Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Цитаты в тексте. Редактирование рассматривает цитаты как вид фактического материала

Читайте также:
  1. Sugoi в контексте
  2. Билет 30. Назначение цитаты в тексте журналистского произведения. Редактирование текста, содержащего цитаты.
  3. Билет 8. 1) Перифразы. Случаи употребления в тексте.
  4. В КОНТЕКСТЕ РАЗВИТИЯ ИДЕЙ И НАПРАВЛЕНИЙ
  5. Имя собственное в художественном тексте
  6. Конкретное проявление жанровых стереотипов в медиатексте
  7. Контексте

Редактирование рассматривает цитаты как вид фактического материала, и первым требованием при включении их в текст является точность воспро­изведения. В газете не принято давать подробные ссылки на источник цитаты — тем большая ответственность возлагается на редактора за то, чтобы цитата не была искажена. Точность цитирования предусматривает не только тщательную вычитку, но и оценку содержания цитаты по существу.

Знание источника, из которого она извлечена (кем, когда, в связи с какими обстоятельствами был создан цитируемый текст), определяет правомерность ее выбора.

Ограниченный объем журналистских публикаций не допускает включения большого количества пространных цитат. Выбор их должен быть обоснован­ным, а обработка, которой они подвергаются при сокращении, требует особой тщательности. Каждый пропуск в цитате следует обозначить многото­чием, при этом редактор должен убедиться, что смысл цитаты при сокраще­нии не искажен.

Став частью нового текста, цитата сохраняет смысл и выразительные качества, которые были присущи ей в тексте, послужившем источником цитирования. "Приспосабливание" к новому тексту — прием недобросовест­ный. Произвольный обрыв цитаты, пропуски в тексте, предвзятый коммента­рий, неверная трактовка смысла, поверхностные представления об источнике цитирования ведут к ошибкам более серьезным, чем буквенные опечатки.

Внимание редактора должны привлечь и так называемые "раскавычен­ные" цитаты, ставшие заметным явлением в языке современной публицисти­ки. Это широко известные и часто употребляемые строки из стихотворных произведений, реплики из кинофильмов, высказывания политических деяте­лей и т.п. Лингвисты расценивают включение в текст таких цитат как формирование нового класса речений, занимающих промежуточное положе­ние между крылатыми словами и свободными сочетаниями слов. Часто при вписывании в новый текст цитаты подвергаются изменениям. Однако следует иметь в виду, что отчуждение цитаты от источника происходит не вдруг, связи с текстом, откуда она заимствована, могут ощущаться в течение длительного времени. Редактор должен это учитывать.

 

Глава 2. Стройность и полнота

 

2.1. Мысль – одна (стержневая роль основой мысли сообщения)

Степень важности и отходы от темы

 

2.2. О чем речь? (порядок введения темы)

«Последовательный» и пожарный ввод

Ввод при новых обращениях

 

 

2.3. Правильная последовательность (Общая структура сценария (схема) описание – повествование - рассуждение

последовательность изложения, разрешение коммуникативных конфликтов)

2.4. Не скрывая замысла (средства управления вниманием). Начало – связанные фрагменты (во-первых, затем – кроме того – вдобавок) – конкретизация – пример - причина, уступка



 

2.5. Искусство концовки (способы завершения).

 

 

Теперь, когда ясно, каким должно быть содержание письма, следует определиться с формой. Главная проблема большинства желающих изложить свои мысли в письменном виде – это: а что писать раньше, что потом? Иначе говоря, встает вопрос о композиции – вопрос, актуальный и для статьи или пресс-релиза, и для делового письма. Да и для личного тоже.

2.1.1. Мысль – одна (стержневая роль основой мысли сообщения). Как замечал каждый, мыслям свойственно «клубиться», «роиться» в голове. На письме мы вынуждены выстроить их в линейную последовательность. Причем отобрать в эту «ленту» только нужные.

Большинство ошибок начинающих райтеров – избыток информации. Причем, вся она, конечно, имеет отношение к делу, но не вся действительно должна передаваться. Иначе важное будет потоплено в «прочем».

Как определить, что взять, а что оставить «за кадром»? Золотое правило всех авторов: в каждом тексте должна быть ровно одна мысль.

С этим не хотят мириться молодые ученые, которые, на радостях от совершенных открытий, тащат в свою статью все, что ими – о, счастье первопроходца! – обнаружено. В результате читатель может вообще не понять, что, собственно, сообщает ему автор: и об одном, и о другом, и о третьем написано, но в целом все умом не охватить, в память не уложить.

Загрузка...

Так же, если не хуже, дела обстоят у некоторых начинающих журналистов. Столько всего интересного они узнали, тут бы все и запихнуть в репортаж или заметку! Но «жестокий» редактор, прекрасно понимающий, как читается газета, безжалостно отрезает три четверти текста. И остается скромная, но зато вполне внятная публикация.

В деловой переписке благодаря более строгой регламентации такой разброс встречается гораздо реже: деловое письмо имеет собственную тему, которая указывается в явном виде и определяет содержание сообщения.

Тут, собственно, и заключена основная рекомендация, применимая для каждого пишущего: напишите для себя тему вашего послания и всегда держите ее перед глазами. Чаще всего, вы будете чувствовать, что именно у вас окажется «не по теме».

А поскольку вы знаете, что эта тема связана с тезисом, доказательством чего служит все сообщение, его тоже полезно сформулировать в явном виде.

 

Задание: уберите лишнее.

 

2.1.2. Что важнее? То, что неважно для вашего текста, вы уже убрали. Но и среди оставшегося не все одинаково существенно для вашей ГЛАВНОЙ МЫСЛИ. Что-то связано с ней очень слабо. И хотя и о таком забывать не следует, оно не должно заслонять главного.

Вам предложили описать подвиг милиционера, задержавшего хулигана. Вы знаете об этом: милиционер шел коротким путем между гаражей, увидел там хулигана с ножом, который приставал к девушке, бросился на нож, сам поранился, но хулигана скрутил. Эту информацию, конечно, вы включите в свое сообщение, будь это письмо знакомым, заметка для газеты или обзор событий для местных властей. Но, кроме того, вы знаете, что милиционер был молодой, но уже женатый, имел трехлетнего сына. Что это был свободный день: он шел в юридический институт сдавать зачет. Что вообще-то он неплохо владеет всеми приемами единоборств, но между гаражей было тесно, поэтому он не избежал удара ножа. Что девушка сразу убежала. Что было холодно, но бесснежно. Что он был одет в гражданское.

И что из перечисленного нужно включать в ваше сообщение, а что нет? Тему вы уже определили: милиционер обезвреживает хулигана, напавшего с ножом на девушку. Если к теме добавить вашу задачу (тезис, который вы доказываете), то можно сформулировать ее иначе: хорошо, что есть славные милиционеры, которые обезвреживают хулиганов, напавших с ножом на девушку. Какая информация вам для этого нужна?

Конечно, нельзя умолчать о том, что он был без формы, не на дежурстве: значит, мог и не ввязываться в драку, ускользнуть - хотя бы, чтобы привести подмогу. Что ранили – надо сказать обязательно, это покажет реальную степень опасности, на которую пошел молодой человек. Но тут же возникнет подозрение, что он недостаточно умел – милиционеров ведь учат бороться с вооруженным противником, почему он пропустил удар? Поэтому и подробность о тесноте между гаражами должна быть включена в текст. Сообщение о том, что он уже отец ребенка, подчеркнет самоотверженность милиционера – он рискует не только своей жизнью, а может оставить своего малыша сиротой. Тут большую роль сыграют не рациональные, а эмоциональные доводы, но это тоже важно.

А нужно ли писать о бесснежной зиме? С точки зрения вашей задачи, вроде, нет. Но если вы пишете не просто сообщение, а очерк, то ваша задача усложняется. Вам нужно заставить читателя «вчувствоваться» в ситуацию, представить ее, чтобы лучше запомнить не только головой, но и сердцем («О память сердца, ты сильней рассудка памяти печальной»). Для этого подходят детали, которые сразу будят в нас какие-то воспоминания-переживания.

Получается, что важность информации определяется тем, как она связана с главной темой, насколько обеспечивает заданный способ изложения и влияет на восприятие текста.

Итак, получилось, что информации нужно передать много. И каждая новость грозит перетянуть на себя ход изложения. Вполне описание может пойти по такому направлению: «Лейтенант милиции М. шел через двор, направляясь в институт. Он считал, что хороший сотрудник милиции должен иметь юридическое образование. Поэтому М.поступил в институт. Поступать было сложно. Был очень высокий конкурс, а М.уже забыл кое-что из школьной программы. Особенно его волновала история…» Так далеко от темы отходят нечасто даже начинающие журналисты. Но даже если остановиться после четырех предложений, внимание читателя уже переключится на другой сюжет.

А представляете, сколь далеко можно отклониться, если обратиться к семейной жизни лейтенанта? Поэтому дополнительная информация должна оформляться так, чтобы оказываться на периферии внимания читателя и не отрывала его от слежения за главным.

Где в тексте и предложении помещать важную информацию, куда прятать второстепенную? Есть общие правила, которые известны нам из «Семнадцати мгновений весны»: лучше всего запоминается первое и последнее из сказанного. Язык подстроился под эту психологическую закономерность, но, кроме того, выработал и свои механизмы.

Действительно, самым сильным ударением в предложении чаще всего является ударение на последнем слове: Он справился с задачей. И это отражает общий принцип: важное, новое – к концу предложения. Эта заключительная часть нередко называется логическим предикатом, т.е. сказуемым. Чаще всего он располагается в конце предложения вместе с зависящими от него словами. Поэтому то, что сообщается в группе сказуемого, воспринимается как важное. Сравните Он увидел, что за гаражами происходит какая-то возня и Возня за гаражами его насторожила..

В первом случае внимание читателя привлекается к «какой-то возне», которая входит в группу сказуемого «происходит какая-то возня». Во втором группа сказуемого «его насторожила». Для автора важна реакция милиционера.

В роли логического сказуемого может оказаться и существительное или наречие без глагола, Тогда к нему будет привлечено особое внимание: удар ножом был нанесен снизу. В предложении противник снизу нанес ударом ножом внимание к месту «снизу», существенно ниже, чем в первом случае. Зато во втором предложении все внимание обращено на нож, который в первом почти незаметен.

Так что для направления внимания на важную информацию надо поместить ее в конец предложения. Иногда для этого придется изменить слова, повернув дело другой стороной: Милиционер парировал удар противника и Противник попытался ударить милиционера. Одна и та же ситуация будет представлена по-разному, и по-разному будет расцениваться важность информации о ней.

 

Если же наоборот, надо сделать информацию менее заметной, то для этого тоже существует ряд приемов.

Если вместо глагола вы употребите существительное: вместо ударил – удар, то информация будет восприниматься как менее важная, даже, возможно, как сама собой разумеющаяся. Пример выше Возня за гаражами его насторожила показывает, что о наличии возни можно было если не знать заранее, то догадываться (хотя раньше о ней не говорили).

Глагол можно «спрятать» в причастный и деепричастный оборот: Противник, замахнувшийся ножом, получил удар в челюсть. Замах представлен как нечто гораздо менее важное, чем удар в челюсть. Или другой пример: Проходя мимо гаражей, Андрей услышал возню.

Наконец, информация может оказаться в придаточном предложении: Когда Андрей шел мимо гаражей, он услышал возню. Здесь информация о прохождении мимо гаражей представлена как нечто более важное, чем в предыдущем примере. Но сравним это предложение с двумя отдельными: Андрей проходил мимо гаражей. Там послышался шум. В этом случае та же информация будет представлена как важная – столь же существенная, как и сообщение о шуме. Так что помещение сообщения «проходил мимо гаражей» в придаточное все-таки снижает внимание к ней.

И даже если мы из двух предложений сделаем одно сложносочиненное: Андрей проходил мимо гаражей, и тут он услышал шум, важность интересующей нас информации все-таки несколько уменьшится по сравнению с тем случаем, когда она составляла отдельное предложение.

Так что в руках автора достаточно разнообразный набор инструментов, позволяющих уменьшить или увеличить внимание к какой-то части информации. А критерий их использования: сообщить все нужное, но не отвлекать внимания от главной темы.

 

Сделайте уместным

 

2.2 О чем речь?

Мы рассказали, как вести речь о чем-то. Осталось выяснить, как и когда читатель должен узнать, о чем именно ведется повествование. Вопрос не столь прост, как, возможно, кажется. Очень часто мы плохо понимаем текст только потому, что нам не указали с самого начала, о чем это сообщение: Я разговаривал с начальником, он не согласен. Этот текст понятен только тогда, когда вы можете догадаться, о чем надо было разговаривать с начальником. Хуже всего то, что иногда автор полагает, что догадаться можно, а адресат не догадывается. В устной беседе в таком случае прерывают: «Погоди, о чем это ты?». В письменном сообщении такой возможности нет, поэтому обо всем надо позаботиться заранее.

Отсюда вытекает простое правило: если вы не уверены (на 100 процентов), что адресату понятно, о чем идет речь, то скажите это в явном виде. В письменном сообщении вас никто не остановит, но или просто не поймет, или предварительно намучается. Оба варианта скорее всего приведут к тому, что ваши тексты больше читать не станут. Конечно, если речь идет о распоряжениях начальника… Но тогда еще хуже - их не выполнят.

2.2.1. Начнем с начала.

Общее правило введения темы повествования: должно быть названо что-то известное, к которому можно «привязать» рассказ. Если это вводится в тексте, то таким местом привязки чаще всего оказывается то, о чем уже в тексте говорилось.

Для начала всего сообщения такое место найти сложно, но можно: это то, что может быть известно и пишущим, и читающим. Развернутые повествования: романы, повести, а до того сказки, начинались с описания места и времени: За морями, за лесами…

Это правило почти стопроцентно строго соблюдается в информационных сообщениях. Более того, именно так положено начинать пресс-релиз.

Впрочем, сказки чаще начинались с жили-были… Но все это - тоже привязка к известному: читающий знает, что на свете жило множество людей, что все происходило и происходит в каком-то месте, в какое-то время, поэтому можно переходить к уточнениям, кто жил-был, что произошло в указанное время.

Еще одной такой «абсолютной» точкой привязки является сам автор. То, что он есть, следует уже из наличия произведенного им текста. Поэтому любой текст может начинаться со слов Я, мои или мы, наше и т.п.

Все эти законы проявляются в деловой переписке. Например, заявления, просьбы обычно начинаются с названия причины просьбы:

5.09 я дежурил на 2 часа больше положенного из-за опоздания сменщика. В связи с переработкой прошу …

Здесь обращение начинается с указания времени, затем обращаемся к событию, происшедшему с автором. К нему и привязываем основное содержание просьбы.

В связи с болезнью прошу продлить мне.

Здесь «казенный» причинный оборот тоже привязан к автору – имеется в виду его болезнь.

А объяснительные записки нередко начинаются так, как старые романы: 5.09 прийдя на работу, я обнаружил. В первую очередь указываются место и время.

Вы можете возразить: современные тексты – рассказы, реклама – нередко начинаются с упоминания неизвестных героев, непонятно чьих реплик и т.п. Действительно, некоторые отступления от названных правил встречаются, как и все отступления, они придают речи автора выразительность. Но в таких текстах нередко встречаются условные ситуации. Читатель и не должен знать заранее героя рассказа или рекламного буклета. Дальнейшие предложения будут привязываться к этому неизвестному герою, который воспринимается как «один человек», «некая девушка». Если же об этом человеке или девушке, о месте события, времени и других обстоятельства нужно знать больше, то очень скоро эта информация должна появиться. Вспомните, как вводит А.С.Пушкин героя своего романа. Сначала идет текст, привязанный к автору: «Мой дядя самых честных правил…». Потом уточняется, кто этот автор: «Так думал молодой повеса… с героем моего романа без предисловий, сей же час спешу я познакомить вас».

И в заключение совет: не злоупотребляйте выразительными зачинами, неожиданными вводами героев. Это выглядит искусственно, нарушает правила общения. Лучше делать так, как рекомендовалось в начале: «Вчера вечером я шел по нашей улице и увидел…» Если у вас появляются один человек или некая девушка, то лучше так и назвать ее, употребляя эти неопределенные местоимения…

 

Задание: напишите первый абзац

 

2.2.2 Начало не в начале

Нередко недоуменный вопрос «О чем речь?» возникает не в начале текста, а в середине. До того у читателя была ясность, но внезапно возник новый сюжет, непонятно о чем. Появление новых поворотов в изложении – не такая уж редкость. Мы уже отмечали, что бывает необходимо привести какие-то дополнительные факты, не связанные непосредственно с ходом изложения. Вы поневоле обращаетесь к новой теме и этим можете вызвать недоумение читателя: а это тут причем?

Вот фрагмент текста: Трагедия русского дендизма воплотилась в лице Петра Яковлевича Чаадаева. Когда в 1820 году взбунтовался лейб-гвардии Семеновский полк, Чаадаев, отправленный с докладом к Александру I, сумел понравиться царю. Карьера Браммела (Brummel), величайшего английского денди, началась с отставки из 10го драгунского полка, шефом которого был наследник престола. Это фрагмент из журнала Fashion Collection – несмотря на название, пишут туда русские. Однако любой читатель будет удивлен, увидев неизвестную фамилию – то, что Браммел встречается здесь в первый раз, подтверждается его английским написанием, как это сейчас принято в некоторых изданиях.

Конечно, через два предложения все становится на свои места: Тем самым он дал понять, что готов всецело посвятить себя дружбе со своим августейшим покровителем. Западник Чаадаев повел себя так же (вот теперь понятно, причем тут Брамелл!), забыв, что Россия – не Англия. Но будет ли текст дочитан до этого места, или его раздраженно отбросят? Даже если и не отбросят, раздражение останется. А ведь его можно было бы избежать!

Задание: исправьте приведенный выше фрагмент текста.

В тех текстах, которые мы пишем повседневно: сообщениях, объяснениях, инструкциях, нередко бывает нужно отойти в сторону от основного хода изложения. Но при этом всегда есть достаточно средств, чтобы связать новое с предыдущим текстом и привязать новое сообщение к тому, что известно читателю.

Один из самых простых – и в то же время важных приемов – указать в явном виде, почему вы обратились к новому сюжету. Здесь пригодятся слова а тем временем, причиной всего этого было…, для того, чтобы понять причину сказанного, обратимся…

Вот фрагмент из описания события:

После работы мы решили встретиться у проходной, но в назначенное время никто не пришел. Фонари на шоссе не горели. Я пошел к пивной около станции. Читатель скорее всего испытает затруднение в понимании того, что это за фонари, шоссе и почему они упомянуты. Скорее всего, отсутствие света на шоссе как-то повлияло на решение героя пойти к пивной и на дальнейшие события этого вечера. Однако для того, чтобы это стало понятно, следует сказать немного больше, например: поскольку фонари на шоссе, ведущему к нашему обычному месту отдыха не горели, я не хотел подвергаться опасности в темноте и пошел в другое место – в пивную около станции. Если темные фонари играли в истории какую-нибудь другую роль, это тем более надо было указать.

Еще важнее понимать, к чему относится сказанное, в инструкциях. Они нередко пишутся так, что читатель, чтобы лучше понять написанное, начинает выполнять действия по тексту. И если при этом не будет понятно, о чем идет речь, можно попасть в затруднительное положение.

 

2.3. Повествуем, описываем или рассуждаем?

В каком порядке следует разворачивать изложение? Развитие темы принимает иногда достаточно разнообразные формы. Описывая события, автор последовательно излагает их одно за другим, как они произошли (обычно!). Иной способ изложения предполагается, когда нужно описать положение дел, окружение, пейзаж. Здесь последовательности во времени нет – ситуация неизменна, и выбираются другие основания для развития темы.

Еще более сложный случай – это доказательство своей мысли или отслеживание ее развития. Здесь приходится обращаться и к более ранним событиям, и к одиночным фактам.

В результате получается, что говорить о последовательном изложении можно только после того, как определится тип текста. Как мы уже отметили, основных типов три: текст-описание, текст-изложение и текст-рассуждение. Но, конечно, они могут сочетаться: в повествование вкрапляются описания героев и мест происшествия, в рассуждениях в качестве примеров приводятся описания явлений и излагаются последовательно разворачивающиеся события. И в описание можно вставить и рассуждение, и повествование. И внутри каждого фрагмента изложение разворачивается по правилам соответствующего типа.

Задание:

 

2.3.1. Описание

С описанием мы сталкиваемся и в личных сообщениях: например, вам нужно описать комнату в отеле, где вы остановились, и деловых посланиях: вам приходится описывать продаваемое или предлагаемое устройство, и в официальных бумагах, например, при описании места происшествия. В общем-то, задача «описать все, ничего не упуская» выполняется при разных подходах. В конце концов, этого можно достигнуть, и описывая все вперемешку. Но такому способу противится память: читателю будет очень сложно все ухватить.

Поэтому используются преимущественно два способа: все подряд при движении взгляда в одном направлении и с опорой на самые важные точки.

Первый способ знаком читателям по детективам: так описывается место происшествия. К этому же прибегают и при описании незнакомой аппаратуры, новой местности. Иначе говоря, к нему обращаются тогда, когда трудно выделить наиболее важные точки.

Комната, куда мы вошли, была огромной и выглядела очень забавно. Посередине - круглый стол, вокруг несколько кресел – это все нормально. Зато вдоль стен! Словно собрали мебель из разных помещений и установили по периметру. Шкафы с книгами и мягкий диван со столиком, ковер с наваленными на него подушками, грубы стол с колбами и ретортами, а над ним в шкафчике куча всяких химикатов… (С.Лукьяненко Мальчик и тьма, с. 42). Здесь взгляд движется концентрическими кругами – сначала в центр, где стол, потом вокруг него – кресла, потом вдоль стен. Выбор объясняется тем, что герою (удивленному зрелище, как подсказано в книге) неясно, что для чего в этой комнате. Ему остается только перечислять все подряд: что находится рядом (как стол и шкафчик).

А в ситуации, когда основные части описываемого объекта имеют свое значение, описание строится, исходя из этого. Вот следующий фрагмент: главный герой, осмотрев дом и обратив внимание на его особенность: толстые шторы, собирается лечь спать и отправляется в спальню:

Комната была просторной, но совсем просто обставленной. Окно, как и внизу, наглухо закрыто толстыми шторами; широкая кровать с очень толстым одеялом стояла посреди комнаты… Еще был шкаф, куда я заглядывать не стал, и развешанное на стене оружие. Я не удержался, снял короткий, в полметра длиной меч и осмотрел… Я повесил меч на место, забрался под одеяло. И я мгновенно уснул. (С.Лукьяненко там же с. 56).

Здесь описание вклинилось в повествование о приключениях героя. Оно привязано к ним. В первую очередь упоминаются толстые шторы, которые уже были отмечены раньше (новый образ «привязывается» к уже известному). Далее это спальня, поэтому сразу называется кровать, хотя ее место не связано с упомянутым уже окном. Шкаф тоже непонятно где относительно кровати. Он важен тем, что туда мог заглянуть герой, но не стал этого делать. На какой стене висит оружие, тоже неясно, но это неважно – оно нужно для описания дальнейших действий героя.

Конечно, при необходимости автор мог указать и место шкафа относительно окна или двери, и где находилась стена с оружием. Иной раз так и делается: иногда чтобы понятны были дальнейшие события, а иногда – для того, чтобы создать яркий образ. Впрочем, в нашей фантазии образы не такие уж яркие, они могут сложиться сами без подсказки (я думаю, вы увидели и шкаф, и стену с оружием, и кровать где-то перед нею в своем воображении), но если оказались ошибочными (например, оружие оказалось дальше от шкафа, чем вы думали) воображение легко подкорректирует картинку.

Нечто схожее возникает и при описании каких-то устройств, одежды и т.п. Внимание сразу обращается, на важные фрагменты, нередко указывается их взаиморасположение («блок питания расположен под блоком автоматики»).

Итак, при описании можно руководствоваться следующим правилом: выделить важные фрагменты, связанные с предшествующим текстом и необходимые для дальнейшего повествования. Описать их, а затем привязать к ним другие детали (если нужно). А если фрагментов много и выделить важные не удается, можно применить прием «следуя взглядом», т.е. описывать объект вслед за движением глаз: по кругу, сверху вниз или в каком-либо ином (но заданном) направлении.

Задание: Сделайте предложенное описание грамотным.

 

2.3.2. Повествование. Последовательность в повествовании задается ходом времени. Затруднения возникают если нужно обратиться к периоду, предшествующему описанному, или если несколько событий происходят одновременно. В этом случае очень важно указывать, куда перемещается наше внимание относительно основного повествования: «Пока мы рассуждали, противник не терял времени» или Он не согласился, потому что за три дня до этого у них уже состоялась встреча. Тогда Кирилл вел себя вызывающе, говорил через губу..».

Наиболее частой ошибкой в этом случае является перескакивание по времени без указания на соотнесение времени нескольких событий: от события А переходят к предшествующему событию Б, от него – к последующему событию В. А что было раньше: А или В, остается непонятным. Необходимо при переходе указать: В случилось незадолго до А, или оно произойдет после А.

Но даже если все указано нормально, несколько перескоков тяжело держать в памяти. Поэтому лучше заранее выстроить план сообщения так, чтобы их число было минимальным. Полностью избежать их удается не всегда: как мы уже отмечали, в повествование вкрапливаются фрагменты рассуждения: нам бывает нужно указать причину каких-то событий, упомянуть о последствиях и т.п.

Задание Выстройте рассказ по описанным событиям так, чтобы число перескоков было минимальным.

2.3.3. Рассуждение. Правила построения рассуждения описаны логикой. Но, конечно, в большинстве случаев вам требуется не такая строго научная цепочка умозаключений, а рассуждения на бытовом уровне: вы объясняете причину ваших решений, или предсказываете, какие выводы и почему будут сделаны их тех или иных слов и поступков. Обычно такое рассуждение представляет собой часть диалога или повествования.

 

2.4. Не скрывая замысла.

Из того, что было сказано раньше, вы могли сделать вывод: многое в разговоре бывает понятно без слов. Но когда мы пишем, лучше в явном виде обозначить все связи, отношения, роль какого-то одного предложения в тексте. Поэтому главная рекомендация: не скрывайте ваших замыслов от читателя, сообщайте ему когда вы приводите пример, когда подводите итоги, когда меняете тему.

Рассмотрим основные случаи, когда бывает желательно или даже необходимо обратиться к таким сведениям.

2.4.1. Словами обозначить композицию.

Когда в романах мы читаем написанные по-старому письма, нас забавляют лишние, казалось бы, фразы: «Во первых строках сего письма спешу уведомить…» Зачем это писать, спешишь – так сразу бери быка за рога и называй то, о чем хочешь уведомить.

Однако и в современных деловых письмах часто встречаются зачины, содержащие сообщение о намерениях авторам: Рады сообщить вам, с сожалением вынуждены заявить, оповещаем вас и т.п. Оказывается, что держать в курсе читателя относительно своих намерений и полезно, и вежливо: вы облегчаете ему понимание всего сообщения. И в русском языке немало слов – и полнозначных: сообщаю, предупреждаю и т.п., и служебных: итак, кстати и т.п. – которыми вы можете показать адресату, в чем именно заключаются ваши действия.

Начало сообщения, помимо ритуальных фраз типа обращения и приветствия, может отмечаться явным указанием на ваше намерение, т.е. для чего вы это пишете. В научных текстах нередко в первом же предложении раскрывается задача всего сочинения: « В данной статье анализируются … , обосновывается положение о том что …» и т.п. Читая дальше, коллега-ученый может связывать логику рассуждения автора с уже известной конечной задачей.

В частных посланиях чаще всего намерение одно: держать адресата в курсе происходящего, поддерживать установившийся контакт. Поэтому чаще всего письмо начинается с упоминания о предыдущем письме: спасибо, что написал, благодарю за весточку или, что случается нередко, с извинений: извини, что задержался с ответом.

А поскольку главной целью в такой переписке является информирование о положении дел, то первая информация в письме: у нас все в порядке, у нас все по-прежнему (или у нас радость, нас постигло горе – но такое, конечно, встречается реже). Именно на такое информирование и нацеливает читателя старомодная фраза: во первых строках своего письма спешу уведомить тебя, любезный братец, что у нас все слава Богу».

И в дальнейшем тексте полезно словами отмечать назначение каждого фрагмента. В научном или художественном послании это может отмечаться заголовками. В деловых сообщениях иногда используют параграфы, нумерацию. Везде применяют деление на абзацы. Но абзац – это более мелкий раздел текста. Поэтому в неофициальных сообщениях начало нового фрагмента отмечается словами: теперь рассмотрим.. (

И другими словами, вводящими новый предмет и показывающим об изменении намерений пишущего.

Если намерения понятны, можно обойтись указанием на порядок подачи информации: во-первых, во-вторых.. с одной стороны, с другой., на различные источники: по моему мнению, а вот Х считает…

2.4.2. В ходе изложения автор нередко отклоняется в сторону с разными целями: приводит пример, или называет причину чего-либо, уточняет. Чаще всего читатель понимает, с какой целью приводятся сведения.: Мы свернули в переулок. Рассветало, и идти по людным улицам было небезопасно. Но чаще всего читателю будет понятнее, если пишущий обозначит свои цели в явном виде.

Если нужно привести пример, то чаще всего так и говорится: например, к примеру, а иногда скажем или даже (в неофициальном тексте) вот: Интерес к этому растем. Скажем, на прошлой неделе у нас было на 10% больше посещений, чем на этой или Мы не успеваем обрабатывать информацию. Вот на прошлой неделе мы получили 245 писем, а ответили только на 114.

Однако такой короткий ввод информации годится тогда, когда и информация недлинная – одно-два предложения. Если же пример представляет собой абзац, фрагмент текста, то вводить его лучше отдельным предложением: возьмем для примера, в качестве примера мы рассмотрим, для иллюстрации сказанного мы перечислим…

Если мы не воспользуемся специальными словами, то в некоторых случаях можем поставить читателя в тупик: приводя пример, мы обращаемся к вещам, мало связанным с изложением дела, и в первый момент читатель не поймет, о чем идет речь.

Вы правильно заметили, что конвенция как бы приподнята над жизнью. Если мы не будем стремиться к идеалу, разве мы чего-нибудь сможем достигнуть? «Отсутствие всякой дискриминации по отношению к детям» означает, что все дети имеют равные права.

Этот фрагмент раздражает переходом к цитате: непонятно, зачем это делает автор, какую роль ей отводит. Но этот текст не подлинный – он был препарирован для наглядности. На самом деле, перед цитатой стоит «возьмем, к примеру» (а после цитаты есть еще и слова «это означает»): Возьмем, к примеру «Отсутствие всякой дискриминации по отношению к детям». Это означает, что все дети имеют равные права. Переход к новому сюжету (а дальше рассмотрение вопроса продолжается еще целый абзац) становится понятным и оправданным.

При приведении примера специальные вводные слова и предложения требуются очень часто, т.к. читателя может поставить в тупик переход к какому-то событию, о котором не сразу становится понятно, что это иллюстрация сказанного: Мы можем проводить независимые проверки. К нам приходит один человек, второй, третий по одной и той же проблеме. Без слова например перед вторым предложением весь фрагмент не только непонятен, но и выглядит не вполне грамотно.

Похожие функции выполняют и слова а именно, в частности. Вместо них тоже употребляется глагол возьмем или рассмотри, но слово к примеру не добавляется. Если к примеру означает, что мы обратились к случайно выбранному случаю, то в частности, а именно обозначает переход к определенному объекту или ситуации. Поэтому если для дальнейшего изложения важно, к чему мы обратились, то и слово пример будет неуместным:

Схожие проблемы возникают и тогда, когда дальнейший текст представляет собой

Пример, причина, уход в сторону.

Задание

Используйте приведенные выше слова для прояснения задачи автора:

 

Глава 3

Грамотность как составляющая успеха

 

Текст должен быть написан правильно: любая ошибка – будь то не поставленная запятая или неправильно употребленное слово – бросает тень на репутацию автора. А мы уже говорили, что одним из важнейших условий убедительности является доверие к автору. Малограмотный автор не вызывает доверия, ошибка в тексте заставляет предположить возможность неверных решений в более серьезных вещах.

Здесь не приводятся правила орфографии и пунктуации: для тех, кто их забыл или знает нетвердо, есть много учебников и пособий. Мы рассмотрим более сложные случаи, которые известны филологам и редакторам, но нередко проходят мимо внимания учителей и учеников учебных заведений.

3.1. Правильно найденное слово. 3.1.1Стилистические соответствия. Синонимы, в том числе стилистические различия.

3.1.2. Паронимы – источник ошибок. 3.1.3. Несвободная сочетаемость.

3.2. Грамматические проблемы.

3.3. Синтаксис 3.3.1. референция местоимений. 3.3.2. непроективность. 3.3.3. длина предложения и абзаца.

 

3.1. Правильно найденное слово

Очень часто написанный текст выглядит нелепо из-за того, что какое-то слово там совершенно неуместно:

Выбор нужных слов – непростая задача, всем известно, как приходится мучаться, подыскивая слова, которые бы точно отражали ваш замысел. И причина мук в том, что таких слов нет. Замысел, как и действительность, которую вы замыслили отразить, бесконечно разнообразна. А слов и значений в языке – конечное число, хотя и очень большое. Поэтому, выбирая слова, всегда приходится выбирать из нескольких не вполне точных средств выражения самое подходящее.

Какие свойства слова при этом учитываются? Во-первых, близость значения. Для этого нужно тонко чувствовать различия между сходными по значению словами-синонимами и твердо знать слово, чтобы не спутать его со сходно звучащими – паронимами (даже в серьезной прессе приходилось встречать замену слова когерентный на когнитивный, коннотации на контаминации)

Во-вторых, необходимо учитывать уместность слова в той или иной речевой ситуации – стилистическую маркировку, чтобы в официальном тексте не выскочило сочетание типа полная чушь или стремное предложение.

Наконец, в-третьих, слово должно быть поставлено в текст в соответствии с законами сочетаемости: нельзя предпринять меры или совершить предложение.

Необходимую информацию по этим темам можно найти в словарях. Здесь будут приведены только те сведения, которые потребуются в первую очередь.

3.1.1. Стилистическая уместность. Из школьного курса известны различия слов по стилям: «высокий штиль», к которым относят «пафосные» слова типа созидатель, претворять, бесценный, «низкие» слова вроде окочуриться, прихвостень, и средние – все остальные. Это деление идет от М.В.Ломоносова. В двадцатом веке его заменило более подробное деление на «функциональные стили».

Отметим главное: все, что сейчас говорится, относится только к литературной речи. Это те слова, которые имеются в академических словарях, которые известным всем. говорящим по-русски и используются в «культурном» общении. Сюда не попадут жаргонные словечки и грубые ругательства (кроме более или менее «окультуренных» типа негодяй, подлец, иуда и т.п.), слова, известные только в отдельных местностях (диалектная лексика), профессиональные слова и научно-технические термины.

Оставшегося - а это двести-триста тысяч слов – достаточно для выражения мыслей и чувств в самых разных ситуациях. Причем немало слов можно использовать в любой ситуации: слово работать или стол можно употребить и в официальном выступлении в ООН (русский – один из языков этой организации), и в домашней беседе, и в научной статье, и в журнальном очерке. Однако есть слова, которые пригодны для употребления только в определенных ситуациях общения. Эти ситуации отнесены к одному из типов, а приемлемая там лексика – к связанному с этим типом общения стилем, точнее функциональным стилем.

Главное деление на типы общения – это разделение разговорной речи и книжной. Разговорная речь обслуживает повседневное, бытовое общение. Несмотря на название, она употребляется не только в устной речи, но и в письменной, если вы хотите придать непринужденность вашему сообщению. Так обычно составляют послания на форумах в Интернет, так пишут хорошим знакомым – или тогда, когда вы хотите показать, что адресат – ваш хороший знакомый. Естественно, мы владеем этим стилем с ранних лет, и особенно учить этому не приходится. Однако и тут встречаются перекосы, когда, желая выглядеть культурнее, человек употребляет книжные слова там, где они неуместны. В пятидесятые годы любили приводить пример молодого человека, обратившегося к ребенку: «Девочка, ты по какому вопросу плачешь?». В наши дни официальное «по какому вопросу» вряд ли попадет в устное обращение к детям. А вот в письменном сообщении такое случается: «Дорогие ребята! Вот и наступило лето, долгожданные каникулы. Представляю, как вы сейчас радуетесь… Наша управа приняла целый комплекс мер, направленных на организацию вашего летнего отдыха» (Из обращения одного из муниципальных руководителей в г.Москве).

Признаками разговорной речи являются сокращенные конструкции «Я – к секретарю», «Скажи человеку, он к нам на днях заходил, что опять нужен» и так называемые разговорные слова: тусовка, мотаться (по городу), паршивый (день) и много-много других. В словаре их помечают разг. И знать, что это разговорная лексика нужно, в первую очередь, для того, чтобы не употребить их там, где неформальный разговор неуместен.

Важно также отличать их от просторечных слов: последние - это то, что находится за пределами литературного языка. Как бы вы ни хотели общаться по-дружески, но употреблять при этом слова сволочь, замочить, профурсетка и многие другие (не хочется их даже писать!) вы не имеете права, если хотите сохранить имидж культурного человека.

Задание: 1.Изложите содержание сообщения так, чтобы это выглядело уместно на Интернет-форуме (или в письме коллегам). Вчера прошло заседание Совета молодых ученых, посвященное обсуждению предложений по конструктивным особенностям современных летательных аппаратов. Выступившие поддержали творческую смелость молодых конструкторов, сделали ряд замечаний по существу проектов.

2. Какие слова из записки придется убрать или заменить, если она будет адресована начальству.

Записка. С вечером отдыха вышел облом: прямо перед началом вдруг ливануло, все разбежались, как таракашки. Короче, надо искать для тусовок крышу (которая над головой, а не то, что подумал!).

Книжная речь (в словаре книжн) – это средства для серьезных текстов в сферах формального общения: научной, официальной. деловой. Соответственно, к книжной речи относят научный и официально-деловой стили, которые отличаются строгостью и бесстрастностью изложения. Несколько мягче требования к публицистическому стилю, тоже включаемому в книжную речь. Там допустимы эмоции, авторская оценка. Некоторые слова попадают туда из разговорной речи. Но все-таки и там проявляют себя отнюдь не разговорные особенности: газетные штампы и устойчивые сочетания (чинить препоны, брать планку, ставить условия), публицистическая лексика. Это слова явно книжные, но при этом эмоционально окрашенные: всенародный, неисчислимый, свершения и т.п.

Научный и официально-деловой стили тоже отличаются своей лексикой: в научном это общенаучные термины (эксперимент, логический вывод и т.п.), а в официально-деловом слова, относящиеся к коммерции, юридической проблематике (форс-мажор, поражение в правах и т.п.). Для таких текстов характерны сложные синтаксические конструкции: обилие придаточных, причастных и деепричастных оборотов, цепочка родительных – допущение изменений параметров измерений процессов… Даже служебные слова могут иметь книжную окраску: в связи с, в соответствии с, ибо и т.п.

Научиться правильно использовать все эти языковые средства не так просто, обычно это происходит, когда вы должны постоянно обращаться к научным текстам или документам. Если же от вас требуется только написать заявление или изложить письменно обстоятельства какого-то события, вы можете не злоупотреблять вышеперечисленными средствами, а обратиться к так называемой нейтральной лексике, т.е. к словам, уместным в любом случае: вместо ибо написать потому что, вместо в связи с – поскольку, вместо принять участие – участвовать. Главное – не допускать в такие тексты разговорные слова, это вызывает смех.

3.1.2. Выбор точного слова. А теперь рассмотрим слова в их отношении друг к другу. Какие-то два слова могут иметь сходное значение, это синонимы (болеть – хворать), другие – противоположное, это антонимы (больной – здоровый). Есть слова, совпадающие по форме, но различающиеся по значениям – омонимы (ключ – устройство и источник). Наконец, есть схожие по звучанию слова, которые вполне можно перепутать при употреблении, это паронимы (эффектный и эффективный).

Некоторые отношения можно использовать в своей речи: на антонимах можно построить эффектное противопоставление (вода и камень – прием антитеза, ей весело грустить – прием оксюморон), из омонимов получается каламбур. Синонимы тоже украшают речь, но в них кроется и опасность: если не знать их различий, можно выбрать неудачный вариант. Еще больше ошибок связано с паронимами.

Синонимы различаются по значению (хотя и очень слабо). или по стилистической принадлежности. Нередко слово выстраивает за собой целый ряд синонимов. каждое из которых уместно в определенной речевой ситуации: строить (стилистически нейтральное. уместно везде – сооружать (книжное, офциально-деловое и газетно-публицистическое, для документов и газет) – воздвигать (книжное, газетно-публицистическое). Для разговорных ситуаций у этого слова тоже есть немало синонимов: воткнуть или приткнуть (построить рядом с другими), слепить (о невзрачном сооружении), понаставить (о нескольких домах). В последнем случае, как видим, помимо стилистических различий у нас возникают и отличия по значению. Впрочем, и между сооружать и воздвигать есть небольшое различие: второе предполагает более грандиозное и возвышающееся сооружение (нельзя сказать воздвигли метро). О внимании к стилистическим особенностям мы уже говорили. Теперь подчеркнем: столь же внимательным нужно быть и к различиям в значениях слов.

 

 


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 239 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Морфология и ортограмматика | Розенталь Д. Э., Джанджакова Е. В., Кабанова Н. П. | Правка-вычитка | ОЦЕНКА ЛОГИЧЕСКИХ КАЧЕСТВ ТЕКСТА | НАД КОМПОЗИЦИЕЙ РУКОПИСИ | Товествование | Описание | Рассуждение | Определение и объяснение | Методика анализа и оценки фактического материала |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Обработка таблиц| СПИСОК СКОРОЧЕНЬ 1 страница

mybiblioteka.su - 2015-2018 год. (0.034 сек.)