Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

НЕ БЕЗ ЕХИДСТВА, НО ПО-ДОБРОМУ 1 страница

Читайте также:
  1. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 1 страница
  2. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  3. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 2 страница
  4. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  5. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 3 страница
  6. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница
  7. A) Шырыш рельефінің бұзылысы 4 страница

Я вовсе не хочу кусачей коброю
Кидаться на людей из-под каменьев.
Пишу не без ехидства, но по-доброму,
И узнаваем каждый, без сомненья.
* * *

Максим Галкин

Из ничего – и сразу – князь,
Звезда и светоч небосклона.
Ну, и на что ему сдалась,
Пардон, старушка-примадонна?
* * *
Елена Проклова

Девчушка-прелесть выросла в красавицу,
Снималась, и не меньше, чем другие.
Да и сегодня всем готова нравиться!
Но чуть перестаралась с хирургией.
* * *
Лолита Милявская

Надеюсь, мой юмор оценит она –
Красивая женщина с бездной иронии.
В дуэте была, не пропала – одна…
Ну, пару бы комплексов ей – для гармонии.
* * *
Олег Меньшиков

Вошёл в Покровские ворота,
Ах, нет: ворвался окрылённо!
Но я давно не вижу что-то
Царь-птицы – в серенькой вороне…
* * *
Николай Басков

Главный Ленский на нашей эстраде:
Остроумный, певучий, красивый…
Но толстеть не советую ради
Выступления с оперной дивой.
* * *
Евгений Петросян

Он – затейник. Но суть – не поймаю:
Вместо смеха – подобие воя…
То ли я стала слишком прямая,
То ли зеркало – слишком кривое?
* * *
Фёдор Бондарчук

Брутальный мачизм – так и веет с лица,
Но как-то не греет глубинная сила…
Ни гривою львиной не вышел в отца,
Ни глыбой таланта… Хоть парень и милый.
* * *
Александр Лазарев-мл.

Он тоже – из «детей», но вот же странно:
Что не на всех природа отдыхает.
Он с папою и с мамою – на равных –
Видать, была закваска не плохая.
* * *
Леонид Якубович

Едут дети, едут дяди, едут тёти –
Все – к нему. Что взять в стране-то дураков?
И в других краях вовек вы не найдёте
Столько раз перецелованных усов.
* * *
Эдита Пьеха

Вот толерантность – нет, без смеха:
Вы не найдёте прецедента
Столь грандиозного успеха
Французско-польского акцента!
* * *
Александр Розенбаум

И казак, и простите, «сиделец»,
Доктор «Скорой», поэт, музыкант –
На все руки – прекрасный умелец,
Всей душою любимый талант!
* * *
Андрей Малахов

Он дока в «Стирке», и в делах семейных,
Ведёт концерт, готов глаголом жечь…
Сказали б мне, по-тихому, келейно:
Ну, кто и где ему «поставил» речь?
* * *
Татьяна Лазарева

Совсем не Уварова Нелли нам всем доказала,
Что надо счастливой родиться, и суть – не в красе.
Вам Шац – подтвердит. Ну, а я-то и ранее знала:
Хорошие шутки ещё мы слыхали не все.
* * *
Анастасия Заворотнюк

По сюжету – прибрать собиралась вдовца:
Удалось ей – ведь шла проторённым путём.
А по жизни: и дети её – без отца,
И чужая семья, как хибара – на слом…
* * *
Дом-2

Три года, миллионы зрителей,
Высокий рейтинг показал,
Что свального греха любителей,
Как говорится, полон зал!..
* * *
Владимир Меньшов и Вера Алентова

Отворили сказочный сезам:
Столько лет уже живут – не тужат,
И жена – под стать таланту мужа –
В городе, не верящем слезам.
* * *
Андрей Данилко – Сердючка

Напялил для смеха
Сисястое женское платье…
А нынче – потеха –
И счастье его, и проклятье.
* * *
Маринина, Устинова, Дашкова, Донцова…



Насочиняли «женских» детективов,
Живут теперь богато и красиво.
А всё-таки, до уровня Агаты –
Им всем – весьма, весьма далековато…
* * *
Михаил Задорнов

Фамилия досталась от отца,
Что был серьёзен, но весьма удал.
А сын, как воплощенье удальца –
Фамилию – блестяще оправдал.
* * *
Иосиф Кобзон

Великолепный мощный баритон!
И сонм концертов – без упадка сил –
Он сотни стран за жизнь исколесил,
Горячих точек и опасных зон!
* * *
София Ротару

История печальна, но светла:
Звезда – на протяжении эпох,
Чей путь и до того-то был не плох –
После кончины мужа – расцвела…
* * *
Олег Митяев

Сам безумно хорош, и жена – театральная дива,
И такой добротой и улыбка, и голос лучатся.
Сочиняет, поёт – по-хорошему песни красивы –
Может, я не права, но не вижу, к чему бы придраться!
* * *
Валентин Гафт

Эпиграммы героя – моим не чета:
Их эффект – до микрона рассчитан!
Но по сути-то имя ему – доброта,
А ирония – самозащита.
* * *
Александр Друзь

Он столько знает – свет туши:
Магистр игры и мысли – маг!
И дочки – обе хороши.
Ещё приятно, что земляк.
* * *
Сергей Капица

Загрузка...

О нудном – рассказать не нудно –
Его занятье и досуг.
Хоть он не «сын ошибок трудных»,
Но парадоксов – всё же друг!
* * *
Галина Волчек

Приняв ефремовский подарок,
Не опустила планку ниже –
Под сенью Триумфальных Арок –
Теперь гуляет по Парижу.
* * *
Ксения Собчак

Уже в кино снялась – просвета нету!
В отца ли, в мать – попробуй догадаться.
А впрочем, эта «львица полусвета»
Не так глупа, как хочет показаться…
* * *
Тина Канделаки

Не под вопросом – только красота!
И это – гарантирует успех.
Из всех высот – важнейшая – взята:
Перед детьми – она – умнее всех!
* * *
Лев Лещенко

Российский птах – и в зрелости хорош,
И для него – года – туман и дым.
Лишь глядя плёнки старые, поймёшь,
Насколько ж он хорош был – молодым!
* * *
Олег Газманов

Есаул, забросивший коня,
Так рулит – за конъюнктурой вслед.
Как там у кого – а у меня –
Отклика в душе – в помине нет…
* * *
Александр Малинин

«Напрасные слова» пропел он не напрасно,
И, в общем, до поры за душу брал прекрасно!
Сменил жену, причёску, забурел –
И не поёт уже, как прежде пел…
* * *
Вахтанг Кикабидзе

Создал образ кавказца, певца, наконец, джентльмена,
Этот дивный акцент и улыбку – мы помним давно.
Кой-кого покорил он ещё со времён Бенджамена,
А в сердцах миллионов присутствует как Мимино.
* * *
Александр Масляков

Он находчивей всех – это помню я с самого детства:
Устоял в непогодах, весёлости не потеряв.
Королевство «Кивин» переходит к сынуле в наследство,
Да и сам он уверен в себе – соответственно, прав!
* * *
Максим Никулин и Михаил Пиотровский

От отцов получили в наследство:
Цирк с музеем – и служат исправно,
Вспоминая счастливое детство –
Прецедентик довольно забавный!
* * *
Александр Цекало

Не вышел ростом – горя нету в том,
А у жены, у бывшей – был при этом
Под мышкой – да, но не под каблуком…
Но соло – не поёт, как пел дуэтом.
* * *
Михаил Боярский

Усы и стать – пока ещё при нём,
Ну, шляпа не снимается… Бывает…
Но будет лучше, если мы споём,
А он пускай и рта не раскрывает.
* * *
Мария Шукшина

Отец – велик. А вышла – в мать,
Хоть справа глянете, хоть – слева…
Высот актёрских ей не взять,
Зато – посмотришь: королева!
* * *
Группа "На-на"

О чем поют – и вспомнить-то нельзя.
Но наше время крайне эпатажно:
В графья повыходили, то ль в князья –
Не помню точно – да, оно не важно!
* * *
Сергей Безруков

Есенин, Пушкин, Саша Белый –
Все роли по плечу умельцу.
Вначале ж был, довольно смело
Им спародированный Ельцин.
* * *
Инна Чурикова

Неброская внешность, но, словно Фортуне назло,
Она одолела почти неприступную гору.
Поди – угадай: то ли с мужем ей так повезло,
То ль с ней повезло знаменитому столь режиссёру.
* * *
Дэниел Крейг

Эффекты – не имеют прецедента!
И всё же я в сужденьях непреклонна:
Настолько заурядного агента
Не видела Британская Корона!
* * *
Нина, Андрей, Иван Ургант

Династия в три поколения:
И в каждом бурлит ураган.
Но самый смешной, без сомнения,
Конечно же, младший – Иван.
* * *
Рената Литвинова

Ах, эта женщина-вамп, эта женщина-стиль!
Видятся корни её, несомненно, в дворянстве…
Если бы сдать эти шляпки да сумки – в утиль,
И отучить бы её от избытка жеманства!
* * *
Людмила Касаткина

Ей с мужем – повезло, тут спору нет!
Но и талант – дарован, несомненно.
Она не изменилась совершенно:
И по сей день мила, как киска-Кэт!
* * *
Тамара Сёмина

Жизнь – иллюстрация наших реалий:
От Шукшина, от толстовских страстей –
К супер-рекламе – наверно, видали:
Клей для крепленья вставных челюстей!
* * *
Евгений Миронов

Приехал из Саратова – в артисты!
Встать в ряд с однофамильцами – непросто.
Но в нём живёт талант такого роста!
Здесь бриллиант, воды – кристально-чистой!
* * *
Людмила Гурченко

Глаз уже не открыть – да оно и не надо!
Нас один силуэт в ностальгию кидает.
Энергичная бабушка русской эстрады –
Как и прежде – стройна, как всегда – молодая!
* * *
"Новые русские бабки"

По ошибке – а кто без изъяну? –
Угораздило "в плен" к Петросяну.
Лично их – я ничем не корю –
Просто "Зеркало" я не смотрю!
* * *
Юрий Стоянов и Илья Олейников ("Городок")

Юмор – дело очень благородное…
В русле "окаянных наших дней":
Передачу "Русскую, народную…"
Создали болгарин и еврей.
* * *
Алексей Чадов

Конечно, внешность – это дело вкуса:
Кому – кумир, кому – исчадье ада…
В отличие от современной "тусы" –
Такого – мне "секс-символа" – не надо!
* * *
Николай Валуев

Его ударом – даже стены рушатся,
Почти Кинг-Конга видятся черты.
Но стоит приглядеться да прислушаться:
В нём – кладези ума и доброты!
* * *
Анатолий Вассерман

Он "индпошивен", как его "разгрузки",
Он нестандартен, внутренне и внешне!
В сравненьи с ним – мои познанья узки,
А помыслы – безнравственны и грешны.
* * *
Владимир Винокур

Благородство седой головы –
Аж, сиянье вокруг растекается!
Только юмор, с годами – увы!
Ниже пояса плавно спускается…
* * *
Алла Пугачёва

По степени известности – в стране –
Достигла апогея человечьего!
О ней так много сказано, что мне
Добавить к сим словам – по сути, нечего!
* * *
Александр Шилов

Таким, как он – непросто. Ибо труд,
Когда он сочетается с талантом –
Все прочим есть глаза! Сожрут, сотрут,
Засунут в рамку с чёрно-красным кантом!..
* * *
Зураб Церетели

Одним – он, от и до, – не по нутру,
Другие – пресмыкаются угодливо.
А мне – огромный памятник Петру
Не кажется особенно уродливым…
* * *

СБОРНИК "БЕССОННИЦЫ"

 

Ветрено. Берёза за окном

Веточкой в стекло моё стучится.

И души встревоженная птица

Не спешит опять забыться сном.

 

Дождь и ветер в городе ночном,

Шелестит листва, шуршат страницы –

Чтением пытаюсь отключиться

От тяжёлых мыслей о былом…

 

Из угла взирает злобный гном –

Зеленью наполнены глазницы…

Я очки надену – убедиться –

На часах – три тридцать. А потом

 

Опустившись на подушки ком,

Я сомкну измученно ресницы.

И к утру – мне всё-таки приснится

Тот, всю ночь я думала о ком…

* * *

Бессонница закружит, как метелица,

Да так, что и глаза-то не глядят,

Не ходят ноги, руки не шевелятся –

И только в голове гудит набат.

 

А ведь казалось раньше – это здорово:

Не спишь – и можно многое успеть!

Теперь же знаешь: эта штука – с норовом –

Как будто по мозгам гуляет плеть.

 

Ни мысли нет, но странные видения –

Ни с чем не свяжешь, не увяжешь их –

Один лишь результат ночного бдения:

Полубезумный, вымученный стих…

 

Но позабудешь все свои страдания,

Когда прочтёшь, проснувшись утром, ты

И осознаешь, что твои старания –

В конце концов – не так уж и пусты!

* * *

Днём ещё удаётся – фасониться,

И казаться вполне моложавою…

Но ночами подруга-бессонница

Заскрежещет засовами ржавыми.

 

Приобнимет, от сердца широкого,

Мы теперь – крепко-накрепко спаяны.

Тает свет от окна одинокого

В топком сумраке спящей окраины.

 

Не жалеет песочку сыпучего –

Щедро кинет в глаза утомлённые.

И всё чаще – от случая к случаю –

Эти длинные ночи бессонные.

 

Маята и ломота в конечностях,

Но себе не позволишь стенания…

И тревожные мысли о вечности

Возникают в уставшем сознании.

 

Но достигнув накала высокого –

Постепенно идут к угасанию…

Отзовутся нелепыми строками,

Невозможными для понимания.

* * *

Как это вышло, что ночь перестала быть тихой?

Я-то, понятно, бессонницей нынче страдаю.

А вот другие, паркуясь под окнами лихо,

Явно средь ночи совсем не хотят баю-баю…

 

Не затихают на улице гулы моторов,

Пьяные вопли слышны во дворе до рассвета…

Если так дальше пойдёт, усмиряя свой норов,

Я перестану внимание тратить на это!

* * *

Ночь любима многими людьми:

Кто-то спит, кого-то тянет в творчество…

Снова слышу шорох за дверьми:

Затаясь, шепчу свои пророчества…

 

Заклинаю: Муза, приходи,

Мрак ночи взвихри строками звонкими,

Сердце заколотится в груди,

Вновь себя почувствуем девчонками.

 

Думала: приятельница Муза,

Чей приход – восторг, а не обуза…

Даже если вечный недосып.

 

Нет, смотрю: опять моя Бессонница –

Вечная подруга и поклонница

Издаёт какой-то жалкий хрип…

* * *

Опускается тьма, и, томимы бессонницей,

Зажигаем в ночи разноцветный экран.

Кто – бездумно глядит, кто-то – истово молится,

В уповании ждёт исцеления ран.

 

И, дождавшись – иль нет облегченья страдания,

Погружается в волны бушующих снов,

Что врачуют, и нам воздают – по желанию,

Избавляя при этом от всяких оков.

 

Наступает рассвет, и на улицах города

Полируем асфальт суетливые – мы –

Слуги бога-любви и вершителя-голода,

Чтоб вписаться в пробел: от сумы – до тюрьмы…

* * *

Не уснуть. И глаза не продрать…

Голова, как чугунная гиря.

И не выудить ритмику фраз

Из безумного коловращения.

Я тебя вспоминаю опять.

Наши встречи, в бушующем мире.

Ну, хотя бы один ещё раз –

Я бы вновь попросила прощения.

 

За грехи, не свершённые мной,

За слова, утаённые в сердце,

За событий не прожитый ряд…

Ну, какая же я бестолковая…

Бесполезно, хоть ной, хоть не ной –

Мне уже удалось отвертеться.

Нету сил, и глаза не глядят.

Настроенье с утра – минусовое…

* * *

В соответствии с точным прогнозом,

По ресницам слезинка стекла,

И шарахнулась ветка берёзы

В запылённом квадрате стекла.

 

Снова вечер, и снова не спится,

Пульс колотится в ритме колёс.

Я упрямо смежаю ресницы

На подушке, чуть влажной от слёз.

 

И большой пучеглазой совою

Близоруко мигают часы.

А гуляки, на улице воя,

Перешли с теноров на басы.

 

И когда все на свете вопросы

Задала молчаливой сове,

Застучали под полом колёса –

В ритме пульса в моей голове.

* * *

 

ИЗ КУСОЧКОВ БИТОГО СТЕКЛА…

 

КАЛЕЙДОСКОП

 

Всё сложилось, как в калейдоскопе –
Из кусочков битого стекла…
Лекция «События в Европе»,
Ты, на миг застывший у стола,
В перерыв обеденный, в столовой –
Шницель, макароны и компот…
И автобус в сумраке лиловом,
Что битком набитый подойдёт.
Теснота, улыбка на прощанье
И опять – разлука до утра.
Вместо нежных слов – при расставаньи –
Просто: «До свиданья, мне пора…».
Тот калейдоскоп давно разбился,
Оборвался тихий разговор,
И уже почти совсем забылся
Из улыбок сложенный узор…
* * *
СВОЕЮ МЕРОЙ


Как будто солнце озаряет дом,
Разбуженное детским криком звонким.
Приходят к нам мальчишки и девчонки,
По-своему меняя всё кругом.
И сразу мы становимся богаче –
Мы не на деньги меряем – иначе,
Своею мерой счастья и тепла.
Вот если б все так жили на планете:
В согласии, заботе и совете,
Чтоб вся земля, как в летний день цвела!
* * *

ПОМНИШЬ…


Помнишь, как в детских далёких годах
Вместе гуляли
В этих шумящих листвою дворах,
В нашем квартале?

Вот и теперь мы проходим с тобой
Той же дорогой.
Остановись и несмелой рукой –
Детство потрогай…

Не говори мне сейчас ни о чём,
Слышишь, не надо…
Пусть мы другие, – но то же плечо
Чувствую рядом.
* * *

ВОКЗАЛЫ…


Вокзалы, перроны, прощанья и слёзы.
А после – вагонных колёс перестук.
А в окнах – берёзы, берёзы, берёзы –
Немые свидетели долгих разлук.

Так было из века – одни уезжали,
Другие стояли на пыльных перронах,
Уехавших долго вагоны качали,
Качали вагоны, качали вагоны…

И капали слёзы на сжатые руки,
И вдаль убегала дороги стрела.
А люди стояли во власти разлуки,
Что чёрною кошкой меж ними прошла…
* * *

ПОРА…


Девять раз бьют часы на Московском вокзале…
Девять раз – это девять утра.
Мы друг другу ещё ничего не сказали,
А уже расставаться пора.

Вам направо? Ну, что же – всего пожелаю!
Мне – налево… Ну, что же – пока!
Ухожу, но в последний момент ощущаю –
Задрожала в пожатьи рука…
* * *

КОМАНДИРОВКА


Два самых лучших города страны
Все наши чувства юные вместили.
За то, что нас разлуки не сломили,
Им тоже поклониться мы должны.


Начальник мой – душевный человек,
Устроил мне в Москву командировку.
Энергии немного и сноровки –
И вот уже топчу московский снег.


И вот своими тёплыми руками –
Да разве это выразишь строками! –
Касаюсь я твоих озябших щёк…
И что нам мамы-папы, папы-мамы,
Смешные их трагедии и драмы,
Когда весь мир – прекрасен и высок!
* * *

СЛЁЗ НЕ ПРОЛИТЫХ ДОЖДИ


Снова детство вспоминается,
И тревожит сердце вновь.
Может, это возвращается
Моя первая любовь?
Вот опять иду дорогою,
По которой ходишь ты.
С затаённою тревогою
Берегу свои мечты.
Больше не на что надеяться –
Детство минуло давно,
Но куда из сердца денется
Твоё светлое окно
С золотою занавескою,
Что видна издалека…
И какая-то недетская
Вдруг нахлынула тоска…
Наше детство мы оставили.
И назад его не жди.
В небе облачком растаяли
Слёз не пролитых дожди…
* * *

ГРЭЙ


Ты не спеши – верь, что он тебя ждёт.
Ты подожди, своё сердце послушай.
Ты не горюй – непременно придёт
Тот, кто поймёт твою чистую душу.

Пусть на других кто-то смотрит порой,
И стороной твои двери обходит…
Верь, что единственный и дорогой –
Где-то в пути и застрял в непогоде.

Ждать научись, и смиряться сумей –
И он отыщется – незаменимый…
Словно Ассоль – веруй сказке своей –
И появится Грэй – твой любимый!
* * *

ПЕЧАЛЬНОЕ


В физкультурной раздевалке,
Среди тапочек спортивных,
Вытираю кулачишком
Слёзы, льющие из глаз.
Мне до боли в сердце жалко,
Так обидно, так противно,
Что один смешной мальчишка
Выпускной закончил класс…
И когда наступит осень,
Он не будет в нашу школу,
Как и прежде, ежедневно
На уроки прибегать…
И в глазах лучистых просинь,
И прищур его весёлый,
Голос ласковый напевный –
Буду я в толпе искать…
Безнадёжно и напрасно –
Ведь его же здесь не будет.
Он уедет так далёко,
Чтобы там пилотом стать.
Ну, и что же, и прекрасно!
Буду я мечтать о чуде.
И скитаться одиноко,
И томиться, и страдать!
* * *

КАРУСЕЛЬ


Берег глыбой – над глубиною,
В парке – омутом – карусель…
Закружила тебя со мною
Та весенняя канитель.

Заводилою озорною
Я была в тот лихой апрель.
Нашей песнею позывною
Соловьиная стала трель.

От акаций пьянел весною
Отощавший зимою шмель…
Я не стала твоей женою,
Отшумела годов метель.

Но осталась навек родною,
Самой лучшей из всех земель,
Эта улица, в жизнь длиною,
Где дома увивает хмель…
* * *

ПРЕДОСЕННЕЕ


Настроение – предосеннее,
Холода – ещё далеки.
Но сомнения, опасения –
Как касанье твоей руки.

Утомление, торможение –
Укорачиванье строки –
Затихает в душе брожение,
Гаснут в гавани маяки.

Не признаюсь я в поражении,
Своего я добьюсь-таки.
Несогласие, возражение –
Как на ниточке – пауки…

Всё по ветру – со дня рождения
До последней своей реки…
В промежутке от сна до бдения –
Ну, какие ж мы дураки…

Не допустим до разумения
Сердца сдавленные толчки.
Перебои, мигрень, давление
И разбившиеся очки...

Это просто – преодоление –
Неприятие злой тоски.
То ли вечности, то ль мгновения –
Неопознанные значки.

Что дарует тебе спасение
И снимает с души силки?
Настроение – предосеннее,
И снега ещё далеки.
* * *

НА ПЕРРОНЕ


Цветы на перроне,
Как символ разлуки…
Никто их не поднял,
Не взял в свои руки…
А поезд умчался,
В тисках расписанья,
Под музыку вальса –
Чужое прощанье…
Скажу между строк,
Что в четвёртом вагоне
Такой же цветок,
Как и те, на перроне,
Девчонка сжимала
И плакала горько.
Как всё-таки мало,
Да, в общем, – нисколько
Ребята не знают,
Созревшие рано,
Какая бывает –
Любовь без обмана,
Любовь без измены,
Любовь без подвоха.
Теперь, несомненно,
Ей горько и плохо…
Но высохнут слёзы –
Цветочек завянет,
А девичьи грёзы –
Туманом затянет.
* * *

ОБЪЯСНЕНИЕ


Маршрут от столицы – к столице
Был нами не раз перемерян…
Мелькали случайные лица,
Вагонные хлопали двери…
Что лет уже минуло тридцать –
Я даже не сразу и верю.
Всего получили сторицей:
Обиды, невзгоды, потери –
Летали бескрылые птицы,
Беззубые скалились звери…
Но только ночами мне снится:
Я всё ещё – юная Пери.
Тебе, мой единственный рыцарь,
Как прима на пышной премьере,
Пытаюсь в любви объясниться
В такой экзотичной манере.
* * *

МОСТЫ


Ты и я… мы с тобой… я и ты…
Это было, пожалуй, затмение.
Мы сжигать не хотели мосты,
Отрезая пути отступления.

Сознавали при этом вполне,
Что дороги назад не предвидится…
На одной очутиться волне,
Улыбнуться, смутиться, обидеться,

И мириться – опять и опять,
И словами бездумно ворочая,
Телефонные трубки терзать,
И опять убеждаться воочию,

Что другого – уже не дано,
Что, как прежде, шампанское пенится…
Хоть молчи, хоть кричи – всё равно –
Никогда ничего не изменится.

Мы сжигать не хотели мосты
Над рекой, материнско-отеческой,
И сумели достичь высоты
В проявлении чувств человеческих.

Мы добились с тобой одного –
Наши годы из жизни украдены…
А мостов – оказалось всего:
Лишь дощечка да три перекладины…
* * *

В ПЕТЕРГОФ


Мы с тобой летели на «Ракете» -
В Петергоф, по Финскому заливу.
И резвились, потому, что – дети,
Потому, что юны и красивы.

Так легко – мгновенно и спонтанно –
Состоялось «светское» знакомство,
Хохоча, у каждого фонтана
Делали мы снимки – для потомства.

Целый день – в полёте и… прощанье,
В полночь, на вокзале, как ни странно,
Лёгкий поцелуй и обещанье
Светлого почтового романа…

Полушутки – полунастроенья,
Полувстречи – полурасставанья,
Строчек на листочек наслоенье
Съёживало дни и расстоянья.

Полубаловства – полупечали
Тайное, невнятное движенье
Спутало все карты. И едва ли
Было бы реальным продолженье…
* * *

НЕ ПО-ЛЮДСКИ


Ну, всё у нас с тобой не по-людски:
Встречаясь, выясняем отношенья.
Расстанемся – а сердце – от тоски –
Прорвать собой готово средостенье.

Черна вода медлительной реки,
И берег твой – предметом вожделенья…
В тумане пропадают огоньки,
И годы не несут успокоенья.

Какие ж мы с тобою дураки!
Всё принимаем важные решенья,
Когда одно касание руки
Дыханье обрывает на мгновенье.

К чему нам изощрение строки –
Один твой взгляд, одно прикосновенье –
И мы уже настолько далеки
От всех реалий – в первом приближеньи.

Тела и души – призрачно легки,
И нет для них земного притяженья.
Сейчас бы всё – в момент – и на куски…
Ах, нет, твердим: плоды воображенья…

Ну, как мы можем путать пустяки
Со смыслом своего предназначенья?
К чему твердить забытые стишки
И мудрые цитировать реченья?

Ведь мы уже почти что старики –
Невольно обретается прозренье,
Что всё у нас с тобой не по-людски:
Ни встречи, ни прощанья, ни прощенья…
* * *
ДВЕ ДУШИ

 

Так нелепо бывает порою –
Наболтаем какой-нибудь чуши…
Я глаза на минуту закрою –
Станут более чуткими уши.

Станут более нежными руки,
А душа – воспарит надо мною.
Я услышу рапсодии звуки,
За непрочной соседской стеною.

Так несмело звучат и тоскливо –
В ожиданьи напрасном – оваций…
То ли полдень сегодня дождливый,
То ли – попросту – лень заниматься.

Две родные души понемногу
Заполняют собою пространство.
И нельзя ни понять, ни потрогать
Наших собственных душ постоянство.

Две души в напридуманном мире,
Где легко и привычно-свободно.
А тела в коммунальной квартире –
Или где-то ещё… где угодно…

Ведь ходить не приучены строем
Наши странные вечные души.
Мы с тобой – ничего не построим,
Но зато – ничего не разрушим….
* * *

МИРОМ ПРАВИТ ЖЕНСКАЯ РУКА


И снова «бабье лето», и пока
Мороз ещё за тридевять земель.
И жизни полноводная река
Ещё не посадила нас на мель.

Себя пока что держим на плаву,
И впереди ещё маячит цель.
Во имя этой цели – и живу –
Хожу, пою, пишу, стелю постель…

И не пугают холод и метель,
Что, несомненно, будут впереди.
Но в свой рожок опять подует Лель,
И сердце отогреется в груди.

И кончится зима, наверняка,
И зацветёт сиреневый апрель.
Ведь миром правит женская рука,
Качающая плавно колыбель…
* * *
РОДНАЯ ДУША

 

Ни прямых доказательств, ни косвенных
Суд не примет, делами шурша.
Не жених, не любовник, не родственник –
Ты мне просто – родная душа.

Никаким юридическим казусом
Объяснить – никому не суметь.
Ни с какого удобного ракурса
Ситуацию не рассмотреть.

Над рекою, у самой излучины
Замираю, почти не дыша,
Ясно чувствуя сердцем измученным:
Где-то рядом – родная душа.

На вопрос: "А такое бывает?" –
Лишь для нас однозначен ответ.
Раз в сто лет – да, вывозит кривая
Из туннеля на солнечный свет.
* * *

РАЗГОВОР


Набираю твой номер. Сто лет
Мы с тобой не видали друг друга.
И простое словечко: «Привет!»…
Я сказать не могу – с перепугу.

А ведь столько всего в голове,
Чем хотела с тобой поделиться…
Разузнать, как с погодой в Москве,
Как живёт-процветает столица…

Нет, конечно, совсем не о том,
Я с тобой говорить собиралась…
Что здоровы пока, что живём…
Только что-то скучается – малость…

Повидаться б, по нашим местам,
Прогуляться годков через «надцать»…
И вопрос: «Как ты там? Как ты там?
Как ты там?» – так и хочет сорваться…

Но молчу почему-то в ответ
На твоё: «Не молчите так странно!»
Словно слово простое «Привет!» –
Стало чем-то, таким иностранным…

Занимаюсь подсчётом минут –
Счёт пришлют – не учтут, что молчала…
Раз, два, три – сосчитаю… вздохну.
И опять начинаю сначала.

Мы с тобой не видались сто лет,
Не звонили – из них – половину…
Только слышу я в трубке: «Привет!
Как ты там поживаешь, Марина?»
* * *

ПРОСТИ!


Я искренна была с тобой – на диво –
А ныне это чувство – не в чести,
За то, что я жестока, но правдива
Всегда была – пожалуйста, прости!

За то, что мне всё время было мало
Тех наших встреч – с пяти и до шести.
За то, что я по крохе собирала
Твою любовь – пожалуйста, прости!

За то, что не сумела быть упорной,
Как грушу – не смогла тебя трясти,
И оказалась менее проворной –
Прошу тебя, пожалуйста, прости!

За то, что в кровь свои сбивала ноги,
Чтоб нам с тобою было по пути –
И всё-таки ушла с твоей дороги…
Сама ушла – пожалуйста, прости!

За то, что поняла, как всё серьезно,
Лицом прижавшись к твоему плащу.
За то, что было рано – стало поздно –
Ты мне простил. Себе я не прощу!
* * *

"ДРУЖБА"


Было всё: и любовь, и семья,
И ребёнок, как высшее чудо…
Но однажды сказали друзья…
Уточнять, что сказали – не буду.


Дата добавления: 2015-07-07; просмотров: 180 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: ПОЛЁТ ВООБРАЖЕНИЯ 1 страница | ПОЛЁТ ВООБРАЖЕНИЯ 2 страница | ПОЛЁТ ВООБРАЖЕНИЯ 3 страница | ПОЛЁТ ВООБРАЖЕНИЯ 4 страница | ПОЛЁТ ВООБРАЖЕНИЯ 5 страница | ОДИН ИЗ ВЕЛИКОГО МНОЖЕСТВА | НЕ БЕЗ ЕХИДСТВА, НО ПО-ДОБРОМУ 3 страница | НЕ БЕЗ ЕХИДСТВА, НО ПО-ДОБРОМУ 4 страница | НЕ БЕЗ ЕХИДСТВА, НО ПО-ДОБРОМУ 5 страница | НЕ БЕЗ ЕХИДСТВА, НО ПО-ДОБРОМУ 6 страница |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
МОЙ ЦВЕТНИК| НЕ БЕЗ ЕХИДСТВА, НО ПО-ДОБРОМУ 2 страница

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.058 сек.)