Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

ГЛАВА 3

Девочка встала среди молодой поросли, где невысокие деревца соседствовали с бурьяном, крапивой и лебедой. Тут и там высились небольшие, относительно свежие курганы — их еще не успела закрыть ползучая камнеломка, да и молодые деревца здесь практически не росли. Среди груд камней виднелись кучи мусора — еще совсем недавно эта часть кладбища являлась помойкой, среди мусора можно было рассмотреть тряпки, доски, какие-то битые черепки и почти полный скелет дохлой кошки. Свежая могила находилась совсем неподалеку.

— Здесь, — сказала она и снова деловито зашуршала пакетом с конфетами. — Мы с мальчишками тут лазили, и увидели…

— Место захоронения жертв преступления! — воскликнул Кейтор и захлопал в ладоши. — Я был прав. Смотрите! Господа, — обратился он к стражникам, — у нас есть уникальный случай войти в историю!

— Главное, чтобы не в некрологи, — проворчал десятник.

— Мы с вами заляжем тут в засаду, — продолжил принц, не обращая внимания на комментарии. — И когда преступники снова подойдут, мы ка-ак выскочим! И ка-ак их напугаем! Ну, как вам мой план?

Стражники переглянулись. У них имелось свое мнение относительно того, что нормальные люди делают на кладбище, да еще под вечер, но по понятным причинам их никто не спрашивал.

— А как… э-э… вы себе представляете нашу засаду? — Десятник был, видимо, образованным человеком, поскольку не спорил с начальством.

— В самом деле? — Кейтор оглянулся на девочку, которая сосредоточенно мусорила вокруг пустыми конфетными бумажками. — Как ты думаешь, милое дитя, где здесь самое удобное место для засады?

— Чего? — вытаращилась девочка.

— Ну, вы с мальчишками где-то прятались, когда их увидели?

— Не-а. — Важный свидетель отправил за щеку еще одну конфету.

— То есть как? Не прятались? Стояли открыто и они вас не тронули?

— А мы не стояли. — Девочка наконец разжевала конфету и зашуршала новой оберткой. — Никого тут не было. Мальчишек. Они убежали. Они испугались. А я осталась.

— И все видела? Ты очень смелая девочка! Я тобой горжусь! А где ты пряталась?

— Там. — Девочка кивнула в сторону кустов.

— Идея! — хлопнул в ладоши принц. — Мы прячемся там! Идем со мной, дитя мое!

Кейтор взял малышку за руку и повел к кустам, но девочка неожиданно заартачилась.

— Э-э нет! — Она вырвала ладонь из руки принца и спрятала руки за спину. — Мама мне говорила, что нельзя ходить в кустики с чужими дядями. Они больно делают.

— Я ничего такого не сделаю!

— Но ты чужой дядя!

— Я дал тебе конфеты!

— Все чужие дяди сначала дают конфеты! А потом делают больно!

— Но я сначала привел тебя в другой дом и там мы играли!

— Все чужие дяди сначала играют! А потом делают больно! А-а-а! Пустите меня! — вдруг заголосила она. — Мама! Этот дядя хочет засунуть мне в…

— Молчи! — Кейтор кинулся к девочке и поспешил зажать ей рот ладонью. — Не кричи и… ой! Прекрати кусаться!



— Мама! — освободив рот, с новой силой завопила девочка.

— Милорд Кейтор, — десятник покачал головой, — отпустили бы вы ребенка, а?

— Ни в коем случае, — пропыхтел тот, пытаясь удержать девочку на месте, — она — важный свидетель! Она может помочь нам опознать убийц!

— Она так орет, что распугает всех преступников в округе!

Кейтор честно задумался. Ситуация была безвыходной — если не отпустить девочку, она спугнет своими воплями убийц, а без нее он не распознает преступников.

Пока он думал, ситуация изменилась сама собой. За деревьями замелькали огни факелов, послышались шаги и негромкие голоса.

— Милорд, сюда идут! — засуетился десятник.

— Прячься кто куда! — Подхватив девочку, принц рыбкой нырнул в кусты.

Малышка заголосила было, но он зажал ей рот ладонью и кивнул в сторону огней:

— Смотри, это и есть твои преступники? Вот это да! Белым днем, при всем честном народе! До чего обнаглели! Нет, лорд Дарлисс мне должен награду выписать! Я раскрыл настоящий преступный заговор! Эй! Где вы все?

Загрузка...

Кусты и деревья вокруг зашевелились. Из-за одного камня высунулась физиономия десятника:

— Милорд Кейтор, мы здесь!

— Смотреть в оба и слушать мою команду! Без приказа никуда не соваться! Все поняли? Я привел вас сюда, и только мне решать, когда нападать!

— Умоляю вас, милорд, потише! — простонал десятник. — Они уже близко!

Принц понял намек и вытаращил глаза на приближающуюся процессию. От того, что он увидел, у него глаза полезли на лоб.

Впереди шагали с факелами два могильщика, держа на плечах лопаты. За ними — два работника кладбища в кожаных куртках, с заткнутыми за пояс рукавицами. Они катили две тачки, нагруженные камнями. Следом шагали десять городских стражников и еще шесть человек, некоторые — в форменных камзолах. На носилках они тащили несколько тел, завернутых в белую ткань так, что ничего не было видно — просто кульки. Наконец последним шел человек, поминутно озирающийся по сторонам. В начинающихся сумерках, за спинами впереди идущих, его никак не удавалось рассмотреть.

— Вот он! — громким шепотом возвестил принц Кейтор. — Сам главарь! Ого, какая, однако, у него команда! Эй, солдаты! Смотрите, сколько их! Но не бойтесь! Почти никто не вооружен! Слушай мою команду! Взять их!

Выхватив меч, он с криком кинулся к могиле:

— Стоять! Ни с места!

Могильщики, как раз подошедшие к могиле, от неожиданности подпрыгнули. Один из них поскользнулся на глинистом отвале земли и скатился в могилу. Двое с тачками замерли, разинув рты, а те, которые несли тела на носилках, разжали руки.

— Что это? — промолвил главарь, протискиваясь вперед.

— Вы арестованы! — гаркнул принц Кейтор. — Солдаты! Ко мне! Взять их!

Десятник и двое стражников неторопливо выбрались из кустов. К удивлению принца, они не спешили бросаться на преступников и отбирать у них оружие, а скучковались на своей стороне могилы.

— Стоять! Руки вверх! Бросай оружие! — крикнул принц, размахивая мечом, и вскочил на тот же отвал глинистой земли. Ноги Кейтора поехали в разные стороны, и ему пришлось ухватиться за растущее поблизости дерево, чтобы не рухнуть в могилу. — Вы арестованы!

— Что тут происходит? — Главарь протиснулся вперед. — Тайная служба? — Человек бросил взгляд на форменную куртку принца. — Что вы тут делаете?

— Приятно, когда тебя узнают, — выпятил грудь Кейтор. — Мы здесь раскрываем преступление века! Вы все арестованы! Сдайте оружие и следуйте за мной в тюрьму! Вам предъявлено обвинение в массовом убийстве и черной магии!

— Какая черная магия? Какое преступление? Молодой человек, вы в своем уме? Здесь люди работают, а вы мешаете! Отойдите и дайте провести похороны!.. Эй, за работу!

Упавшего на дно ямы могильщика достали, и он вместе с коллегами принялся поправлять края ямы. Тем временем стражники подтащили к краю завернутые в ткань тела и сложили в рядок. Затесавшийся среди похоронщиков священник, бросая на принца и его спутников вопросительные взгляды, быстро провел обряд последнего прощания.

— Похороны? — Принц хлопал глазами.

— Да. — «Главарь банды некромантов» показал документы. — Здесь какой-то бродяга, подобранный на улице, два больных крестьянина, бывшие поденщики и погибший в пьяной драке тип. Кажется, какой-то бард, если судить по лютне. Видимо, народ таким образом выказал свое отношение к его песням. Ну и — утонувшая проститутка. В общем, все, кто умер за истекшие трое суток и чьи тела до сих пор не затребовали родные или друзья.

— Похороны, — повторил Кейтор и оглянулся на девочку: — Это они?

— Ага, — кивнула девочка, достала последнюю конфету и бросила мятый кулек на траву. — Это их я на картинках рисовала. Вот они, — показала на завернутые в ткань тела, — они запутаны. Видите? Все так и было!

— Похороны, — в третий раз повторил принц.

— Идемте, милорд. — Десятник подошел сзади. — У нас рабочий день кончается.

— Я тоже домой пойду, — заявила девочка, — если у тебя больше нет конфет.

— Нету, — покачал головой принц и погрозил пальцем главному могильщику: — Но это была проверка. Тайная служба не дремлет! Я слежу за вами! И если мне покажется, что здесь творятся темные дела, вы поплатитесь! За мной!

С лязгом сунув меч в ножны, принц Кейтор гордо направился прочь. Стражники, обменялись приветствиями со своими коллегами и затопали следом.

 

Повертев в руках цветок, бард небрежно бросил его в мусорную урну.

— Итак? — Лорд Дарлисс был терпелив.

— Порядок. — Бард улыбнулся. — Он меня видел. И не видел. Прошел мимо и не удостоил даже взглядом.

— Это точно?

— Дядюшка, вы меня знаете, — улыбнулся бард. — Меня еще никто не замечал. И не подозревал!

— Будь осторожен, мальчик. Все когда-то случается в первый раз.

— В первый. Но не в этот! Я прошел за ним до конца и ждал, пока можно было хоть что-то рассмотреть. Если бы мне дали хоть парочку охранных амулетов, я бы досмотрел представление до конца, но самое главное было видно и так.

— Эксгумация?

— Не только!

— Ого! Уж не занимался ли он незаконной колдовской практикой? Например некромантией?

— Ваши опасения подтвердились, дядюшка, — кивнул молодой человек. — Но я вам ничего не говорил! Я пока только подозреваю!

— Конечно-конечно! Наша задача как раз и состоит в том, чтобы проверять подозрения и никогда никого не наказывать без достаточных оснований. Без серьезных оснований мы даже не можем никого пригласить сюда для доверительной беседы! — вздохнул он, разводя руками. — Но подозрение в нарушении закона — достаточное основание, не так ли?

Лорд Дарлисс встал, достал из встроенного сейфа, замаскированного под новомодный гобелен, оплетенную бутыль и два небольших, на несколько глотков, оловянных бокала. Бард с улыбкой принял угощение, пригубил и поцокал языком, показывая, что оценил крепость и тонкий вкус напитка.

— В данном случае мы имеем явное нарушение закона, не так ли? — продолжал рассуждать сам с собой Дарлисс. — Официально магия не запрещена. Существуют школы, в том числе и храмовые, где за определенную плату можно получить начальное магическое образование и при желании продолжить обучение хоть у нас, хоть за границей. Но заниматься магией иностранцу, без специального разрешения и предварительного освидетельствования Звездной комиссии! Да еще и не предоставив в наш департамент предварительного прошения… хм, это попахивает изменой. Магическая самодеятельность у нас запрещена уже более сорока лет. Но, даже если у него есть диплом, его нужно подтвердить в той же Звездной комиссии. Добавим к этому еще и некромантию — и что мы получим? Мы получим практически состав преступления!

Лорд Дарлисс по праву гордился собой. Сын эвларийских эмигрантов, он практически сделал себя сам — лишь десять лет назад, когда он удачно женился, в его карьере наметился перелом, и не столько за счет денег жены, сколько за счет ее многочисленной родни. Посмотрев крайне разветвленное родовое древо супруги, лорд Дарлисс понял, как можно использовать его в своих целях.

Его Тайная комиссия, детище, с которым он носился вот уже несколько лет и которое до сих пор продолжал совершенствовать, имело тридцать восемь официальных сотрудников и около двадцати неофициальных. Двадцатку тайных сотрудников практически никогда не видали в стенах серого здания, стоявшего между ратушей и монастырем Белого Быка. О них не знал почти никто из служащих, они не получали официального жалованья, и даже когда с ними сталкивались лицом к лицу, проходили мимо, ни о чем не подозревая. Ибо это были многочисленные кузены, кузины и племянники его супруги — родные, двоюродные и седьмая вода на киселе. А кто может запретить человеку встречаться со своей родней и приятно проводить время, беседуя о высоких материях или развлекаясь по мере сил и возможностей?

Бард был одним из его — то есть жениных двоюродных племянников. Молодой человек действительно выказывал музыкальные способности, почему лорд Дарлисс и предложил ему соответствующую легенду. Сам Бард, которого на самом деле звали по-другому, даже не догадывался, что не он один работает на дядю.

Родственники выпили еще по одному бокалу, после чего лорд Дарлисс достал из того же сейфа мешочек и положил на стол. Мешочек сочно звякнул.

— Продолжи пока наблюдение, — приказал лорд Дарлисс. — Если будет что-то новое, доложишь. Это — на расходы. Зайдешь к «ящерам», возьмешь охранные амулеты. Мы еще не знаем, с чем столкнулись. Оставшееся можешь взять себе, за труды.

Бард кивнул, взвешивая мешочек на ладони. Он не смотрел, что там — золотые или серебряные подковки, и сколько их, но понимал, что дядя племянника не обидит.

Сам лорд Дарлисс детей не имел. Жену это страшно огорчало, но его самого ничуть не трогало. Дети в его представлении были только орущими комками, вечно требующими родительского внимания и отнимающими все свободное время. Может быть, когда-нибудь потом он и решится завести своего ребенка или усыновить сироту, но пока лорду Дарлиссу было решительно не до этого. В такой большой и беспокойной стране, как Паннория, с ее историей и семейными тайнами, у государственного служащего просто не оставалось времени на личную жизнь.

 

На ходу сбросив плащ, Дар подошел к креслу у погасшего камина, упал в него и вытянул ноги. Только сейчас он почувствовал усталость. Словно свинцом налились веки, тело расслабилось. Хотелось уснуть и проспать трое суток.

Он никогда не думал, что будет так трудно! Даже на практике, когда ему случалось в одиночку противостоять целому кораблю мертвецов, приходилось легче. Может быть, все дело в том, что там он имел дело с простыми ожившими покойниками, чужими людьми, а здесь — с близкими существами? Их смерть не назовешь мучительной, но подавляющее большинство умерли не в свой срок, к тому же безвинно. Негодование, гнев, проклятие палачам остались с ними и волей-неволей обрушились на того, кто потревожил их покой. Пока умершие разобрались, что к чему, пока удалось с ними договориться! Они требовали мести. Но что он мог сделать?

— Калиш! — крикнул Дар в пустоту.

Слуга появился почти сразу — большая часть старого дома до сих пор оставалась необитаемой, господин и слуга занимали всего несколько комнат на первом этаже и одну спальню наверху, так что потерять друг друга им было невозможно.

— Калиш, принеси выпить, — распорядился Дар. — А потом затопишь камин. И не забудь захватить мой плед. Что-то знобит!

Слуга проворно исполнил поручение. Протянув господину бокал с вином, укутал его ноги пледом и заботливо подоткнул края.

— Может быть, вам не стоило этого делать? — на своем родном наречии произнес он. — Вы всегда так тяжело переживаете последствия обряда… Эдак вы себя в гроб вгоните!

— Хорошее напутствие некроманту! — фыркнул Дар, прихлебывая вино. — Это нормальная плата за могущество, Калиш! Позаботься об огне! Я сейчас не в том состоянии, чтобы пользоваться магией.

— Вам надо нормально отдохнуть, господин. Вы на себя непохожи, — покачал головой слуга. — С тех пор как мы сюда приехали, вы ночами не спите. Что с вами…

Они говорили на наречии той южной местности, из которой был родом Калиш. Но Дар перебил его, болезненно поморщившись:

— Говори по-паннорски!

— Хозяин делать плохо, — подумав, сообщил слуга. — Хозяин надо спать! Спать ночь! Хозяин не надо никуда ходить!

— Сам знаю. Принеси еще вина! И потом, я должен третий раз напомнить о камине? Я мерзну!

Слуга поклонился и вышел. Вернувшись через несколько минут с корзиной угля, он проворно разжег огонь в камине, потом принес целую бутылку вина. Дар улыбнулся, увидев, что Калиш наполнил его бокал до краев и поставил бутылку на небольшой столик рядом с креслом.

— Принеси мой кальян! — распорядился он.

— Хозяин не надо сейчас курить! — поджал губы слуга. — Хозяин опять быть плохо.

— Замолкни! Болтлив стал! Я сам знаю, что мне нужно!

Калиш осуждающе покачал головой, но исполнил приказ. Он немного побаивался своего господина и одновременно жалел. Человек связался с могущественными силами и пытался как-то справиться с ними, не подозревая, что мало-помалу проигрывает этот бой. Не стоит, ох не стоит смертным вмешиваться в дела богов! Ибо существует рок, фатум, судьба, которую нельзя изменить. Она жестоко карает тех, кто пытается с нею спорить. Калиш в свое время поспорил — и в наказание вынужден служить черному магу вдали от родины, в чужой земле. А что будет, если хозяин погибнет? Что делать чужеземцу в этих краях?

Насладиться кальяном Дару не удалось. Он сделал всего пару затяжек и пригубил третий бокал вина, когда Калиш опять нарушил его уединение.

— Хозяин, к вам гость, — произнес он, поклонившись.

— Кто это?

— Моя не знать, хозяин, — еще раз поклонился Калиш. В присутствии посторонних они всегда говорили по-паннорски.

— Хотя бы мужчина или женщина?

— Почтенный старец, мудрец, — подумав, ответил слуга.

Дар завозился, выпрастываясь из пледа. Он только-только начал согреваться! Огонь в камине разгорался все сильнее, еще немного, и он снова почувствует прилив сил. Но кто бы это мог быть? В столице маг не знал практически никого, кроме вдовствующей принцессы и нескольких дам, с которыми случайно накоротке познакомился в ее замке.

На пороге малого зала тем временем показался бритоголовый бородатый человек в длинной серой хламиде, поверх которой был наброшен заколотый брошью плащ. Его непокрытая голова сверкала аккуратной лысиной, в руке человек держал посох, сделанный из обычной суковатой палки. Дар кожей почувствовал, что это — не простой посох. Да и сам посетитель явно был не тем, за кого себя выдавал.

Шагом слишком бодрым для почтенного старца, чья борода спускается на грудь, гость пересек зал и остановился перед креслом Дара. Тот поспешил встать, откинул плед и чуть покачнулся, схватившись за подлокотник. На миг перед глазами все потемнело, заплясали разноцветные звездочки.

— Прошу прощения, — прошептал он, силясь выпрямиться.

— Что с вами, юноша? — услышал голос старца и усмехнулся. Сколько же ему лет, если он его именует юношей? — Вам плохо?

— Прошу меня простить, — услышал Дар собственный голос. — Это всего лишь последствия. Обычный откат.

— Хм, странное явление. Я, можно сказать, в первый раз такое вижу. Вы, видимо, основательно потрудились?

— Да так. — Мир перестал вращаться, и Дар выпрямился. — Просто не принял всех мер предосторожности. Меня зацепило потоком эмоций. Ну и жертвы не было.

— А, простите, что за действо вы совершали?

— Обычный обряд вызывания духов.

— Некромантией балуетесь? — Старец уселся в освобожденное Даром кресло и снизу вверх посмотрел на хозяина дома.

— В данном случае это было именно вызывание духов. Но они потребовали плату, в которой я не мог им отказать.

Обычно духи пили жизненные силы того, кто их вызывал. Для этой цели многие маги очень часто таскали с собой животных — чаще всего черных кошек, которые восстанавливают утраченную энергию быстрее других животных. В самых крайних и сложных случаях практиковались человеческие жертвы.

— Вы платите своей жизнью? Не слишком ли высокая цена?

— Жизнь за жизнь, — пожал плечами Дар, отвернувшись, чтобы дать понять, что дальнейшие расспросы нежелательны.

— Я почему интересуюсь. — Гость устроился поудобнее, даже отложил свой посох. — Дело в том, что до нас дошли о вас кое-какие слухи. Я представляю здесь Дом Ящера[4]. Вы понимаете, о чем идет речь?

Дар кивнул. Дом Ящера был одной из трех самых сильных магических школ Паннории и всей «человеческой» части континента. Жизнь, смерть, природные явления, стихийные бедствия и эпидемии — все это находилось в его компетенции. Ведал он также защитой и нападением, внутри Дома Ящера существовала своя школа боевых магов. Отдельные адепты могли работать с животными и менять облик. Иногда занимались и целительством — при условии, что их конкуренты из Стада Белого Быка сочтут случай слишком сложным или безнадежно запущенным. Так, например, в ведении Дома находились болезни духа, а также исцеление травм и увечий. Многие преступники канули бесследно, переступив порог Дома Ящера.

— Ну а я тут при чем? — поинтересовался Дар.

— Как же! Дело в вашей силе! Вы не хотели бы сотрудничать? Мы много наслышаны о вашем потенциале — слухами, так сказать, земля полнится. Кроме того, хороши бы мы были, если бы не почувствовали появления собрата по ремеслу. Мы предлагаем вам сотрудничество и…

— Я вас понял, — перебил Дар. — Разрешите ответить отказом?

— Вы меня не так поняли!

— Я прекрасно все понял! Я — частное лицо. У меня есть своя цель, и я должен ее достичь.

— Вы в этом уверены? — Ящер, как именовались последователи Дома Ящера, тонко улыбнулся. — Разрешите поинтересоваться вашим разрешением на применение и использование магии?

— Какое разрешение? — опешил Дар. Он впервые слышал об этом.

Ящер заразительно захохотал.

— Мой милый, — воскликнул он, сверкнув глазами, как мальчишка, — вы меня удивляете! Отправиться в Паннорию и при этом не познакомиться с самыми элементарными вещами! В стране существует закон, согласно которому пользоваться магической силой может только тот, кто получил соответствующее разрешение. Получить разрешение можно, только пройдя обучение в одной из существующих и одобренных законом Школ и получив свидетельство об успешном окончании оной. Лицо, не учившееся ни в одной из одобренных Школ, не имеет права заниматься магией без специального разрешения. В случае неповиновения нарушитель может быть объявлен государственным преступником. Закон был написан почти полвека назад, но в полную силу вступил через десять лет. С тех пор колдовать в Паннории могут только люди, у которых есть соответствующее разрешение. Оно у вас есть?

Дар промолчал. Гость прекрасно знал, что никакого разрешения нет.

— Мы не терпим конкурентов и самоучек, будь они трижды талантливы и четырежды гениальны, — выпрямился «ящер». — Магия — слишком мощное оружие, чтобы его не контролировать. Вы явно обучались своему искусству за границей, может быть, даже у частного лица. Следовательно, не имеете права заниматься магией на территории Паннории. Закон против вас.

— А вы предлагаете мне помощь? — догадался Дар.

— Правильно, — кивнул «ящер». — Небольшой вступительный взнос в казну Дома Ящера, несколько недель чисто символического обучения — и вы получаете сертификат и становитесь полноправным членом магического сообщества. За вашей спиной будет стоять союз магов Паннории, и вас никто не сможет обидеть без вреда для здоровья.

— Если меня кто-нибудь обидит, то уж точно без вреда для здоровья ему не обойтись, — хмыкнул Дар. — Ваше предложение стоит обдумать на досуге.

— Думайте быстрее, — «ящер» встал, и посох, как живой, сам вполз ему в ладонь. — Если вас арестуют в ближайшее время, вам будет грозить церковный суд. Тогда из помощников мы обратимся в главных обвинителей! Я приду завтра в это же время!

С этими словами гость спокойно покинул зал, не забыв прикрыть за собой дверь.

Дар остался один и рухнул в кресло. Ему так ужасно хотелось спать, что он даже не позвал Калиша, чтобы тот принес еще один плед и подушку. Глаза закрылись сами собой, и он провалился в глубокий сон без сновидений. А поэтому, конечно, не видел, как человек с лютней проследил взглядом за удаляющимся «ящером», а потом не спеша направился в противоположную сторону. Охранный амулет, купленный только что в храме Разрушителя, давал ему возможность прекрасно слышать все, что происходит внутри дома.


Дата добавления: 2015-08-09; просмотров: 104 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: ГЛАВА 1 | ГЛАВА 5 | ГЛАВА 6 | ГЛАВА 7 | ГЛАВА 8 | ГЛАВА 9 | ГЛАВА 10 | ГЛАВА 11 | ГЛАВА 12 | ГЛАВА 13 |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
ГЛАВА 2| ГЛАВА 4

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.023 сек.)