Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 9. Это была не простая неделя, решающая

Это была не простая неделя, решающая. Почему-то именно так казалось Лене. Каждое утро, просыпаясь, она сразу чувствовала тянущую боль в левой половине груди. Что-то назревало, но что же? Никто не стремился дать ответ. Иногда Лена ловила себя на том, что двадцать минут подряд, в каком-то забытьи, вертит в руке мобильник, раздумывая, кому бы позвонить. Ей было одиноко, как никогда. Хотелось поговорить с кем-то, кто поймет, поймет даже без слов. Подруг у Лены было не так уж и много, да и не могла она довериться им. Мама? Мама внимательно выслушает, а потом сведет разговор на замужество и давно желанных внуков. Лена вдруг подумала, что Петя смог бы понять ее трудновыразимые мысли и чувства.

Каждый день Лена бродила по своей квартире-студии (арендованной, естественно) и размышляла. Делая себе чашку кофе (только свежемолотый, растворимый она терпеть не могла), создавая на компьютере афиши и буклеты, принимая вечером и утром душ, она думала об одном и том же. Миша.

Серьезных отношений Лена за двадцать пять лет своей жизни испробовала не так много. Был однокурсник Сёма Лихачев, с которым они даже жили вместе целый год и расстались, не пройдя испытания бытом. Лена сознавала, что была очень красивой девушкой, и что многие, очень многие без памяти влюблялись в нее с первого взгляда. Так же и Сема пал жертвой ее («Неземной», как он говорил) красоты. Он был чуть лучше остальных: чуть красивее, чуть умнее, чуть смелее. Но уже через месяц совместной жизни эйфория у Семена закончилась. Он обленился. Лена с огромным трудом вытаскивала его по вечерам из-за компьютера, чтобы погулять, по выходным - сходить в кино или в парк аттракционов. Сема на все смотрел скучающим взором и считал минуты до возвращения в уютный мир «В контакте». Он стал пить пиво, сначала раз в неделю, потом каждый день, что, как ни трудно догадаться, не прибавляло ему бонусов и в постели. Через год Лена с ужасом осознала, что живет с тюфяком, с трудом сохраняющим человеческий облик. Произошел разговор: со стороны Лены - четкие, словно отточенные фразы, а от Семы - невразумительные отговорки, больше похожие на мычание. Они расстались не друзьями и не врагами. Просто разошлись, как в море корабли. Лена тогда не сильно переживала, наверное, где-то в глубине души она знала, что все закончится подобным образом.

А потом был очень симпатичный бизнесмен, которому Лена делала баннер. Они обсуждали в офисе (Лена тогда еще работала в фирме) детали проекта, склонившись над монитором, и вдруг оказалось, что его рука лежит на ее коленке. И Лена не почувствовала отторжения, напротив, ее очень влекло к этому человеку. Они встречались где-то с месяц, а потом Лена предложила сделать следующий шаг - съехаться и жить вместе. Больше всего она опасалась, что бизнесмен вообразит, будто она норовит оказаться поближе к его денежкам. Но в действительности разговор пошел по другому пути. Застенчиво глядя в столик (они сидели в кафе), бизнесмен признался, что у него есть жена, с которой он не может развестись, поскольку на нее зарегистрировано его предприятие. Позже, вспоминая этот момент, Лена полагала, что поступила весьма хладнокровно. Она выплеснула бизнесмену в лицо чашку не очень-то горячего кофе и спокойно вышла. Больше они не встречались.



И первый и второй роман, если так можно назвать эти истории, оставили весьма тягостное впечатление в душе Елены. Она стала избегать серьезных, да и вообще всяческих, кроме деловых, отношений. В школе, в институте девчонки завидовали ее красоте, которой не требовался ни макияж, ни модные шмотки, чтобы сшибать с ног лиц противоположного пола. Теперь же Лена завидовала всем этим девушкам. Однажды она узнала о свадьбе бывшей одноклассницы. В школе она была изгоем - толстая, с огромными очками и такими же огромными прыщами. Теперь Лена смотрела «В контакте» ее свадебные фото и видела, что со школы она почти не изменилась, разве что прыщей стало поменьше. Жених же, напротив, был красивым, стройным… нет, язык не поворачивался назвать его парнем - мужчиной! Счастливые лица… Лена завидовала ей. В тот день она сделала запись в своем блоге: «Счастливы некрасивые люди. Если в них влюбляются, то всерьез и навсегда. Красивым вечно уготован путь разочарований…»

Загрузка...

Она написала это просто, высказала свои мысли, не желая ни перед кем выпендриться. Но к вечеру под этим постом было уже больше ста комментариев. Как только не называли Лену. И «безмозглой идиоткой», и «зажравшейся шлюхой». Немало было и заступников. В общем, разразилась обычная интернет-баталия. Только Лена не стала ломать там копья. Она просто закрыла страничку и больше никогда не заходила туда.

И вот в ее жизни появился этот человек. Миша. И Лена вот уже несколько месяцев не могла разобраться в чувствах к нему. Ей нравился его сильный, волевой характер - Миша явно был из тех, кто подчиняет себе обстоятельства. Но его недалекость отталкивала. Однажды, еще весной, Лена увидела рекламу творческого вечера, проводимого неким альманахом «Росток». Ей попадались пару раз эти «Ростки», и она знала, что там публикуют вполне приличные произведения. Лена очень любила поэзию и не могла обойти вниманием такое событие. В общем, она уговорила Мишу пойти.

Они сидели за столиком в том самом клубе, где через пару месяцев состоялось знакомство с Петей. Сначала, когда перед сценой танцевала невысокая, очень гибкая девушка, Миша смотрел с интересом. Но когда на сцену стали выходить поэты, он стал зевать. Лена слушала, затаив дыхание. Живая, трепещущая поэзия, пропущенная через усилитель, разносилась по залу. Многое запомнилось Лене на всю жизнь. Простые строки-мысли, строки-ощущения западали в ее душу, чтобы время от времени всплывать, напоминать о себе. «О чем кричит поэт на белом свете?», «Свадьба у бензоколонки», «Я танцую одна, на пустой, обшарпанной сцене»…

- «Что же останется после меня?» - задумчиво произнесла Лена, когда поздно вечером они брели к автобусной остановке.

- Чего? - переспросил Миша, и Лене почудилось раздражение в его голосе.

- Ну, помнишь, стихи, которые читал тот парень, в кожаной куртке?

- Который из двух? - усмехнулся Миша.

- Второй, - подумав, ответила Лена. - Антон, кажется. Фамилия какая-то… Я не расслышала.

- Ну и чего он?

- Помнишь стих? «Что же останется после меня?» - и он перечисляет все, что может остаться после его смерти. Вроде бы много, а как бы и ничего. Уйдет человек, и все. Через десяток лет про него никто не вспомнит…

Лена понимала, что слова не выражают ее впечатлений от стихотворения, но надеялась, что Миша поймет. Но чуда не произошло.

- Ну и что? Все сдохнем, - пожал он плечами.

- Да не об этом речь! - возмутилась Лена. - Это чувство... Ну, понимаешь, чувство тщетности, как будто ты - просто песчинка, одна из миллиардов других. И есть ты или нет - никого, по большому счету не волнует. Здесь бунт и смирение, здесь... Все!

Миша зевнул. Приобнял Лену за плечи и равнодушным голосом сказал:

- Ты права, счастье мое. Все это очень грустно...

- Да, - вздохнула Лена.

В оставшийся вечер она почти ничего больше не говорила.

Сама она даже не могла ответить на вопрос, нравится ли ей Миша? Ощущение было, как в десятом классе, когда рядом с ней за парту сел Антон, мальчик из богатой семьи, как следствие, несколько высокомерный и напыщенный. Парта в школе - это как камера в тюрьме. От того, с кем ты сидишь, зависит многое: что о тебе подумают окружающие, сможешь ли ты позволить себе расслабиться, что тебе придется надеть, и т. д. Лена просидела с Антоном две недели, и это были ужасные две недели. Он постоянно делал ей какие-то замечания, не дал переписать текст задания по алгебре, когда Лена немного опоздала, и к тому же постоянно зевал. Лена терпеть не могла людей, которые постоянно зевают - это пустые люди, считала она. Много странного происходило в эти две недели. Странным образом изменилось расписание дежурств, и Лена Самойлова оказалась в паре с Антоном Бекетовым, хотя между ними по алфавиту было еще четыре человека. Странно улыбалась Лене мама Антона, часто заглядывающая в класс (Лена росла в маленьком городке Назарово, в поселке Бор, в котором все знали всех) поболтать с учителями. Все это время Лену не покидало ощущение, что ее куда-то тянут, в какое-то темное и страшное место, из которого так не просто будет потом выбраться.

Однажды в понедельник Лена, придя в класс, села со своей подружкой и, демонстративно не глядя на Антона, разложила на парте учебники и тетради. Ничего не случилось. Не грянул гром, не затряслась земля. Антон так же сидел на второй парте в среднем ряду, зевал и сохранял скучающее выражение лица. К середине дня рядом с ним уже сидел его друг. Через несколько дней, идя с занятий домой, Лена встретила маму Антона. Поздоровавшись, та сокрушенно покачала головой, вздохнула и произнесла явно заранее отрепетированную фразу:

- Ты такой шанс потеряла…

И пошла прочь, символизируя собой оскорбленную невинность. Лена смотрела ей в след, когда истина, такая простая, вдруг дошла до нее. Вся эта свистопляска была элементарным сводничеством! Впоследствии Лена удостоверилась в этом, но уже и сейчас все было понятно. Она не представляла, да и не хотела представлять, в каких выражениях происходил диалог матери с сыном, когда они планировали это, как объясняли все классной руководительнице, чего хотели добиться в итоге… Лена содрогнулась, будто толкнула палкой труп кошки, а из него вылетел рой мух и вылилась какая-то зеленая жижа.

- Да я бы лучше сдохла! - произнесла она, негромко, но, судя по дрогнувшей удаляющейся спине, была услышана.

Вот и сейчас были схожие ощущения. Как будто против воли кто-то заставляет ее латать дыры в отношениях с Мишей. Но дыр было все больше. Они не встречались уже неделю, оставаясь, тем не менее, официально вместе. Лена звонила Мише один раз. Он ей - дважды. Просто болтали, не договаривались о свидании. Лену это удивляло. Раньше Миша был более настойчив в своем стремлении довести их отношения до постели. Сама не понимая, отчего, Лена этим попыткам сопротивлялась. Было бы ошибкой сказать, что ее не влекло к нему, нет, влечение было. Но всегда в самый последний момент что-то останавливало ее. Невзначай оброненное слово, случайный взгляд, и иллюзия рушилась: рядом с Леной был совершенно чужой человек.

- Очуждение, - прошептала Лена, задумчиво глядя в потолок. - Как у Брехта… Играем свои привычные роли, вживаемся в образ, а потом вдруг - бах! - и понимаем, что все это спектакль. И я не Джульетта, и передо мной не Ромео, а просто парень, который играет его роль. И зрители это понимают. И что же? Продолжать играть, либо плюнуть на все и уйти со сцены?

Лена вдруг подумала, как бы отреагировал Миша, услышав эти слова. Наверное зевнул бы и посмотрел в другую сторону, ожидая, когда это кончится, и можно будет нормально поговорить - о работе, о знакомых, о выпивке…

И в который уже раз за вечер Лена подумала о Пете. Чем больше холодело ее сердце при воспоминаниях о Мише, тем больше грели его мысли об этом немного неуклюжем стеснительном парнишке. Конечно, она давно заметила, что он в нее влюбился. Поначалу ей это польстило, не более, но потом она начала наблюдать. Лене неоднократно приходилось сталкиваться с влюбленными дурачками, и она знала, чего от них ждать - печальные СМСки, картинные фразы, исполненное трагизма выражение лица. Ничего этого от Пети она не увидела. Он терпел. Раз за разом Миша таскал его с собой - в клуб, на природу, в кино. Зачем? О, Лена слишком хорошо это понимала. Мише нужен был кто-то, на чьем фоне он будет сиять. Вряд ли он осознавал это, потому что сознательно такой подлости он бы не сделал, но подсознательно имел в виду именно это.

Подхваченная потоком мыслей, Лена вскочила с дивана, отставила недопитую чашку кофе и стала мерить шагами комнату.

Ну конечно! Миша просто подставил своего друга, выставил на посмешище, или, вернее, думал, что выставил. Потому что Петя мог показаться смешным только идиоту. А что же Петя? Понимал ли он это? Безусловно. И что он делал? Он, влюбленный в девушку своего так называемого друга? Ничего. Он подыгрывал, он подавал Мише мяч каждый раз, как тот упускал его. Он старался сохранить дружбу в ущерб любви. Хотел, чтобы она, Лена, была счастлива.

Лена почувствовала, как к горлу подкатил ком. Ей было так противно и обидно за всю эту ложь, которую она вдалбливала себе в голову день за днем.

- Дура, какая же я дура, - говорила она, и голос ее дрожал от слез. - Почему я решила, что должна быть с этим… неандертальцем? Потому что так написано в сценарии? Нет уж, все. Теперь сценарий пишу я.

Она села за компьютер, в мгновение ока закрыла все окна, с которыми работала, и вошла в свой профиль «В контакте».

- Было, было где-то, - бормотала она, прокручивая список друзей.

863 человека. Боже, кто эти люди? Что она знает о них? А они о ней?

Плюнув в сердцах, Лена стала вводить имя в строке поиска. И - вот! Петр Каштанов. С аватарки на Лену смотрел такой знакомый, добрый взгляд. Она быстро просмотрела личную информацию. Адрес или телефон - все что угодно, только бы не эти безликие буквы со смайлами! Ни адреса, ни телефона Петя не указал, но зато был номер скайпа. Лена перевела дух. Ну, слава богу!

Она подала заявку на добавление в друзья и, в ожидании одобрения, просматривала фотографии Пети. Их было не много - несколько штук с института, несколько с Мишей и еще какими-то незнакомыми Лене парнями. Ничего особенного, обычные фотки, но Лена каждую изучала внимательно, словно пытаясь понять, какие отношения связывают его со всеми этими людьми.

Всплыло окно скайпа с извещением о том, что заявка одобрена. Лена торопливо переключилась и нажала «Видеовызов». Прозвучало несколько гудков. Лена поправила камеру и, глядя на свое изображение в нижней части экрана, поправила прическу. Запоздалое волнение заставило ее беспокойно ерзать на стуле. И вот гудки прекратились. Из колонок донесся неясный шелест - дыхание? Фоновые помехи? Наконец появилось изображение. Лена склонилась к экрану своего монитора.

- Господи, - сдавленным голосом сказала она. - Что ты с собой сделал?

 

 

***

Миша не особо удивился тому, что Нина уже второй день избегала его и ночевала дома. После того, что орал этот урод, который остался в живых по недоразумению, любая девушка, даже такая покладистая, как Нина, должна была сделать выводы и уйти. Но почему-то Миша был уверен, что легко сможет все наладить. Навешает ей лапши, и все снова будет хорошо. Так думал Миша, пока ехал в пятницу утром на работу. Все можно наладить, если спокойно поговорить, обсудить…

Неожиданно в голову ему пришла мысль, которая раньше не появлялась. Мысль была до того неожиданной, что Миша чуть не проехал свою остановку. Проскочив в уже закрывающиеся двери автобуса, он зашагал к зданию торгово-развлекательного комплекса «Июнь», продолжая думать.

«Может, не стоит так уж держаться за Лену? Нет, красивая, конечно, девчонка, все дела, но столько загонов! С Ниной гораздо проще. С ней вообще все идет как по маслу. Зачем же от добра добра искать?»

Ощущение было такое, будто с плеч свалился тяжкий груз. Миша зашагал быстрее. Сейчас он найдет Нину и поговорит с ней. Если не успеет сейчас, то поговорит в ее обеденный перерыв или после смены. Все снова будет хорошо!

И с такими мыслями, весело насвистывая себе под нос, Миша вошел в «Июнь», спустился в гипермаркет, переоделся в раздевалке, перешучиваясь с коллегами, нацепил на пояс свою неуставную дубинку и превратился в сурового стража порядка.

Нину он увидел сразу, как вышел в зал. Она уже сидела за кассой, рассеяно глядя куда-то в пустоту. С утра покупателей почти не было, движуха начиналась ближе к обеду, и более удачного времени для разговора нельзя было и пожелать. Миша подошел к ней.

- Привет, - сказал он.

Нина вздрогнула - его появление было для нее неожиданным, - и повернулась на голос. Впрочем, она быстро взяла себя в руки и смерила Мишу холодным взглядом.

- Слушай, я понимаю, ты напряглась из-за того, что сказал этот осел, - с места в карьер начал Миша. - Но, может, все-таки поговорим, а?

- Я уже с Андреем вчера поговорила, - ледяным голосом произнесла Нина.

- С кем? - нахмурился Миша.

- С Андреем Тихоновым, дружком твоим. Он мне все рассказал про твою большую любовь. И зачем я тебе была нужна - тоже.

Миша скрипнул зубами, рука до боли сжала рукоять дубинки. Знакомая ярость волнами накатывала на него, совсем как тогда, во время охоты на Диму.

- Вот клоун тупорылый, - процедил сквозь зубы Миша.

Нина испугалась его выражения лица и отодвинулась подальше, упершись спинкой кресла в стол.

- Ты что? - спросила она, разом потеряв свою маску холодной надменности.

Миша взял себя в руки, тяжело перевел дыхание.

- Прости, - сказал он, поняв, что его вспышка напугала Нину. - Я ненавижу, когда левые люди лезут не в свое дело.

- Что же, он соврал мне?

- Да. То есть, нет… Ну, в смысле, не совсем, - запутался Миша. - Короче, он объяснил, как он понимает, а на самом деле все по-другому. Я думаю расстаться с ней.

- Потому что она не прыгнула в твою койку на первом же свидании, как я? - Нина пыталась быть спокойной и язвительной, но ее голос дрожал от сдерживаемых слез.

Миша снова сжал челюсти. Меньше всего ему хотелось, чтобы эта байка разнеслась среди персонала.

- Просто мы с ней не сошлись, - сказал он. - Нина, я понимаю, так просто ничего не наладить, но ведь нам же хорошо было вместе, да?

Нина наклонила голову, пряча глаза. По щекам ее скатилась пара слезинок и она резким, злым движением рукава отерла их.

- Я хочу быть с тобой, - сказал Миша. - Подумай об этом.

-Я подумаю, - пообещала Нина. - А теперь оставь меня, пожалуйста.

Миша отошел от кассы и оглядел помещение магазина в поисках Дрона. Вот с ним будет разговор более серьезный.

 

***

 

Даже когда первый шок прошел, Лена продолжала с ужасом вглядываться в лицо на экране. Это, без сомнения, был Петя, но на кого же он был похож! Грязные, засаленные волосы спадали на бледный лоб. Глаза красные, ввалившиеся, а под глазами огромные тени. Жуткого вида щетина начинала уже напоминать бороду. Довершала образ серая футболка, которая, видимо, неделю назад была белой. Да, Лена вспомнила, именно та белоснежная футболка, в которой она видела Петю в последний раз.

- Пожалуйста, скажи мне, что ты записался в фанаты «Cradle of filth», - дрожащим голосом попросил Лена.

Петя несколько секунд смотрел на нее мутным взглядом, потом усмехнулся. В кадре показалась его правая рука, держащая наполовину скуренную сигарету. Он затянулся.

- Так плохо выгляжу? - спросил Петя, выпуская дым. Чужой, низкий, грубый голос.

- Хуже не бывает! - Лена постепенно брала себя в руки. - Не расскажешь, что тебя заставило дойти до такого состояния?

Петя опустил голову. Лена услышала его шумное дыхание.

- Не важно, - отрывисто бросил он. - Зачем звонишь? Чего тебе нужно?

Лена усмехнулась. Ее не мог провести этот нарочито жесткий тон.

- Хочешь меня оскорбить, да? Чтобы мне же было лучше?

Петя вздрогнул, хотя это могло просто на миг «зависнуть» изображение - у Лены была не такая уж большая скорость соединения.

- Ты дурак, Петя, - сказала Лена. - Сейчас ты заявишь, что не хочешь со мной разговаривать, да? Может, даже выключишь компьютер, а потом откроешь еще одну бутылку водки?

- Ага, и распечатаю новый блок сигарет! - рассмеявшись, добавил Петя, прикуривая сигарету от окурка предыдущей.

Лена, конечно, знала его не очень давно, но чтобы услышать такое… Он и выпив всегда вел себя очень скромно. И если сейчас он так нагло паясничал перед ней, это могло означать только одно: он не просто пьян, он ужрат в говно.

Лена наклонилась к камере, глядя в нее.

- А теперь скажи, что не хочешь, чтобы я пришла, - сказала она медленно и раздельно.

Петя нервно дернулся и закашлялся. Лене показалось, что его сейчас вывернет прямо на клавиатуру, но он сдержался.

- Слушай, я выпил, да, и я…

- Нет, Петя, ты скажи, что не хочешь меня видеть, - перебила его Лена. - посмотри мне в глаза и скажи это.

Он молчал, но смотрел на нее. Тишина продолжалась с минуту.

- Ты же хочешь, чтобы я пришла, - сказала Лена.

Он медленно закрыл рукой глаза, судорожно вздохнул, почти всхлипнул.

- Да, - глухо сказа он.

Лена пододвинула к себе блокнот и ручку.

- Скажи мне адрес.

Он, не отнимая руки от глаз, продиктовал адрес.

- Я буду у тебя через час, - безапелляционным тоном заявила Лена. - К этому времени ты должен помыться, побриться и одеться в чистое. Как минимум. И не пей. Не кури. Ты понял меня?

Петя склонил голову.

- Хорошо. Жди, я выхожу.

И она отключила связь.

 

***

 

Примерно через час с четвертью, когда Лена добралась до Петиной квартиры, он и впрямь выглядел получше. Побритый, с зачесанными назад мокрыми волосами, в спортивных штанах и в свежей футболке, он уже больше походил на того, прежнего Петю. Он даже немного протрезвел за это время.

- Привет, - сказал он, открыв дверь.

- Привет! - откликнулась Лена и, не дожидаясь приглашения, вошла в прихожую.

- Господи! - сморщилась она от удушающего запаха дыма, затхлости, пота, кишечных газов и несвежего белья. - Да как ты здесь живешь?

Она мельком взглянула на Петю и заметила, что он покраснел. Первая победа! Лена решительно сбросила туфли и прошла в кухню. Петя последовал за ней.

- Я в последнюю неделю, честно говоря, немного расслабился, - заплетающимся языком попытался он оправдаться. - И совсем перестал следить за…

Он не нашел нужного слова, да Лена и не ждала продолжения, все было ясно. Она распахнула окно, впустив в маленькую захламленную кухню поток свежего воздуха и уличный шум. Огляделась. В раковине - гора посуды, на столе и под столом объедки и огрызки, кучи хлебных крошек, засохшие потеки то ли от кофе, то ли еще от чего.

- Вот все мужики одним миром мазаны! - с каким-то даже умилением произнесла Лена. - Ну чего ты добился этой дуростью? Неужели я того стою?

- В смысле, ты? - Красный, как рак, Петя, хлопая глазами, смотрел на нее. - Я просто…

- Я понимаю, что ты просто. Это я - сложно. Ладно, после поговорим. Мой посуду, вытирай стол, мусор выброси. И сделай чаю, пожалуйста, раз уж я у тебя в гостях. Давай-давай, нечего на меня смотреть! Я пойду приберусь в комнате.

Лена сделала шаг по направлению к выходу из кухни, но Петя с неожиданной резвостью бросился ей наперерез.

- Стой! - воскликнул он. - Лена, погоди… Я сейчас не очень соображаю… Чего ты хочешь? Зачем ты пришла ко мне, и почему ты одна?

- Я одна - потому что я одна. А хочу я вытащить тебя из этой пропасти, в которую ты себя загнал.

Петя вдруг усмехнулся.

- Ты не сможешь, - сказал он. - Ты не знаешь…

- Чего же я не знаю? - наигранно удивилась Лена. - Ты думаешь, возможно было не заметить, как ты смотрел на меня? Петя, у тебя все на лице написано.

Петя не знал, куда деваться. Он потупил взгляд, поджал губы и беспокойно сцеплял и расцеплял руки.

- И… что? - вдруг выдавил он. - Как… То есть, что ты… Мы… как теперь будет?

- Ну, я думаю, все будет зависеть от того, как быстро ты вымоешь посуду, - улыбнулась Лена. - Пропусти. Не думаю, что твоя комната чем-то меня шокирует.

Петя посторонился, и Лена прошла в его комнату. Несколько бутылок из-под водки, сигаретный чад, слой пыли, посеревшее белье на неубранной постели… Лена ожидала увидеть нечто подобное.

- Теперь в городе новый шериф, - вполголоса сказала она, оглядывая бардак, окружающий ее. - Для начала мы все это проветрим.

Она открыла окно и в этот же миг услышала шум воды из кухни. Засучив рукава своей блузы, Лена приступила к уборке.

 

***

 

- В общем, так, - сказала Лена, сидя на подоконнике рядом с Петей. - Я решила, что не хочу связывать свою жизнь с человеком, для которого я буду всего лишь «одной из».

Они отмыли однокомнатную квартирку за каких-то пару часов, и теперь наслаждались покоем, теплом солнца и легким ветерком. Петя достал было пачку сигарет, но, посмотрев на Лену, на чисто убранную квартиру, передумал курить и положил пачку обратно в карман.

- Кури, если хочешь, - сказала Лена, проследив взглядом за его махинациями. - Я сама иногда балуюсь.

- Я, вообще-то, не курю, - признался Петя. - Это я так, в последнее время…

- Ну, как хочешь, - сказала Лена и посмотрела в окно.

Их ладони лежали на потрескавшейся краске подоконника совсем рядом. Пете казалось, что он даже чувствует теплоту, исходящую от руки Лены. Скосив взгляд, он рассматривал ее небольшую, узкую ладошку: пара изящных серебряных колечек на указательном и среднем пальцах, ногти не очень длинные, накрашены красным лаком, на запястье браслет, серебряный же; и кожа - гладкая, ровная. Вдруг эта ладонь сдвинулась с места и медленно переместилась, легла сверху на его ладонь, которая вздрогнула от неожиданности, но не сделала попытки освободиться. Сперва нерешительно и медленно их пальцы стали переплетаться, гладить друг друга.

Пете понадобилось около минуты, чтобы, отвлекшись от созерцания переплетенных рук, поднять взгляд к лицу Лены. Солнце, светившее ей в затылок, просачиваясь сквозь пышные светлые волосы, окружало ее голову чем-то вроде нимба. Пара прядок свешивалась на лоб. Губы у Лены были поджаты, глаза опущены. У Пети даже дыхание перехватило. Такой красивой Лену он еще не видел. И еще другое чувство охватило его: гордость обладания. «Она пришла к тебе, парень, и ты можешь сделать ее своей. Понимаешь? Своей, навеки! Она пойдет за тобой, ты не зря страдал все это время!» - нашептывал чей-то голос, захлебывающийся от восторга, у него в голове. «Заткнись», - посоветовал ему Петя и продолжал разглядывать лицо Лены. Он так привык смотреть на нее снизу вверх, как на некое божество, что теперь очень удивился, увидев перед собой маленькую девочку, растерявшуюся в создавшейся ситуации и не знающую, что делать дальше. «Помоги ей! - снова шепнул голос. - Обними, прижми к себе, поцелуй, а потом… Чем черт не шутит? Рядом постель, она только что постелила свежие простыни. Неужели ты думаешь, она не предполагала, чем все закончится?»

Лена решилась посмотреть в глаза Пети и вздрогнула. Что-то в его взгляде пугало. Петя высвободил ладонь и снова достал пачку. Раскрыв ее, он пару секунд изучал содержимое. Лена посмотрела внутрь. Там было штук десять сигарет и дешевая прозрачная зажигалка. Петя вытащил зажигалку и закрыл пачку. Чиркнул колесиком, и зажигалка извергла такой столб пламени, что Лена отпрянула.

- За это я и люблю такие зажигалки, - сказал Петя.

И вдруг он сунул в пламя свою ладонь. Лена вскрикнула от неожиданности и ударила его по руке - той, что сжимала зажигалку. Удар вышел сильным, зажигалка вылетела в окно, и сам Петя покачнулся, но вовремя схватился за подоконник. Едва достигнув равновесия, он зашипел от боли - схватился обожженной рукой.

- Ты что, с ума сошел? - закричала на него Лена. - Зачем ты это сделал?

Петя молчал, прижав больную руку к груди. Несмотря на боль, теперь ему было легче. Этот мерзкий голос исчез, сгинул в пламени пятирублевой зажигалки.

- Сильно болит? - Лена уже сменила тон и осторожно коснулась его запястья. - Может, помазать чем-нибудь?

- Ерунда, пройдет, - отозвался Петя. - Прости, если напугал. Так ты… рассталась с ним?

- Да, - твердо сказала Лена. - Точнее, официально нет, ему я еще об этом не говорила. Через пару часов должна закончиться его смена, и я поеду туда, к «Июню», чтобы поговорить с ним. Расставлю все точки над «и». Не хочу делать это по телефону.

- Почему? В смысле, почему ты так решила?

Петя смотрел в пол, стараясь сохранить ясность мысли, но даже голос Лены звучал для него самой прекрасной музыкой. Искушение понемногу захватывало его вновь.

- Я же объясняла, - вздохнула Лена.

- Он же не изменял тебе, Лена, - возразил Петя. - С чего ты взяла, что будешь для него всего лишь «одной из»? Понимаешь, я давно знаю Мишку, и…

- У вас были любовные отношения? - вдруг перебила его Лена.

- Чего? - Петя так удивился вопросу, что посмотрел на Лену, но, смутившись, отвел взгляд.

- У вас с ним был роман? - повторила Лена. - Полагаю, нет. Я не спорю, что он хороший друг, хотя могла бы рассказать тебе о парочке моментов в вашей дружбе, которые меня смутили. Возможно, он и в три часа ночи пешком придет из другого города, чтобы помочь тебе, если ты попадешь в беду. Но мне он не был другом. Мы пытались строить другие отношения. Но ничего не вышло. Он пару раз предлагал мне переехать к нему, и я говорила, что подумаю. И я думала… Чем бы все это закончилось? Он не воспринимал меня серьезно. Все, чего ему хотелось, это поселить дома красивую игрушку, которая будет готовить и прибираться, с которой можно спать, и которую можно с гордостью показывать друзьям. Все, что мне интересно, для него пустой звук. Моя работа… Я так люблю свою работу, а для него это какая-то забава, не больше. Мол, чем бы дитя ни тешилось…

Петя, слушая ее, снова поднял взгляд. На его лице читалось недоумение.

- Если все было действительно так, то почему вы столько времени пытались…

- Это и есть моя самая большая ошибка, - вздохнула Лена. - У тебя не найдется другой зажигалки? Я бы сейчас покурила.

Петя подошел к письменному столу и вытащил из одного из ящиков коробок спичек. Потом он снова забрался на подоконник, дал сигарету Лене и закурил сам. Лена сделала пару затяжек. Она курила не как гламурные девицы, выпятив губы и прищурив глаза, а скорее как парень. Петя отметил и эту деталь - в Лене не было никакой наигранности, никакой фальши. Само совершенство…

- Перед тем, как позвонить тебе, я вспоминала об эпическом театре. Ты же знаешь, что это?

- Бертольд Брехт, - кивнул Петя. - Знаю, я ведь честно недоучился на филфаке.

- А я в институте искусств про него узнала, - улыбнулась Лена. - Помнишь суть? Минимум декораций, никаких кулис. Все сделано для того, чтобы зритель ни на секунду не забывал: перед ним именно игра. И актеры должны играть, а не вживаться в роль, как этого требовал классический театр. Вот, мне иногда кажется, что я актриса такого театра. Есть сценарий, и ты играешь свою роль по нему, без разницы, хорошо ли, плохо ли. Все шло само собой. Тогда, в автобусе, когда мы с Мишей познакомились, он.., - Лена замешкалась, подыскивая слово. - Ну, помог мне, что ли. Не думаю, что со мной случилось бы что-нибудь плохое, если бы он не вмешался. В общем, по сценарию мы должны были заговорить после этого - и мы заговорили. Познакомились. Он предложил встретиться, и я согласилась - нельзя же было отказать. По сценарию. И так, слово за слово, все и шло. Наверно, до того выезда на природу, помнишь?

Петя кивнул.

- И что же тогда изменилось?

- Что? - Лена задумалась. - Не знаю, как сказать. Все, наверное. Просто будто чаша переполнилась. Я увидела, что со мной рядом чужой человек.

- Но вы же в этот вечер.., - Петя осекся, сообразив, что сболтнул лишнее.

Лена с любопытством на него посмотрела.

- Что мы в этот вечер?

- Ничего. Ну, просто, вроде все было хорошо…

Лена вдруг засмеялась.

- Не умеешь ты врать! - весело сказала она. - Все ясно. Он сказал тебе, что мы переспали, так?

- Ну… Да, - покраснев, ответил Петя.

- Очень по-джентльменски, нечего сказать, - вздохнула Лена. - Нет, между нами ничего такого не было.

И, посмотрев на напряженное лицо Пети, Лена уточнила:

- Никогда. Я, конечно, не святая, но почему-то мне не хотелось так далеко заходить с этим человеком. Теперь я вижу, что не ошибалась.

Они помолчали, докуривая сигареты. Лена рассеяно осматривала внутреннее убранство комнаты. Ничего лишнего. Кровать, письменный стол с ноутбуком, книжный шкаф, забитый книгами без надписей на корешках. У большинства из них снизу выглядывало ляссе. Лена вдруг подумала, что все это больше похоже на ежедневники. Но зачем их столько? Нет, наверное, все же книги.

- Знаешь, - подал голос Петя, - мне кажется, ты должна еще раз все взвесить. Мне кажется, что ты ошибаешься, ведь…

- А мне кажется, - перебила Лена, - что я пришла к тебе не за дружеским советом.

Она, на этот раз решительно, взяла его за руку, стараясь не потревожить обожженное место, и притянула к себе.

- Я пришла к тебе, как к человеку, который долго и мучительно любил меня, - говорила она, краснея, но не отводя взгляда от его глаз. - К человеку, который влюбился не просто в мою оболочку, а в меня, ту, какая я есть. Пришла сказать: Я люблю тебя!

Грянуло. Петя был бы меньше поражен, если бы в этот миг начался конец света, такой, каким его рисуют в пропагандистских брошюрках Свидетелей Иеговы - рушащиеся от землетрясений дома, в панике бегущие люди, реки, вышедшие из берегов и падающие с небес метеориты. Он побледнел. Как будто в лицо дунул ледяной ветер, такой холодный, что даже волосы стали дыбом, и вся кожа покрылась мурашками. Еще можно было сбежать, но впереди, в нескольких сантиметрах, было спасение от этого ледяного холода.

- И я люблю тебя, - хриплым шепотом произнес Петя.

Их лица сблизились, одно бледное, другое пылающее, и губы слились в поцелуе.

«Как в первый раз, - мелькнула мысль в голове у Лены. - Господи, что со мной? Я сейчас умру…»

Но она не умерла, несмотря на бешено колотящееся сердце. Поцелуй продолжался: долгий, изучающий и до безумия нежный. Петина рука аккуратно обхватила Лену за талию и притянула к себе, еще ближе. Теперь и Лена дала волю рукам, гладя и перебирая волосы на затылке у Пети, скользя ладошками по его спине.

Солнце ушло за тучу, ветер стал прохладнее. Кто-то, увидев парочку в окне третьего этажа, крикнул: «Трахайтесь!» и заржал, очень довольный своей шуткой. Ни Петя, ни Лена не заметили ничего этого, весь мир исчез для них. Петя медленно клонился вперед. Ему хотелось, чтобы они лежали рядом на этом подоконнике, но он немного не рассчитал, и они стали свешиваться наружу. Лена оторвалась от его губ, переводя дыхание, и заморгала своими прекрасными, как звезды, глазами.

- Мы упадем, - шепнула она.

- Пускай, - в тон ей ответил Петя. - Давай упадем. До самого дна, и… И еще ниже!

- Нет! - Лена, превозмогая обессиливающую негу, охватившую ее тело, поднялась и села, поправляя прическу и блузку. Петя неохотно последовал ее примеру.

- Прости, - сказала Лена, не зная толком, за что извиняется. - Я не хочу быть обманщицей даже одной минуты.

- Ты о чем? - спросил Петя.

- Я должна расстаться с ним. Я все объясню ему и вернусь. Ты будешь ждать?

Петя обнял ее за плечи и они снова поцеловались, но уже не так страстно, спокойнее.

- Я ждал тебя всю жизнь, - сказал он. - И, если надо, буду ждать еще дольше.

- Я не задержусь, - пообещала Лена и, вдруг, рассмеявшись, прижалась к Пете всем телом. - Мне так хорошо с тобой, так… спокойно!

Он ничего не ответил, только сильнее прижал ее к себе.

Через десять минут Лена вышла из Петиной квартиры, зная, что вернется через несколько часов.


Дата добавления: 2015-07-07; просмотров: 142 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Глава 1 | Глава 2 | Глава 3 | Глава 4 | Глава 5 | Глава 6 | Глава 7 | Глава 11 | Глава 12 | Глава 13 |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Глава 8| Глава 10

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.136 сек.)