Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 29. Придя в себя и вспомнив, что случилось с Хосе Игнасио, Лаура впала в истерику.

 

Придя в себя и вспомнив, что случилось с Хосе Игнасио, Лаура впала в истерику.

– Я хочу видеть его! Пустите меня к Хосе Игнасио! Вы говорите мне неправду! Если он жив, то почему меня не пускают к нему?..

Габриэла и Мария долго успокаивали ее, делая упор на то, что нельзя волновать ребенка. Наконец Лаура, совсем обессилев, затихла.

– Ну вот и хорошо. А теперь отдохни, попробуй уснуть, – посоветовала Габриэла.

– Нет-нет, – встрепенулась Лаура, – вдруг мама вернется…

– Не думай об этом, Лаурита, – Мария с трудом сдерживала слезы. – После того, что она сделала, ее так просто не выпустят из полиции.

О преступлении Лорены Альберто сообщила Габриэла, а дону Густаво позвонил инспектор полиции.

– Ваша дочь находится у нас в отделении. Вы можете посетить ее вместе с адвокатом.

– Но что она натворила?

– Попытка убийства Хосе Игнасио Лопеса. – Боже мой, это невозможно!..

Дон Густаво не стал звонить адвокату, а сразу же набрал номер Хуана Карлоса.

– Сынок, случилось ужасное: Лорена стреляла в Хосе Игнасио. Возвращайся в Мехико, он умирает.

– Но… как это случилось, папа? Какие органы повреждены?

– Нет времени для объяснений. Я должен идти в больницу. Вылетай срочно, сынок.

– Я так и сделаю.

– Увидимся в клинике доктора Валадеса.

Наде, с которой Хуан Карлос опять помирился, такая причина отъезда показалась невероятной.

– Побойся Бога! Или для тебя уже не осталось ничего святого? Как вообще такое можно было придумать, тем более – о собственном сыне! Твоему цинизму нет предела, и все лишь потому, что ты уже успел соскучиться по Марии Лопес.

– Надя, я могу тебя понять. В это действительно трудно поверить. Я и сам не подозревал, какое чудовище моя сестра.

Доктор Валадес, Альберто и Фернандо готовили Хосе Игнасио к операции.

– Скажи мне правду: есть хоть какая-нибудь надежда? – бросилась Мария к Фернандо, когда он на минуту вышел из операционной.

– Да, Мария.

– То же самое ты говорил и об отце.

– Не мучай себя напрасно.

– Я всегда была сильной. Я преодолела все: нищету, унижения, даже смерть отца. Но… пережить сына?.. Он – моя жизнь. Если он умрет – я умру с ним.

– Не говори так. Твой сын выживет. Будь сильной. Дети нуждаются в тебе, Мария.

– Да, ты прав, Фернандо.

– Я вышел сказать, что у Хосе Игнасио редкая группа крови, и ее нет в клинике. Позвони Роману и всем, кому сочтешь нужным, – пусть приедут сюда. Может, у кого-то из них обнаружится та же группа крови.

Добровольные доноры прибывали в клинику один за другим: Роман, Рита, Виктор, служащие с фабрики, но ни у кого из них не было подходящей группы крови.

Дон Густаво поддерживал Марию, пока шла операция.

– Я чувствую, что мой внук выживет! Верьте в это и вы, Мария. А Лорсне я не стану помогать. Пусть ответит за свое преступление по всей строгости закона.

– Это ужасно, Рита, – плакала Мария в плечо подруге. – Я не смогла помешать Лорене выстрелить в Хосе Игнасио.



– Эта убийца дорого заплатит! – от гнева, отчаяния и тревоги за жизнь крестника Рита тоже не могла сдерживать слезы. – Лорена дель Вильяр закончит жизнь в аду!

К ним подошла Габриэла дель Конде:

– Операция затягивается, но самое страшное позади. Не ясно только, удастся ли сохранить почку.

– Боже мой! – вскрикнула Мария.

– Не тревожьтесь, сеньора Лопес, – поспешила успокоить ее Габриэла. – Многие живут с одной почкой. Но, может быть, все еще обойдется.

– Мария, пойдем помолимся, – предложила Рита.

– Да-да, идите спокойно, – поддержала ее Габриэла. – Я позабочусь о Лауре.

– Господи, спаси моего сына! – молила Мария.

– Помоги, Всевышний, дай силы Марии выдержать испытание. Спаси моего крестника, – вторила Марии Рита…

Из часовни их увел Виктор.

– Хосе Игнасио выдержал операцию, – сообщил доктор Валадес. – Одна пуля задела левое плечо, а другая попала в левую почку. Но будем надеяться, что молодой, здоровый организм переборет это ранение и осложнений не возникнет. Плохо только, что ваш сын потерял много крови, однако скоро мы получим кровь необходимой группы.

Загрузка...

– Какая группа крови нужна? – спросил вошедший Хуан Карлос.

– Группа А, отрицательный резус, – с надеждой посмотрел на него Альберто.

– У меня такая же! Я дам ему столько крови, сколько потребуется. Мария, ты согласна, чтобы я был донором?

– Если это спасет сына… Конечно!

– Скажи мне правду, – обратилась Мария к Фернандо, – есть опасность для жизни Хосе Игнасио?

– Риск существует при любой операции: сердечная недостаточность, инфекция… Однако Хосе Игнасио молод…

– Кровь Хуана Карлоса поможет ему, да?

– Конечно. Если она подойдет для вливания: ведь надо еще провести всевозможные анализы, например на отсутствие вируса СПИДа.

– Просто не верится: Хуан Карлос приехал, чтобы спасти сына!

Подошел Альберто и сообщил, что Хосе Игнасио уже сделали переливание крови.

– Когда он придет в сознание?

– Через час или два, Мария.

– А где Хуан Карлос?

– Остался с ним.

– Я хочу пройти к Хосе Игнасио.

– Прошу тебя, Мария, позволь Хуану Карлосу хоть немного побыть с сыном.

И Мария уступила, преодолев желание немедленно увидеть своего дорогого мальчика. А дон Густаво в сопровождении Габриэлы отправился к внучке.

– Сейчас главное – вовремя провести операцию. К сожалению, при таком состоянии плаценты возможно только кесарево сечение, – поясняла Габриэла.

Лаура встретила дона Густаво все тем же мучившим ее вопросом:

– Дедушка, хоть ты скажи мне правду: Хосе Игнасио умер?

– Нет, Лаурита. Ему сделали операцию, он поправляется.

– Ты меня тоже обманываешь. Я видела, как мама в него стреляла, как он упал мертвый.

– Клянусь, детка, я тебя не обманываю. Твой папа сделал Хосе Игнасио операцию, а дядя Хуан Карлос прилетел из Штатов, чтобы дать ему свою кровь.

– Да? Это правда? Хосе Игнасио будет жить? Отведи меня к нему, дедуля!

– Нет, сейчас нельзя…

– Хосе Игнасио еще не скоро оправится от наркоза, – пришла на выручку Габриэла.

– А потом будет можно?

– Да, Лаура. Но ты должна нам помогать. Ребенок, которого ты ждешь, – на твоей ответственности. Поэтому соблюдай, пожалуйста, все наши рекомендации.

– Я постараюсь, доктор.

Мария больше не могла ждать – она вошла в палату к Хосе Игнасио. Хуан Карлос сидел у его изголовья и внимательно всматривался в лицо сына.

– Как он? – обеспокоенно спросила Мария.

– Кажется… просыпается, – ответил Хуан Карлос.

– Мама… – едва слышно произнес Хосе Игнасио.

– Да, любовь моя, это я.

– Как Лаура? Ребенок? – почти шепотом, одними губами спрашивал Хосе Игнасио.

– Они здоровы. Все в порядке. Спасибо, Господи. Хуан Карлос потихоньку вышел из палаты и остановился в растерянности, словно не зная, что делать дальше.

– Скажите как врач, – подошел к нему Виктор, – вы уверены, что Хосе Игнасио уже вне опасности?

– При хорошем уходе скоро поправится.

– Дай-то Бог! Спасибо вам за помощь.

– Это самое малое, что я мог сделать для… моего сына.

– Вашего, конечно, вашего.

– Да, Карено, моего! Вы смогли отнять у меня любовь Марии, но мой сын всегда будет моим.

К Хосе Игнасио, кроме дона Густаво и Виктора, больше никого не пустили, но зато к Лауре устремилась целая толпа посетителей: Рита, Роман, Ана, даже Эстела и дон Федерико приехали с ранчо, как только узнали, что Лаура попала в больницу.

Лишь донья Мати оставалась дома и беспрестанно молилась у иконы Пресвятой Девы.

– Не забирай к себе невинную душу моего внука! Возьми меня, я уже старая…

Когда страх за жизнь Хосе Игнасио понемногу стал отступать и дон Густаво предложил Марии пойти вместе со всеми в кафетерий, она ответила, что прежде хотела бы поговорить с Хуаном Карлосом.

– Благодарю тебя, – сказала Мария, – за то, что ты спас жизнь Хосе Игнасио. Твой поступок так тронул меня, что я забыла все плохое.

– Ты меня простила?

– Да, Хуан Карлос, я тебя простила.

У Лауры Мария застала веселую компанию: Роман и дон Федерико шутили, а Лаура улыбалась!

– Мне кажется, у тебя будет двойня, – говорил Роман.

– А если родятся пятеро, – ты прославишься, – подыгрывал ему дон Федерико.

– Мой портрет появится во всех газетах, – принимала игру Лаура.

– И не рассчитывай, – вступала Ана. – Уверяю тебя: будет только один, мальчишка.

– А вы как думаете, дон Федерико? – уже серьезно спрашивала Лаура.

– Полагаю, это будет милая девочка. Как ты.

– Сейчас с помощью ультразвука можно узнать пол ребенка заранее, но мы с Хосе Игнасио почему-то хотим, чтобы это оставалось тайной до самого конца.

– Хосе Игнасио уже перевели в палату, – сообщила новость Мария.

– Когда я смогу его увидеть? – опять спросила Лаура.

– Потерпи, пока доктор дель Конде разрешит. А вы, – обратилась Мария к гостям Лауры, – можете его навестить. Он в двадцать третьей палате.

Прежде чем уйти, Ана пошепталась с Лаурой о том, что передать Хосе Игнасио. В дальнейшем «почтальонами», связывающими двух влюбленных, стали, кроме Аны, еще Луис и Насария…

Хуан Карлос рассказал дону Густаво о том, что Мария простила его.

– У нее такое благородное сердце, сынок!

– А я ею все больше восхищаюсь, – добавил Альберто.

– Когда Хосе Игнасио узнает, что ты дал ему кровь, – сказал дон Густаво, – он тоже тебя простит.

– Нет, папа, я не хочу, чтобы Хосе Игнасио знал об этом.

– Но почему, сынок?

– Не знаю. Вдруг ему это не понравится? После того, что сделала Лорена, у Хосе Игнасио добавилось причин для ненависти к дель Вильярам.

– Мы все постоянно пытались как-то оправдать Лорену, но теперь с этим покончено, – заявил дон Густаво.

– Что нам нужно делать, папа? – спросил Хуан Карлос.

– Вам – ничего. Я сам положу конец злодеяниям Лорены.

– Как?

– Узнаете в свое время.

Вместе с адвокатом Идальго дон Густаво отправился в полицию, где Лорена уже теряла всякое терпение.

– Наконец-то ты снизошел до меня! – встретила она отца, – Ты должен освободить меня отсюда. Я не могу находиться в этой чудовищной камере вместе с воровками и есть вонючую похлебку.

– У меня были более важные дела.

– Конечно, понимаю. Хоронить плебея, которого ты вообразил своим внуком.

– Нет, Лорена. К счастью, твой план не удался: мой внук жив!

– Не может быть! Ведь я видела, как он упал замертво!

– Хосе Игнасио вне опасности, и Лаура тоже. У моей внучки родится ребенок.

– Этого нельзя допустить! Род дель Вильяр не должен смешиваться с простолюдинами. Ты поможешь мне выбраться отсюда?

– Убийце помогать не стану!

– Я пыталась спасти нашу семью от бесчестья. Все равно я убью это ничтожество!

– Хватит, Лорена! Я не позволю оскорблять моего внука.

– Опомнись! Это я – твоя дочь. Я – из рода дель Вильяр.

– Нет, Лорена, ты мне не родная дочь! Мой единственный сын – Хуан Карлос.

– Что ты сказал?

– Правду. Ты – приемная дочь. Твоя мать тебя бросила. Твоя родная мать даже не знала фамилии твоего отца.

– Нет!

– Ты была мне как родная и никогда бы не узнала о своем истинном происхождении, если бы не дошла до такого злодейства.

– Ты очень жесток со мною, папа!

– Не называй меня так, Лорена. Я – не твой отец! Я не мог произвести на свет такого зловещего существа, как ты!

– Не хочу больше тебя слушать!

– Это твое право. Но я бы посоветовал тебе повиниться перед Марией, Хосе Игнасио и Лаурой. Может, они тебя простят.

– Никогда! Я скорее убью их всех!

– Как хочешь. Тебя осудят, посадят в тюрьму. Но меня больше не интересует твоя судьба.

– Я ненавижу тебя, Густаво дель Вильяр!..

– Мне казалось, что, узнав правду о собственном происхождении, она изменит свое поведение. Но стало только хуже, – жаловался дон Густаво Рафаэлю Идальго по дороге домой. – Мне так плохо, так плохо, потому что я люблю Лорену. Люблю, как родную дочь…

Хуан Карлос как-то неуверенно, робко отворил дверь палаты, но Мария приветливо улыбнулась:

– Хуан Карлос! Проходи, пожалуйста!

Хосе Игнасио был неприятно удивлен таким поведением матери.

– Как себя чувствуешь, Хосе Игнасио? – спросил Хуан Карлос, ласково глядя на сына.

– Плохо! С того момента, как вошли вы.

– Хосе Игнасио! – одернула его Мария.

– Скажи, чтобы он ушел, мама!

– Он – твой отец! Будь с ним повежливее!

– Мой единственный отец – Виктор Карено. А этому сеньору я ничем не обязан.

– Ты обязан ему жизнью.

– Мое рождение было несчастьем для сеньора дель Вильяра. И не проси меня теперь уважать человека, который стеснялся иметь сына от служанки.

– Замолчи, Хосе Игнасио! Если я говорю, что ты обязан ему жизнью, то имею в виду…

– Нет, Мария, пожалуйста, не надо!

– Хосе Игнасио должен знать правду.

– Нет, Мария. Хосе Игнасио прав. Будет лучше, если я уйду. Обещаю тебе не досаждать своим присутствием.

– Сделайте одолжение. Не задерживай его, мама! Но Мария догнала Хуана Карлоса в коридоре.

– Подожди, Хуан Карлос. Не понимаю, почему нельзя сказать Хосе Игнасио, что ты для него сделал? Я уверена: когда он узнает, что твоя кровь спасла его, то не будет таким, забудет обиду.

– Он меня ненавидит и никогда не простит моей трусости. Я должен смириться с этим, хоть мне и тяжело.

Виктор, заметив, что Мария беседует с Хуаном Карлосом, не стал им мешать и сам удивился, что не испытывает никакой ревности. Хосе Игнасио, как всегда, обрадовался крестному, но не скрыл от него своего раздражения.

– Почему мама так долго не возвращается?

– Не будь таким мелочным, крестник.

– Не понимаю, о чем ей говорить с этим типом, и почему ты терпишь.

– А что я, по-твоему, должен сделать?

– Извини меня, крестный, но мне неприятно, что мама так любезна с дель Вильяром.

– Он беспокоится о твоем здоровье… Разве мама тебе ничего не сказала?

– Этому сеньору я безразличен. Наверняка он хочет убедить маму не подавать в суд на его сестру, чтобы та ни за что не отвечала.

– Ты знаешь, что я никогда не питал дружеских чувств к Хуану Карлосу, но поверь мне: он искренне обеспокоен твоим ранением. В этом я полностью уверен.

– А я – нет. Хуан Карлос дель Вильяр такой же, как и его сестра.

– Твой отец приехал к тебе, как только узнал, что ты в опасности, – строго сказала вошедшая Мария.

– Не хочу больше говорить о нем, мама. Я ненавижу его так же, как Лорену дель Вильяр.

– Ну ладно, не буду с тобой спорить. Отдохни. Постарайся заснуть.

Как ни хотелось Лауре поскорей увидеть Хосе Игнасио, она смирилась с тем, что не должна вставать с постели, если это опасно для маленького. Но вот доктор Габриэла наконец назначила день операции: послезавтра.

– Мой ребенок родится послезавтра! Ты слышишь, папа?

– Да, конечно. Менее чем через тридцать шесть часов я превращусь в новоиспеченного дедушку.

– Надо обрадовать Хосе Игнасио.

– Завтра я сообщу ему эту новость, а сейчас он спит.

– И тебе надо поспать, Альберто, – напомнила коллеге Габриэла. – Я буду здесь до полуночи и еще зайду к тебе, Лаура.

– Ив самом деле, папа, отдохни. Ана побудет со мной.

– Ну, тогда – до завтра. Будь умницей.

Чуть позже пришел Хуан Карлос, и Ана, воспользовавшись его присутствием, пошла перекусить в кафетерий. Лаура стала расспрашивать дядю, видел ли он Хосе Игнасио и был ли тот с ним любезен.

– Да, Хосе Игнасио поправляется.

– Но ты не ответил, как он тебя принял.

– Мы почти не говорили…

– Не нравится мне, что Хосе Игнасио злится на тебя. Я постараюсь, чтобы он забыл свою обиду. Обещаю.

Лаура опять заговорила о предстоящих родах, о том, кто родится – мальчик или девочка – и на кого будет похож младенец…

– Вижу, ты уже засыпаешь, – заметил Хуан Карлос. – Спи. Я посижу с тобой.

– Нет, иди тоже отдохни. Скоро вернется Ана.

– Я хотел бы остаться с тобой.

– Иди, иди. И передай привет дедушке.

Ана задержалась в кафетерии с Марией, которой дон Густаво рассказывал историю удочерения Лорены.

– Сегодня я открыл ей правду, Мария.

– Но почему вы молчали до сих пор? Знай Лорена правду о себе, может, и ее снобизм не был бы таким чудовищным.

– Я надеялся, что моя дочь изменится.

– Нет, теперь уже ничто ее не изменит. Она последовательно шла к этому злодеянию: разлучила нас с Хуаном Карлосом, ускорила смерть моего отца, мучила собственную дочь. А теперь вот покушалась на жизнь Хосе Игнасио.

– Я знаю, Мария! И горько раскаиваюсь в том, что не сказал ей правду вовремя.

– Я сочувствую вам, дон Густаво, но не могу простить Лорене преступления.

А Лаура, оставшись одна, опять унеслась в воображении к Хосе Игнасио… Он сейчас спит, но, может быть, не слишком крепко? Хорошо бы обрадовать его уже сегодня! Если передвигаться медленно, осторожно, то вряд ли маленькому будет от этого плохо.

И поколебавшись еще некоторое время, Лаура встала с постели и отправилась искать двадцать третью палату.

– Хосе Игнасио, Хосе Игнасио, – позвала его тихонько Лаура, – ты меня слышишь?

– Лаура?! – открыл глаза Хосе Игнасио. – Зачем ты здесь?

– Мне нужно было увидеть тебя. Иначе я бы не уснула.

– Ты молодчина!

– Как ты себя чувствуешь?

– Хорошо, все хорошо, моя любимая! У тебя нет причин для беспокойства.

– Пока еще есть. Ты нездоров. Но тебе станет значительно лучше, если ты узнаешь, что наш малыш появится послезавтра!

– Какое счастье! А ты… не боишься?

– Нет. Ты ведь рядом со мной.

– Да, любимая. Ты получала мои записки?

– Конечно. Спасибо тебе. А ты – мои?.. Ах! – неожиданно вскрикнула Лаура.

– Что с тобой? – встревожился Хосе Игнасио.

– Ничего. Отпустило. Он шевельнулся.

– Будет лучше, если ты вернешься к себе.

– Не преувеличивай. Все в порядке.

Однако новый приступ оказался намного сильнее прежнего. Лаура еще пыталась бодриться, сдерживать стоны, но резкая, нестерпимая боль пронзила низ живота…

– Лаура! Лаура! Тебе плохо? – Хосе Игнасио вспомнил про аварийную кнопку. – Помогите!

Вбежала дежурная сестра, затем – Габриэла.

– Срочно готовьте операционную! – распорядилась Габриэла. – Больную. – на носилки!

– Все в порядке, любимый, – слабым голосом произнесла Лаура. – Сообщите моему папе. Я хочу, чтобы он был на операции.

– Конечно, конечно, – пообещала Габриэла.

– Я люблю тебя, Лаура!

– И я тебя! – уже почти из-за двери обернулась к Хосе Игнасио Лаура. – Люблю! Помни это всегда!

 


Дата добавления: 2015-10-13; просмотров: 74 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Глава 18 | Глава 19 | Глава 20 | Глава 21 | Глава 22 | Глава 23 | Глава 24 | Глава 25 | Глава 26 | Глава 27 |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Глава 28| Глава 30

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.034 сек.)