Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 11. Жизнь Николая, более известного как Колян, складывалась непросто

Жизнь Николая, более известного как Колян, складывалась непросто. Отец его был шофером-дальнобойщиком и неделями, а то и месяцами не появлялся дома. Вернувшись, напивался, избивал жену и принимался за воспитание сына. Так Коля получал первые уроки ненависти. Он любил мать, хотя она и уделяла ему совсем немного времени. Работала она учителем в школе, и, поскольку учителем она была хорошим, то на сына сил у нее не оставалось. Так Коля и рос, предоставленный сам себе. В десять лет начал курить, примерно тогда же попробовал пива. Ему нравилась такая жизнь. Пока не возвращался домой отец. Тогда привычный уклад рушился и начинался кошмар.

Приходил отец уже навеселе, хотя это выражение нельзя было к нему применить - от алкоголя он не веселел, а, напротив, становился все смурнее и смурнее, пропорционально количеству выпитого. За радостными семейными объятиями следовал семейный ужин с непременной бутылкой самогона или водки, после чего радость кончалась. Отец ждал только повода. Косой взгляд жены, не вовремя поданная салфетка или еще что-нибудь, и разговор переходил на повышенные тона. Пока Коля был маленьким, он не понимал, за что отец кричит на мать, а мать - на отца. Только годам к шестнадцати, когда отца не было уже в живых, он в полной мере осознал суть их взаимных претензий. Отец не верил, что мать столько времени жила без мужика, и везде выискивал следы предполагаемого любовника. Мать же не верила, что отец вел пуританский образ жизни, разъезжая по стране. Так все и начиналось: А ты! А ты! А ты!

А потом отец хватал мать за волосы и начинал избивать. В двенадцать лет Коля впервые попробовал за нее заступиться, но получил страшной силы оплеуху и долго потом валялся с сотрясением мозга. Избив мать, отец обычно тащил ее в спальню и, как думал маленький Коля, продолжал ее бить. В шестнадцать лет Коля осознал, что отец насиловал его мать. Она сопротивлялась, кричала: «Саша, не надо, пожалуйста!», но все было напрасно. Отец со звериным рычанием делал свое дело. Через некоторое время крики матери начинали звучать несколько иначе, чего маленький Коля еще не осознавал.

Когда Коле было шестнадцать лет, они с матерью узнали, что отец умер. Заснул пьяным за рулем «Камаза», съехал на обочину, застрял в сугробе и замерз насмерть. Единственным чувством, которое испытал Коля, была радость. Он не забыл, как отец учил его почтению к старшим, как заставлял его, словно щенка, приносить тапки, а при малейшем признаке недовольства или враждебности - бил. Смерть отца стала для Коли триумфом, чего нельзя было сказать о матери. Она места себе не находила от горя, рыдала месяц подряд. На похоронах она чуть не упала в могилу, но добрые люди поймали ее и оттащили на безопасное расстояние. А она все орала:

- Саша, вернись, вернись, пожалуйста!

Через несколько дней Коле пришлось вытаскивать ее из петли. Тогда, разозлившись, он избил мать.



- Этого тебе не хватает, этого? - кричал он, нанося ей удары по голове, по плечам.

Мать, заслонившись руками, молча плакала.

В тот день Коля впервые закурил дома, в присутствии матери. В тот день он почувствовал себя мужчиной в доме и принял ответственность.

Отсутствие отца сказалось очень скоро. На дворе царили девяностые. Люди, совсем недавно бывшие свободными гражданами великой страны, вдруг превратились в свору собак, грызущихся за кусок мяса. Росли цены, зарплаты матери с трудом хватало даже на самый минимум. Друзья отца, которые на поминках, колотя в грудь кулаками, вопили, как они будут помогать, не оставят и не забудут, оставили и забыли. Тогда Коля принял единственно правильное, как он считал, решение - плюнув на техникум и на школу, он устроился на пилораму. Работа была не особо тяжелой и не очень сложной. Как следствие, оплачивалась она копейками, и вскоре Коля перешел в грузчики. Там платили чуть получше, но все равно денег было мало.

Загрузка...

А по вечерам, возвращаясь домой, еле волоча ноги от усталости, Коля наблюдал сытые, довольные лица бывших одноклассников, гуляющих с девочками, катающихся на дорогих машинах. И ярость его росла и крепла. При всей ненависти к отцу, Коля начал даже несколько идеализировать его. Пьяный не от пива и коктейлей, а от водки, вечно злой, крепкий мужик, он в сознании Коли стал чем-то противостоящим тому конфетному мирку, что его окружал. Частенько, глядя на очередного задравшего нос мажора, Коля думал: «Если б батя на него разочек рыкнул, он бы в штаны навалил от ужаса!»

Но были и другие люди. Они тоже разъезжали на дорогих машинах, но были скромнее, говорили зачастую негромко, но веско. Их знали в лица, их боялись, их почитали. Это были те, кто не стал работать за гроши, но и богатых родителей у них тоже не было. Они пошли другой дорогой.

Видя это вопиющее противоречие, Коля делал свои выводы.

Когда ему было семнадцать лет, он впервые ограбил человека. Встретил в пустынном переходе какого-то незнакомого мажора, хорошенько поколотил его (по правде сказать, тому хватило бы и одного удара) и забрал кошелек. Когда, убежав на безопасное расстояние, Коля обследовал свою находку, у него дух захватило. В кошельке у этого слюнтяя было больше, чем мать Коли зарабатывала за месяц.

Этот случай определил судьбу Коли. Больше он уже не работал. Такой простой способ заработать денег и выплеснуть свою ярость вскружил ему голову.

Конечно, появилась куча свободного времени. И, наконец, появились надежные друзья, готовые всегда подставить плечо. Сначала в их компании было трое человек. Втроем было работать проще, чем в одиночке. Трое - Коля, Денис и Димон. Коле тогда было восемнадцать лет, Денису - двадцать, а Диме всего четырнадцать и поначалу всерьез его никто не воспринимал.

Когда Коле было девятнадцать лет, один из прессуемых «мажоров» вдруг выхватил из кармана пистолет и убил Дениса, после чего убежал. Коля и Димон, опешив, с минуту стояли на месте, а потом тоже пустились бежать. Этот случай как-то сблизил их. Появлялись новые люди, шло время. Помимо денег стало возможным забирать мобильные телефоны, что тоже приносило неплохой доход.

Когда Коле было двадцать лет, ему не повезло. Его нашли по описанию и навесили пять лет. В тот раз они чересчур постарались - сломали парню нос, челюсть и руку. Родители потерпевшего оказались непростыми людьми, и Коле пришлось отсидеть. К счастью, парень не смог больше вспомнить никого из нападавших, а Коля, естественно, никого не сдал, что отнюдь не улучшило его положение.

На зоне Коля правильно себя поставил и жил неплохо. Через пару лет узнал, что мать таки довела до конца свои попытки расстаться с жизнью - выбросилась с балкона вниз головой. Для Коли, который последние годы все больше отдалялся от нее, это уже почти ничего не значило. Не было ни горя, ни смятения. Может, только чуть сильнее, чем обычно стиснул зубы.

Все пять лет своего заключения Колян лелеял ненависть к миру. Он ждал, что как только выйдет, отберет у мира все. И - здравствуй, дорогие машины, шикарные особняки и самые сексуальные девки на свете!

Однако, когда Коля вышел на свободу, все несколько изменилось. Он не мог даже сказать, что, просто в самой атмосфере города, в лицах людей, тенях на асфальте сквозило нечто иное, отличное от того, что было пять лет назад. Коля разыскал свою прежнюю банду и с удивлением узнал, что там теперь верховодит Димон. Тюрьма научила Коляна быстро ориентироваться в ситуации, и довольно скоро он понял, что банда стала действовать осторожнее. Они уже не рыскали, как волки, по своему району в поисках добычи, не избивали до полусмерти первого попавшегося мажора. Теперь парни действовали умнее. Работали в разных районах, и очень редко доводили дело до мордобоя. Оказывается, большинство жертв были настолько мягкими, что их можно было словами убедить дать денег, подарить мобилу. Один случай особенно запомнился Коляну. Они впятером встретили одного парнишку, и Дима начал с ним разговаривать. Мягко так, спокойно. Мол, сами мы не местные, пацана одного ищем, договорились тут встретиться, а его нету. Дай телефон «на пять сек», я быстро позвоню. Ну чего ты? Ты же нормальный пацан, видно же, что не дура какая-то. О, спасибо, братишка!

Один из них взял телефон и, набрав какой-то номер, как бы невзначай, отошел за угол дома. Когда через пять минут он не вернулся, вся банда вместе с хозяином телефона бросились его «искать». Но того, разумеется, и след простыл. Коля сам чуть не прослезился, когда Дима начал разоряться про то, что он-де «всегда знал, что это крыса конченая», и что «вот урод, такого пацана реального прокинул». Но финал комедии был еще более фееричен. Димон сказал поникшему парнишке:

- Ты, короче, будь тут, а мы в ментовку пойдем. Только им денег дать надо. Косарь есть? Они без денег ни хрена не почешутся даже, а за косарь его за час из под земли достанут.

И на глазах у изумленного Коляна парень передал Димону тысячу рублей. Потом попрощался с каждым за руку (под непрекращающиеся восхваления его «реальных, пацанских» качеств) и остался ждать. Интересно, долго ли он ждал?

Если до этого случая Коляна несколько задевала необходимость слушаться Диму, который был на четыре года его младше, то теперь он смирился. Дима действительно куда лучше него вертел делами и ориентировался в жизни. Коля же ушел на позиции тяжелой артиллерии. В случае если уговоры не помогали, ему, татуированному, бритоголовому амбалу, достаточно было вдумчиво посмотреть в глаза жертве, чтобы заставить ее мочевой пузырь освободиться. Да и удар с правой у него был самый увесистый.

Многие из их банды работали. Даже Димон одно время мыкался - то сторожем, то асфальтоукладчиком. Но без образования, без желания работать, все было обречено на провал. Рано или поздно все они возвращались к привычному заработку, большая часть которого пропивалась и прокуривалась в ежевечерних посиделках.

Один только Коля не пытался найти работу. Его все устраивало, ему нравилась эта жизнь. И этой жизнью он жил пять лет, никому не позволяя нагибать ни себя, ни своих друзей. Так было до тех пор, пока неизвестные отморозки не избили Димона в подъезде его же дома. Кто это был? Кто посмел? Эти вопросы изъели душу Коляну. Нападение на старого друга он расценивал как личное оскорбление, и больше всего на свете ему хотелось отомстить. Даже странное поведение Димона его не переубеждало: месть должна была свершиться и она свершится. А хуже всего было то, что Димон выбыл из игры и теперь приходилось работать без него. Получалось плохо: грязно, неаккуратно и - мало. И все это только усугубляло ярость Коляна.

В тот день, когда Лена приняла свое судьбоносное решение, Колян, угрюмый, как всегда, возвращался домой. Был поздний вечер, часов одиннадцать, тьма сгущалась. У Коли было плохое настроение и мало денег - всего-то рублей пятьсот. И не хотелось ничего - ни пить, ни курить. Просто вдруг началась какая-то апатия. Вдруг Коля вспомнил, что завтра у Димона день рождения. Это удручило его еще сильнее. В кармане всего-то пятихатка, жить на что-то надо. А как пацану подарок не купить? Ну хоть бы ящик пива, что ли… Надо бы с пацанами перетереть, может, скинуться…

Потом Коля вспомнил про то, что Дима собирался доучиться в техникуме. Ежу понятно, он хочет уйти. Уйдут и остальные - эти-то вообще еще сопляки, скоро найдут себе какую-нибудь грошовую работенку, и забьют на все остальное. Заведут семьи… Привычная жизнь заканчивалась, и что делать дальше, Колян не знал. В этом, наверное, и крылись истинные причины его апатии.

Издалека, у подъезда, он заметил девушку, сидящую на корточках. Попробовать зацепить? Все развлечение! Но, подойдя ближе, Коля узнал Нину. На душе у него вдруг потеплело, даже губы чуть тронула улыбка.

Нина была Колиной слабостью, отдушиной. К тридцати годам он был совершенно один, и ему, возможно, просто необходимо было о ком-то заботиться, чтобы понимать: зачем-то он нужен на этом свете. Они с Ниной всегда жили в соседних подъездах, но никогда не общались. До отсидки Коля знал Нину еще совсем ребенком, обычной девчонкой, которая прыгала с подругами через скакалку, играла в классики. А выйдя из тюрьмы, Колян с удивлением отметил, что Нина из обычного ребенка превратилась в красивую девушку. Не то чтобы он положил на нее глаз, просто удивился, как летит время.

А однажды ему посчастливилось оказать Нине услугу. Вечером у подъезда ее зажали двое парней, на вид постарше ее. Как потом объяснила Нина, парни эти были с юридического техникума на Устиновича, неподалеку. Они давно уже пытались подкатывать к ней, но Нина давала им от ворот поворот. А тут эрекция пересилила у них здравый смысл. Как далеко они хотели зайти - осталось неизвестным. Во всяком случае, Нина была напугана так сильно, что даже не кричала. Ее школьный рюкзак валялся в трех шагах. Один парень лихорадочно лапал ее грудь, другой отчаянно крутил башкой с полными ужаса глазами, видимо, считая, что стоит «на шухере».

Коля за свою жизнь повидал немало идиотов, и эти были даже не самыми тупыми из всех, так что он не растерялся. Не произнеся ни единого слова, Коля подошел к крутящему головой идиоту и хорошо рассчитанным ударом в челюсть остановил бешеное вращение. Парень, всхлипнув, упал на асфальт без движения. Второй ничего не заметил, зато Нина заметила Колю. В ее глазах он увидел немую мольбу: «Спаси!» И он спас. Второго придурка он схватил за шею, легко, как куклу, оттащил в сторону и пару раз хорошенько приложил лбом о стену. Не прошло и минуты, а двое горе-насильников уже валялись без сознания на расстоянии двух шагов друг от друга.

С тех пор между Колей и Ниной завязались не то чтобы дружеские, но вполне доверительные отношения. Они здоровались при встрече, иногда разговаривали. И Коля был вполне счастлив, что оказал ей бескорыстную помощь.

А техникум на Устиновича они через некоторое время навестили всей толпой и собрали там неплохой урожай. Много было борзых, но они легко ломались старым, проверенным методом - силой.

- Привет, Нинка, - сказал Колян, отвлекаясь от воспоминаний. - Ты чего тут? Родителей навещала?

Нина поднялась ему навстречу, морщась от боли в затекших ногах. Коля окинул взглядом ее весьма неплохую фигурку, но не почувствовал влечения. Почему-то он к ней относился не иначе как к сестре. Или дочери. Сложно сказать, ни сестер, ни дочерей у Коли никогда не было.

- Нет, Коля, я к тебе, - сказала Нина.

- Ко мне? - удивился Коля. - Что, случилось что-то?

Нина невесело усмехнулась, и Коля вдруг заметил, что глаза у нее красные, заплаканные. Древняя, неконтролируемая ярость начала закипать в нем.

- Кто тебя обидел? - глухим голосом сказал он.

- Я знаю, кто избил Диму, - сказала Нина.

Коля тряхнул головой. Ему показалось, что он ослышался.

- Что?

- Я знаю, кто избил Диму, - повторила она. - Кажется, ты хотел бы их найти? Я знаю имена, фамилии, адрес одного из них.

Коля почувствовал, как его губы бесконтрольно растягиваются в хищную, зловещую ухмылку.

- Говори, - мурлыкнул он, беря Нину за руку. - Расскажи все, что знаешь.

 

 


Дата добавления: 2015-07-07; просмотров: 128 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Глава 1 | Глава 2 | Глава 3 | Глава 4 | Глава 5 | Глава 6 | Глава 7 | Глава 8 | Глава 9 | Глава 13 |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Глава 10| Глава 12

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.011 сек.)