Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Взгляд вокруг себя

Читайте также:
  1. Quot;весть миру": взгляд из наших дней
  2. Анализ взглядов на социально-экономическое развитие крупных народно-хозяйственных комплексов
  3. Билл сидел, даже не замечая взглядов, которые бросает на него время от времени Дэвид, и как заговорщицки выглядят его продюсер и брат вместе.
  4. Бой вокруг нежности
  5. В колледже и вокруг него
  6. Взгляд бегает по предельно спокойному и довольному лицу друга.
  7. Взгляд в прошлое

 

В самом начале своего возвращения в церковь я совершил ошибку. Я старался найти общину, в кото­рой прихожане были бы подобны мне. Хотелось, что­бы их уровень образования соответствовал моему, чтобы их богословские познания были не хуже моих, чтобы их понятия о церковной музыке и литургии по­ходили на мои. Странным образом я повторял ошиб­ки той церкви, в которую ходил в детстве; в ней стре­мились к полному единообразию. Вход чернокожим в нее был заказан. В ней смеялись над эмоциональным богослужением «черных» церквей, в ней выступали против пятидесятников и прочих деноминаций, кото­рые придерживались чуждых нам взглядов на духов­ные дары. В результате наша литургия была обеднена. Это была литургия накрахмаленных воротничков.

В 60-х годах Мартин Лютер Кинг (кстати, цитируя Билли Грэма) любил повторять, что 11 часов утра — самый сегрегированный час в Америке. Сегодня Джесси Джексон без зазрения совести может повто­рить эти же слова. В церквях мало что изменилось. Богослужения так и не стали разнообразнее. Более того, сейчас все осторожнее относятся к новшествам. В правительстве и промышленности принимают со­циальные программы, устанавливают квоты набора работников по социальным группам, всячески стара­ясь компенсировать допущенную в прошлом несправедливость. Но я ни разу не слышал, чтобы хоть одна церковь выработала подобную программу, постара­лась привлечь на свои богослужения национальные меньшинства.

За последние несколько десятилетий я посетил немало церквей, но понять, какой должна быть церковь, мне помог приход на улице ЛаСаль, что в центре Чи­каго. В нем разгораются те же самые бои из-за стилей духовной музыки. В нем так же спорят о том, на что следует использовать церковные деньги. И в нем есть христиане, живущие по своей вере, а есть и христиане номинальные. Все как в остальных церквях. Этой церкви далеко до совершенства. Но, оглядываясь на­зад на те тринадцать лет, что я провел в ней, я вижу: она показала мне, какой церковь быть может и какой быть должна.

Когда я только начал ходить в церковь на улице ЛаСаль, я как бы «приписал» себя к ней, считая посе­щение богослужений занятием обязательным и благо­честивым. К своему удивлению, я вскоре стал с нетер­пением ожидать воскресений. Я перестал их бояться. Почему? Думаю, благодарить нужно чудное смешение людей, приходящих туда вместе со мной. Именно там я научился оглядываться по сторонам... и смотреть вверх. Мне приходилось пробираться через толпу лю­дей, которые были совершенно непохожи на меня.

Эта церковь расположена между богатейшим и беднейшим кварталами Чикаго. Через два здания на восток Золотое Побережье, где среднегодовой доход жителей превышает 50 000 долларов. Два здания на запад — и там домишки для малоимущих. ЛаСаль взя­лась стать «мостом» между двумя мирами. Пастором там был человек по имени Билл Лесли — как и я, вы­ходец из церкви с расистско-фундаменталистским уклоном. Он был старостой курса в самом сегрегиро­ванном университете — Университете Боба Джонса. Его тесть активно участвовал в предвыборной губер­наторской кампании сегрегационалиста Лестера Мэддокса в Джорджии. Возможно, именно такое прошлое заставило Билла бороться за расовое прими­рение, что и стало целью его церкви.



Церковь на ЛаСаль привила мне вкус к разнообра­зию. По воскресеньям добровольцы готовили бес­платные завтраки для престарелых, многие из этих людей потом оставались и на богослужение. Среди них были и негры, и белые. Запах свежего хлеба и жа­реного бекона сильно изменяет обстановку в церкви. Холодные утренники загоняли в церковь бездомных. Некоторые из таких «гостей» потом растягивались на стульях и громко храпели на протяжении всего богос­лужения.

Состав прихожан был очень пестрым: аспиранты престижных местных университетов, доктора, юри­сты, служащие богатых компаний. Люди были такие разные, что мне приходилось рассказывать Евангель­скую весть на очень простом и доступном языке. Я го­ворю о тех случаях, когда мне доводилось вести заня­тия в воскресных классах или проповедовать. Одина­ково ли воспринимали мои слова нищенка с улицы и студент-богослов? Мне это было очень важно.

Загрузка...

Меня поражало, что Евангелие затрагивает души как богатых и благополучных людей, так и малогра­мотных уличных попрошаек. Я привык к тому, что церковь — это место, где меня окружают не похожие на меня люди. Казалось бы, что между нами общего? Наша вера в Иисуса Христа — вот что было общим!

Однажды я посетил семинар Скотта Пека, кото­рый собрал вместе десять иудеев, десять христиан и десять мусульман, чтобы проверить свою теорию че­ловеческого сообщества. Пек считает, что большая часть человечества неправильно понимает суть «об­щинной жизни», полагая, что люди становятся еди­ными лишь после того, как перестанут конфликто­вать друг с другом. Например, на Ближнем Востоке лидеры враждующих государств собираются вместе, чтобы в ходе трудных переговоров выковать мирное соглашение, после чего граждане их стран, возможно, смогут жить в мире. По теории Пека, мирное сосуще­ствование станет естественным лишь тогда, когда ру­ководители стран научатся жить в мире и только по­сле этого приступят к урегулированию конфликтов.

Я всегда буду благодарен Скотту Пеку за этот семи­нар, потому что именно там я понял: церковная об­щина никогда не должна останавливаться на достиг­нутом. Фундамент христианской общины — всепримиряющая любовь Бога, которая ломает расовые, классовые, возрастные и половые барьеры. На первое место выходит то, что есть в нас общего. Все, что нас разделяет, — вторично.

В церкви ЛаСаль и в ряде других мест я видел про­блески грядущего и осознал, что может произойти, когда именно то общее, что есть у людей, объединяет их: появляется Божья семья. Но единство этой семьи не строится на единообразии, а различия в ней не вы­зывают противоречий.

Как легко мы забываем, что христианская церковь была первым в мире институтом, который уравнял в правах евреев и язычников, мужчин и женщин, рабов и свободных.

Первые христиане преодолевали все преграды. В отличие от большинства других религий христиан­ство радостно принимало в свои ряды как мужчин, так и женщин. Греки не считали рабов полноправны­ми членами общества — христиане принимали их в общины. В еврейском храме богопоклонники были разделены по расовому и половому признакам — хри­стиане всех собирали на вечерю Господню. В римском обществе правили мужчины аристократических ро­дов — христианскими церквями могли руководить да­же бедняки и женщины.

Апостол Павел — еврей из евреев — дивился этой «тайне, сокрывавшейся от вечности в Боге». Павел говорил: намерение Бога таково, чтобы «многораз­личная премудрость Божия» «соделалась известною через церковь начальствам и властям на небесах» (Ефесянам 3:9-10). Община складывалась из не похо­жих друг на друга членов. И уже это привлекало к ней внимание мира этого и мира запредельного.

Я прекрасно понимаю, что многообразие имеет разные формы. Даже в совсем «белых» и совсем «чер­ных» церквях прихожане отличаются друг от друга возрастом, уровнем образования и финансовым по­ложением. Церковь — это единственное место, в ко­тором встречаются представители разных поколений: младенцы тянут ручонки к груди матери, ребятишки пищат и хихикают в самые неподходящие моменты, серьезные взрослые люди всегда ведут себя подобаю­щим образом, старики так и норовят заснуть — если проповедь чуть длиннее, чем они могут вынести.

И вот смотрю я на церковь, оглядываюсь вокруг себя, гляжу на людей, сидящих на стульях. Что я ви­жу? Мне еще многому нужно научиться у чернокожих и пятидесятников: лишь они умеют так самозабвенно славить Бога. У стариков я должен перенять твердость в вере. У мамаш с целым выводком малышей — уме­ние преодолевать ежедневные трудности. Теперь я намеренно ищу такие церкви, в которых прихожане на меня не похожи.

 


Дата добавления: 2015-10-31; просмотров: 105 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Взгляд внутрь себя | Каков же был Божий замысел? | Когда Павлу не хватило слов | Группы поддержки, созданные Богом | Водительские права | Божий травмопункт | Божья электричка | Божья раздевалка | Последнее сравнение | За стенами церкви |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Много шума из-за церкви| Взгляд по сторонам

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.007 сек.)