Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 36. Одиночество, благотворное и спасительное вначале, постепенно становилось тягостным

 

Одиночество, благотворное и спасительное вначале, постепенно становилось тягостным для Хосе Игнасио. День он проводил в университете и в конторе адвоката Идальго, а вечером, когда оставался один, ощущал острую неудовлетворенность и собой, и своей жизнью. Вот он ушел из дома, стремясь, якобы, к самостоятельности. А зачем ему эта самостоятельность? Для чего вся эта суета с учебой, с работой? Хосе Игнасио мучительно искал и не находил никакого смысла в том, что он делает, да и в том, что вообще живет на этом свете.

В один из таких печальных вечеров Хосе Игнасио и подстерегла Ивон.

Поздний звонок в дверь не огорчил, а даже обрадовал Хосе Игнасио. Не смутило его и то, что гостьей оказалась эта навязчивая, вездесущая Ивон. Он даже не стал спрашивать, каким образом Ивон узнала его адрес, а сразу же предложил ей чего-нибудь выпить. Такое начало заметно воодушевило Ивон, и вскоре она уже страстно клялась в своей любви к Хосе Игнасио.

– Прошу, не отталкивай меня! Ты убедишься, что мое чувство искреннее.

Хосе Игнасио не впервые слышал это от Ивон и, если до сих пор он решительно пресекал подобные излияния, то сейчас отвечал на них вяло и рассеянно.

– Я никогда не забуду Лауру…

– И не надо! – тут же подхватывала Ивон. – Я этого и не прошу. Но ты не гони меня! Я сделаю все, чтобы тебе было хорошо!

Узнав, что Ивон уже несколько дней подряд находится у Хосе Игнасио, Луис попытался предостеречь друга:

– Ты очень рискуешь! Боюсь, все кончится тем, что эта нахалка переедет к тебе с вещами.

Хосе Игнасио соглашался с Луисом, но вечером опять приходила улыбающаяся, ласковая Ивон, и выгнать ее у Хосе Игнасио недоставало сил.

Однажды он сказал, что задержится на работе, и Ивон, воспользовавшись случаем, попросила у него ключ от квартиры. Когда же незадачливый хозяин вернулся домой, то обнаружил у себя в гостях шумную компанию, уже достаточно подвыпившую и развеселившуюся.

– Это – мой сюрприз, – заявила сияющая Ивон.

И пока Хосе Игнасио подыскивал слова, которые смогли бы поставить на место Ивон, в дверь позвонили.

– Так вот зачем тебе понадобилось жить вдали от дома! – сказала вошедшая Мария.

Вечер был окончательно испорчен – и для Хосе Игнасио, и тем более для Марии. А дома она к тому же узнала, что опять звонила Ана и хотела с нею повидаться. Роман, боясь, что Ана может передумать, предложил встретиться с ним. Ана согласилась, пообещав вместе с Мариитой подождать его в ресторане.

Виктор сразу же позвонил Сапеде и Орнеласу, которого Мария, посомневавшись, все-таки привлекла к поиску внучки.

Сапеда немедленно отправился в указанный ресторан, а Орнелас заехал к Марии – уточнить некоторые детали.

– Очень хорошо, что вы здесь, лейтенант, – обрадовалась Мария. – Я хочу забрать свое заявление. Мои брат и сестра добровольно решили вернуть девочку.



– А вы не думаете, что они вас всего лишь шантажируют?

– Нет! На это они не способны!

– Сначала я должен их арестовать, а потом уже вы можете отказаться от обвинения.

– И все-таки я не хочу, чтобы вы отправлялись на их поиски. Убеждена, что Роман скоро принесет мою внучку домой.

– А я, сеньора, совсем не убежден. Как бы вам потом не пришлось жалеть.

Роман был чрезвычайно удивлен, увидев в назначенном месте не Ану, а Диего. К тому же – без девочки. Настроен Диего был агрессивно и сообщил, что Ана его предала, но он не позволит ей отдать ребенка этому ничтожеству – Хосе Игнасио. Роману стало ясно, что уговорить кузена не удастся и он лишь старался как можно дольше удержать около себя Диего – в надежде, что подойдет Сапеда. Будто читая мысли Романа, Диего, прежде чем покинуть ресторан, заявил, что если заметит за собою наблюдение – Ана и Мариита исчезнут навсегда.

Расставшись с Диего и еще пребывая в растерянности, Роман услышал за спиной голос Сапеды:

– Идите домой. Я отправлюсь следом за ним.

Загрузка...

А в это время в доме Нуньесов разыгрывалась безобразная сцена. Сеньор, воспользовавшись отсутствием Диего, решил во что бы то ни стало овладеть упрямицей Аной. Отбиваясь из последних сил, Ана просила хозяина отпустить ее хотя бы к девочке, которая, будто почуяв неладное, все громче плакала в соседней комнате. Но сеньор был неумолим, и лишь неожиданное появление супруги остановило его. Не желая слушать никакие объяснения, сеньора Нуньес приказала Ане немедленно убраться из ее дома вместе со своей крикуньей.

Именно в этот момент вошел детектив Сапеда и потребовал, чтобы Ана отдала ему похищенную дочь Хосе Игнасио Лопеса. Супруги удивленно уставились на него: о ком это он говорит? А Ана, одергивая на себе кофточку и сбившийся передник, решительно заявила, что они с братом не хотят больше прятать девочку и об этом она сообщила по телефону своей сестре Марии.

– Пойдемте ко мне в комнату. Она там, моя крошка!

Но девочки в кроватке не было, и Ана сразу же догадалась, что Диего, заметив сыщика, выкрал малютку и скрылся с нею через черный ход. В шоке Ана не могла вымолвить ни слова. Сеньора же Нуньес, наоборот, оправилась от потрясения и кричала:

– Мы приютили у себя преступников! Я сейчас же позвоню в полицию!..

– Вы можете не беспокоиться, сеньора, полиция уже здесь, – сказал во время подоспевший лейтенант Орнелас, – у меня распоряжение на ваш арест, сеньорита Лопес. Потрудитесь поехать со мной в отделение. Машина ждет.

Едва наступило утро, Мария отправилась в полицейский участок, чтобы отказаться от обвинения и освободить Ану под залог.

– Не надо Мария, – обреченно произнесла Ана. – Я должна ответить за все, что натворила. Прости меня, сестра. Я очень сожалею о случившемся. Надеюсь, и Диего скоро поймет, как он не прав, и раскается. Пусть полиция продолжает розыск нашего непутевого брата, иначе ты навсегда потеряешь внучку.

В тот же день Роман, навестив племянника в университете, рассказал ему обо всем случившемся, и Хосе Игнасио заявил, что если мать взялась выгораживать похитителей, то он сам предъявит им обвинение, пусть отвечают за преступление по всей строгости закона!

В полицейский участок Хосе Игнасио ворвался, когда дело об освобождении Аны под залог было практически решено.

– Мама, предупреждаю тебя, не делай этого! Или ты одна будешь виновата, если мою дочь не найдут никогда.

– Сынок, вспомни, сколько добра сделала Ана для твоей дочки, когда ты сам о девочке не желал даже слышать. Я внесу залог. Я просто не могу поступить иначе.

– Тогда я сделаю все, чтобы эта преступница снова заняла свое законное место – в тюрьме.

– Не забывай, что Ана – твоя родственница, и что семейные проблемы надо решать дома, а не в полиции.

– Нет, я не доставлю тебе такого удовольствия. С этого момента я объявляю себя твоим врагом! И не ищи меня больше!

Хосе Игнасио ушел, а Мария, вернувшись домой с Аной, не стала больше сдерживать слез.

– Отчего он такой, Рита? – плакала Мария. – Ведь мы воспитали его добрым. Я совсем перестала понимать этих молодых. Хосе Игнасио и Диего с каждым днем все больше становятся похожими друг на друга. Оба – законченные эгоисты, оба жаждут мести, их не волнуют страдания близких.

– Не позволяй Хосе Игнасио разрушать твое счастье, – советовала подруге Рита. – Береги то, что у тебя есть – Виктора.

Тревога Риты была во многом понятна Марии. Без Хосе Игнасио привычный домашний уклад разладился, а новый, связанный с появлением Виктора, еще не установился. И сами отношения с Виктором в эти дни стали какими-то суховатыми, конечно же, по вине Марии: чтобы отвлечься от тяжелых мыслей о сыне, она допоздна засиживалась над эскизами…

– Ты права, Рита. Я должна быть к нему более внимательна.

А Виктор, в свою очередь, думал о том, что не всегда еще знает, как должен поступить, чтобы настроение жены улучшилось. Иногда он чуть ли не силой вытаскивал ее из дома – в театр или в кафе, в другой же раз ему казалось, что Марию не следует отрывать от работы, что он только мешает ей своим присутствием. Пожалуй, лишь одно проверенное средство было пока что в арсенале молодого супруга – красные розы, которым Мария всегда радовалась, как дитя.

– Ну что ж, любимая, я не устану осыпать тебя розами, – обещал жене Виктор.

Убедить Хосе Игнасио в том, что он не прав, пытались Виктор, Луис и даже адвокат Идальго, который специально для этого приходил к нему на квартиру. Хосе Игнасио со всеми говорил довольно грубо и был неумолим. Поэтому Мария попросила Рафаэля использовать весь свой талант юриста и все свои связи, чтобы обвинение, предъявляемое Ане и Диего ее сыном, если не отклонить, то хотя бы смягчить.

Рафаэль, конечно же, обещал помочь и немедленно приступил к делу. Каково же было его удивление, когда он узнал, что Хосе Игнасио в полицейский участок так и не приходил.

«Странно», – подумала Мария… И пока она недоумевала по этому поводу, гадая, что же могло заставить Хосе Игнасио медлить, если он только что был полон необузданной злой решимости, – открылась дверь кабинета и… нет, не вошел, а влетел ее сын.

– Мама, дорогая, я пришел, потому что понял, какое я ничтожество!.. То, что я собирался сделать, – ужасно!.. Я пришел просить у тебя… прощения. Прости меня!.. Не смогу никогда стать твоим врагом, не могу огорчать, потому что люблю тебя больше всего на свете! Умоляю!..

– Но скажи, какое событие изменило твое решение? – сквозь слезы спрашивала Мария, мысленно вознося Господу благодарственную молитву за то, что ее сын наконец прозрел и раскаялся в своих поступках.

– Ко мне только что приходила донья Мати. Бабушка никогда так со мной не говорила, от ее слов у меня мурашки забегали по спине, я весь похолодел при, мысли, что мог бы натворить… Она мне будто глаза открыла на все!..

– Насколько я знаю ее, она может убедить простыми человеческими словами, полными мудрости, – предположила взволнованная не менее сына Мария.

– Да, мама! Она заставила меня понять истинный смысл слова «родитель». Говорила о моей дочери, о тебе, как я мог… – спазм сдавил горло Хосе Йгнасио –… так разговаривать с тобой, ведь я обязан тебе жизнью! И всем-всем!

– Сынок, самое важное, что ты здесь, что одумался…

– Не знаю, мама, сколько времени пройдет, прежде чем я смогу вернуть твою любовь, заслужить твое прощение.

– Нет-нет, ты ее не терял, поверь! Любая мать никогда не перестает любить свое дитя. Забудь все, ты… просто… отчаявшийся отец, и как это мне не понять…

– Я тебя так люблю, мама! – Мария была счастлива видеть прежние сияющие глаза своего сына. – Оставляю тебя поработать, а вечером зайду домой.

Но работать в тот день Мария уже не могла. Ведь известно, что радостное событие способно вывести человека из привычного состояния почти так же, как событие горестное.

Отложив просмотр новых моделей на другой день, Мария отправилась к донье Мати.

– Я пришла поблагодарить вас! – Мария обняла женщину за хрупкие плечи, прижалась к ней. – Милая, только вы нашли подходящие слова для моего сына, чтобы он понял, наконец, как был не прав! Вы… вы… вернули его мне!

– Да что ты, Мария, полно, не говори лишних слов, он мой внук, и я рада, что все так получилось. Я так молила Бога перед тем, как отправиться к Хосе Игнасио…

– Донья Мати, я понимаю: то, что вы сделали, – бесценно, дороже всех сокровищ мира. – Мария вдруг смутилась. – И все же… я пришла не с пустыми руками. Вот, примите от меня в подарок это платье, оно пойдет к вашим глазам и прическе… Я старалась выбрать…

– Ты с ума сошла! – только и могла произнести донья Мати, принимая из рук Марии коробку. – Какие между нами счеты? Но мне приятно, дорогая, ведь это сделано у тебя на фабрике… Я с радостью буду носить это платье. Спасибо!

Распрощавшись с доньей Мати, Мария вернулась на фабрику. И лучше бы она не возвращалась, так как, войдя в офис, услышала дерзкие слова Сулеймы, обращенные к Роману и Рейнальдо:

– В то время как мы работаем, она, видите ли, наслаждается жизнью… Из Золушки превратилась в добрую фею, покровительницу бедных… Представляю, сколько миллионов у Марии в банке!..

– Да прекрати совать нос не в свои дела! – не выдержал Рейнальдо.

– Я сказала что-то ужасное? – удивилась Сулейма. – Твоя месячная зарплата ничто по сравнению с ее прибылью за день! Ты такой же раб, как и все мы, а она эксплуататор.

Именно на этих словах Мария и вошла в кабинет. Рейнальдо попытался сгладить впечатление, сказав, что Сулейма шутит.

– Поговори с нею, Рейнальдо, – попросила Мария администратора после ухода Сулеймы. Я бы не хотела ее увольнять, но если так пойдет и дальше, мне придется сделать это.

К концу дня, однако, плохое настроение Марии было вытеснено радостными мыслями о сыне, и домой она возвращалась в нетерпении поскорее рассказать обо всем Виктору и Рите.

Виктор же, увидев жену, понял ее без слов.

– Блудный сын всегда возвращается! – обнял он Марию. – А этот чуть-чуть задержался.

– Как опасно быть замужем за человеком, для которого твое лицо – словно открытая книга, – пошутила Мария.

Они перешли в столовую и уже собирались сесть за стол, чтобы ужинать, как раздался звонок у входной двери. В недоумении Рита пошла открывать: кто это там на ночь глядя?..

А Диего опять повезло. Проблуждав остаток вечера по окраинным кварталам Мехико с ребенком на руках, он вызвал сочувствие к себе пожилой пары, сеньоров Сары и Абеля.

Они пожалели одинокого молодого мужчину, предложив разделить с ними кров.

«Есть еще добрые люди», – думал Диего, растянувшись на топчане и засыпая после всех мытарств пережитого дня рядом с маленькой Мариитой, которую заботливо искупала и накормила донья Сара. Утром, собираясь отправиться на поиски новой работы, Диего просил хозяйку, не выносить девочку из комнаты.

Дону Абелю это показалось подозрительным, но он подумал, что, наверное, не от хорошей жизни мужчина с ребенком на руках вынужден искать приюта у чужих людей. И предложил Диего сходить в соседний приход, где его знакомому отцу-настоятелю требуются сейчас рабочие для ремонта церкви.

Работу каменщика Диего освоил достаточно быстро, и отец Антонио был им вполне доволен. А вот дона Абеля все больше смущало странное поведение постояльца, который по-прежнему настаивал, чтобы донья Сара не выносила девочку на улицу.

– Мариита недавно переболела, и я боюсь, что она снова может простудиться, – твердил Диего.

Но эти объяснения почему-то смущали дона Абеля.

– Скажи нам правду, – потребовал он однажды, – или я должен буду попросить тебя покинуть этот дом. Мы с женой привязались к тебе и Мариите, как к родным, и имеем право знать, от кого ты прячешь свою дочь.

Диего понял, что надо хотя бы отчасти открыться перед этими добрыми людьми. Однако его признание было сбивчивым и не совсем убедительным. Дон Абель поверил в то, что Диего не отец девочки, а дядя, который ее, несомненно, любит. Но почему истинный отец и бабушка этой малютки так ее ненавидят, Диего вразумительно объяснить не мог. Если это действительно так, то зачем они тогда разыскивают девочку через полицию, от которой и скрывается Диего? «Что-то парень недоговаривает», – подумал дон Абель и как бы между прочим спросил:

– Ты говоришь, твоя сестра – известная модельерша? Мария…

– Лопес, – подсказал Диего.

– Никогда не слыхал о такой. Но ты не беспокойся ни за себя, ни за девочку. Я вас не выдам. Можете жить здесь, сколько будет нужно.

Сказав это, дон Абель вовсе не кривил душой: Диего был ему симпатичен, а в Мариите они с женой просто души не чаяли. Страшно было даже представить, что девочки не будет в их доме… И все же дон Абель решил проверить, во всем ли признался ему Диего…

Уже разыскав особняк Марии Лопес, дон Абель продолжал мучиться сомнениями: не совершает ли он греха, собираясь сделать то, что задумал. Но когда он вошел в гостиную и встретился глазами с красавицей, в которой каким-то образом сразу узнал бабушку Марииты, – сомнения его мигом улетучились. Лицо этой женщины светилось такой добротой и приветливостью, что ее никак нельзя было заподозрить в ненависти к малышке.

– Меня зовут Абель Замбрано. А вы – сеньора Мария Лопес, – скорее утвердительно, чем вопросительно произнес он, – бабушка Марииты.

– Да, сеньор, да! – живо откликнулась Мария и бросилась к нему. – Вы что-нибудь знаете о том, где находится моя внучка? Да?

– Проходите, садитесь, – не менее взволнованно обратился к гостю Виктор. – Мы давно разыскиваем девочку, а ее отец – сын Марии – просто в отчаянии от всего происходящего… Поднята на ноги полиция, нанят агент сыскного бюро… Но пока все это не принесло желанного результата. Поэтому любая ваша информация будет очень ценной.

– К сожалению, Диего с девочкой ночевали у меня только одну ночь, и где они сейчас – я не знаю. Однако мне казалось важным сообщить, что ваша внучка жива, – ответил дон Абель.

– Но, может быть, они снова появятся у вас? – предположила огорченная Мария. – Прошу, обязательно нам тогда позвоните. Запишите наш телефон.

– Да, непременно, – согласился дон Абель. – А вы запишите на всякий случай мой адрес.

О визите дона Абеля тотчас же был извещен детектив Сапеда. Он немедленно отправился по указанному адресу, но обнаружил там не жилой дом, а мебельную фабрику…

А дон Абель, поняв, какие страдания доставил своим родственникам Диего, решил уговорить его добровольно вернуть девочку отцу. Донье Саре очень не хотелось расставаться с девочкой, но муж убедил ее, что другого выхода у них нет: полиция рано или поздно отыщет Диего, и тогда он попадет в тюрьму. А уж этого донья Сара ему, конечно же, не желала! Труднее оказалось уговорить на единственно верный шаг самого Диего, однако дон Абель не сомневался, что вскоре этот парень сам отнесет девочку в дом его замечательной сестры.

Детектив Сапеда был уверен, что девочку прячут именно в этом районе, вблизи мебельной фабрики, и усилил там поиск.

– Потерпите еще немного, – говорил он Марии, – скоро ваша внучка будет дома.

Что ж, к терпению Марии не привыкать – всю жизнь она только и делала, что терпела да работала. Это помогало ей справляться с любыми несчастьями. Помня об этом, Мария приготовилась ждать, когда полоса неудач пройдет, и не обманулась в своих ожиданиях. Нет, внучку пока не нашли, но домой вернулся ее сын!

А произошло это после того, как Ивон перевезла свои вещи на квартиру к Хосе Игнасио (сбылось предсказание Луиса!). Выставить ее оттуда не было никакой возможности, и после долгих препирательств Хосе Игнасио вынужден был заявить:

– Или ты немедленно уйдешь вместе со своими чемоданами, или уйти вынужден буду я.

– Хорошо, – согласилась Ивон, – я подожду здесь, пока ты успокоишься.

Это было уж слишком, и Хосе Игнасио сказал, что уходит навсегда. Попросту возвращается домой.

– Ну конечно, – расхохоталась Ивон, – захотелось к мамочкиной юбке? А я-то думала, что наша связь продлится несколько дольше. Но это, оказывается, был всего лишь каприз избалованного ребенка!

Хосе Игнасио молча стал укладывать чемодан, а Ивон от бессилия вопила:

– У, проклятая портниха!.. У, несчастный плебей!..

Возвращение Хосе Игнасио совпало с приездом Родриго дель Пеналберта, графа де Аренсо, который, не известив предварительно Марию, позвонил ей уже из Мехико, и той ничего не оставалось, как пригласить своего компаньона на ужин. Поэтому Хосе Игнасио застал Марию и Риту в необычайном волнении: обе старались как можно лучше подготовиться к званому ужину, а времени для этого было очень мало.

– Никогда еще я не готовила для графа. А после своей изысканной пищи не бросит ли он мне тарелку в лицо, – нервно шутила Рита.

– Успокойся, крестная, – поддерживал ее Хосе Игнасио. – Сделать это графу не позволят его титул и воспитанность. А твоя кухня, думаю, вполне может соперничать с королевской.

Визит графа был неожиданностью и для Виктора, хотя о приезде этого сеньора в Мехико Виктор узнал еще днем, от…

Сулеймы. Появилась она в его школе, как всегда, без приглашения и попросила Виктора помочь ей уладить конфликт с Марией.

– Я наговорила гадостей, но на самом деле так не думаю. Мария платит мне такие деньги, каких я нигде не смогу получить.

– Тогда почему ты так себя ведешь и не дорожишь этой работой? – недовольно спросил Виктор.

– Из-за ревности. Я все никак не могу привыкнуть, что ты женат на Марии. Уверена, что это ошибка: ты не любишь Марию. Если бы она не так скоро вернулась из Штатов, ты бы женился не на ней и не на Габриэле, а на мне!

– Сулейма, я прошу тебя никогда больше не касаться этой темы в разговоре со мной, а перед Марией тебе придется попросту извиниться, – строго сказал Виктор.

– Хорошо, я извинюсь, если это поможет мне не потерять работу. Но ты должен знать: мне безразлично, что ты женат. Я люблю тебя и хочу с тобой встречаться!

– Все! Достаточно! – не выдержал Виктор. – Уходи сейчас же и перестань меня преследовать!

– Да ты просто глупец! Пока ты здесь боишься перемолвиться со мною словом, твоя лицемерная Мария любезничает с графом, явившемся из Парижа. Я видела, как многозначительно он целовал ей ручку, и как она с ним кокетничала. А потом они полдня сидели тет-а-тет в ее кабинете и, может быть, сидят там до сих пор.

После этих слов Виктор чуть ли не силой выдворил Сулейму, но свое черное дело она все-таки успела сделать: ему довелось испытать острый приступ ревности, который еще более усилился во время ужина.

Граф пришел не один, а с дочерью, и оба они показались Виктору людьми весьма симпатичными, открытыми. Ритина кухня привела их в восторг, и вообще все в этом доме им, похоже, нравились.

Наблюдая за женой и графом, Виктор не находил ничего, что могло бы оправдать его ревность, и старался упрятать ее поглубже. После кофе Хосе Игнасио показывал Исабель – дочери графа – дом и сад, а Мария пригласила гостя в кабинет, чтобы обсудить с ним еще какие-то деловые вопросы. Виктор почувствовал себя совсем одиноким и заброшенным, и не смог скрыть от жены своего дурного настроения, когда они, наконец, остались одни.

– Мне кажется, этот граф – всего лишь хвастун, изображающий из себя скромника.

– Как ты можешь так плохо думать о людях? – изумилась Мария. – Ведь он был с тобою очень любезен.

– Да, конечно. А от тебя и вообще не отходил весь вечер.

Но Мария объяснила мужу, что с помощью графа она надеется продавать в Европе свои модели, основанные на национальных мексиканских мотивах. Граф, правда, сомневается, придутся ли они по вкусу европейцам. И, чтобы убедить его в своей правоте, Мария предложила гостям завтра же отправиться в путешествие по Мексике с посещением наиболее интересных мест, в частности, центра художественных ремесел…

Сердце Виктора при этих словах на мгновение дало сбой, но, переведя дух, он услышал, что Мария не собирается сопровождать графа в поездке, а хочет попросить об этом Рейнальдо.

 


Дата добавления: 2015-10-13; просмотров: 45 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Глава 25 | Глава 26 | Глава 27 | Глава 28 | Глава 29 | Глава 30 | Глава 31 | Глава 32 | Глава 33 | Глава 34 |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Глава 35| Глава 37

mybiblioteka.su - 2015-2019 год. (0.022 сек.)