Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Бихевиоризм и проблема объективности исследования психического

Читайте также:
  1. II. МЕТОДЫ (МЕТОДИКИ) ПАТОПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ МЕТОДИКИ ДЛЯ ИССЛЕДОВАНИЯ ВНИМАНИЯ И СЕНСОМОТОРНЫХ РЕАКЦИЙ
  2. III Альтернативная версия и современные исследования.
  3. III. Лабораторные исследования
  4. III. ПРОБЛЕМА БУДУЩЕГО
  5. III. Усилие ради сбережения усилий. Проблема сбереженного усилия. Изобретенная жизнь
  6. IV. Инструментальные исследования
  7. IV. Объект исследования.

Неприятие сведения психического к непосредственно переживаемому субъективному опыту привело одну группу ученых к идее расширения сферы психики за счет принципиально неосознаваемых структур и содержаний играющих существенную роль в психической жизни (психоанализ). Таким образом, в психоанализе психика стала мыслиться как сложное единство осознаваемых и неосознаваемых процессов. С другой стороны, возникло направление, представители которого заявили, что психология должна изучать не субъективный опыт и тем более не скрытое от самого человека бессознательное, а совокупность внешне наблюдаемых и объективно регистрируемых реакций - поведение. По их мнению, только изучая поведение, психология может претендовать на статус полноценной науки. Это направление получило название бихевиоризм (от англ. behavior — поведение) и широко распространилось в пер.пол. 20 в. Появление бихевиоризма ставит серьезный методологический вопрос – почему и в каком смысле изучение поведения может стать содержанием психологического знания? Иными словами, в каком отношении поведение находится к психике? Здесь возможны три варианта ответа. Во-первых, поведение можно мыслить как независимую от психики сущность, которая, однако, соответствует психическим процессам, тогда характеристики поведения рассматриваются как коррелят психических явлений, но поведение не может быть предметом психологии, а является просто материалом исследовательской работы. Во-вторых, поведение может пониматься как проявление психики, тогда описывая поведения и выявляя закономерности проявления психического в поведении, мы стремимся к пониманию психики. В данном случае, изучение поведения имеет статус метода исследования. И, наконец, можно считать, что поведение это и есть психика, только существующая в доступной для наблюдения форме. Тогда поведение действительно признается предметом психологии. Следует учесть, что внутри бихевиоризма не было достигнуто согласие в решении данного вопроса. Радикальный бихевиоризм содержит в себе методологическую посылку третьего типа, ставя перед собой в первую очередь прикладные, а не теоретические задачи, в то время как необихевиористы скорее тяготели к смешанному толкованию.

Как самостоятельное научное течение бихевиоризм опирается на работы Эдварда Ли Торндайка(1874 —1949). Торндайк поставил перед собой задачу объективными методами выявить закономерности научения, т.е. преобразования поведения. Для этого Торндайк разработал специальную экспериментальную установку - «проблемный ящик». Проблемный ящик представлял собой клетку, выбраться из которой и получить подкормку можно было лишь, совершив определенное действие (например, нажав на рычаг или потянув за веревку). Подопытное животное помещалось в ящик, и экспериментатор наблюдал за его поведением. Анализируя движения животных и время решения задачи, Торндайк сформулировал общий принцип и два основных закона научения. Научение, по Торндайку, происходит методом проб и ошибок, т.е. в неопределенной ситуации животное перебирает все доступные ему реакции (рычит, мяукает, скребет лапой, прыгает по клетке и т.д.) до тех пор, пока случайно не сделает верное движение. Однако при повторном помещении в проблемный ящик, оно уже не действует хаотично, а воспроизводит только те движения, которые прежде привели к успеху. Таким образом, в каждой следующей попытке количество бесполезных движений и время решения задачи регулярно сокращались. Отсюда суть закона эффекта в том, что действия, приведшие к удовлетворению в прошлом, имеют тенденцию чаще повторяться в будущем. Согласно закону упражнения, частота сочетания стимула и реакции ведет к более прочному и быстрому закреплению связи между ними. Показательно, что при работе с детьми Торндайк показал, что осознание связи между действием и результатом существенно повышает успешность научения. Другими словами, уже первые шаги бихевиоризма были противоречивы: декларативно отказываясь от изучения сознания, они не могли полностью игнорировать его роль.



Учение И. П. Павлова (1849—1936) об условном рефлексе (хотя его работы были переведены на английский язык только в конце 1920-х гг.) и теория сочетательного рефлекса, разработанная В. М. Бех­теревым(1857—1927), также оказали значительное влияние на формирование бихевиоризма как «психологии без сознания», считающей возможным пренебречь различиями между животным и человеком.

Загрузка...

Формально началом радикального бихевиоризма считается момент публикации Джоном Уотсоном(1878—1958) в 1913 г. манифеста нового направления «Психология глазами бихевиориста». Задачу психологии Уотсон видел в изучении поведения живых существ, адаптиру­ющихся в физической и социальной среде, а предназначение психологии — в создании средств для контроля над поведением. По мысли ученого, основным механизмом поведения является связь между стимулом и реакцией (знаменитое SR). Поведение формируется в результате научения, осуществляющегося по условно-рефлекторному принципу. Изменение поведения и есть развитие психики. Ключевыми понятиями бихевиоризма стали «научение» и «навык». Уотсон экспериментально продемонстрировал закон динамики научения, заключающийся в том, что навык совершенствуется не равномерно, а скачкообразно, как бы «ступеньками» (кривая научения). Причем, если вначале короткие периоды упражнения без видимого совершенствования сменяются резким улучшением выполнения навыка (ступеньки высокие и короткие), то затем они становятся все более пологими и длинными.

Субъективные переживания следует исключить из научного описания, фиксируя лишь то, что может быть представлено в терминах наблюдаемого (что испытуемый делает или говорит). То, что психологи прежде называли «сознанием», также является поведением, только внутренним, возникает из поведения внешнего и эквивалентно ему. По мнению Уотсона, внутреннее поведение отличается от внешнего одним: в этом случае реакции столь слабы, что могут быть замечены наблюдателем только при использовании специальной аппаратуры. Например, при решении вербальных задач можно зафиксировать напряжение мышц, участвующих в артикуляции, а при решении наглядных задач - мышц рук, которые как бы манипулируют с предметами. Таким образом, сознание представляет собой частный случай поведения и не нуждается в специальном объяснении.

В центре интересов Уотсона сразу оказалась педагогика, поскольку он считал, что правильное воспитание, т.е. выработка полезных сочетаний стимулов и реакций, может направить формирование ребенка по любому строго определенному пути («Бихевиоризм полагает стать лабораторией общества»). Однажды Уотсон заявил, что, если ему предоставят для воспитания дюжину новорожденных младенцев, он ручается, что вырастит из них совершенно различных по психологическому облику и профессиональным пристрастиям людей согласно заранее заданному плану. При этом роль наследственности (способностей, задатков) Уотсон отрицал. В историю вошло экспериментальное исследование Уотсона по формированию реакции страха на исходно приятный объект, при помощи которого Уотсон доказывал, что все многообразие поведения человека можно свести к конфигурации прижизненно формируемых условных связей на основе небольшого количества врожденных реакций. Испытуемым в данном эксперименте стал сын одной из сотрудниц Уотсона — маленький Альберт. Ученый сочетал демонстрацию ребенку пушистого белого кролика и резкий звук. В результате ребенок начал реагировать плачем не только на самого кролика, но и на все похожие предметы (это явление получило название генерализации). Таким образом Уотсон пытался показать, что нерациональное поведение (например, алкоголизм, курение, антисоциальные поступки) имеет в своей основе «неправильные» замыкания стимулов и реакций, закрепившиеся в детстве. Затем, сочетая ставшего в результате научения «страшным» кролика с любимой пищей ребенка, Уотсон добился разрушения сложившейся негативной связи. Кролик снова стал вызывать у Альберта улыбку. При всем редукционизме, модель создания и разрушения навыков разработанная Уотсоном нашла широкое применение в педагогике и коррекционной практике.

Последователи Уотсона значительно смягчили безапелляционный характер его концепции. Так, Эдвин Рэй Газри (1886 — 1959) ввел вероятностный принцип в описание соотношения стимула и реакции. Беррес Фредерик Скиннер (1904—1990) разделил классический (пассивный) рефлекс и оперантное научение, в котором субъект проявляет активность в поиске подкрепления своего поведения. Подкрепление — это необходимое следствие действия, которое выполняет живое существо. К оперантному научению Скиннер относит все формы психической жизни человека: восприятие, внимание, мышление. Например, восприятие, с его точки зрения, есть особое поведение, которое заключается в рассматривании, слушании, ощупывании. Подкреплением такого поведения является усиление действия воспринимаемого объекта на организм. Скиннер исследовал различные схемы подкреплений и измерил их эффективность. Кроме непрерывного подкрепления (за каждой реакцией следует награда или наказание) он описал частичное подкрепление (подкрепляется только одна из нескольких реакций), которое, по его мнению, гораздо чаще встречается в реальной практике. Скиннер также ввел понятие символического подкрепления (примером могут служить деньги) и описывал социум как систему символических подкреплений, с помощью которых формируется, конечно, очень сложное, но не имеющее качественной специфики поведение человека.

В начале 1930-х гг. появились первые попытки скорректировать ограничения бихевиоральной психологии путем учета прямо ненаблюдаемых в эксперименте явлений — так возник необихевиоризм. Американский психолог Эдуард Чейс Толмен (1886—1959) пришел к выводу о необходимости введения понятия промежуточных переменных для объяснения факта отсутствия взаимно однозначного соответствия между воздейству­ющими на субъекта (и животного, и человека) стимулами и наблюдаемыми формами поведения (системами реакций). В обиход науки вошла формула: S  О  R. В качестве промежуточных переменных ученый предложил рассматривать намерения, ожидания и знания. Поведение в целом трактовалось Толменом как функция стимулов окружа­ющей среды, промежуточных переменных (намерений, ожиданий, знаний — прошлого опыта, зафиксированного в системе сложившихся реакций), наследственности и возраста. Только рассматривая все эти факторы в совокупности, по мнению Толмена, можно адекватно описать (и объяснить) поведение.

Толмен также ввел понятие когнитивной карты, т.е. целостной структуры репрезентации мира, поэтому его концепция называется когнитивный бихевиоризм. Наличие когнитивных карт было показано на примере поведения животных. Крыса, изучив устройство лабиринта, бежит к месту, где расположен корм, вне зависимости от того, из какой точки она начинает движение. Другими словами, крыса ориентируется не на последовательность движений, которые однажды привели ее к успеху (например, направо — налево — налево — направо), а использует целостное представление об устройстве лабиринта. Таким образом, дополнения Толмена значительно усложнили бихевиоризм и позволили его представителям анализировать более широкий круг явлений.

Достижением бихевиоризма стала и разработка проблематики потребностей как движущих сил поведения. Так Кларк Халл (1884 – 1954) рассматривал потребность в качестве основной детерминанты поведения и предлагал измерять ее через величину преграды, которое животное готово преодолеть для достижения цели.

Наиболее масштабное возвращение субъективных психических явлений в сферу исследовательских интересов произошло в рамках социального бихевиоризма, одним из ранних представителей которого был Джордж Герберт Мид (1863 – 1931). Мид предложил бихевиористскую трактовку личности и самосознания, переформулировав их как систему реакций на ожидания других людей. То, что принято было называть личностью, по Миду, является моделями устойчивых паттернов взаимодействия с другими людьми, которые закрепляются в форме социальных ролей (роль сына, роль ученика, роль супруга и т.д.). Данные паттерны формируются по стимул-реактивному принципу, но разворачиваются через символические, прежде всего, языковые интеракции. Человек поэтому является (и осознает себя) согласованной совокупностью принятых ролей, которые он исполняет на протяжении своей жизни.

В настоящее время различные модификации социального бихевиоризма широко распространены, особенно в США. Так, весьма популярна теория социального научения Альберта Бандуры (р. 1925), вводящая конструкты подкрепления через наблюдение за другими и самоподкрепления (см. гл. 3 и 10).

Соответствие классическому идеалу научности и прикладная направленность большинства исследований бихевиористов позволила многим их идеям сохраниться в различных отраслях современной психологии (в социальной, клинической, педагогической). В то же время механицизм и натурализм свойственные этому подходу постоянно становятся объектом критики со стороны представителей других направлений. Как пример критики неправомерного сужения предмета психологии представителями бихевиоризма приведем высказывание крупнейшего лингвиста ХХ в. Ноама Хомского: «Определять психологию как науку о поведении — все равно, что определять физику как науку о показаниях физических приборов».

 


Дата добавления: 2015-07-12; просмотров: 326 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Классическая психология сознания | Гештальтпсихология и проблема структурного анализа психики | Гуманистическая психология | Психика, преобразованная культурой. Историческая теория развития высших психических функций. | Деятельностный подход в психологии. Виды и структура деятельности |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Феномен бессознательного и психоанализ| Когнитивная психология

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.011 сек.)