Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 3. За неделю, последовавшую за вылазкой на природу, Петя основательно подраскис

За неделю, последовавшую за вылазкой на природу, Петя основательно подраскис. На улицу почти не выходил, только на балкон покурить, да в ларек рядом с домом - за сигаретами. Работу выполнял неохотно. Если раньше, подчиняясь строгому графику, он писал по две-три статьи в день, то сейчас с трудом клепал одну в день. Проза тоже как-то не писалась. Проанализировав свое состояние, Петя пришел к выводу, что у него депрессия. Ничего не хотелось делать, все навевало тоску. Вечером он смотрел онлайн фильмы, названия и сюжет которых не мог вспомнить уже через пять минут после финальных титров. Утром валялся в постели, делал однообразные записи в дневнике, читал книги. После полудня садился за работу, которая и тянулась до самого вечера.

В пятницу вечером впервые за неделю зазвонил телефон. Петя даже подпрыгнул от этого звука - стандартного рингтона "Нокии". Он уже забыл про существование аппарата и не помнил, когда в последний раз заряжал его. Звонил Миша.

- Да? - сказал Петя, вздрогнув от звука своего голоса.

- Здорово, братишка, как оно? - жизнерадостно отозвался Миша.

- Да так, нормально. Сам как?

- Да потихоньку. Чего-то ты какой-то тухлый. Случилось чего?

- Нет, все хорошо. Просто... Что-то я торможу немного. Как...

"Как Лена?" - хотел спросить он, но вовремя осекся. Ни к чему показывать такой интерес. К счастью, Миша не заметил этой оговорки.

- Слушай, ты из дома-то когда в последний раз выходил? - засмеялся Миша.

- Не помню, - честно признался Петя.

- Вот не позвони тебе, ты там и сгниешь, в своей берлоге. Чем ты там вообще занимаешься?

Петя посмотрел на свою разобранную кровать с посеревшим постельным бельем. Вдруг ощутил запах затхлости и чуть ли не гниения. Лицо его перекосила гримаса отвращения.

- Петро, ты там?

- Да, я...

На постели валялась книжка "Оружие - слово" Котлячкова и Горина. Одна из многих книг по нейролингвистическому программированию, которые Петя пристрастился читать за последние пару лет.

- Книжки читаю! - наконец закончил он фразу.

- Книжки! - фыркнул Миша. - Так вся жизнь мимо тебя пройдет, а ты и будешь книжки читать.

- Жизнь - это тоже книга, - улыбнувшись, сказал Петя. - Только не законченная. Без автора и без читателя. Книга, которой не было никогда, потому что никто не может сказать, что прочел ее.

Петя сам не знал, зачем сказал это. Зачем вывалил на своего недалекого друга эту философскую массу. Он хорошо знал Мишу, и почти воочию увидел, как он поднимает глаза к потолку и зевает.

- Ага. Еще чего скажешь? - скучным голосом отозвалась трубка.

- Ничего, наверное...

- Короче, мы с Ленкой завтра в кино собрались. Давай с нами.

Петя нахмурился.

- Я-то вам зачем?

- Не ной. Я завтра за тобой зайду в три, и поедем за Ленкой, понял?

- На машине?

- Не, она опять сдохла. Раз в полгода заводится, блин... В общем, до завтра.



- Ну давай, жду.

Связь прервалась. Петя положил телефон на стол и повернулся к своей постели. Хотелось вздремнуть, но Петя уже не мог позволить себе лечь на эту мешанину из пропитанных потом и пеплом простыней. Он сгреб их в кучу и отнес в ванную, потом постелил свежие, накрыл сверху пледом и только тогда лег. На прикроватной тумбочке лежал небольшой ежедневник в кожаной обложке. Взяв его, Петя начал что-то писать.

* * *

-Я говорю: ты в один прекрасный день проснешься, и поймешь, что сгнил ниже пояса! – говорил Миша.

Они с Петей уже добрались до Взлетки и теперь дворами пробирались к дому Лены. Оставался буквально один поворот, когда Миша сказал эту фразу, и Петя остановился.

- Ты чего? – удивился Миша, тоже останавливаясь.

- Какого хрена тебе от меня надо? – с неожиданной злостью спросил Петр. – Я тебе что, навязываюсь?

- Братишка, ты чего? – удивился Миша. – Не с той ноги, что ли встал?

- Ага, не с той, - огрызнулся Петя. – Хватит меня постоянно доканывать: ты сгниешь, ты пропадешь, так нельзя! Меня моя жизнь устраивает. Ну не нравится мне по клубам ходить, не могу я с людьми общаться, что мне теперь, удавиться?

Загрузка...

Впереди послышался крик. Миша с Петей забыли свой спор и быстро переглянулись. Они оба узнали голос Лены. Миша бросился на крик, Петя чуть задержался. Сердце его резко заколотилось. Неожиданно все - и жаркий удушающий ветерок, и отдаленное гудение машин, и серая безысходность асфальта - все, из чего складывается картина окружающей действительности, - стало зловещим. Паника.

Из-за угла навстречу им стремительно вылетел среднего роста парень в спортивных штанах и кофте, с капюшоном, натянутым на лицо. В правой руке он держал женскую сумочку. Петя замер от неожиданности, хотел что-то сказать, но Миша не растерялся и встретил грабителя ударом в челюсть. Тот со сдавленным всхлипом упал на асфальт, прижимая обе руки к лицу.

- Миша! - зачем-то вскрикнул Петя, остановившись около друга. Тот наклонился и подобрал сумочку.

- Пошли.

Они завернули за угол и обнаружили там целую и невредимую, но до смерти перепуганную Лену. Она стояла возле черного "БМВ Х5", небрежно брошенного кем-то в этом закуте, закрыв рот ладошками; ее била крупная дрожь. Увидев знакомые лица, она сжала ладони в кулаки, глубоко вдохнула и с выдохом: "Господи!" упала в объятия Миши.

- Он ничего тебе не сделал? - осведомился он.

- Нет. Все в порядке. Я только напугалась ужасно...

- Расслабься. Все уже позади.

- Миш.., - вдруг позвал друга Петя.

- Что тако.., - он осекся.

Со стороны улицы к ним подходили четверо парней. Тот, что успел познакомиться с Мишиным кулаком, плелся сзади, вытирая рукавом окровавленные губы. Впереди вышагивал парень в кожаной куртке. Взгляд у него был спокойный, изучающий. В руке он крутил "бабочку". Остальные вроде были без оружия, но на лицах их читалась свирепая готовность убивать. Двое, включая неудачливого грабителя, были довольно хилыми. Новички, или придворные шуты. Но парень в кожанке и стоящий с ним рядом рецедивисткого вида бритоголовый здоровяк, явно были ключевыми фигурами.

Петя, пытаясь успокоить бешено колотящееся сердце, торопливо прикинул шансы. Миша одолеет максимум двоих. Он сам - не больше одного. И - все. Его мозг лихорадочно искал выход.

- Этот? - парень в куртке ткнул ножом в сторону Миши.

Окровавленный промычал что-то похожее на "угу".

Холодный взгляд отморозка встретил пылающий яростью взгляд Миши.

- Ты зачем руки распускаешь? - тихо сказал парень. - Сумку отдай.

- Твоя, что ли, сумка? - хрипло спросил Миша.

- Здесь все мое. Сумку отдай, и уйдете живыми и здоровыми.

Петя лихорадочно оглядывался. С двух сторон от них были окна домов. Обострившееся от нависшей опасности внимание Пети отметило, что как минимум из двух окон за ними наблюдают. С одной стороны, с третьего этажа - сухонькая старушонка. С другой, на втором этаже, голый (скорее всего, по пояс) мужчина, курящий в открытую форточку.

Господи, почему никто не поможет?

- Миш, отдай ему сумку! - дрожащим голосом попросила Лена.

- Может, ему отсосать еще? - прорычал Миша. - Иди забери, мразь!

Парень не выходил из себя. Он только сощурился, прикидывая, куда нанести удар.

- Мочите их, пацаны! - жалобно пискнул окровавленный грабитель. - Димон, убей этого боксера сраного!

- В следующий раз у тебя челюсть из жопы вылезет! - рявкнул на него Миша.

- Че сказал? - клоун рыпнулся вперед, но не сильно - так, чтобы его успели остановить.

- Разберемся, - пообещал бритоголовый.

Друзей как-то незаметно окружили. Миша одним движением убрал ахнувшую от неожиданности Лену себе за спину и, набычившись, уставился на Димона, который уже начинал делать дразнящие выпады ножом.

Петя опустил взгляд вниз и заметил деталь, ранее не бросившуюся в глаза. Прямо под ногами у него лежал разломанный на три части кирпич. Откуда он появился здесь, в царстве панельных домов? И зачем? Что можно было сделать... И вдруг Петя понял, что нужно делать. Это ощущение он узнал сразу. Когда, бывает, бьешься над статьей несколько дней, подходишь с разных сторон, неизбежно понимая, что все это - не то, а потом, вдруг - ОСОЗНАЕШЬ. И становишься спокойным, знаешь, как надо делать. И за час написанная, крепкая, добротная статья даже не требует редактуры. Словно ты достиг своей личной нирваны, взошел на очередную маленькую Фудзи.

Петя, быстро, но без суеты, присел и поднял рыжие обломки. Вставая, он развернулся к двум парням, которые уже были сзади него. За их спинами поблескивал синим огонечком сигнализации "БМВ". Увидев кирпич, бритоголовый сделал "страшные" глаза. Думая, что имеет дела с отчаявшимся от ужаса терпилой, он зарычал:

- Э! Положь, понял? Слышь, сука, только кинь, я тебя закопаю на хрен!

Петя улыбнулся ему спокойной, просветленной улыбкой. Он размахнулся и швырнул первый обломок.

БАХ!

Лобовое стекло "БМВ" превратилось в густую паутину трещин; взревела сигнализация. Все подпрыгнули от неожиданности, кроме Пети - он был готов. Краем глаза он заметил, как мужчина в окне подскочил, выронив сигарету, и исчез. "Вот теперь ты вмешаешься, ублюдок!" - со злобой подумал Петя. Развернувшись, он швырнул второй обломок в окно на третьем этаже. Звон разбитого стекла, и старушка, крестясь, подскочила и исчезла. "А ты теперь вспомнишь дорогу к телефону, - машинально думал Петя, сжимая в руке последний, самый большой кусок кирпича. - Да-да, это та самая хреновина с диском. Она нужна не только для того, чтобы рассказать какой-нибудь Егоровне, как у тебя сегодня с утра поясницу прихватило. На его диске можно набрать 02 и сказать: вы знаете, кажется, у меня под окнами кого-то собираются убить".

Орала сигнализация. Хлопали окна. Нападающие застыли, ошалело крутя головами. "Ну, вспомним НЛП!" - подумал Петя. Набрав воздуху в грудь, он смешным, срывающимся, но очень громким голосом заорал:

- Поубиваю, выродки!

С этими словами он швырнул последний камень в парня в кожаной куртке, которого, кажется, звали Димой. Рука устала и, к тому же, тряслась от волнения, поэтому бросок вышел слабым. Кирпич ударился в живот отморозка уже на излете, но тот все равно отшатнулся и чуть не упал. Удар привел его в чувство. Он молниеносно спрятал "бабочку" и бросил сквозь зубы: "Уходим!"

Все четверо быстро ретировались. Миша, тряхнув головой, с удивлением глянул на Петра, но не стал терять времени.

- Бежим! - крикнул он.

И все втроем они ринулись в сторону, противоположную той, куда скрылись их враги. Мелькали дома, детские площадки, деревья. Слышался чей-то крик, топот, кажется, сирена... Только минут через десять, когда Лена в своих босоножках чуть не падала, они решились остановиться и оглядеться. Вокруг был малознакомый район, но Миша признал улицу Воронова. Отсюда можно было уехать в центр. Куда угодно...

- Сходили в кино! - всхлипнула Лена. - Господи...

Петя достал мобильник и посмотрел время.

- Не поздно еще...

Миша с Леной вымученно рассмеялись.

- После такого в кино - да ну на фиг! - сказал Миша. - Давайте лучше на лавочке пивка попьем.

- Как-то на улице неуютно теперь, - сказал Петя.

- Не дрейфь! Снаряд дважды в одно место не попадает, - сказал Миша, уже направляясь к ларьку.

Лена повернулась к Пете и улыбнулась ему.

- Ты молодец. Смелый поступок.

Петя вдруг как-то поник и посмотрел на нее исподлобья.

- Чего смелого... Разбил мужику машину ни за что ни про что. Бабке окно высадил...

- А иначе нас могли убить.

Петя покривился. Теперь он чувствовал стыд за свой поступок. Ему казалось, что если бы он, вместо того чтобы читать книжки, хотя бы отжимался каждый день, и записался бы в секцию бокса, как Миша в свое время, то сегодня все прошло бы куда лучше.

- Петь! - окликнула его Лена, и прикоснулась к его плечу. Он вздрогнул. - Другого выбора не было. Ты очень быстро нашел выход. Я бы никогда не додумалась до этого. Миша бы дрался до последнего, но все равно его бы забили. А ты нас всех спас. Починят они свои стекла сраные!

Петя поднял на Лену глаза - он никогда раньше не слышал от нее таких резких выражений. Их лица оказались на одном уровне, почти рядом. Лена вдруг подалась вперед и легонько коснулась губами его губ. Пете показалось, что его сердце остановилось. Ее запах - запах кожи, волос, каких-то духов - черт его знает, каких, он в них не разбирался! - ворвался в его мозг и расшвырял там все в разные стороны. Рухнул мир, провалился во тьму. Только ее глаза, искрящиеся добротой и какой-то невероятной, всеобъемлющей любовью, существовали еще.

Их губы разомкнулись, и Петя вдруг стал задыхаться. Последний детский приступ астмы был у него лет в восемь, но он сразу узнал его. Горло мучительно сжималось, не пропуская столь необходимый воздух в легкие. Петя опустился на корточки, глядя в землю. Постепенно мир возвращался. Подул душноватый летний ветерок, вернулся отдаленный гул машин, и серая безысходность асфальта раскинулась перед ним.

- Что случилось? - спросила Лена, присев рядом. - Тебе плохо?

- Нет. Ничего, - ответил Петя, не поднимая взгляд.

- Прости пожалуйста... Я просто очень взволнована, вот и... Прости! Может... Может, тебя раньше не целовала девушка?

- Да... Нет, Господи, не надо! - чуть не вскрикнул он, чудовищным усилием воли глотая подступившие слезы. Он встал, вдохнул полной грудью, но избегал смотреть на Лену.

- Прости! - повторила она, глядя на Петю с выражением изумления. - Я постараюсь больше так не делать.

Этот короткий эпизод заканчивался. К ним подходил Миша с бряцающим пакетом в руках. Он видел перед собой понуро стоящих Лену и Петю. "Размазня все-таки, - промелькнула у него где-то на грани сознания неотчетливая мысль. - Наверняка стоит и не знает что сказать, пока меня нет. Эта проклятая застенчивость его убьет".

 


Дата добавления: 2015-07-07; просмотров: 132 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Глава 1 | Глава 5 | Глава 6 | Глава 7 | Глава 8 | Глава 9 | Глава 10 | Глава 11 | Глава 12 | Глава 13 |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Глава 2| Глава 4

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.013 сек.)