Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

ЛЕКЦИЯ 3

Читайте также:
  1. Лекция (1 час).
  2. Лекция (1 час).
  3. ЛЕКЦИЯ (методическая разработка)
  4. ЛЕКЦИЯ (методическая разработка)
  5. ЛЕКЦИЯ (методическая разработка)
  6. Лекция 1
  7. Лекция 1

Проблема классификации функционально-смысловых типов речи. Редакторская оценка описания

План:

1. Выделение функционально-смысловых типов речи.

2. Описание. Общая характеристика.

3. Описания в художественной речи и публицистике.

4. Статические и динамические описания.

5. Композиционное включение описаний в другие тексты.

6. Практические задания для закрепления темы.

 

1. Выделение функционально-смысловых типов речи

Внимательное изучение рукописи требует от редактора глубокого проникновения во внутреннюю структуру текста. Только тогда возможно правильное применение композиционных приёмов, которыми достигается полнота и структурная целостность, ясность и связность изложения авторского материала. Выбор способа изложения зависит от цели, поставленной автором, и объекта изображения. Описание природы, обстановки, внешности героя или рассказ о его приключениях, общественных явлениях, событиях, наконец объяснение происходящего, рассуждение по поводу описываемого – всё это требует особых способов изложена определяет вид текста, с которым редактору приходится работать. Поэтому для редакторской оценки текста принципиально важно знание особенностей функционально-смысловых типов речи.

Общие представления о структуре текста сформулировала еще античная риторика, указав, что перечисление свойств, признаков предмета дается в описании: оно опирается на чувства, на восприятие внешних особенностей предмета, яв­ления и носит констатирующий характер.

Изображение событий во временной последовательнос­ти обретает форму повествования, а объяснение явле­ния, исследование внутренних признаков предмета, доказа­тельства каких-либо положений реализуется в рассужде­нии, объяснении.

Эта, самая общая, классификация способов изложения материала восходит к античным учениям о построении тек­стов; «Топика» Аристотеля дополняет его «Риторику». Совре­менные учёные предлагают более сложные классификации типов речи.

И.С. Валгина подчеркивает зависимость типа изложе­ния в тексте от целевой установки автора и дает такую типо­логию «авторской интенции» (цели, намерения), определя­ющей выбор способа подачи материала:

1) сообщить, констатировать (описание);

2) рассказать, изобразить (повествование);

3) сравнить, резюмировать, обобщить (определение, объяс­нение);

4) обосновать, доказать, опровергнуть, разоблачить (ар­гументация, рассуждение);

5) побудить, просить, приказать (инструктаж). И далее указывает, что, «учитывая данные целеустановки тек­ста», можно сделать выводы о целесообразности «изложения содержания в целом по тексту или по его фрагменту, виду текста, жанру; даже виду науки (например, в математике – рассуждение, в ботанике – описание, в истории – повество­вание)» 1. При этом справедливо отмечается, что имеется в виду лишь преобладающий способ изложения, но в любых текстах возможно сочетание разных типов речи в зависимо­сти от конкретного содержания.



К.М. Накорякова предлагает типологию текста, имея в виду публицистические произведения:

Изобразительные виды текста

 

Логизированные виды текста

 

Повествование

 

Описание

 

Рассуждение

 

Объяснение

 

сообщение

 

информационное описание

 

Умозаключение

 

определение

 

 

При этом подчёркивается, что тексты первого ряда близ­ки к художественным, они рассчитаны на эмоциональное воздействие, в то время как во втором ряду находятся тексты чисто информационного назначения, официальные документы, научные публикации. «Для них характерны стереотипы композиции, отсутствие дополнительных композиционных включений» 1.

Более широкий взгляд на функционально-смысловые типы речи отличает концепцию В.В. Одинцова, подчинившего их классификацию логической структуре текста. По мнению учёного, всё многообразие текстов можно обобщен­но представить в такой таблице:

Загрузка...

определение

 

умозаключение

 

характеристика

 

сообщение

 

объяснение

 

рассуждение

 

описание

 

повествование

 

 

В конкретных текстах нередко происходит совмещение основных функционально-смысловых типов речи, их чере­дование, взаимопроникновение, что создает большое разно­образие композиционных структур. И, как справедливо за­мечает В.В. Одинцов, «усложнение структур идет (начиная от "определения") как по горизонтали, так и по вертикали. Верхний ряд представляют виды с логической доминантой, с большей определённостью и строгостью структуры. Ниж­ний – соответствующие трансформации (усложнение) их, что вызвано дополнительными, психологическими задачами» 2. Всё это создаёт значительные трудности для литературного редактирования трансформированных композиционных структур текста.

Наиболее сложные структуры привлекают писателей, создающих большие, масштабные произведения. Журналис­ты же довольствуются малыми формами, а следовательно, и композиция их произведений обычно соответствует харак­терным для них стереотипам. Отсутствие композиционных включений отличает малые жанры, более сложные компози­ционные приёмы используются в публицистических жанрах, близких к художественным.

Важно также учитывать, что в публицистических произ­ведениях основной формой речи является монолог, когда журналист выступает от первого лица. Высказывания двух персонажей (диалог) или нескольких участников беседы (полилог) в текстах массовой информации встречают реже, они возможны лишь как включение в основной текст, пред­ставляющий собой монологическую речь автора. Такие вклю­чения создают особые экспрессивные краски текста, служат усилению его выразительности. Проблема редактора – оце­нить уместность различных приемов диалогизации авторской речи в каждом конкретном случае.

2. Описание. Общая характеристика

Одним из самых распространенных и важных функцио­нально-смысловых типов речи является описание, указыва­ющее на внешние черты и свойства предмета, явления, на­блюдаемые со стороны в определённый момент. В описании дается перечисление важнейших признаков, явлений, пред­метов или событий, которые автор представляет все сразу, как существующие (или происходящие) в одно и то же вре­мя, Например:

Как-то летом я возвращался с озера в деревню. Дорога шла лесом, все вокруг заросло пахучими травами. Заслу­шавшись пением птиц, я заметил на поляне синие цветы. Заросли их были похожи на маленькие озера с густой си­ней водой. Я насобирал этих цветов. Они напоминали колокольчики, но у колокольчиков чашечка всегда склоня­ется к земле, а у этих чашечки стояли, вытянувшись вверх, словно они раскрылись навстречу заре. (К. Паустовский)

Предметы описания могут быть различны – пейзаж, явления природы (например, гроза), портретные зарисовки, поведение героя, тематически тяготеющие к художествен­ной и публицистической речи, а также эксперименты, тех­ника, предметы производства, условия труда, что важно для научных и официально-деловых текстов. Поэтому описания могут быть включены в любой стиль речи. Они могут пред­ставлять собой целостный, завершенный текст (например, стихотворение С. Есенина «Берёза»), или чётко обозначен­ный структурно фрагмент произведения: Итак, она звалась Татьяной. Ни красотой сестры своей, ни свежестью её румя­ной не привлекла б она очей. Дика, печальна, молчалива…( А.С. Пушкин). Однако чаще в художественной речи описания невелики по объему, и поэтому они не приостанавливают действия, а включены в текст иного типа. Так, в седьмой главе «Евгения Онегина» повествуется о том, как «в свои мечты погружена, Татьяна долго шла одна», чтобы увидеть барский дом, где некогда жил Онегин. В тексте монологи­ческая речь чередуется с диалогической («Увидеть барский дом нельзя ли?» - «...А вот камин, здесь барин сиживал один») в повествование вплетается описание кабинета Евгения:

И Таня входит в дом пустой,

Где жил недавно наш герой.

Она глядит: забытый в зале

Кий на бильярде отдыхал,

На смятом канапе лежал

Манежный хлыстик. Таня дале...

XIX

Татьяна взором умиленным

Вокруг себя на все глядит,

И все ей кажется бесценным,

Все душу томную живит

Полумучительной отрадой:

И стол с померкшею лампадой,

И груда книг, и под окном

Кровать, покрытая ковром,

И :вид в окно сквозь сумрак лунный,

И этот бледный полусвет,

И лорда Байрона портрет,

И столбик с куклою чугунной

Под шляпой с пасмурным челом,

С руками, сжатыми крестом.

И здесь (что характерно для подобных включений описа­ния и в другие тексты) в начале XIX строфы автор нарушает структурную целостность описания, посвящая пять строк изображению душевного волнения своей героини.

Даже в газетной заметке описание получает различное композиционное оформление. Так, описание выставки в Историческом музее, посвящённой княгине Е.Р.Дашковой, предваряется рассуждением, портретная характеристика пер­вой женщины-академика чередуется с объяснениями, пере­числение некоторых экспонатов даётся с комментариями. И такое построение текста вполне оправдано, литературный редактор согласился с такой композицией.

Из заговорщиц – в академики

Какой была княгиня Екатерина Романовна Дашкова (1743—1810), первая и единственная женщина, возглавляв­шая Петербургскую и Российскую академии наук? Чем ув­лекалась, кто окружал ее, как управляла академиями? Об этом рассказывает выставка «Сей путь тебе принадлежит», которая проходит в Историческом музее в рамках проекта «Женщины в русской истории и культуре».

Вглядываясь в экспонаты, словно погружаешься в ат­мосферу эпохи Просвещения. Вот на портрете 19-летняя княгиня в мундирном платье: умные, живые глаза, не кра­савица, но в облике ее море обаяния, воодушевления, энер­гии! Это 1762 год, тот период, когда она оказалась участни­цей дворцового переворота, в результате которого Екате­рина II стала императрицей. А на позднем портрете начала XIX века Дашкова показана в ссылке: после блестящих ус­пехов в молодости ей пришлось пройти через горькие ис­пытания в старости.

В центре зала портреты Екатерины Великой и Екатери­ны Малой (как называли Дашкову) специально помещены друг против друга, как напоминание об их непростых от­ношениях. Большой интерес представляют экспонаты, свя­занные с академической деятельностью Дашковой: подлин­ные архивные документы, издания Академии наук, в том числе и «Словарь Академии Российской» – персональная заслуга княгини Екатерины Романовны. Выставка в Историческом музее воссоздает многогран­ный облик этой удивительной женщины – литератора, це­нителя музыки, певицы, матери, сестры... Книги из ее биб­лиотеки, коллекция античных гемм. О ярких и насыщен­ных путешествиях Дашковой напоминают гравюры с видами городов, портреты знаменитых собеседников (Дидро, Воль­тер, французская королева Мария-Антуанетта), автографы королей. Все это плюс умело подобранные предметы мебе­ли, посуда, красиво сгруппированные безделушки позво­ляют посетителям выставки ощутить аромат эпохи русско­го Просвещения. (В. Хан-Магомедова)

Строгую композицию описания, в котором последова­тельно перечисляются все детали, привлёкшие внимание автора и определившие обилие однородных членов предло­жения, выраженных именами существительными и прилага­тельными, ценят писатели. В их произведениях описания нередко составляют важную часть сюжетной линии. Вспом­ним, например, в «Записках охотника» И.С. Тургенева рас­сказ «Татьяна Борисовна и её племянник»:

...Погода прекрасная; кротко синеет майское небо; глад­кие молодые листья ракит блестят, словно вымытые; широ­кая, ровная дорога вся покрыта той мелкой травой с красно­ватым стебельком, которую так охотно щиплют овцы; напра­во и налево, по длинным скатам пологих холмов, тихо зыблется зелёная рожь... За небольшим прудом, из-за круглых вершин яблонь и сиреней, виднеется тесовая крыша, некогда красная, с двумя трубами; кучер берёт вдоль забора налево и при виз­гливом и сиплом лае трёх престарелых шавок въезжает в на­стежь раскрытые ворота... Мы у Татьяны Борисовны.

Здесь нет случайных, ненужных деталей, все подробности художественно оправданы. Последовательное нанизывание картин создаёт сценичность описания: читатель словно едет вместе с автором по этой широкой дороге, любуется природой, подъезжает к барскому дому и «останавливается наконец пе­ред крылечком темного домика со светлыми окнами».

Продолжением рассказа служит описание самой поме­щицы:

Татьяна Борисовна – женщина лет пятидесяти, с больши­ми серыми глазами навыкате, несколько тупым носом, румя­ными щеками и двойным подбородком. Лицо ей дышит при­ветом и лаской. Она когда-то была замужем, но скоро овдове­ла. Татьяна Борисовна весьма замечательная женщина...

Такие описания природы, обстановки, портрета персо­нажей в художественных произведениях выполняют важную эстетическую функцию, они живо, наглядно, образно рису­ют предметы, явления, людей; показывают атмосферу, в ко­торой разворачиваются события. В зависимости от содержа­ния описания делятся на портретные, пейзажные, событийные. В художественных текстах описания могут даваться через восприятие персонажей, но неизменно являются ком­понентом словесно-художественной ткани произведения.

3. Описания в художественной речи и публицистике

Описания в художественной речи и публицистике имеют много общего, ведь смысл описания в перечислении харак­терных признаков, свойств, особенностей изображаемого предмета или явления. Это определяет именной характер речи в описании, обилие однородных членов предложения, гос­подство сочинительной связи, употребление глаголов в фор­ме несовершенного вида, преимущественно в настоящем времени и т. д. И всё же описание в публицистическом стиле принципиально отличается и целевой установкой журналис­та, и стилистическими приемами изложения.

Назначение описания в любом публицистическом тек­сте – ввести читателя в изображаемую ситуацию, сделать его очевидцем происходящих событий. При этом автор выступает уже не как условный рассказчик, а как реальное лицо, описы­вающее действительно происходящие события, увиденные лично картины, явления природы и т. д. Как справедливо подчеркивает Г.Я. Солганик, «специфика описания в репор­таже и в публицистике вообще в его документальности, дос­товерности, подлинности» 1. Это определяет стиль публицис­тических описаний: они не могут быть столь красочны, столь экспрессивны, как описания в художественном тексте; жур­налист должен проявить умеренность в использовании лек­сических образных средств, сдержанность в употреблении синтаксических приёмов экспрессивной речи.

Если в художественном тексте авторское я не имеет ха­рактера подлинности, а выполняет композиционную роль, отражает настроение героя, то в публицистике автор описа­ния – это журналист, стремящийся к документально точно­му изображению обстановки, персонажей, событий такими, какими он увидел их в реальной жизни.

С этой целью журналисты описывают конкретные дета­ли, важные подробности. Например:

«Здание управы?! – чуть ли не в ухо громыхнул во весь голос дед в валенках. – А вы его сразу увидите. Оно у нас единственное в три этажа». Дед еще что-то прокричал, но я уже не разобрала из-за гула пролетавших вдоль Ленинград­ского шоссе машин. На остановке пахло выхлопными газа­ми и... коровьим навозом. А прямо передо мной расстила­лась покосившаяся русская деревня. Хотя на самом деле это был Молжаниновский район города Москвы.

В столице до сих пор есть места, каким-нибудь десятком деревянных домов напоминающие пригород. Но Молжани­новский район – это 1650 гектаров, на которых раскину­лось 8 деревень и поселок все того же «деревенского» типа. Деревня Верескино и поселок Новоподрезково по здешним меркам считаются оплотом цивилизации. Там есть водопро­вод и газ. Но управа и та берет воду из скважины. Заезжие журналисты очень любят фотографировать местных началь­ников рядом с колодцем. (Кузина Наталья. В 24 километрах от Кремля пасутся коровы и блеют козы. МК)

Важно, чтобы такие описания включали наиболее важ­ные, существенные детали; расположение их должно помочь читателю представить целостную картину. Поэтому журна­лист не может увлекаться мелкими подробностями, не дол­жен вводить лишние детали, но в то же время нельзя пренеб­регать такими фактами, которые существенны для данного конкретного описания. Так, в приведенном примере не слу­чайно указаны точный адрес представленной картины, пло­щадь в 1650 га описанного района Москвы, перечислены названия деревень в этом удивительном месте.

Стараясь проникнуть в суть происходящего, объяснить описываемый феномен, журналист не только показывает вне­шние черты изображаемого предмета, но и стремится отразить скрытые от наблюдателя факты, особенности, способные пролить свет на причины того или иного явления. Впрочем, решение этой задачи зависит, от компетентности автора, пред­мета описания и объёма публикации на газетной полосе.

Среди публицистических произведений есть тексты, весь­ма различные как по содержанию, так и по их стилевым ка­чествам. На страницах журналов, в газетах нередко помеща­ются материалы научного, научно-популярного, учебного характера, реклама, научно-техническая информация и дру­гие тексты. Все они включают в свой состав описания, но их языково-стилистическое оформление соответствует требова­ниям определенных функциональных стилей в отличие от художественной речи.

Литературное редактирование таких специальных текстов накладывает на редактора особую ответственность. Он дол­жен проследить за тем, чтобы текст не был перегружен несу­щественными деталями, чтобы не нарушалась последователь­ность описания (недопустима его «мозаичность», пропуск важ­ных элементов). Отсутствие профессиональных знаний у автора публикации может привести к искажению фактической осно­вы описания. В основу логической схемы описания могут быть положены разные принципы – как от частного к общему, так и от общего к частному; важно лишь то, чтобы не искажалась истинная картина изображаемого. К неточности описания могут привести речевые ошибки, плохое знание терминоло­гии, выбор автором неадекватных языковых средств. Всё это создаёт серьезные проблемы для литературного редактора.

4. Статические и динамические описания

Описания можно разделить на статические, изобра­жающие предметы в состоянии покоя, и динамические, показывающие предметы, явления природы в движении. В первых речь, как правило, носит именной характер: главен­ствующую роль играют имена существительные, прилагатель­ные; во вторых – на первый план выдвигаются глаголы, ко­торые отражают движение, рисуют динамическую картину. Сравним три начальных предложения и два последующих в таком описании:

Подул теплый весенний ветер. Сыро в лесу. Капли, па­дающие с деревьев, пробиваются почти до земли. А снег рыхлый, грязный. На звериных тропах лисьи, заячьи сле­ды... (М. Пришвин)

Начало – динамическое описание, а продолжение – статическое.

По нашим наблюдениям, статические описания исполь­зуются художниками слова гораздо чаще, чем динамичес­кие. Достаточно вспомнить портретные характеристики пер­сонажей, пейзажные зарисовки, описание обстановки, раз­личных предметов. Немногие писатели обращаются к динамическим описаниям, рисуя своих героев. Яркий при­мер динамического описания находим у К. Паустовского:

Субоч был человек стремительный. Он влетал в класс как метеор. Фалды его сюртука разлетались. Пенсне свер­кало. Журнал, со свистом рассекая воздух, летел по траек­тории и падал на стол. Пыль завивалась вихрями за спиной латиниста. Класс вскакивал, гремя крышками парт и с та­ким же грохотом садился. Застеклённые двери звенели. Воробьи за окнами срывались с тополей и с треском уно­сились в глубину сада.

Таков был обычный приход Субоча 1.

Глагольный тип этого текста не вызывает сомнения, опи­сание учителя латинского языка даётся через перечисление действий, характеризующих его поведение, и указание на реакцию окружающего, также весьма активно отзывающего­ся на поведение героя. Однако, как это всегда бывает в опи­саниях, употреблённые здесь автором глаголы по своей грам­матической природе не способны показать развитие действия, они указывают на одновременность происходящего. По за­мечанию В. В. Виноградова, «прошедшее время несовершен­ного вида не двигает действия. Оно описательно, а не пове­ствовательно. Оно не определяет последовательности дей­ствий в прошлом, а ставит их все в одной плоскости»2.

5. Композиционное включение описаний в другие тексты

Более распространено включение динамических описа­ний в изображение тех или иных событий, происшествий. Однако и в этом случае картина предстаёт перед читателем как один кадр в сюжетной линии, потому что глаголы несо­вершенного вида «не двигают действия»:

Наконец мы добрались до тростников, и пошла потеха. Утки шумно поднимались, «срывались» с пруда, испуганные нашим неожиданным появлением в их владениях, выстрелы дружно раздавались вслед за ними, и весело было видеть, как эти кургузые птицы кувыркались в воздухе, тяжко шлё­пались в воду... легко пораненные ныряли; иные, убитые наповал, падали в такой густой майер, что даже рысьи глаз­ки Ермолая не могли открыть их. (И. С. Тургенев)

Статические описания композиционно более самостоя­тельны: они прерывают развитие действия в повествовании; часто такие описания открывают рассказ или композицион­но выделяют его структурные части (вспомним «Записки охотника» И.С. Тургенева – «Лес и степь», «Однодворец Овсянников», «Два помещика», «Малиновая вода», «Ермолай и мельничиха» и др.).

Такова же стилистическая роль и глаголов настоящего времени, наглядно изображающих те или иные картины. Вот такое классическое описание:

Знаете ли вы, например, какое наслаждение выехать вес­ной до зари? Вы выходите на крыльцо... На тёмно-сером небе кое-где мигают звёзды; влажный ветерок изредка набе­гает лёгкой волной; слышится сдержанный, неясный шепот ночи, деревья слабо шумят, облитые тенью. (И.С. Тургенев)

Динамические описания чаще всего не приостанавлива­ют действия, а включаются в рассказ о событии, например:

Люди суеверные считают, что можно «сглазить» – по­смотреть на кого-то, сопровождая выразительный взгляд излишней похвалой. И, глядишь, ребёнок плачет по ночам, коза убавила молока, ласковый муж вдруг начал грубить. «Сгла­зили...» – говорили в деревне. (В. Песков)

Такие динамические описания обычно невелики по объё­му, и редактора не должно смущать то, что они «вклинива­ются» в иной функционально-смысловой тип речи.

6. Практические задания для закрепления темы

Задание 1. Приведите примеры описаний в художественных, пуб­лицистических, научно-популярных, технических, официальных и рек­ламных текстах. Отметьте их языково-стилистические особенности и композиционные приёмы включения этих функционально-смысловых типов речи в иные (если это наблюдается в ваших примерах).

Задание 2. Определите функционально-смысловой тип речи дан­ного отрывка. К какому жанру принадлежит текст? В чём особенности его композиции? Какова целевая установка автора? Определите чита­тельский адрес текста, его языковые и стилистические особенности. Оцените композицию.

...Красная площадь раскинулась на вершине централь­ного московского холма. Посмотрите, с каким мастерством уложены камни на ее мостовой. Я обращаю на это ваше внимание, потому что редко мы смотрим вниз, оказавшись на этом историческом месте. Небезынтересно, что Красная площадь оделась в эту серую с синеватым отливом брусчатку в 1930-1933 годах. До этого времени на ней был булыжник, который после парадов и демонстраций приходилось неиз­менно ремонтировать. Чтобы преодолеть эту неудобную тра­дицию, решили устлать площадь камнем диабазом, который заготовили на Онежском озере. Основание сделали из песка, на него искусно укладывали брусчатку, а затем из специаль­ных леек каждый шов заливался битумом. Эту работу с чес­тью выполнили рязанские мастера-каменотесы.

Против Спасской башни Кремля, на спуске к Москве-реке, высится неповторимый памятник русской архитек­туры – Покровский собор, или храм Василия Блаженного, сооруженный в середине шестнадцатого века русскими зод­чими. Этот удивительный памятник архитектуры был со­здан по повелению Ивана Грозного в память взятия Каза­ни и Астрахани.

Этот собор поражает оригинальностью своих форм. Он включает девять храмов. Главную церковь с большим шатрообразным покрытием окружают правильным восьми­угольником церкви меньшего размера с характерными для русской архитектуры куполами в виде луковиц. Все эти церкви объединены узкой внутренней галереей.

Отдельные церкви храма названы именами святых, дни почитания которых совпали с той или иной победой рус­ского оружия. Так, церкви Покрова, Киприана и Устинии получили свои имена в память взрыва городских стен и занятия Казани; церковь Григория Армянского – в честь взятия Арской башни и победы на Арском поле; церкви Александра Свирского и Трех патриархов – в честь победы над князем Епанчею и так далее.

Храм стоит на каменной террасе, имеющей овальную форму, он окаймлен кованой железной решеткой. На об­лицовку пошел камень набережной реки Неглинной, эта набережная была разобрана в 1817 году. Отсюда же взята была и решетка... (Достопримечательности столицы)

Задание 3. Определите функционально-смысловой тип речи в дан­ном отрывке, охарактеризуйте его языковые особенности.

Навстречу солнцу

Многие растения раскрывают и закрывают венчики сво­их цветов по определенному расписанию. Это зависит от того, какие насекомые – дневные или ночные – их опы­ляют, и от места, где живут эти растения.

Венчики открываются и закрываются с такой точнос­тью, что по ним, как по часам, можно определять время.

Первым открывает лепестки желтый козлобородник похожий на одуванчик. Это бывает между двумя и пятью часами утра.

К шести часам утра навстречу ранним солнечным лучам поднимает свои золотые головки одуванчик, а за ним ши­роко открывает лепестки красная гвоздика. Солнце уже заливает своим светом и лес, и поле, и речку. Только тог­да – в семь-восемь часов – раскрывает белоснежный венчик водяная лилия. А в садах к восьми-девяти часам утре расправляют свои лепестки пестрые, желто-коричневые бархатцы и оранжевые ноготки.

Цветы, рано раскрывающие свои венчики, обычно пер­выми и засыпают. Это происходит еще задолго до заката солнца. К трем часам дня многие цветы уже стоят с закрытыми венчиками, словно и не пестрели только что.

В пять часов складывает лепестки белая водяная лилия.

Вот кончается день, солнце опускается все ниже и ниже. И тут начинают оживать другие цветы: душистый табак ночная красавица, матиола. Они издают чудесный аромат по которому даже в темноте можно узнать, где находится цветник или палисадник. Эти цветы словно приглашают вас в сад, в укромный дачный уголок, где вас ждут гостеп­риимные хозяева. (В. Петлина)

Задание 4. Прочитайте очерк, придумайте к нему заголовок. Выделите в тексте фрагменты, которые могут иллюстрировать описание как функционально-смысловой тип речи. Какие виды описания здесь представлены? В каких отрезках текста описание вклинивается в иные функционально-смысловые типы речи? Докажите, что тот или иной фрагмент текста, выделенный вами, относится к глагольному или именному тип речи. Определите вид и время глагольных форм в каждом фрагменте и объясните стилистическое значение этих грамматических категорий.

Море жило своей широкой жизнью, полной мощного движения. Стаи волн с шумом катились на берег и разбивались о песок, он слабо шипел, впитывая воду. Взмахивая белыми гривами, передовые волны с шумом ударялись грудью о берег и отступали, отраженные им, а их уже встреча ли другие, шедшие поддержать их. Обнявшись крепко в пене и брызгах, они снова катились на берег и били его в стремлении расширить пределы своей жизни. От горизон­та до берега – на всем протяжении моря – рождались эти гибкие и сильные волны и все шли, шли плотной массой, тесно связанные друг с другом единством цели... Солнце все ярче освещало их хребты у далеких волн, на горизонте они казались кроваво-красными. Однако это только каза­лось... В природе было все спокойно, ничто не предвещало каких-либо неожиданностей. И все же неожиданность в тот день случилась.

Этот случай произошел с командой китобойного рос­сийского судна «Пингвин». Оно вело промысел далеко от родных берегов. Моряки устали и мечтали о возвращении домой. Но до желанного отпуска надо было еще ждать и ждать. Плаванье было нелегким. А так хотелось домашнего тепла, так не хватало простого семейного ужина в кругу близких и родных!..

И вдруг – невероятная удача – моряки «Пингвина» поймали в море зеленую черепаху. В ней было килограммов 150! Такая добыча считается большой удачей, и все ра­довались, ожидая, что теперь у них на обед будет вкусный черепаший суп.

Команда собралась на палубе и с интересом рассматривала «морское чудо». А когда черепаху уже собирались от­править на кухню, один матрос вдруг закричал: «Смотрите, черепаха плачет!» И тут все увидели, что действительно из глаз ее текут слезы. После такого зрелища моряки пожалели пленницу и выпустили в море.

Зеленая черепаха, сама того не зная, обманула людей. На самом деле эти обильные слезы у нее появились вовсе не от переживаний. Просто черепаха находилась долго в непривычной для нее среде, на воздухе. От этого у нее высохли глаза, и слезы (как это всегда бывает в таких случаях) увлажняли их, снимая это раздражение.

 

Задание 5. Создайте сами речевое произведение, иллюстрирующее описание, используя при этом близкие вам темы (знакомый пейзаж, портрет друга, интерьер и т. д.).

 

 


Дата добавления: 2015-07-07; просмотров: 133 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: КОНСПЕКТ ЛЕКЦИЙ ПО ЛИТЕРАТУРНОМУ РЕДАКТИРОВАНИЮ | ЛЕКЦИЯ 1. | Оценка логических качеств текста | ЛЕКЦИЯ 5 | ЛЕКЦИЯ 6. |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
ЛЕКЦИЯ 2| ЛЕКЦИЯ 4

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.035 сек.)