматривая девушку.

— За груши, — захихикала Лиана. — Лежите-лежите!.. Мне тогда было лет семь. Мы с родителями поехали в гости к дальней родственнице. Я из кареты увидела чей-то сад, в котором ветки деревьев буквально гнулись под грушами. Я попросила отца остановиться и нарвать груш, но мне сказали, что нам некогда и что груши подадут по приезде. Взрослые, как всегда, обо мне забыли. И тогда я ночью удрала из спальни. Я оборвала бахрому с балдахина, спустила из окна, как веревку, перелезла через забор… В саду, оказывается, были собаки. Поэтому я просидела на дереве до утра, меня хватились и стали искать. Я все это время питалась только грушами и кидала огрызки в собак. А когда ко мне вышел хозяин сада, я запустила в него целой грушей и попала прямо в лоб… — Она захихикала. — Было здорово и совсем не страшно, несмотря на то, что меня обещали высечь. А потом меня все-таки выпороли… С тех пор эта мазь всегда со мной…

К концу рассказа Кейтор уже вовсю смеялся в подушку, совершенно забыв, что делают с его ягодицами.

— А знаете, — отсмеявшись, он приподнялся на локте, — я тоже однажды потерялся. Мне тогда было пять лет. Папа взял меня на маневры… постойте, это же было как раз на границе с вашим государством!

— Девятнадцать лет назад, — подхватила Лиана. — Я помню… то есть мне рассказывали. Я тогда только-только родилась и так орала по ночам, что мой отец предпочел сбежать от моих воплей в армию. И вы — что?

— Ну, я удрал от своих воспитателей и незаметно для всех перешел границу. Меня нашли на вашей заставе. И тоже выпороли. Но мне не было стыдно — один из ваших солдат сделал мне деревянную лошадку.

— Вот так. — Принцесса нанесла последний мазок, отступила на шаг, любуясь своей работой, и осторожно прикрыла нижнюю часть Кейтора одеялом. — Постарайтесь не шевелиться хотя бы какое-то время. Я ручаюсь — скоро от ваших шрамов не останется и следа. Эффект потрясающий!

— Не сомневаюсь, — процедил Кейтор, от души радуясь тому, что его снова укрыли одеялом, пока принцесса не заметила, что ее прикосновения дали побочный эффект. — Ой, больше ничего не болит!

— Я же говорила, — засмеялась Лиана. — Она специальная, быстрозаживляющая. Завтра неплохо бы снова помазать. Если хотите, я…

— Да, хочу! — воскликнул Кейтор, приподнимаясь на локтях. — То есть не хочу… То есть, ну поймите меня правильно, я… вы… ну…

Он поелозил, пытаясь устроиться поудобнее и хоть как-то отвлечься, пока девушка не поняла, что с ним происходит.

— Ну в общем, принцесса, я готов встретиться с вами, но не сейчас, а потом, когда поправлюсь. Вы меня понимаете?

— Я понимаю, — кивнула девушка. — Тогда я пойду. Спокойной ночи! Я оставлю мазь вот тут, на столике в изголовье.

Она поставила глиняный горшочек на маленький столик, и ладонь Кейтора тут же поймала ее пальцы.

— Ты подождешь? — спросил он, глядя на нее снизу вверх.

— Конечно.

Выражение лица у него было такое жалобное, что девушка прыснула и, вырвав руку, поспешила убежать.

Кейтор блаженно вздохнул и крепко обнял подушку, зарываясь в нее лицом. Спокойной ночи! Да он теперь до утра не сомкнет глаз! Принц вспоминал лицо, голос, прикосновения рук девушки, и глупая блаженная улыбка расплывалась по его физиономии. Скорее бы поправиться и совершить какой-нибудь подвиг в ее честь!


Дата добавления: 2015-08-09; просмотров: 62 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: ГЛАВА 2 | ГЛАВА 3 | ГЛАВА 4 | ГЛАВА 5 | ГЛАВА 6 | ГЛАВА 7 | ГЛАВА 8 | ГЛАВА 9 | ГЛАВА 10 | ГЛАВА 11 |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
ГЛАВА 12| ГЛАВА 14

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.023 сек.)